«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1, 2006

Образование

Экспорт образования как глобальный бизнес

Г.П. Черников

Процессы глобализации бурно развиваются в современном мире, захватывая и сферу образования. Это проявляется, прежде всего, в огромном росте всемирного рынка образования, изменениях его структуры, географии, состава основных действующих лиц.

Международный рынок образовательных услуг

Объективной основой появления мирового рынка образования является огромный рост значения и всестороннее развитие системы образования в современном мире.

Трудно преувеличить в настоящее время экономическую роль образования. Речь идет не только об общем его значении в период научно-технической революции.

В условиях глобализации мировой экономики и усиления конкуренции в современном мире каждой стране, чтобы выжить, необходим максимально высокий уровень квалификации рабочих, инженеров и других специалистов. А это требует создания более совершенной системы образования, не уступающей лучшим мировым образцам, налаживания широкого международного сотрудничества, увеличения экспортно-импортных связей в образовании.

Особенно активно в последнее время происходят радикальные изменения школьной и вузовской системы в развитых странах.

По данным ОЭСР (Организация Экономического Сотрудничества и Развития) в огромной степени возрастают расходы на образование.[1] В начале ХХI века в наиболее развитых странах мира они стали превышать 1 трлн. долл. в год. Т. е. выросли за последние десятилетия примерно в 3 раза. В этом секторе во всем мире работали 4 млн. преподавателей, функционировали 320 тыс. учреждений, в том числе 5 тыс. университетов и высших школ.

Необходимым условием нормальной деятельности этих учреждений стало систематическое расширение и усложнение их материально-технической базы. Это потребовало значительного увеличения инвестиций. Первыми на этот путь вступили США, где за период 1950-1990 гг. капиталовложения в оснащение школ возросли более чем в 10 раз (с 1,25 до 13,1 млрд. долл.). Соответствующие расходы в высших учебных заведениях увеличились почти в 40 раз (с 0,34 до 12,5 млрд. долл.). Хотя в европейских странах и Японии это произошло на 5-7 лет позже, рост соответствующих инвестиций здесь по темпам и объемам был вполне сопоставим с американским опытом.

Расходы на образование, как правильно подчеркивают специалисты ЕС, приобрели «жизненно важное стратегическое значение для предприятий».[2]

Рассмотрим эти процессы на примере Франции. За годы после II-ой мировой войны, по данным Министерства национального образования, количество учеников начальной школы выросло во Франции в 2-3 раза, учащихся различных видов средней школы — примерно в 10 раз. А размер студенческой аудитории увеличился более чем в 20 раз.[3]

С конца 40-х годов ХХ века образование превратилось в бизнес международного масштаба. Ведущие мировые державы стали рассматривать его как часть своей внешней политики, преследующей геоэкономические и геополитические цели. К концу ХХ века можно считать, что полностью сформировался международный рынок образовательных услуг, которые стали объектами внешней торговли. Предметами, продаваемыми на новом рынке, все в большей степени выступали и выступают курсы по изучению языков, обучение иностранцев в школах, различные средства для повышения квалификации, в последние годы все шире организуется дистанционное обучение. Другими предметами экспорта служат такие продукты, как программы, методические пособия, CD — диски, книги и др. Но самыми массовыми являются услуги по получению высшего образования иностранными студентами. На их долю приходится основная часть расходов, определяющих емкость мирового рынка образования.

По оценкам Всемирной торговой организации (ВТО), в настоящее время объем мирового рынка образования составляет 50-60 млрд. долларов.[4] И хотя специалисты ОЭСР полагают, что его размеры в 2 раза уступают оценкам ВТО и равняются 30 млрд. долларов, огромная величина этого рынка ни у кого не вызывает сомнений. К тому же темпы его роста достаточно велики. Материальным свидетельством этого служит более точно регистрируемая статистикой эволюция численности иностранных студентов, обучающихся за пределами своих стран. В течение 90-х годов XX века она выросла в 2 раза и достигла к 2004 г. двух миллионов.[5]

В последние годы происходят серьезные сдвиги в соотношении между основными направлениями профессиональной специализации в подготовке иностранных студентов в других странах. На первое место выходит бизнес — образование, которое включает экономические факультеты, бизнес-школы, МВА программу.

Это связано с растущей ролью предприятий в развитии новейших отраслей высоких технологий и других секторов хозяйства, а также с усилением международного разделения труда, транснационализацией капитала.

Отражением этих изменений является своеобразный бум предпринимательства, который во многих странах продолжается уже в течение ряда десятилетий. Он охватил, прежде всего США, где количество предприятий достигло более 20 миллионов. Именно эта страна и выступила инициатором создания системы подготовки специалистов по корпоративному управлению (программы MBA — Master of Business Administration и др.). Программы МВА легли в основу возникших в США более 600 школ бизнеса. Многие из них приобрели международную известность.

Предпринимательская революция распространилась и на Западную Европу, Японию, ряд новых индустриальных стран, Китай, Индию и многие другие страны. Здесь также возникли специальные бизнес — школы. Многие из них, особенно в Европе, стали успешно конкурировать с американскими школами. Например, в Европе целый ряд школ приняли годичные программы, которые нравятся студентам: они ненадолго отрываются от работы, да и платить за обучение нужно меньше, чем в традиционных в США двухлетних программах. Кроме того, обучение в США для иностранцев связано с некоторыми проблемами: сложно получить студенческую визу, и шансы на получение работы в США после завершения образования ниже, чем у американских выпускников.

В настоящее время во многих странах мира функционируют тысячи центров подготовки кадров предпринимателей. Специализации, связанные с экономикой, менеджментом, маркетингом, системами деловой информации, сегодня широко представлены в программах многих университетов и высших школ. Издается обширная учебная и научная литература.

По различным оценкам в настоящее время бизнес — образование в широком смысле слова охватывает примерно четвертую часть всех иностранных студентов, обучающихся за пределами своих стран.

Распределение студентов по другим специальностям менее точно. Но динамика основных профилей все же достаточно определенна. Обычно выделяют технические и инженерные науки, самые популярные из которых информационные технологии, и естественные науки, среди которых большая роль принадлежит математике. Эти две группы иногда так смыкаются друг с другом, что их трудно точно разделить. Но в целом, по приблизительным оценкам этим двум группам принадлежит по 20% иностранных студентов, обучающихся сейчас за рубежом. И, как правило, в последние годы рост продолжается.

