«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1, 2006

Внешнеэкономические связи России

Экономическое сотрудничество дальневосточных регионов России со странами Восточной Азии

Н.Н. Котляров, профессор, д.э.н.

Развитие экономического сотрудничества со странами Восточной Азии имеет для России исключительно важное экономическое и стратегическое значение, что определяется как географическим положением, так и динамикой интеграционных процессов внутри Азиатско-тихоокеанского региона. Значительное влияние на характер хозяйственного взаимодействия с соседними странами оказывают субъекты Федерации, входящие в состав Дальневосточного округа. В 2005 г. объем валового регионального продукта Дальневосточного федерального округа (ДВО) превысил 6% ВВП России. Приток иностранных инвестиций в 2003-2004 гг. составил порядка 10% общего объема иностранных инвестиций, поступивших в экономику России. При этом размеры экспортной и импортной квот (отношение экспорта и импорта к валовому региональному продукту), которые в прошлом году составили 21% и 8%, существенно меньше общероссийских квот, что говорит о имеющемся потенциале развития внешнеторговых связей региона.

Внешняя торговля

Основными торговыми партнерами России среди стран Восточной Азии страна являются Китай, Япония и Республика Корея.

Таблица №1.

Внешняя торговля России со странами Восточной Азии (млрд. долл.).

 

2001г.

2003г.

2004г.

КНР

7,3

11,5

15,1

Япония

3,3

4,2

7,3

Республика Корея

1,9

2,6

2,3

КНДР

0,078

0,11

0,211

Монголия

0,25

0,32

0,38

Источник: Россия в цифрах 2005г. Статистический сборник.

В 2005 году объем товарооборота между Россией и Китаем увеличился на 37% по сравнению с 2004 годом. Данный показатель не учитывает «челночной» и бартерной торговли, достигающей, по оценкам, 10 млрд. долл. в год. Так называемая «челночная» торговля , представляющая собой массовый ввоз в Россию физическими лицами товаров, которые формально декларируются как предназначенные для личного потребления, но в действительности перепродаются, является серьезной проблемой для статистики внешней торговли в связи с сокрытием от учета значительной части товаров, поступающих на российский рынок. Следствием осознания этой проблемы со стороны контролирующих органов является усиление законодательных ограничений на осуществление данного вида бизнеса в, частности, сокращение стоимостного объема беспошлинного ввоза для физических лиц.

Несмотря на то, что в настоящее время доля регионов Дальнего Востока во внешней торговле России представляет собой относительно скромную величину (порядка 4-5% в 2003-2004гг.), по некоторым товарным позициям этот показатель превышает 20%. При этом особенности геополитического положения Дальнего Востока России, разрушение многих внутрихозяйственных связей в 90-е гг. предопределяют усиление экономической ориентации региона на внешние рынки АТР, включая рынки стран Восточной Азии. В начале 2000-х гг. вывоз в другие районы страны составлял, в среднем, 4,5% регионального выпуска продукции, а доля экспорта достигла 18,5%.

Потенциал внешнеторговых связей российского Дальнего Востока в значительной степени определяется его природно-ресурсным потенциалом. Здесь сосредоточено около 35% всех угольных запасов страны, более 30% общих площадей лесов, более 80% алмазов, олова, свинца, молибдена, вольфрама, ртути, а также более 50% золотых запасов. Суммарные извлекаемые запасы нефти в пределах материковой части составляют 2,98 млрд. т., суммарные ресурсы газа-26,8 трлн. куб.м. Следствием общеэкономических проблем переходного периода стало изменение стоимостной структуры промышленности в сторону сокращения удельного веса машинотехнических изделий, что также существенно влияет на экспортные возможности региона.

Таблица №2.

Структура внешней торговли Дальневосточного Округа (%)

 

2001г.

2003г.

2004г.

