«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1, 2006

Социальная сфера

Социальные проблемы Африки южнее Сахары

В.Н. Шитов, д.э.н., профессор

Вступив в новое, третье тысячелетие, мировая экономическая система остается крайне противоречивой и потому потенциально конфликтной. С одной стороны, все более активно идет глобализация мировой экономики, что ускоряет социальное развитие многих регионов мира. С другой стороны, сохраняются масштабные очаги отсталости, которые при условии действия тенденций, сформировавшихся во второй половине ХХ века, способны уже в ближайшем будущем сделать мир не менее, а более опасным, спровоцировать новые региональные конфликты, породить новые угрозы для здоровья и благополучия человека.

Одним из таких очагов отсталости является регион Африки южнее Сахары. По многообразию, масштабам и взаимопереплетенности социальных проблем регион отчетливо выделяется в развивающемся мире. В Африке южнее Сахары длительные неблагоприятные тенденции в области народонаселения, сочетаются с ужасающей бедностью, и большим неравенством в доходах, крайне неблагоприятной ситуацией в здравоохранении, образовании, высоким уровнем безработицы и масштабной вынужденной миграцией.

Корни социального кризиса суб-сахарской Африки имеют экономическую природу. Темпы экономического роста региона в 80-е и 90-е гг. были самыми низкими в мире. 33 из 45 государств Африки южнее Сахары относятся к наименее развитым странам. В структуре ВВП стран региона преобладают либо добывающая промышленность, как правило, представленная добычей одного — трех видов сырья, либо неэффективное сельское хозяйство, способное производить на экспорт также лишь узкий ассортимент продуктов. Низкая степень диверсификации производства оборачивается высокой нестабильностью доходов от экспорта и делает государства региона зависимыми от внешних заимствований. 31 страна Африки южнее Сахары относится по классификации МВФ к государствам с высокой степенью тяжести долгового бремени. В этих условиях большинство государств региона просто не располагают необходимыми ресурсами для проведения активной социальной политики. Положение также усугубляется тем, что в течение длительного времени достижение экономического роста рассматривалось в африканских странах (не без влияния некоторых международных экономических организаций) как самодостаточная цель, способная впоследствии чуть ли не автоматически преобразовать социальную сферу, что привело лишь к накоплению и приумножению социальных проблем региона.

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ

Со второй половины ХХ века темпы роста населения в Африке южнее Сахары были исключительно высокими, а в последнюю четверть стали самыми высокими из всех регионов мира. Среднегодовой рост населения в Африке южнее Сахары составлял в 1965-1980 г.г. — 2,7%[1], в 1980-2001 г.г. — 2,7% и по прогнозу Мирового банка должен составить 1,9% в 2001-2015 г.г[2]. В результате доля населения региона в мировом населении достигла 11% в 2004 г., вырастет до 12,4% в 2015г[3]. и (даже, если темпы роста регионального населения снизятся в последующие пятнадцать лет до 1,4%) составит не менее 14% в 2030 г[4]. Подобные темпы прироста населения в условиях невысоких темпов экономического роста (3,9% в среднем за 2000-2004 гг.)[5] не способствуют, а тормозят социально-экономическое развитие.

Складывающаяся в регионе крайне неблагоприятная демографическая ситуация — прямое следствие высокой рождаемости, которая составляет 39 человек в расчете на тысячу человек населения против 10-12 человек в развитых и 22-26 человек в других регионах развивающегося мира. Показатель рождаемости в Африке южнее Сахары более чем в два раза перекрывает показатель смертности, который, кстати, здесь тоже самый высокий из всех регионов мира (17 человек в расчете на тысячу человек населения)[6]. При этом высокая рождаемость в Африке южнее Сахары сочетается с крайне низкой продолжительностью жизни. Так, ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляет здесь 46 лет, а ожидаемая продолжительность жизни лиц, достигших возраста 15 лет, — 41 год[7].

В результате демографическая нагрузка, то есть отношение лиц в дорабочем и послерабочем возрастах к лицам в рабочем возрасте, формируется в регионе в преобладающей степени за счет роста численности нетрудоспособной молодежи (лица от 0 до 14 лет) и при этом достигает запредельной величины — 0,9, в том числе — 0,8, если считать только по нетрудоспособной молодежи[8]. Это самые высокие показатели из всех регионов мира. Причем на страновом уровне демографическая нагрузка в целом ряде случаев еще выше. В Чаде, например, она составляет 1,2, В Анголе и Демократической Республике Конго — 1,1, а в Бенине, Буркина-Фасо, Бурунди, Гане, Зимбабве, Республике Конго, Мадагаскаре, Мали, Нигере, Сьерра-Леоне, Эритрее и Эфиопии равна единице[9].