За первыми тремя группами следует такая широкая специализация как общественная, или гуманитарная. Профессии социальной специализации осваивают 7-8 и даже по отдельным оценкам 10% студентов. С ними тесно связаны и специальности по проблемам искусства (5-6%), медицины (4-5%) и некоторые другие.

Наряду со структурными сдвигами формируется современная география мирового рынка.

Конкуренция между основными странами

На международном рынке образовательных услуг основная конкурентная борьба идет между странами Западной Европы, Северной Америки, Австралией и Японией, в которых обучается более 80% всех иностранных студентов.

Признанным и устойчивым лидером являются США. В 2004 году в США проходили обучение по программе высшего образования 583 тыс. граждан других стран, что составляло более четвертой части всех иностранных студентов в мире. А доля Америки в мировых финансовых затратах на обучение иностранных студентов достигает около трети.[6] Американская высшая школа зарабатывает на иностранных студентах в пятнадцать раз больше, чем тратит на них правительство США. С учетом роста последних лет образование становится одной из наиболее важных статей общего американского экспорта.

В последние годы растет участие в международных операциях на рынке образовательных услуг стран Западной Европы. В результате суммарные показатели по подготовке иностранных студентов только трех стран — Великобритании, Германии и Франции — превысили уровень США.

Этот процесс ускорился после заявления, сделанного в июне 1999 года в Болонье министрами образования ряда европейских государств. «Жизнеспособность и эффективность любой цивилизации обусловлены привлекательностью, которую ее культура имеет для других стран. Мы должны быть уверены, что европейская система высшего образования приобретает всемирный уровень притяжения, соответствующий нашим экстраординарным культурным и научным традициям", — говорилось в заявлении.[7] Целью, сформулированной в заявлении министров, стало «увеличение международной конкурентоспособности европейской системы высшего образования». В нем же сформулированы принципы и механизмы гармонизации европейских образовательных систем. Завершить процесс унификации планируется к 2010 году.

Ключевым моментом гармонизации образовательного процесса в Европе является введение системы кредитов, на основе которых каждому учебному курсу присваивается определенное количество баллов, кредитов. Устанавливается количество кредитов, которые необходимо набрать для получения определенного сертификата или диплома, что обеспечивает сопоставимость объема полученного материала в разных странах.

Одним из важных положений Болонского процесса является ориентация высших учебных заведений на конечный результат: знания выпускников должны быть применимы и практически использованы на благо всей Европы. А профессиональное признание квалификаций облегчено.

Одной из главных задач, которая должна быть решена в рамках Болонского процесса, является привлечение в Европу большего количества учащихся из других регионов мира. Считается, что введение общеевропейской системы будет способствовать и возрастанию качества образования. Кредитная накопительная система приведет к росту интереса европейских граждан и граждан иных стран к высшему образованию.

Характерным примером достижений Европы может служить опыт Великобритании. Она стоит на втором месте в мире, уступая лишь США, по объемам образовательных продаж. За последнее десятилетие страна утроила прием иностранных студентов.

Британское образование, говорят его представители, базируется на четырех принципах: открытость, тесная связь с бизнесом, гибкие образовательные схемы и постоянный контроль качества.[8]

Общая черта британского образования — предоставление учащимся возможностей для выбора. Школьники, начиная с 13 лет, выбирают значительную часть учебных предметов. Это ещё больше культивируется на уровне высшего образования. Первый год вуза задуман как «учебно-тренировочный"; студенты выбирают для себя несколько предметов — от трех до шести. На втором году число специализаций сужается до двух. Третий и четвертый посвящается одному направлению.

При этом высшее образование предусматривает возможность предоставления двойной степени — combined degree. Примечательно, что в качестве второй специализации многие выбирают курс «предпринимательство в науке». Предусмотрена также схема «два года учебы — год работы — два года учебы", позволяющая сделать передышку, подкопить денег и ещё раз обдумать окончательный выбор специализации.

Для иностранных студентов одним из примечательных моментов, в частности, шотландского образования служит объявленная властями программа Fresh Talents ("свежие таланты"), в рамках которой иностранным студентам выпускникам шотландских вузов дается двухгодичная виза с правом работы в Шотландии.

Третье место в мире по числу иностранных студентов после США и Англии занимает Германия. На её долю приходится немногим более десяти процентов рынка. Страна славится подготовкой инженерно-технического бизнес — образования.

В Германии значительное число вузов — государственные, которые субсидируется правительством.

Это создает весьма благоприятные материальные условия для организации учебы, в том числе и иностранных студентов. До 27 лет, независимо от доходов родителей, каждый, кто учится, получает так называемые «детские деньги» (Kindergold) в размере 154 евро. А каждый студент кроме того — стипендию (Ba Fog) в размере 583 евро (за исключением детей состоятельных родителей). Эта сумма обеспечивает нормальные условия жизни студентов.

Помимо обычной стипендии, в Германии существуют различные стипендии, в том числе для иностранцев, назначаемые фондами партий, Фондом немецкого народа, церквей, правительством страны и властями отдельных земель.[9]

Близки к Германии показатели Франции, на долю которой приходится в последние годы около 10% международного рынка образовательных услуг. В прошлом Франция была особенно известна гуманитарными специализациями. В последние годы здесь бурно развивается бизнес — образование. Особенно быстрый рост имеет место на курсах высших техников (за годы после II-ой мировой войны они выросли в 8 раз), университетских технологических институтов (рост в 4 раза).[10] Большую известность за пределами страны получили Лионская высшая школа бизнеса, Парижская высшая школа бизнеса, занявшая четвертое место в рэнкинге, проведенном в 2004 г. газетой Wall Street Journal, Школа высших коммерческих исследований Севера, Европейский центр предпринимательства, ведущий программу подготовки для предпринимательской деятельности в рамках единой Европы.[11]

Спецификой ряда бизнес — школ Франции, в частности, действующих в рамках университета Нанси, является большой удельный вес среди их иностранных слушателей — выходцев из стран Северной Африки (Алжира, Марокко), Африки южнее Сахары (Сенегала, Кот д «Ивуар), ДРВ и других стран, сохраняющих те или иные отношения в сфере экономики и культуры с бывшей метрополией.[12]

Среди лидеров всемирного ранка образования нельзя недооценивать позиции Австралии, Канады и Испании, на долю которых приходится по 7-8% рынка, а также Италию с её специализацией по медицине.