Экспорт

     

Продукция ТЭК

23,8

36,0

43,0

Древесина и изделия из нее

14,0

16,5

19,0

Рыба и море-продукты

7,5

11,0

13,5

Продукция машиностроения

37,0

7,3

12,5

Импорт

     

Машины и оборудование

44,8

40,4

45,5

Пищевые товары

18,5

17,0

16,0

Химические товары

8,4

9,5

12,3

Источники: Проблемы Дальнего Востока №4, 2005; БИКИ № 137, 2004

В последние годы в экспорте ДВО возрастают поставки продукции топливно-энергетического комплекса (ТЭК), составляющие в настоящее время более 40% вывоза, что объясняется ростом продажи нефти и нефтепродуктов в КНР, КНДР, угля в Японию и республику Корея. В экспортных поставках ТЭК появились новые продукты (легкие дистилляты и др.), вывоз которых до 2003г. не производился.

Второй по значению статьей экспорта ДВО является древесина и изделия из нее, на которые ежегодно приходится в среднем 15-19% экспортных поставок. Более 90% вывоза этой группы товаров приходится на круглый лес, что говорит о необходимости развивать производство и экспорт древесины с более высокой степенью обработки, увеличивая за счет этого размеры валютной выручки.

Следует отметить, что география экспорта лесоматериалов Дальневосточного округа существенно изменилась за последние годы, что связано с конъюнктурными сдвигами на мировом рынке древесины. Доля Японии в вывозе сократилась, а доля КНР существенно увеличилась. Если в 1999 году на Китай приходилось 15% поставок лесопродукции из ДВО, то к 2004 году эта доля выросла до 65%. Однако такая ситуация связана не только с потребностями китайского рынка в древесине, но и с возрастанием роли КНР в качестве посредника экспорта леса из российских районов Дальнего Востока.

Третья по важности товарная группа в экспорте Дальневосточного округа- рыба и морепродукты (в среднем 11-13% ежегодно, хотя ситуация с добычей и экспортом рыбы и морепродуктов, отражаемая в официальной статистике не соответствует реальной ситуации из-за больших размеров неучтенной продукции). Основной страной-импортером рыбы и морепродуктов является Япония, на ее долю приходится более 40% экспорта рыбы, преобладают поставки охлажденной и мороженной рыбы. В 2001-2004 гг. существенно возросли (примерно на 25%) поставки рыбы и морепродуктов в Китая и Республику Корея.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в структуре экспорта ДВО значительно сократилась доля машин и оборудования (с 37% в 1998 г. до 7,3% в 2003 г.). Это объясняется сокращением экспорта вооружений и военной техники, в том числе самолетов в КНР, а также плавучих средств, медицинского и измерительного оборудования в Республику Корея, КНР, Сингапур.

В импортных закупках Дальневосточного Округа преобладают машины и оборудование, доля которых в 2001-2004 гг. составляла порядка 42-45%. Ввозятся легковые и грузовые автомобили, микроавтобусы, строительно-дорожная техника. Свыше 30% общих поставок машин и оборудования составляют автомобили из Японии. С 2001 г. начался импорт машин и оборудования из Китая, куда входят оборудование для сотовой связи, текстильное оборудование, дорожная техника, деревообрабатывающие станки и другая техника. Ведутся переговоры о поставках из КНР оборудования для нефтегазовой и химической промышленности, сельскохозяйственной техники и др. оборудования.

Второе место в импорте ДВО занимают продовольственные товары (в среднем, 16- 18% общего объема импорта), которые ввозятся главным образом из КНР и Республики Корея. В последние годы наметилась положительная тенденция сокращения импорта продовольственных товаров за снижения закупок домашней птицы, охлажденной и мороженной свинины, продукции растениеводства, что объясняется повышением удовлетворения потребностей в этих продуктах за счет внутреннего производства.

Третье место в импорте ДВО занимают товары химической промышленности (в среднем 10-12% общего ввоза). Увеличиваются закупки в Японии и Республике Корея полимерных материалов, химических волокон, пластмассы и изделий из нее.