Высокая демографическая нагрузка сильно ограничивает возможности накопления, а значит сдерживает экономический рост. Это проявляется как в низкой норме валового накопления (доля инвестиций в ВВП региона составляет 19%)[10], так и в неизбежном выделении меньших средств на социальные нужды. В Африке южнее Сахары положение усугубляется тем, что подавляющее большинство государств региона относится к странам с низким уровнем дохода. Средний ВНД по региону составляет всего 450 долл., что в 58 раз ниже среднего подушевого ВНД развитых стран[11]. Это самый низкий показатель из всех регионов мира. Итак, высокая демографическая нагрузка ведет в условиях Африки южнее Сахары лишь к умножению социальных проблем и, прежде всего, проблемы бедности.

БЕДНОСТЬ

Международный уровень бедности — это доход, обеспечивающий потребление менее чем на 2 долл. в день в ценах 1985г. или менее чем на 2,15 долл. в день в ценах 1993 г. Международный уровень чрезвычайной бедности (или иначе — сверхбедности) — доход, обеспечивающий потребление менее чем на 1долл. в день в ценах 1985 г. или менее чем на 1,08 долл. в день в ценах 1993 г. По данным ООН, в Африке южнее Сахары проживает 25% всех сверхбедных мира. В абсолютном выражении это 250-300 млн. человек или 36-44% совокупного населения региона[12]. На страновом уровне показатель чрезвычайной бедности в целом ряде случаев еще выше. Например, менее чем на 1долл. в день вынуждено существовать порядка 70% населения в Центрально-Африканской Республике, 63% — в Замбии, 61% — в Буркина-Фасо и Нигере, 57% — в Сьерра-Леоне, 49% — на Мадагаскаре[13]. Уместно также отметить, что если в других регионах развивающегося мира в последние 20 лет отчетливо проявлялась тенденция к сокращению численности сверхбедных, то в Африке южнее Сахары наблюдался постоянный ее рост.

Последствия такого положения дел катастрофичны для населения региона. Достаточно сказать, что почти в половине стран Африки южнее Сахары от недоедания страдает от 20 до47% детей в возрасте до 5 лет[14]. Неутешительны и прогнозы сокращения масштабов сверхбедности в регионе. Эксперты Мирового банка полагают, что к 2015 г. численность населения, вынужденного существовать в Африке южнее Сахары менее чем на 1долл. в день, не только не сократится, но, наоборот, возрастет по сравнению с 1990 г. на 35%[15].

Высокий уровень сверхбедности сочетается в регионе с большим неравенством в распределении доходов. Почти в половине стран Африки южнее Сахары коэффициент Джинидоставляет от 40 единиц и выше, в том числе в десяти — более 50 единиц.

В качестве конкретных примеров можно указать Ботсвану и Лесото (коэффициент Джини — 63), Центрально-Африканскую Республику (61), ЮАР (58).[16] Чрезвычайная бедность, с одной стороны, и высокая степень неравенства в распределении доходов, с другой, — главные причины социальной напряженности в регионе, порождающие гражданские и этнические конфликты.

КРИЗИС ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Неизбежным следствием неблагоприятных демографических тенденций в Африке южнее Сахары, низкого уровня доходов как государств, так и большей части населения выступает то крайнее напряжение, которое испытывает социальная инфраструктура региона и, прежде всего сфера здравоохранения. В расчете на тысячу человек населения в регионе приходится всего 0,1 врача и 1,1 места в стационарных медицинских учреждениях[17]. Менее 58% детей в возрасте до 1 года проходят необходимую вакцинацию. Совокупные годовые расходы на здравоохранение составляют в Африке южнее Сахары в расчете на душу населения всего 29 долл. (против 2 735 долл. в развитых странах)[18].

В результате регион выступает эпицентром многих опасных заболеваний и, прежде всего, СПИДа, туберкулеза и малярии. Численность ВИЧ — инфицированных, например, оценивается здесь в 28,5 млн.человек, включая 2,6 млн детей в возрасте до 15 лет и 15 млн. женщин. На страновом уровне наибольшее распространение СПИД получил в Ботсване, Замбии, Зимбабве, Лесото, Малави, Мозамбике, Намибии и Свазиленде[19].