Большой известностью обладает и Швейцария.

Швейцарские университеты в Берне, Цюрихе, Женеве, Лозанне и др. ведут широкую работу с иностранными студентами. Иностранцы учатся, например, на всех факультетах Женевского университета, Для почти всех факультетов характерны высокие конкурсы. Например, на правовом факультете на 21 место в 2004 г. было подано иностранцами более 300 заявлений.[13]

Справедливо гордится своими достижениями в экспорте образования и современная Финляндия. В 2004 г. в рейтинге конкурентоспособности стран Западной Европы она заняла первую строчку. При этом главное, на чем основывались составители рейтинга, были объем инвестиций в НИОКР и образование.

Секрет Финляндии, превратившейся в страну победившего хайтека, прост. Финны построили эффективную сервисную экономику. При этом они научились привлекать к работе над всевозможными совместными проектами иностранцев.

Инновационная система страны включает в себя ряд университетов и исследовательских институтов. И в каждом из них широко сотрудничают иностранцы. На международный рынок Финляндия поставляет не только готовые разработки и ноу-хау, но и обучающие технологии и «компоненты для разработок». Страна пытается задействовать все имеющиеся возможности — географические и территориальные особенности, интеллектуальный и образовательный ресурс, открытость для бизнеса, методики управления издержками, позволяющие обучать и делиться технологиями более дешево и эффективно, чем где-либо за границей.[14]

В борьбе за место на мировом рынке образовательных услуг наряду с развитыми странами участвуют и многие развивающиеся страны. Конечно, их главное стремление состоит в использовании возможностей стран «золотого миллиарда» для подготовки своих граждан. Но в то же время каждая из этих стран прилагает огромные усилия для развития своей интеллектуальной индустрии, расширения собственной экспансии за пределами страны.

Образовательными экспортными операциями в последнее время занимаются 70% государств (129 стран по данным ВТО). Все больший экспортный вес набирает Китай. С 1990 года Китай увеличил число обучающихся иностранцев с 5-ти до 50 тысяч.

Характерен пример Индии. Парадокс её состоит в том, что в ней, по данным Всемирного банка, проживает 63% беднейших людей планеты, и одновременно функционируют 228 университетов и высших школ, которые готовили в 90-е годы в 2 раза большее количество инженеров, чем подготовили в это время США.[15]

Индия постоянно увеличивает выпуск программистов. Темпы роста стоят на уровне 10% в год. Программистов готовят и для Индии и для некоторых других стран.

Примером усилий Индии может служить рост такого индийского центра как Бангалор. Теперь это один из самых богатых городов Индии.

Бангалор называют Силиконовой долиной Индии, важнейшим центром ее интеллектуальной индустрии. Даже американские корпорации переносят свой бизнес в Индию, и уже сейчас в Калифорнийской Силиконовой долине осталось только 120 тыс. инженеров, а в Бангалоре их уже более 150 тысяч. Если дело пойдет так и дальше, то Силиконовая долина просто переедет в Индию. Американские эксперты полагают, что в ближайшие годы Бангалор оттянет на себя 500 тысяч рабочих мест, этот процесс уже начался и нарастает с фантастической скоростью.[16]

Конкурентная борьба на всемирном рынке образования затрагивает, прежде всего, вопросы стоимости обучения. От этого зависит уровень доходов принимающей стороны и общий экономический эффект учебы от одного иностранного студента.

Самое дорогое обучение в настоящее время имеет место в США. Год обучения в американских вузах стоил в 2003 г. 20 358 долл., в Германии — 10 898 долларов, в Великобритании — 9657 долл., Франции — 8373 долл., Италии — 8159 долларов. Из малых развитых стран выделяется Швейцария — 18 450 долл.

Обучение в Австралии и Канаде обходится в полтора раза дешевле американского. Средний уровень цен приближается к уровню 10 тыс. долларов.[17]

Обучение иностранцев дает ещё одну солидную статью доходов — это проживание и питание студентов. Так, по оценке, год проживания в Лондоне каждому студенту обходится в 13-15 тыс. долларов. В других английских городах средств потребуется меньше, по 7-10 тыс. долларов.[18] Студенческая жизнь в Америке стоит 6-14 тыс. долларов в год. В Австралии и Канаде процентов на тридцать дешевле.

Совокупный экономический эффект от одного иностранного студента колеблется от 50-65 тыс. долларов (студент Кембриджа или Гарварда) до 15-20 тыс. (провинциальные вузы Канады и Австралии).

Суммируя приведенные выше данные, т. е. учитывая взнося студентов-иностранцев на оплату обучения, затраты студентов на проживание и питание, а также эволюцию количества обучающихся студентов, можно полагать, что вслед за иностранными студентами в страны, где они проходят обучение, приходит (с учетом данных 2003 г.) 100-150 млрд. долларов.

Учитывая, что обучение иностранцев является выгодным бизнесом, конкуренция стран — экспортеров на этом рынке неизбежно будет обостряться.

К тому же будет вести и дальнейший рост образования. К 2025 году общее количество студентов в мире по прогнозам возрастет с сегодняшних 97 до, примерно, 260 млн. По оценке ЮНЕСКО число иностранных студентов к этому времени увеличится с нынешних 2-х миллионов до 5-7 миллионов. Две трети из них будут, очевидно, составлять выходцы из Азии, прежде всего из Индии и Китая.

Большое влияние на конкурентную борьбу будет оказывать появление новых игроков на рынке.

Операторы на рынке образования

На первом этапе в развитии международного рынка образовательных услуг главную роль со стороны спроса играли и были, чуть ли не единственными участниками, национальные государства. При этом обязанности между ними были четко распределены. Наиболее активной стороной выступало то или иное государство, которое нуждалось в помощи в подготовке национальных кадров. Как правило, это было по тем или иным причинам отставшая в экономическом развитии страна, которая с помощью подготовленных за рубежом кадров стремилась преодолеть это отставание. Ярким примером может служить история России.

Сергей Соловьев в исследовании «Взгляд на историю России до Петра Великого» отмечал, что первые государи династии Романовых много сделали для расширения использования возможностей более развитых государств Европы в подготовке кадров для России. «Правительство требует от них, — писал Соловьев,- чтобы они выучили русских своим мастерствам, утвердили их в России».[19] Особенно большое значение имела подобная деятельность Петра I-го, который сам прошел обучение за границей. По его повелению в Голландию, Францию и другие страны отправлялись целые группы людей, сыгравших в последующем большую роль в развитии многих российских промыслов.