Существенную роль в развитии межрегионального сотрудничества, формировании его правовой базы играет Ассоциация региональных администраций стран Северо-Восточной Азии (АРАССВА), которая была создана в середине 90-х годов и в настоящее время объединяет около 40 субъектов из России, Китая, Монголии, Республики Корея, КНДР, Японии. В 2004 году было принято решение сформировать в рамках АРАССВА подкомитет по приграничной торговле, призванный координировать вопросы трансграничного сотрудничества, создания локальных приграничных торговых зон и комплексов и др. В настоящее время решение многих вопросов сдерживается отсутствием финансирования. Например, в Китае до сиз пор не создано официально аккредитованных представительств субъектов Российской Федерации. По поручениям администраций российских регионов их интересы представляют крупные региональные коммерческие структуры, имеющие свои представительства за рубежом. Такая практика позволяет поддерживать контакты с зарубежными партнерами и решать организационные вопросы двустороннего торгово-экономического сотрудничества, но, в тоже время не дает возможности налаживания комплексного, глубокого и масштабного взаимодействия, для которого требуется серьезная государственная поддержка. В то же время китайская сторона рассматривает сотрудничество с российскими регионами в качестве приоритетного направления внешнеэкономических связей сопредельных провинций КНР, подтверждением чему служат масштабные работы по модернизации промышленности северо-восточного Китая, включая провинции Хэйлунцзян, Цзилин, Хэбэй и Ляони н, нацеленные, в значительной степени на углубление кооперации с российскими районами. Согласно заявлениям руководителей администрации пров. Хэйлунцзян, занимающей ведущее положение по размерам торговли с Россией, экономика провинции в возрастающей степени ориентируется именно на российский рынок и постепенно превращается в основной транзитный узел для товаров из различных районов Китая, поставляемых в РФ. Уже сейчас, на долю России, где основным контрагентом является Дальневосточный округ, приходится порядка 60% товарооборота провинции Хэйлунцзян. Сфера хозяйственных интересов администрации этой китайской провинции сосредоточена в области реализации с российскими регионами масштабных проектов по заготовке и обработке лесоматериалов, сельского хозяйства, недвижимости, расширении своего экспорта продукции машиностроения и современных технологий.

Помимо вышеназванных соседних районов Китая, российские регионы являются также важнейшими торгово-экономическими партнерами китайских провинций Хэбэй, СУАР, АР Внутренняя Монголия. Представляется, что приоритеты китайской стороны в продвижении межрегионального экономического сотрудничества необходимо более тесно увязывать с интересами хозяйственного развития российской стороны с точки зрения возможности получения современных технологий, финансовых ресурсов, создания объектов инфраструктуры, повышения в экспорте продукции с более высокой степенью обработки, учитывая при этом, что долгосрочные стратегические интересы развития российских регионов и китайских провинций далеко не во всем совпадают.