СПИД, малярия и туберкулез — одни из главных причин высокой смертности регионального населения. По оценкам ООН, 81% смертей, вызванных в мире СПИДом, 90%, вызванных малярией, и 23% мировых летальных исходов от заболевания туберкулезом приходятся на Африку южнее Сахары. Указанные заболевания выступают в современных условиях и значимым тормозом экономического развития региона. Подсчитано, что СПИД снижает здесь ежегодный рост ВВП в среднем на 0,5 — 2,6%. По другим оценкам, региональный ВВП был бы больше на 100 млрд долл., если бы за последние десятилетия удалось искоренить малярию. В африканских странах с высокой степенью распространения туберкулеза связанные с этим потери производительности труда оцениваются в 4-7% ВВП ежегодно[20]. Таким образом, недостаточное внимание к здравоохранению, обусловленное в конечном итоге низким уровнем экономического развития стран Африки южнее Сахары, оборачивается еще большими экономическими проблемами и ведет по сути к консервации хозяйственной отсталости региона.

ПРОБЛЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ

В кризисном состоянии находится система образования стран Африки южнее Сахары. Быстрые темпы прироста населения вкупе с хроническим недофинансированием образования поставили образовательную инфраструктуру в регионе на грань выживания.

Государственные расходы на образование в странах Африки южнее Сахары являются самыми низкими в мире. При этом подавляющая часть расходов идет на школьное образование (на послешкольное остаются крохи), но и для школы этих денег катастрофически не хватает. Кроме того данные по целому ряду стран региона свидетельствуют о том, что начальное, среднее школьное обучение и высшее образование финансируются из государственных бюджетов большей частью на фонд заработной платы преподавателей. Так, в Кении на оплату преподавателей идет 96% государственных расходов на образование, в Демократической Республике Конго — 90%, в Танзании — 86%, еще в 14 странах, по которым имеются соответствующие данные, — от 68 до 86%[21]. Нет необходимости доказывать, что при такой структуре государственных расходов на образование учебные заведения испытывают острый недостаток средств на материально-техническое обеспечение учебного процесса, что нередко приводит к отсутствию в образовательных учреждениях даже самого необходимого, например, учебников.

Общее количество учащихся в регионе проявляет тенденцию к росту. Вместе с тем, процентная доля посещающих даже начальную школу в расчете от соответствующей возрастной группы на протяжении последних двадцати лет увеличивалась крайне медленно и непоследовательно. Так, если в 1980 г. 80% детей соответствующей возрастной группы были охвачены начальным образованием, то в середине 80-х гг. — только 76%, а в 2000 г. — 86%. Среднюю школу в 1980 г. посещало 15% детей соответствующей возрастной группы, а в 2000 г. — 27% от соответствующей возрастной группы. Наконец, послешкольным образованием были охвачены 1% от соответствующей возрастной группы в 1980 г. и 4% в 2000 г. [22]

Получается, что большинство детей в регионе если и оканчивают, то только начальную школу. Особенно трудная ситуация сложилась с обучением девочек. 36 миллионов девочек в странах Африки южнее Сахары вообще не охвачены школьным обучением. 50% девочек, поступивших в начальную школу, к четвертому году обучения покидают ее. Среднюю школу посещают только 10% девочек соответствующей возрастной группы против 36% мальчиков. В то же время, по данным Африканской федерации в поддержку женского образования, увеличение среднего периода обучения в школе для девочек всего на четыре года могло бы обеспечить 8-9 процентный рост сельскохозяйственного производства в регионе, а увеличение этого периода лишь на один год могло бы понизить детскую смертность примерно на 6 случаев в расчете на тысячу младенцев.[23]

Именно с серьезными проблемами в школьном образовании связан высокий уровень неграмотности в регионе. В Африке южнее Сахары неграмотны 39% населения старше 14 лет. При этом на страновом уровне этот показатель часто гораздо выше. Например, в Нигере неграмотны 86% населения старше 14 лет, В Мали — 81%, в Чаде — 73%, в Сьерра –Леоне — 70%, в Бенине — 66%[24]

БЕЗРАБОТИЦА

Серьезной проблемой стран Африки южнее Сахары является безработица. По социальным данным на 2003 г. региональный уровень безработицы составляет 10, 9% совокупной рабочей силы. (По этому показателю Африка южнее Сахары уступает только региону Ближнего Востока и Северной Африки (12,2%)[25].) Вместе с тем, достоверность уровня региональной безработицы в 10,9% вызывает сомнения и он представляется заниженным. Об этом косвенно свидетельствует ЮАР, где более тщательно ведется учет безработных, и где их численность составляла в 1998-2001 гг. более 23% национальной рабочей силы[26].