Партнером российского государства выступало, как правило, правительство европейской страны. Но размеры подобной деятельности были невелики, Гораздо больших размеров достигал приезд в страну иностранцев. Соловьев замечает по этому поводу: «При царе Михаиле Москва наполняется иностранцами, которым даются привилегии для учреждения различных промышленных предприятий; иноземные люди толпами набираются в русскую службу».[20] В последующем растет число иностранцев, обучающих детей знати иностранным языкам, а также поездки за рубеж отдельных россиян (например, женщин или политических эмигрантов, использующих пребывание за границей для получения образования).

Современное положение отличается от прошлого и масштабами этих операций, и наличием разносторонней заинтересованности, а также расширением деятельности наряду с национальными государствами некоторых других операторов.

О современных масштабах мы уже говорили. Отныне экспорт образования это всемирное явление, в котором участвуют миллионы людей.

Что же касается других участников международного рынка образовательных услуг, то большую активность здесь проявляют частные корпорации.

Но все же и сегодня огромная роль в международных операциях, связанных с образованием, принадлежит государствам. Прежде всего надо подчеркнуть, что в большинстве стран мира государство и сегодня продолжает играть ключевую роль в регулировании и контроле высшего образования.

Это особенно характерно для тех стран, где преобладает государственное финансирование образования, а также имеет важное значение для стран со смешанным общественно-частным финансированием образования.

К числу последних относятся и США. Многие американские авторы разделяют это мнение. Например, P. Scott в последних работах настаивает на том, что национальные государства вообще, в том числе и американское, остаются «ключевыми игроками на арене высшего образования».[21] И это не удивительно.

Не в меньшей степени это относится и к тем странам, где государству принадлежит значительное число высших учебных заведений и оно является основным источником финансовых средств для них. Ярким пример — страны Западной Европы, особенно страны «рейнского капитализма", т.е. Германия, Франция и Италия.

Государственные учреждения, играющие важную роль в обучении иностранцев, преобладают во французской системе образования: и в высшей, и средней, и начальной, и даже среди дошкольных организаций. Не удивительно, что государство обеспечивает основную часть материально-финансовых средств, необходимых для функционирования всей системы образования. Эти расходы государства достигают больших размеров. Так, в последние годы средства, выделяемые на развитие среднего и высшего образования, составляют 27-28% общего объема государственных расходов генерального бюджета страны.[22] Причем за последние 25 лет ассигнования на высшее образование, например, выросли более, чем в 2,5 раза.

Национальные государства играют большую роль в общей организации образования. Они являются важным фактором, способствующим международной деятельности современных систем образования. Они укрепляют конкурентоспособность этих систем. Ярким примером служит Болонский процесс, нацеленный на развитие «Европейской области высшего образования». В компетенцию государств входит также выработка правил функционирования системы международных образовательных связей, надзор за их соблюдением. Государства, экспортирующие образовательные услуги, оказывают важное влияние на материальные условия обучения иностранных студентов, особенно, когда в государственных университетах обучаются иностранцы. Государства, чьи граждане обучаются за рубежом, как правило, стимулируют эту учебу, защищают интересы своих граждан.

При всем важном значении национальных государств на формирование всемирного рынка образования большое влияние оказывает качественно новый уровень интернационализации, охватившей все стороны жизни современного общества, и рост влияния на все стороны жизни, в том числе на образование.

Прежде всего, растет участие крупного бизнеса в деятельности университетов. Классическим примером могут служить Соединенные Штаты. Здесь трудно найти университет, в управлении которого не участвовали бы представители предприятий. Это не удивительно, т.к. расходы американских компаний на приобретение информации уже давно превысили затраты на обновление производственных фондов.

Отдача от образования превосходит все ожидания, и частные компании не жалеют сил и средств для укрепления своих позиций в этой сфере, обеспечивая себе доминирующие позиции в современном мире. Сегодня в США действуют более 30 университетов, целиком финансируемых высоко технологичными корпорациями; годовой бюджет каждого из них достигает 130 млн. долларов. При этом многие корпорации добиваются отдачи 25-30 долларов на каждый доллар, вложенный в развитие образования.

Сегодня, по словам самого богатого человека в мире Билла Гейтса: «Образование — лучшее вложение денег». А «в будущем значительно поднимется роль образования, которое даст ключ к решению общих проблем."[23]

Microsoft постоянно вкладывала и вкладывает немалые средства в развитие образования. Есть и ещё один фактор — огромная активность компании в развитии стратегических альянсов крупнейших корпораций мира. О «важном значении слияния компаний» говорит и сам Гейтс. «Мы верим в альянсы и стремимся в них участвовать,» — замечает он в упомянутой выше книге.[24]

Создание стратегических альянсов и является второй формой, после создания и развития национальных университетов, поворота транснационального капитала к проблемам образования. Стратегические альянсы, с одной стороны, позволяют крупным компаниям объединять свои усилия в тех сферах, где требуются особенно значительные вложения. Часто это относится к сфере научных исследований и разделу рисков. Но, с другой стороны, не происходило полного слияния участников альянса. Альянсы часто служили и служат скорее промежуточным этапом в процессе формирования ТНК.

Плюрализм организационных и функциональных структур особенно распространен в научных исследованиях, формирующих национальный научный потенциал общества на перспективу. Другим примером деятельности стратегических альянсов являются соглашения об обмене информационно — консультативными услугами по проблемам образовательных потоков, а также межвузовские концерны. В последнем случае альянс нередко перерастает в транснациональную корпорацию, что и составляет третью форму транснационализации рынка образования. Пожалуй, сегодня такого рода объединения наиболее распространены среди ТНК, занимающихся экспортом образования.

Первые образовательные ТНК и возникали в форме холдингов, контролирующих высшие учебные заведения. Яркий пример — Немецкая служба академических обменов (ДААД). Она была создана ещё в 1925 году. В настоящее время ДААД объединяет около трехсот высших учебных заведений. Позднее возник Британский совет. По данным на начало 2004 г. British Council раскинул сеть своих представительств на 117 стран.[25]Только в России с 1992 года было открыто пятнадцать представительств Британского совета — от Санкт-Петербурга до Южно-Сахалинска.