Внешнеэкономические связи отдельных регионов

Совершенно очевидно, что роль внешнеэкономических связей в хозяйственной жизни российских регионов Дальнего Востока будет возрастать, что происходит на фоне ослабления межрегионального внутрироссийского взаимодействия. Уже сейчас доля КНР во внешнеторговом обороте только одного Хабаровского края превышает 50% (далее идут Япония, Республика Корея, Швейцария, КНДР, США, Сингапур, Вьетнам и др. страны). Происходит упрощение режима въезда в зоны приграничной торговли, где созданы льготные налоговые и иные условия, в стадии реализации находится создание свободной экономической зоны «Бикин». При этом Хабаровский край имеет достаточно прочный потенциал развития внешнеэкономических связей, основанный, в первую очередь на природных ресурсах. В экспорте края ведущие позиции занимают нефтепродукты (50,6% в 2004 году), древесина и изделия из нее (28,1%), черные и цветные металлы(9,8%), рыба (3,7%), продукция машиностроения (2,2%). Общий размер внешнеторгового оборота края в 2004 году составил 2,3 млрд. долл., что почти на 20% превышает показатели предыдущего года. На начало 2005 года в экономику Хабаровского края было привлечено 433,7 млн. долл. иностранных инвестиций, причем около половины из них поступило в период 2000-2004 годов, что объясняется повышением инвестиционной привлекательности края. Наибольший объем инвестиций приходится на долю США (20,3%), Австрии (16,5%), Кипра (13,9%), Японии (11,5%), Китая (9%), Республики Корея (5%). Отраслевая структура иностранных инвестиций выглядит следующим образом: лесная и деревообрабатывающая промышленность (37%), черная металлургия (24,4%), горнодобывающая промышленность (15,7%), транспорт (11,4%), торговля и общепит (5,1%), связь (1.7%), услуги (0,1%), прочие вложения(4,6%). В рейтингах инвестиционной привлекательности Хабаровский край устойчиво занимает позицию региона со «средним потенциалом и умеренным риском» и занимает 23 место среди 89 субъектов Российской Федерации. Среди приоритетных инвестиционных проектов, заинтересованных в привлечении иностранных капиталовложениях, администрация края выделяет проекты в области топливно-энергетического комплекса, разработки минерально-сырьевых ресурсов, лесной и деревообрабатывающей промышленности, машиностроительный комплекс, судостроение, металлургическая промышленность, рыбная промышленность, строительный комплекс, производство товаров народного потребления. Так, в области машиностроения разработаны технико-экономические обоснования проектов по производству универсального транспортного средства (УТС) с гусеничным, экологически безопасным движением (г. Хабаровск), производство энергетического оборудования, производства твердых сплавов и режущих инструментов, создания производства стальных гофрированных труб (г. Комсомольск-на Амуре) В области освоения минерально-сырьевых ресурсов — геологическое изучение и добычу алунитов на Шелеховском месторождении Комсомольского района, геологическое изучение и добыча золота на месторождении Белая Гора Николаевского района, поиск, разведка и освоение месторождений нефти и газа на шельфе Охотского моря, прилегающих к территории Хабаровского края, геологическое изучение и добыча нефти и газа на Лазаревском нефтегазоносном участке Николаевского района и целый ряд других проектов.

Существенный вклад в развитие внешнеэкономических связей Дальнего Востока вносит Сахалинская область, на долю которой приходится, в среднем, 20% внешнеторгового оборота ДВО. Основными внешнеэкономическим партнерами области являются Япония, Сингапур, Китай, США и Республика Корея. В целом на страны АТР приходится около 90% внешней торговли области.

Основными товарами экспорта являются рыба и морепродукты, нефть, деловая древесина и пиломатериалы, а также услуги- коммерческие, транспортные, связи. Ключевым фактором обеспечения жизнедеятельности области является развитие топливно-энергетического комплекса, где производится 55% промышленной продукции области и обеспечивается свыше 25% ее экспортного потенциала. Топливно-энергетический комплекс области представлен нефтегазовой, угольной отраслями промышленности и энергетикой. Особую роль играет нефтегазодобывающая промышленность, поскольку Сахалин — единственный регион Дальнего Востока, где производится добыча нефти и газа. Практическая реализация проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» с привлечением иностранных и отечественных инвесторов создает благоприятные перспективы для развития экономики и социальной инфраструктуры области. Непосредственно на территории Сахалина предполагается построить крупное предприятие по сжижению природного газа, экспортные терминалы, завод по изоляции труб, проложить сотни километров трубопроводов, создать жилые комплексы, центры обучения, модернизировать дороги, морские и воздушные порты, системы связи. Особенностью энергосистемы Сахалинской области является ее обособленность от единой энергосистемы России и соседних дальневосточных регионов. Перспективы развития энергетики Сахалина могут быть связаны со строительством крупных комплексов по производству электроэнергии (на базе газа вместо угля) и экспорту ее в Японию.

Номенклатура импортируемых товаров включает в себя машины, оборудование, транспортные средства (49% импорта), топливно-энергетические ресурсы, металлы, химические продукты, пищевые товары, промышленная продукция народного потребления.