Безработица региона имеет ряд черт, которые еще больше обостряют проблему незанятости. В странах Африки южнее Сахары безработица носит преимущественно застойный характер. В отличие от большинства регионов развивающегося мира мужская безработица превышает женскую. В 2003 г. в Африке южнее Сахары безработица среди мужчин составляла 11,8% (11,6% в 2001 г.), а среди женщин — 9,6% (9,3 в 2001 г.)[27]. Наиболее быстро растет городская безработица. Среди молодежи безработица в 3-4 раза выше, чем среди лиц среднего возраста.

К вышеуказанному необходимо добавить, что имеющиеся данные международной статистики об уровне и характерных чертах безработицы в Африке южнее Сахары далеко не полностью отражают реальную ситуацию с незанятостью. С одной стороны, наряду с собственно безработицей в регионе большое распространение получила неполная занятость. С другой стороны, значительных масштабов достигла занятость в теневом секторе региональной экономике, так называемая «неформальная» занятость. По некоторым данным последняя достигает в Африке южнее Сахары 72% от «световой» занятости в сферах промышленного производства и услуг[28].

ВЫНУЖДЕННАЯ МИГРАЦИЯ

Еще одной сложной социальной проблемой Африки южнее Сахары является вынужденная миграция. Согласно подходу, принятому в Верховном комиссариате ООН по делам беженцев, вынужденными мигрантами (беженцами) в отличие от мигрантов экономических считаются те, кто испытывают преследование по политическим расовым, религиозным, национальным мотивам или из-за принадлежности к определенным социальным группам. В соответствии с данным подходом в Африке южнее Сахары непосредственными причинами вынужденной миграции являются политические, этнические, религиозные, и гражданские конфликты, возникающие на фоне кризисной социально-экономической ситуации. Именно они порождают исход из стран Африки южнее Сахары значительных масс населения. На 1 января 2005 г. общая численность беженцев в мире оценивалась в 19,2 млн. чел., из них порядка 4,9 млн. приходилось на страны региона[29].

Вынужденная миграция в Африке южнее Сахары проявляется как в региональном, так и межрегиональном разрезе. Так, в 2004 г. по данным Верховного комиссариата ООН по делам беженцев во всем мире имелось 10 основных потоков вынужденных мигрантов. 5 из них приходились на Африку южнее Сахары и при этом носили преимущественно внутрирегиональный характер (см. нижеследующую таблицу).

Численность, происхождения беженцев в Африке южнее Сахары
и основные страны их приема (2004 г.)

Страны происхождение беженцев

Основные страны приема

Численность

Судан

Эфиопия, Демократическая Республика Конго, Кения, Центрально-Африканская Республика, Чад

730600

Демократическая Республика Конго

Танзания, Замбия, Республика Конго, Бурунди, Руанда

462200

Бурунди

Демократическая Республика Конго, Руанда, Танзания, ЮАР

485800

Сомали

Кения, Йемен, Джибути,

США, Великобритания

389300

Либерия

Гвинея, Кот Д’Ивуар, Сьерра-Леоне, Гана

335500

Источник: Refugees by numbers 2005, UNHCR.

Одновременно высоки и масштабы беженцев из региона в развитые страны. Например, за 1992-2001 гг. в развитых странах обратились с просьбой о предоставлении убежища порядка 0,9 млн. выходцев из Африки южнее Сахары[30]. И это только обратилось. Реально же «просочилось» намного больше. При этом основными странами приема в этой ситуации выступают бывшие метрополии африканских государств.

Освещая вопрос о вынужденной миграции в Африке южнее Сахары, нельзя не отметить еще одно обстоятельство. Речь идет о том, что с учетом специфических социально-экономических условий региона, оценка в нем численности вынужденных мигрантов в соответствии с подходом, принятым в Верховном комиссариате ООН по делам беженцев, в реальности оказывается заниженной. Более конкретно имеется в виду следующее. Во-первых, принимая во внимание уровень чрезвычайной бедности в странах Африки южнее Сахары, значительная часть экономических мигрантов региона вполне может и, по нашему мнению, должна рассматриваться как вынужденные мигранты, (в силу принадлежности к особой группе населения, находящейся на грани человеческого выживания). Во-вторых к этой же категории должны относиться так называемые, экологические мигранты, вынужденные покидать свои страны, например, по причине длительной засухи, потери урожая из-за набегов саранчи и других экологических бедствий.