Эта форма холдингов, возглавляющих высшие учебные заведения, и сегодня весьма популярна среди новых образовательных ТНК. Так, в самом начале ХХ века возникла одна из крупнейших ТНК современной Франции — Edu France. За несколько лет 80 отделений Edu France проникли более чем в 30 стран. В нашей стране сейчас функционируют около 10 представительств Edu France и 30 её пунктов действуют в российских вузах. Темпы роста этого транснационального объединения впечатляют. В настоящее время в него входят около 200 французских университетов, высших школ и институтов.

Влиятельные транснациональные корпорации действуют также в США, Японии, Австралии, Финляндии и ряде других стран.

Многие из них занимаются исключительно образованием, в частности, операциями, связанными с экспортом образовательных услуг.

Но в ряде случаев в направлениях деятельности этих ТНК немалое место занимают проблемы культуры, искусства, организация научно-исследовательской работы. Отныне ТНК наряду с государствами являются самыми крупными агентами, регулирующими обмен студентами и учеными.

Длительное взаимодействие образовательных ТНК и национальных государств приводит к постепенному усилению влияния ТНК на систему национальных исследований и образования.

Позиции России на международном рынке образования

Место, которое занимает на международном рынке образовательных услуг Россия, сегодня не соответствует её потенциалу и той роли, которую может играть экспорт образования в социально — экономическом развитии нашей страны. Однако ещё далеко не все наши возможности используются в достаточной степени.

Сегодня у нас учатся порядка 100 тыс. иностранцев. Точные данные Министерства образования Росси в 2002/2003 учебном году 93,8 тыс. человек, в том числе из стран СНГ 32,9 тыс., из других стран 60,9 тыс. человек.[26]Это составляет примерно полпроцента мирового рынка.

Чем вызвано такое положение с количеством иностранцев в России и от чего зависят перспективы развития?

Очевидно, во-первых, от качества российского образования, его соответствия современным запросам и требованиям.

Во-вторых, от наличия у страны достаточного опыта обучения иностранцев, а также необходимых организационно — материальных условий, которые мы можем предоставить иностранным потребителям.

Наконец, в-третьих, речь идет о механизмах международного регулирования, о соотношении наших стандартов с общеевропейскими и мировыми для международной аккредитации.

Немалое значение имеет также политико-идеологический характер образования, его нацеленность на решение национальных задач и возможностей достижения этих задач в условиях растущего рынка международных образовательных услуг.

В оценках качества российского образования есть немало противоречивого.

С одной стороны, показатели индекса человеческого развития (ИЧР) дают высокую оценку интеллектуальному потенциалу нашей страны. Если по совокупному показателю ИЧР Россия занимает место где-то в шестой десятке стран, то это происходит за счет очень низкого уровня ВВП на душу населения и ожидаемой продолжительности жизни. По ожидаемой продолжительности жизни, например, Россия находится где-то на 106-112 месте. Что же касается удельного веса грамотных среди взрослого населения, то уровень России является одним из наиболее высоких в мире. Наша страна превышает показатели многих более развитых стран, которые по совокупным размерам ИЧР находятся впереди России. Немного хуже, но все же у России лучшее место и по размерам охвата молодежи обучением в школе.[27]

Известны высокие оценки качества российского образования, дававшиеся в прошлом и даваемые сегодня многими руководителями и активными деятелями систем образования США, Великобритании, Франции, Германии, Индии и многих других стран. Приведем лишь одну из них. Tony Andrews, лидер английской образовательной ТНК, British Council, в 2001 г. писал: «В Великобритании с огромным уважением относятся к системе образования в России, т.к. отдают должное тому, что культура образования в России, высокое качество её институтов, учебного процесса и исследований обеспечили блестящие достижения страны в естественных и гуманитарных науках. Население России сегодня — одно из самых образованных в мире.[28]

С другой стороны, было бы неправильно не видеть многих проблем и недостатков, имеющих место в нашей системе образования. Российское образование, по общему мнению, нуждается в модернизации. Её концепция была предложена на конференции «Международное сотрудничество в области профессионального образования", которая состоялась в Москве 19-21 апреля 2004 г.[29]

Там подчеркивалась необходимость создания единого образовательного пространства страны, что предполагает и многообразие типов и образовательных учреждений, и вариативность программ, способствующих индивидуализации образования, личностно-ориентированному воспитанию.

Что касается общей направленности учебы иностранных студентов, то сильной стороной нашей системы является фундаментальная подготовка.

Но нам одновременно надо расширять «сбыт» специальных профессий, которые становятся массовыми в современных условиях, например, — социологов, менеджеров, врачей и др.

Действенным средством развития международного сотрудничества в образовании многие специалисты считают широкое внедрение информационных и коммуникативных технологий (ИКТ). Это позволяет, в частности, использовать методику, которую называют «три — без": 1) безгрупповая (использование цифровых информационных систем, чтобы обеспечить каждого студента индивидуальным учебным планом, индивидуальным учебным продуктом и т.д.); 2)безсессионная (работа по индивидуальным графикам усвоения и индивидуальной сдачи); 3)безбумажная (замена учебников телекоммуникационным материалом).

Особое значение имеет совершенствование организации образования.

Очень долгое время у нас происходило формирование концепции «ведущего вуза». Созданное в марте 2004 г. Министерство образования и науки вернулось к понятию «исследовательского университета». Сегодня существуют одновременно две концепции.[30] Юридическое понятие «исследовательского университета» до сих пор в России не сформировалось окончательно. Но первые интеграционные структуры начали появляться.

Очень слабо развиты до сих пор межвузовские объединения, которые бы играли роль транснациональных образовательных концернов.

В самое последнее время во всех этих трех направлениях развиваются новые явления.

Примером «ведущего университета» может служить Московский Институт Международных отношений (университет) МИД РФ, недавно отпраздновавший свое 60-летие.

За 60 прошедших лет МГИМО выпустил 30 тысяч специалистов, в том числе около 4 тысяч иностранных граждан.[31] В настоящее время 40 кафедр МГИМО обучают студентов по 10 специальностям и более чем 50 специализациям. Здесь учатся 4,5 тысячи студентов из 50 регионов России, из всех стран СНГ и 35 других государств. Современный «иностранный контингент» МГИМО составляет порядка 800 сейчас обучающихся студентов из более чем 60 стран мира.