Большое значение внешнеэкономические связи и имеют и для других областей, в частности, для Амурской области, где ведущую роль в качестве внешнеторгового партнера, играет Китай. Удельный вес КНР в торговле области превышает 60%. Амурская область экспортирует в основном лес, металл, сою. В связи с недостатком у российских фирм оборотных средств для расширения внешнеторговой деятельности китайские фирмы постепенно стали выполнять функции российских партнеров по закупке и экспорту сырьевых товаров. Так, в совместных предприятиях области нередко фактическим собственником является китайский участник, а российский занимается оформлением документов и сбытом продукции. Эксперты отмечают, что КНР создает в приграничных регионах РФ инфраструктуру для наращивания собственного экспортного потенциала.

Факторы развития внешнеэкономических связей региона

Как отмечалось выше, уровень и характер торгово-экономического сотрудничества с зарубежными странами Восточно-азиатского региона напрямую зависит от имеющихся ресурсов и экономического потенциала сопредельных регионов. Определяющим фактором, позволяющим наращивать экспортные поставки и таким образом получать валютные средства необходимые для оплаты импорта является наличие разнообразных природных ресурсов в российских восточных регионах при одновременном их дефиците в соседних странах, в частности на северо-востоке Китая и Японии. Недостаток внутренних источников экономического развития на федеральном и местном уровнях, разрыв прежних хозяйственных связей, рост транспортных и энергетических издержек делают в целом проблематичной возможность развитие восточных регионов России только за счет внутренних средств. Поэтому чрезвычайно важной является задача расширения и оптимизации структуры экономических связей со странами региона (как по формам сотрудничества, так и в плане диверсификации товарного ассортимента внешней торговли).

Представляется, что для более глубокого понимания перспектив развития внешнеэкономических связей российских регионов Дальнего Востока целесообразно учитывать общие тенденции развития зарубежных стран восточноазиатского региона и АТР в целом, уровень и масштабы достигнутого хозяйственного взаимодействия России в целом с этими странами.

В настоящее время, несмотря на устойчивую динамику экономического сотрудничества, размеры и роль российской стороны в торгово-экономических связях стран восточноазиатского региона остаются крайне малыми. Так, доля РФ в торговом обороте Японии составляет 1%, а доля Японии в торговом обороте России находится на уровне 3%. Доля России во внешнеторговом обороте Китая составляет, в среднем, 2%; Южной Кореи — 1,1%. Примерно такими же показателями характеризуется инвестиционное сотрудничество с этими ведущими странами Восточной Азии. Сложившаяся ситуация не соответствует общим тенденциям развития Азиатско-Тихоокеанского региона, где экономическая кооперация достигла высокого уровня. Например, только на долю Японии приходится свыше 20% всего внешнеторгового оборота КНР и около трети прямых иностранных инвестиций в китайскую экономику. Ведущими системообразующими в экономическом отношении центрами АТР являются США и Япония при возрастающей роли Китая. В восточноазиатском регионе быстрыми темпами развивается интеграция в зоне так называемого «Большого Китая", в основе которой лежат природные и людские ресурсы КНР, технологические наработки Тайваня, финансовые ресурсы Гонконга, а также инвестиции зарубежной китайской диаспоры «хуацао", которая насчитывает свыше 60 млн. человек в странах АТР. Все это во многом объясняет успехи экономического развития КНР в последние два десятилетия. Важным стержнем формирования азиатского северо-восточного рынка реально становится японско-южнокорейское экономическое взаимодействие. Важный импульс экономическому сближению двух стран был дан на рубеже 1990-2000-х гг., когда обе стороны договорились забыть старые исторические обиды и сконцентрироваться на задачах экономического сотрудничества. Высокая динамика экономического развития стран Восточной Азии, их успешный диалог между собой, а также с внерегиональными державами способствуют превращению Азиатско-Тихокеанского района в основной центр мирового экономического и политического тяготения подобно тому, как таким центром в предшествующие эпохи была Европа. Геополитическая и экономическая важность АТР определяется его потенциалом- на страны-члены АТЭС приходится 60% мирового ВВП, 40% населения и почти 50% мировой торговли. Причем более 70% товарооборота и инвестиций приходится на взаимные связи. Отсюда вытекает объективная необходимость и неизбежность для российских регионов развивать экономическое сотрудничество со странами АТР. Следует добавить, что развитие экономической кооперации стран АТР во многом объясняется интенсивными капиталовложениями американских и японских ТНК, фактически формирующими разделение труда в регионе. В этих условиях чрезвычайно важной является задача точной координации общероссийских и региональных хозяйственных интересов на Дальнем Востоке, увеличения масштабов финансирования приоритетных проектов за счет внутренних федеральных и местных программ. Необходима выработка комплексного геостратегического подхода России с четко выраженными национальными экономическими интересами.