Масштабы социального кризиса в Африке южнее Сахары указывают на то, что региону требуется четко сформулированная политика, нацеленная на решение важнейших проблем в социальной сфере.

Такая политика должна исходить из ясно очерченной системы приоритов, что особенно важно в условиях региона, являющегося одним из беднейших в мире. Такая политика далее должна предусматривать разные подходы к решению социальных проблем в городских и сельских районах африканских стран, по возможности максимально учитывая специфику последних. Наконец, региональная, и национальная социальная политика государств Африки южнее Сахары обязательно должна быть скоординирована с международной помощью, предоставляемой мировым сообществом региону. В этой связи, на наш взгляд, требуется, прежде всего, неукоснительное соблюдение всеми сторонами решений копенгагенсокго социального комитета ООН 1995 г. и особенно принципа «двадцать на двадцать». Согласно этому принципу страны-доноры должны резервировать 20% своей помощи для нужд социального развития Африки, а страны-реципиенты выделять на те же цели 20% своих бюджетных расходов. Разумеется, выдерживать последнее — очень непростая задача для государств региона. Но ее необходимо стремиться выполнять, ибо только таким образом можно обeспечить преодоление африканского социального кризиса.


ЛИТЕРАТУРА

1. P.Hugon. The Economy of Africa. Pretoria,2004.

2. World Bank. A Continent in transition: Sub-Saharan Africa in the mid. 1990s. Washington D.C., 1995.

3. World Bank. Attacking Poverty. Washington D.C., 2000.

4. Report on the Economic and Social Situation in Africa, Addis Ababa, 1996.

5. К. Салиму. Социальные последствия структурной перестройки в странах Африки южнее Сахары // Актуальные проблемы глобальной экономики. М., 2003.

 


 

[1] World Development Report 1990. — Washington D.C., The World Bank, 1990, p.229.

[2] 2003 World Development Indicators. — Washington D.C., The World Bank, 2003 p.40.

[3] Расcчитано по: 2003 World Development Indicators. — Washington D.C., The World Bank, 2003, p.40; World Development Report 2006 Washington D.C., The World Bank, 2006, p.293.

[4] Рассчитано по: 2004 World Development Indicators CD-ROM, The World Bank.

[5] World Development Report 2006. — Washington D.C., The World Bank, 2006, p. 293.

[6] 2003 World Development Indicators. — Washington D.C., The World Bank, 2003, p.40.

[7] 2004 World Development Indicators CD-ROM, The World Bank, 2003, p.40.

[8] 2003 World Development Indicators. — Washington D.C., The World Bank, 2003, p.40.

[9] Ibid.,pp.38-40.

[10] World Development Report 2006. — The World Bank, 2006, p.297.

[11] World Development Report 2004. — The World Bank, 2004, p.253.

[12] World Development Report 2003. — The World Bank, 2003, p.2.

[13] Ibid., pp.236-237.

[14] World Development Report 2004. — Washington D.C., The World Bank, 2004, pp. 254-255.

[15] World Development Report 2004. — Washington D.C., The World Bank, 2004, p.3.

[16] World Development Report 2006. — Washington D.C., The World Bank, 2006, p.p280-281.

[17] World Development Indicators 2001. — Washington D.C., The World Bank, 2001, p.p. 100, 104.

[18] World Development Report 2004. — Washington D.C., The World Bank, 2004, p.p. 259,257.

[19] UN document E (2003) 17 13 May 2003, p.p. 11.

[20] Ibid., p.11.

[21] World Development Report 2004. — Washington D.C., The World Bank, 2004, p.40.

[22] World Development Report 2004. — Washington D.C. The World Bank, p.40.

[23] 2003 World Development Indicators. Washington D.C., The World Bank, 2003, p. 82; UN Document E/ECA/CM 22 April 1999, p. 29.

[24] World Development Report 2006. — Washington D.C., The World Bank 2006 pp. 292 — 293.

[25] Global Employment Trends, January 2004, ILO, p.2.

[26] 2003 World Development Indicators. — Washington D.C., The World Bank, 2003, p52.

[27] Global Employment Trends, January 2004, ILO, p.2.

[28] Women and Men in the Informal Economy: A Statistical Picture. — ILO, 2002, p.19.

[29] www.unhr.org/cgi-bin/texis/vtx/basics

[30] UNYCR Statistical Year book 2001, MNHCR, Geneva, p. 116.