В начале 1990-х годов резко расширился прием студентов-иностранцев. При этом МГИМО выполняет государственный заказ по подготовке специалистов для ряда зарубежных стран — в соответствии с распоряжением Президента РФ государствам СНГ, Балтии, а также Центральной и Восточной Европы выделены места для направления в МГИМО и подготовки за счет российской стороны большого числа специалистов (около 100 в год). Студенты из этих стран направляются на учебу в МГИМО по рекомендациям министерств иностранных дел соответствующих государств.

Как отмечал ректор МГИМО, член-корреспондент РАН А.В.Торкунов, Институт изначально развивался не просто как ведомственный вуз с узкоспециальной подготовкой, а давал студентам фундаментальную подготовку в области истории, обширные общекультурные знания, знание иностранных языков, способствовал, если хотите, их благородному воспитанию.[32]

Кроме того, в сравнении с другими вузами МГИМО имел некоторые преимущества. «Мы не только сознавали цель, к которой должен двигаться современный европейский университет, — считает А.В.Торкунов, — но, как оказалось, имели верное представление о путях её достижения.[33]

Если первая половина 1990-х годов стала для МГИМО периодом догоняющего (по отношению к передовым западным школам) развития — во всяком случае, по ряду учебных и научных направлений — то вторая половина 1990-х годов вплоть до настоящего времени это период модернизации и нового «поколенческого» рывка в развитии традиционных школ. МГИМО и фактически, и формально, как ведущий университет, стал инициатором и разработчиком новых стандартов в области изучения международных отношений, мировой политики, регионоведения, связей с общественностью, рекламного дела.

Более того, МГИМО смог возглавить процесс становления (или модернизации) соответствующих направлений в российском образовании. Спонтанное, зачастую неэффективное развитие отечественного образования преодолевалось в какой-то степени путем создания Учебно-методических объединений (УМО), целью которых стала координация деятельности вузов, работающих в той или иной отрасли образования. В созданное на базе МГИМО в 1994 г. УМО входят более 100 вузов 50 субъектов Российской Федерации.

Вторым инструментом взаимодействия с региональными вузами и научными центрами является Российская ассоциация международных исследований (РАМИ), которая была создана по инициативе МГИМО в декабре 1999 г. Участие в РАМИ позволило расширить внутри российские и международные связи вузов.

Содержательные изменения привели к расширению организационной структуры Института, сопровождались большой работой по совершенствованию научной и учебно-методической работы.

Теперь остановимся на новых тенденциях в эволюции исследовательских университетов.

В качестве одной из возможных моделей развития исследовательских университетов некоторые российские специалисты рассматривают создание научно-образовательных центров. Так, при поддержке корпорации Карнеги и фонда Мак-Артуров возникли в последнее время 16 таких центров в области естественных наук и 9 в области социально-гуманитарных исследований.[34]

Но на пути развития структур исследовательских университетов имеются не мало трудностей. Одной из самых важных из них является недостаточное финансирование вузовской науки. Так, по официальным данным доля сектора высшего образования во внутренних затратах на исследования и разработки составляла в 2002 г. всего лишь 5,4%.[35]

Медленно, но всё же развивается в нашей стране форма образовательных концернов и транснациональных объединений. Одним из лидеров в этой области является Саратовская Государственная академия (СГА).

По данным ректора Академии М.П.Карпенко, в 2004 г. она осуществляла образовательную деятельность в 10-ти странах СНГ, в Израиле, Чехии и ряде других стран. Только в странах СНГ действуют 640 учебных центров в виде её филиалов и представительств. В них обучаются 23 тыс. студентов. В том числе 17 центров в Казахстане, где получают образование 9,5 тыс. человек, 5 — в Молдове (1050 студентов), в Белоруссии 6300 учащихся занимаются в 12 центрах, на Украине — в 13 центрах учатся 3490 человек, в Таджикистане — в 7 центрах обучается 1140 студентов.[36]

Опыт СГА вызывает широкий интерес.

Имеются и примеры создания организаций переходного, часто специализированного характера.

Что касается опыта работы с иностранными студентами, то он в России накоплен не малый. Можно сослаться на Московский физико-технический институт, имеющий широкую международную известность, давно ведущий большую работу по подготовке иностранцев, Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Мы уже говорили о разносторонней деятельности МГИМО. И число таких примеров легко увеличить.

Среди материально-организационных условий понятно важное значение затрат, которые должен нести иностранец, желающий проходить обучение за рубежом. Образование в России известно своей дешевизной. Об этом свидетельствует целый ряд данных. К примеру, расходы на одного студента — иностранца в год в России по подсчетам экспертов ОЭСР в 2003 г. составляли 892 доллара, что было значительно ниже уровня всех развитых стран.[37]

По оценкам российских специалистов, обучение в наших вузах обходится в 2-5 тыс. долларов в год, т.е. на порядок меньше, чем во многих других странах.[38] Да и проживание в России значительно дешевле, чем в Западной Европе или в США.

Недорогое образование является важным аргументом для выходцев из развивающихся стран. География нашего экспорта образования яркое тому свидетельство.

По данным Минобразования России, в 2002-2003 учебном году география российского экспорта образования имела следующий вид.

 

 

Количество, тыс. чел.

Удельный вес, %

1

Представители развивающихся стран

48,4

80,0

 

В том числе из стран Азии,

стран Латинской Америки

стран Африки, кроме Северной Африки

стран Среднего и Ближнего Востока и Северной Африки

33,4

1,6

5,8

7,8

54,0

2,5

2,5

13,0

2

Представители развитых стран

11,5

20,0

3

Всего

60,9

100,0

А если добавить большую часть студентов из стран СНГ (32,9 тыс.), то мы получим почти 90% всех студентов — иностранцев (87,1%).[39]

Конечно, дешевизна имеет определенное значение и для граждан развитых стран. Но в ещё большей степени для представителей из большинства развивающихся стран.

Дешевизна может иметь определенное негативное значение, когда она стимулирует отъезд российских специалистов — преподавателей на постоянную работу за рубеж. Хотя, на наш взгляд, надо всесторонне оценивать такие случаи. Работа преподавателей в других странах может быть полезной для страны, способствовать пропаганде достижений отечественной науки, обмену опытом специалистов разных стран.