Сотрудничество в области энергетики

Количественные параметры традиционной топливно-сырьевой специализации России значительно возросли в последние годы, в результате чего усиливается зависимость от мировой конъюнктуры, прогнозировать которую становится все трудней из-за усилившейся военно-политической и экономической нестабильности в мире. Вместе с тем большой потенциал развития топливно-сырьевого экспорта, опирающегося на естественные преимущества страны сохраняется. Здесь Россия нуждается в диверсификации экспортной деятельности с точки зрения географии поставок, степени обработки продукции и круга зарубежных партнеров. По прогнозам, мировой спрос на энергию в последующие 15-20 лет возрастет более чем на 50%. Для удовлетворения этого постоянно растущего спроса на энергию будет необходимо все большее количество ископаемого топлива, основой которого по-прежнему будут оставаться нефть и газ. Главную роль в растущем спросе на энергоносители будет играть Азия. Наибольшего внимания заслуживают три региональных рынка, которые демонстрируют возрастающие потребности в российских энергоносителях (нефть и газ) — это китайский, японский и южнокорейский рынки. Наиболее динамично увеличиваются потребности Китая. По оценкам специалистов, в предстоящие 15 лет спрос только на газ увеличится в КНР на 250% (при среднемировом увеличении спроса на газ на 65%). Уже в настоящее время на Китай приходится 10,6% мирового потребления энергоносителей, что практически вдвое выше доли Японии, равной 5,4%. При этом необходимо подчеркнуть, что Китай располагает лишь 1% доказанных мировых запасов природного газа, в то время как на Россию приходится примерно одна треть мировых запасов газа. К настоящему времени Китай превратился в крупнейшего импортера нефти в Азиатско-Тихоокенском регионе. Эта страна впервые стала нетто-импортером нефти в 1994 году, и сейчас уровень обеспеченностью нефтью за счет собственной добычи составляет всего 70% и продолжает сокращаться. Среднегодовой прирост добычи нефти в Китае в последние десять лет составил примерно 1,6%, в то время как среднегодовой прирост потребления нефти там составил 6%. Другими словами темпы роста добычи нефти значительно меньше темпов роста потребления нефти, что приводит к увеличению дефицита, покрываемого за счет импорта.

К настоящему времени роль ведущего поставщика нефти в Китай перешла от Ирака к Саудовской Аравии. Вторым по значимости источником нефти для Китая является Судан. В целом, в 2004 году основными поставщиками нефти в Китай были Ближний Восток-49%, Африка-23%, Азиатско-Тихоокеанский регион-18%.

В условиях, когда китайский импорт нефти быстро растет, а основные страны-поставщики из Ближнего Востока и особенно Африки считаются политически нестабильными, китайские политики и эксперты просчитывают риски нарушения поставок из этих регионов. Поэтому для Китая перспективными являются поставки энергоресурсов из России. К 2020 году потребности Китая в нефти возрастут до 400 млн. тонн. Если в настоящее время Китай импортирует треть потребляемой нефти, то в 2020 году эта доля составит уже более 50 процентов. Поэтому вопросы энергетической безопасности и особенно нефтяной безопасности стоят перед КНР чрезвычайно остро. С точки зрения интересов Китая, поставки из России помогут, во-первых, в реализации многих промышленных проектов на севере КНР, а во-вторых, за счет диверсификации источников снабжения уменьшить зависимость от ближневосточных энергоносителей (которая при определенных условиях может быть использована имеющими там сильные позиции Соединенными Штатами в целях «нефтяного шантажа") и повысить степень нефтяной безопасности страны.

Надо сказать, что китайские НПЗ уже проводят переоснащение для переработки российской нефти, т.к. они в возрастающих объемах эту нефть начали перерабатывать. Так, расположенный в Пекине Яньшанский НПЗ официально объявил о планах приступить к переработке российской нефти. Добываемая на Дацинских месторождениях нефть, которая была основном источником сырья для Яньшанского НПЗ производительностью 175000 барр/ сут, должна быть заменена на российскую нефть. Согласно данным Яньшанского НПЗ, большая часть прироста производства нефтепродуктов будет использована в качестве сырья на его собственном заводе по производству этилена производительностью 710000 т/год с тем, чтобы удовлетворить быстро растущий спрос на продукцию нефтехимической промышленности в стране. На Яньшанском НПЗ, являющимся подразделением компании Sinopec завершается переоснащение нефтеперегонных установок, что позволит ежегодно перерабатывать 1,5 млн. тонн российской нефти, отличающейся более высоким содержанием серы.

Имея общую границу протяженностью 3645 км, Россия и Китай уже сейчас подошли к реализации крупных совместных проектов по сооружению нефтегазовой инфраструктуры, реализация которых позволит обеспечить поступление на рынок Китая значительных объемов углеводородного сырья, добываемого на крупных российских месторождениях (через транссибирский трубопровод). По оценкам, Восточная Сибирь и Дальний Восток располагают 15 млрд. тонн извлекаемых и вероятных запасов нефти. Вместе с тем отрицательной характеристикой многих из этих месторождений являются отсутствие транспортной инфраструктуры и суровые климатические условия. Динамика сотрудничества будет зависеть во многом от того, сможет ли Россия обеспечить достаточный объем поставок на протяжении предстоящих трех десятилетий. Еще одна проблема заключается в разработке формулы по которой будет рассчитываться цена на поставляемую нефть, чтобы сделать российскую нефть конкурентоспособной по отношению к нефти, импортируемой Китаем из других источников.

По мнению зарубежных экспертов, Китай, с точки зрения своих национальных интересов, поступил в свое время правильно, ведя переговоры о строительстве трубопровода в Китай не только с Россией, но и с Казахстаном, когда учитывалось то обстоятельство, что если проект с Россией закончится неудачей, альтернативной схемой станет паназиатская труба из Казахстана, которая протянется через весь Китай. Если нефтепровод из Казахстана будет построен, то Китай, ставший через CNPC полноправным владельцем нефтяного месторождения Северные Бузачи в Казахстане (извлекаемые запасы которого составляют 300-500млн. баррелей сырой нефти, а общие запасы могут превысить 1 млрд. баррелей), сможет доставлять нефть до побережья Тихого океана и сам делиться излишками нефти со странами, которые испытывают в ней недостаток- с той же Японией или Южной Кореей. Более того, рано или поздно по этой нефтяной трубе может пойти и российская нефть, потому что в настоящее время не существует крупных российских нефтепроводов, ведущих на восток. Такой вариант развития событий поможет превратить Китай в своего рода уникакльный «паназиатский глобальный энергомост» и поставить его на одну из ключевых позиций в азиатском нефтяном сотрудничестве.