Конечно, низкая плата за обучение уменьшает доходы принимающей стороны. Обучение 100 тыс. иностранных студентов дает нашей стране ежегодный доход порядка лишь 150-200 млн. долларов. Но преодолевать этот недостаток, очевидно, можно только одним путем — расширяя объемы деятельности, совершенствуя эту деятельность.

И здесь мы подходим к третьей группе факторов, определяющих и современные трудности и влияющих на наши перспективы развития. Речь идет о таких международных условиях, как признание или непризнание дипломов большинства российских вузов за рубежом. Непризнание в огромной степени затрудняет развертывание экспорта образования.

Наша страна многое делает для решения этих вопросов. Мы ратифицировали ряд международных конвенций об эквивалентности нашего и европейского образования. Наиболее важным событием в этой сфере является присоединение России к Болонскому процессу.

Почему это произошло только осенью 2003 года? Экономическое положение России, несмотря на начавшуюся стабилизацию, не позволяет пока существенно увеличить финансирование высшего образования. А без этого невозможны многие качественные сдвиги. Негативное влияние оказывает и консерватизм части профессорско-преподавательского состава, его оторванность от международного опыта организации образовательной системы.

Вместе с тем, и это надо подчеркнуть, в России сегодня многие положения Болонского процесса уже выполнены. Широко развернулось введение двухуровневой системы академических степеней. В МГИМО, например, эта система стала вводиться ещё в 1994 г. Сейчас МГИМО предлагает целый ряд двухгодичных магистерских программ: «международные отношения» (в том числе франко-российская магистратура совместная с Парижским институтом политических наук), «Мировая экономика", «Менеджмент", «Юриспруденция"(международное европейское право), магистратура по регионоведению.

Уже с 2003/2004 учебного года в МГИМО стали оценивать знания в системе «европейских кредитов» (параллельно с традиционной российской шкалой), ввели механизм рейтингования студентов.

В последнее время в нашей стране создается национальная система аккредитации образовательных учреждений. Осуществляется модернизация учебных курсов с целью их лучшей сочетаемости с параметрами Болонских решений.

Но было бы не правильно создавать впечатление о легкости достижения всех целей Болонской программы.

К тому же, интеграция России в Болонский процесс требует активного творческого подхода. Поэтому правы те авторы, которые подчеркивают, что Россия не сторонний наблюдатель, а полноправный участник, способный оказывать реальное влияние на ход и характер этого процесса.[40]

В дискуссиях последнего времени по проблемам глобализации образования правильно подчеркивается необходимость сохранения за национальными государствами или их объединениями контроля за выполнением образовательными системами воспитательной функции.[41]

Активное участие России в экспорте образования не только экономически выгодно, но и может содействовать повышению качества национальной системы образования.

А с другой стороны, если наша страна не предпримет энергичных усилий по расширению экспорта образования, усилению своей конкурентоспособности в этой сфере (в частности, путем концентрации вузов, создания транснациональных образовательных холдингов, увеличения финансирования научной деятельности, модернизации учебной методики), она может превратиться в слабо развитую страну.

Планы мировых образовательных корпораций глобальны. К тому же они опираются, как показывает пример США, на экономическую и политическую мощь своего государства.

Поэтому создание «европейской области высшего образования» весьма симптоматично. Объединение Европы, как свидетельствует содержание Болонского процесса, и её осуществление преследует цель защиты интересов европейских государств.

В этих условиях приоритетными целями нашего государства в сфере образования должно быть наряду с модернизацией и активным стимулированием экспорта образования, стратегическое партнерство с Европой. При сохранении и развитии сотрудничества с другими странами, в то числе США, но на условиях полного равенства и взаимной выгоды.

30 декабря 2005 г.


Список литературы, использованный для написания статьи «Экспорт образования как глобальный бизнес»

I. Международные статистические материалы и официальные документы.

1). Education at a glance. 2003. OECD. Indicators OECD, Paris, 2003, tabl. B 1.1. и др.

2). European Commission. European, Economy (Quarterly) Office for Official Publications of the European Commission, 2001.

3). Global Education 2004. Comparing Education Statistics. Across the World — UNESCO, Institute for Statistics, Montreal, 2004, 2005.

4). International Management Development Networks in Cooperation with the International Labour Offices, Geneva, 2001.

5). Science and Engineering Indicators, 2002, Wash, 2002.

6). Human Development Report, 2003, 2005, UN, DP.

7). Финансирование образования — инвестиции и доходы. Анализ международных индикаторов образования. UNESCO OECD, 2003.

8). Болонский процесс. Программа. Современное положение.

II. История формирования международного рынка образования, особенности современного этапа.

1). Сергей Соловьев «Взгляд на историю России до Петра Великого", С.М.Соловьев, сочинения, книга XVI, «Работы разных лет «, М., 1995 г.

2). Сергей Соловьев, «Окончание царствования Алексея Михайловича", С.М.Соловьев, сочинения, книга VI, М., 1991 г.

3). P. Scott, The Limits of the Market: Universities and the Knowledge Economy. Paper presented at NUF — FIC Conference, March 2002, Janvier 1999.

4). Les Notes bleues, Ministère de l «Economie, des Finances et du Budget, Janvier 1999.

5). В. Никольский «Глобальное образование: пределы либерализации", Высшее образование в России, М., 2004 г.

6). Courtois, Education of formation. Grandes Tendances: 1955-2001, P., 2002.

7). «Образование на экспорт", Известия, 4 октября 2004 г.

8). Марина Галушкина, «Экспорт образования", Эксперт, № 28-29, 26 июля-15 августа 2004 г.

9). Марина Галушкина, «Уроки собственной истории", Эксперт, № 47, 12-18 декабря 2005 г.

III. Справочные издания и исследования по проблемам образования в отдельных странах.

1). Краткий путеводитель по европейскому образованию. Лучшее в зарубежном образовании, М., 2004 г.

2). Bronfenbrenner U., Mc Clelland P., Wethington E., Moen Ph., Ccei S.I., The State of Americains. The Generation and the Next, N.Y.

3). Образование в Великобритании, 2000-2001 гг.

4). «Немецкие университеты", в тематическом приложении «Германия", газета Известия, 30 сентября 2004 г.

5). L «Etat de l «école, Ministère de l «Education nationale et de la Culture, P., 1994, № 4; 2004, № 5.