Судя по всему, идея паназиатской трубы из Казахстана, помимо прочего, призвана показать России, что Китай способен и без нее, во-первых, справиться со своими задачами, а во-вторых, занять ключевые позиции на азиатском нефтяном рынке, доставляя нефть до побережья Тихого океана. При этом, прогоняя свою нефть по китайскому нефтепроводу, уже не Китай будет платить России, а Россия будет платить Китаю, что предопределяет объективное усиление позиций последнего.

Что касается реализации газовых проектов, самыми перспективными регионами России являются Восточная Сибирь и Дальний Восток. Основой восточного направления российского газового экспорта может стать сырьевая база Иркутской области, Республики Саха (Якутия) и острова Сахалин.

Программой «Газпрома» предусматривается создание в Восточной Сибири газовой инфраструктуры, первые работы должны начаться в 2007г. в Иркутской области и в 2009г. в Красноярском крае. На Дальнем Востоке с 2007г. планируется увеличить прирост объемов поставок газа в Хабаровский край, продолжить увеличивать потребление газа на Сахалине и впервые приступить к использованию природного газа на Камчатке. С 2009года начнется создание газовой инфраструктуры в южных районах Якутии и Амурской области. После 2010 года планируется завершить сооружение газопровода Сахалин-Хабаровск-Владивосток, который станет составной частью газовой инфраструктуры Сахалинской области, Хабаровского и Приморского Края. Все излишки газа, добываемого в Восточной Сибири должны поступать в Единую систему газоснабжения (ЕСГ). Соединение восточных газопроводов с ЕСГ в дальнейшем даст возможность России направлять в западные регионы страны избыточные объемы газа в случае, если конъюнктура на рынке СПГ в Азиатско-тихокеанском регионе будет недостаточно благоприятна.

На сегодняшний день существует порядка десяти маршрутов транспортировки природного газа с различных месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока на азиатские рынки. Но самым перспективным, по мнению экспортов, вариантом является строительство трубопровода — связки между Ковыктой и уникальным Чаядинским месторождением в Якутии, что позволит объединить потоки ковыктинского и якутского газа в едином трубопроводе.

Использование природно-ресурсного потенциала восточных районов России является наиболее перспективным в качестве начального импульса развития отраслей, опирающихся на научно-технический потенциал. Причем такое использование природных ресурсов может продолжаться довольно долго, учитывая остающиеся значительные объемы топливно-сырьевых ресурсов. Поэтому важно соединить разработку и экспорт наиболее рентабельных видов сырья и топлива с появлением и развитием точек роста в тех отраслях экономики, которые будут способствовать ее структурной перестройке.

Общероссийская концепция и практическое участие стран Дальнего Востока и Сибири в системе международных связей России отражены в постановлении правительства РФ об «Основных положениях региональной политики в Российской Федерации и документах местного уровня. «На этой базе сформулированы основные цели региональной внешнеэкономической политики на Дальнем Востоке и Сибири. Для выполнения этих целей, важнейшей из которых является задача развития российских регионов и улучшение условий жизни населения, помимо реализации конкретных хозяйственных проектов, необходимо развитие сервисной инфраструктуры восточных регионов (банковский, страховой, информационный сектора, транспортная система и система связи и др.), а также повышение инвестиционной привлекательности регионов, что связано с необходимостью совершенствования договорно-правовой базы международного экономического сотрудничества.


Список использованной литературы

1. БИКИ, 2004,№137.

2. БИКИ, 2005, №71-72.

3. Гордеева Н.В., Васильев Г.В. Проблемы приграничного сотрудничества России и Китая: история и современность. — Иркутск 2003, — 84с.

4. Ганшин В. Сдержанный оптимизм. Заметки о российско-китайских отношениях.// МЭиМО, 2005, №6.

5. Ишаев В.И., Минакир П.А. Дальний Восток России: реальности и возможности экономического развития.- Хабаровск, ДВО РАН, 1998-139с.

6. Левинталь А. Развитие внешнеэкономических связей Дальнего Востока России: проблемы и перспективы.// Проблемы Дальнего Востока, 2004, №2.

7. The China Business Review, 2002-2005.