6). Страны и регионы мира, под ред. проф. Булатова А. С., М., 2003 г.

7). Индия, перспективы, декабрь 2003; сентябрь 2004; Индийский вестник, № 10, 2005 г.

8). Ольга Власова, «Лестница между мирами", Эксперт, № 20, 30 мая — 6 июня 2004 г., а также Эксперт, № 48, 22-28 декабря 2005 г., № 10, 15-20 марта 2003 г.

9). Финляндия — страна победившего хайтека, Эксперт, № 20, 30 мая — 6 июня 2004 г.

10). «Сорок недель у станка знаний", Эксперт, № 34, 13-19 сентября 2004 г.

11). Билл Гейтс, Дорога в будущее, пер. с англ., М., 1996 г.

IV. Позиции России на международном рынке образования

1). Госкомстат России. Российский статистический ежегодник. Официальное издание, 2003 г.

2). Образование в России. 2003, статистический сборник, М., 2003 г.

3). Наука России в цифрах, 2003, статистический сборник, М., 2003 г.

4). Высшее образование, 8-2004.

5). МГИМО (Университет), Традиции и современность (1944-2004), М., 2004 г.

6). А. В. Торкунов, «По дороге в будущее", М., 2004 г.

д. экон. наук, профессор / Г.П. Черников /

канд. ист. наук, доцент / Д.А. Черникова /

 


 

[1] Education at a glance. 2003. OECD. Indicators — OECD, Paris, 2003, tabl. B 1.1.

[2] European Commission. European, Economy (Quaterly) Office for Official Publications of the European Comm.,2001.

[3] L «Etat de l «Ecole. Ministère de l «Education nationale et de la Culture,P.,1994, №4; 2004 №5.

[4] Global Education Digest 2004. Comparing Education Statistics. Across the World — UNESCO Institute for statistics, Montreal, 2004, 2005.

[5] См. там же.

[6] Global Education Digest 2004, Comparing Education Statistics Across the World — UNESCO Institute for Statistics, Montreal, 2004.

[7] Цит. по материалу «Образование на экспорт", Известия, 4 октября 2004 г.

[8] Образование в Великобритании, 2000-2001, с.2-4.

[9] О материальных условиях жизни студентов в Германии см., в частности, материал «Немецкие университеты» в тематическом приложении «Германия» газеты Известия, 30 сентября 2004 г.

[10] Courtois G., Education et formation. Grandes tendances: 1955-2001, P., 2002.

[11] International Management Development Networks in Cooperation with the International Labour Offices, Geneva, 2001.

[12] Эту сторону отмечали руководители Университета Нанси, выступая 19 октября 2004 г. в МГИМО (Университете) МИД РФ.

[13] См., в частности, Краткий путеводитель по европейскому образованию, Лучшее в зарубежном образовании. Альбион, октябрь 2004г.

[14] Эксперт № 20, 30 мая — 6 июня 2004 г.; № 10, 15-21 марта 2004 г.; № 15, 19-25 апреля 2004 г.

[15] Профессор А. И. Медовой, «Индия» в книге Страны и регионы мира, 2003 г.

[16] См. об этом Ольга Власова, «Лестница между мирами", Эксперт, № 48, 22-28 декабря 2003 г., а также Эксперт № 10, 15-21 марта 2004 г.; Индия, перспективы, декабрь 2003 г.

[17] Education at a glance. 2003. OECD Indicators — OECD. Paris, 2003, tabl. 1.1.

[18] См. Марина Галушкина, «Экспорт образования", Эксперт, №28-29, 26 июля — 15 августа 2004 г.

[19] С.М.Соловьев, Сочинения, Книга XVI, Работы разных лет, М.,1995 г., с.38.

[20] С.М.Соловьев, Сочинения, Книга VI, т. 12, М., 1991 г., с.582.

[21] P.Scott, The Limits of the Market: Universities and the Knowledge Economy. Paper presented at NUF-FYC Conference, Marсh 2002, The Hague.

[22] Les Notes bleues de Berey, Ministère de l «Economie, des Finances et du budget, Janvier 2005, janvier 1999

[23] Билл Гейтс, Дорога в будущее, пер. с англ., М., 1996 г., с. 191, 263.

[24] Билл Гейтс, указ. соч., с. 257.

[25] Эксперт, № 28-29, 26 июля — 15 августа 2004 г., с.34.

[26] Речь идет о студентах, прибывших по государственной линии и на контрактной основе, обучавшихся в государственных высших учебных заведениях. См. Госкомстат России. Российский статистический ежегодник. Официальное издание. 2003 г., с.238.

[27] Точные данные 2001-2002 гг., опубликованные в 2003 г., Россия по совокупному показателю ИЧР занимала 63-е место (0,779), по индексу продолжительности жизни — 112-е место (66,6), по удельному весу грамотных среди взрослого населения — 43-е место (82), по индексу грамотности (0,93) делила с Италией и Израилем 21-е место. См. Hunlan Development Report, 2003, 2005, UN, DP.

[28] Образование в Великобритании, 2000-2001 гг.,с 1..

[29] Материалы конференции см. в журнале Высшее образование в России, №8 — 04, с.158-160.

[30] Высшее образование в России, №8-04, с.13,15.

[31] Все данные см. книгу МГИМО (университет). Традиции и современность (1944-2004), М., 2004.

[32] А.В.Торкунов, «60 лет. По дороге в будущее", МГИМО (университет), указ. соч., с.6.

[33] См. там же, с. 7-8.

[34] Высшее образование в России, №8-04,с.15.

[35] И в 1995 г. она составляла также 5,4%. См. Образование в России. 2003, Статистический сборник, Госкомстат России, М., 2003, с. 153, 302; Наука России в цифрах: 2003, Статистический сборник, М., 2003, с.14,83.

[36] Высшее образование в России, №8-04, с.158-159.

[37] Финансирование образования — инвестиции и доходы. Анализ международных индикаторов образования.UNESCO-OECD, 2003, p 5 и др..

[38] Эксперт, №28-29, 26 июля — 15 августа 2004 г., с34.

[39] Наши подсчеты на основе данных Госкомстат России. Российский статистический ежегодник. Официальное издание. 2003 г., с.238.

[40] МГИМО. Университет, указ. соч., с.12.

[41] В.Никольский, «Глобальное образование: пределы либерализации", Высшее образование в России, 8-04, с.23 и др.