«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1, 2006

Международное движение капитала

Современные тенденции в вывозе частного капитала из России

С.В. Шепелев, к.э.н., доцент

С конца прошлого века Россия переживает ощутимый экономический рост, который позитивно отражается и на финансовых показателях страны (устойчивый и значительный профицит бюджета, неуклонно растущие до рекордных объемов золотовалютные резервы, сравнительно невысокие и имеющие стабильный понижательный тренд размеры госдолга, укрепляющийся в номинальном и реальном выражениях обменный курс национальной валюты). Позитивные макроэкономические изменения нашли адекватное отражение и в оценках инвестиционной привлекательности страны ряда известных международных рейтинговых агентств (Fitch, Moodys и др.), неоднократно пересматривающих страновой рейтинг России в сторону его повышения. Все это явилось одним из факторов, оказавшим стимулирующее влияние на темпы и масштабы притока иностранного капитала в Россию, в том числе и в наиболее конструктивной форме — прямых инвестиций, достигшие в последние годы рекордных за весь переходный период объемов. Так, по данным Банка России, приток прямых инвестиций вырос в среднем с 2,4 млрд. долл. в 90-е годы прошлого века до 7,8 млрд. долл. в 2000-2005 гг., в т.ч. в последние два года приток капитала в рассматриваемой форме был самым высоким за реформенный период (в среднем 15 млрд.долл). Ожидается, что повышательный тренд сохраниться и в текущем году: по итогам только первого квартала 2006 г. данный показатель (6,5 млрд. долл.) составил почти половину от ежегодных объемов привлеченных прямых инвестиций последних двух лет.

Такая картина нашла свое отражение в платежном балансе страны, опираясь на статистические данные которого некоторые отечественные экономисты поспешили заявить о существенном смягчении проблемы оттока (бегства) капитала из страны, остро стоявшей перед экономикой страны в 90-е годы прошлого века.

Их подход основан на оперировании понятием «чистый вывоз капитала» (т.е. путем разницы между величинами ввозимого в страну и вывозимого из нее капитала частным сектором экономики). Если исходить из такой методики, то в первые годы нового века интенсивность вывоза из страны частного капитала действительно существенно спала. По данным платежного баланса страны, масштабы чистого оттока снизились с 25,4 млрд.долл. в 2000 г. до в среднем порядка 9 млрд. долл. в последующие четыре года, а по итогам 2005 г. впервые за реформенный период статистикой было зафиксировано даже некоторое превышение ввозимого частным сектором капитала в страну над его вывозом (см. Таблицу №1)[1].

Таблица №1

Динамика чистого оттока капитала частным сектором из России в 2000-2006 гг. (млрд.долл.)

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

1 кв.

- 25,4

- 15,8

-8,8

-2,4

-8,9

1,4

- 5,2

Примечание: Примерный чистый отток частным сектором капитала из страны рассчитан как результат сопоставления активной и пассивной частей платежного баланса в аналитическом представлении с учетом таких его статей, как «Счет операций с капиталом» (в части «капитальные трансферты, связанные с миграцией населения»), «Финансовый счет» (за вычетом операций с «резервными активами», а также прочих операций госсектора), “Чистые ошибки и пропуски”.

Знак “-” означает нетто-вывоз частным сектором капитала за рубеж.

Источник: Платежный баланс России за соответствующие годы. Расчеты автора

Однако нельзя не согласиться с рядом независимых специалистов, что основанные на такой методике выводы вызывают определенные сомнения с точки зрения объективности реальной картины в области вывоза капитала. Во-первых, при таком подходе оценка масштабов бегства капитала достаточно условна, поскольку далеко не всегда учитывается принцип вычленения капитальных операций, которые по природе и сущности своей не должны подпадать под категорию убегающих (к таким операциям, например, могут относиться прямые формы инвестирования средств за рубеж). Во-вторых, даже если вынести за скобки вышеотмеченный момент, то фиксируемая в рассматриваемый период платежным балансом тенденция снижение чистого оттока капитала вплоть до ее смены в 2005 году на прямо противоположную (исходя из рассматриваемой методики расчета) обусловлена отнюдь не сокращением вывоза частного капитала из страны, а скорее ростом масштабов привлекаемого иностранного частного капитала в российские активы (см. Таблицу №2). Причем в его структуре все более заметное место занимают далеко не самые конструктивные формы привлекаемых частным бизнесом инвестиционных средств, преимущественно в ссудной и портфельной формах. В результате все более активного привлечения российскими заемщиками и эмитентами средств с мирового рынка капиталов темпы прироста объемов иностранных инвестиций (только, например, в виде предоставления синдицированных кредитов, вложений в долговые ценные бумаги и акции российских предприятий) существенно возросли: по сравнению с 2000 г. в несколько раз, в том числе объем привлеченных таким образом средств в 2004 г. составил порядка 26 млрд. долл. (рост почти в 6 раз), по итогам только 8 месяцев 2005 г. данный показатель уже вплотную приблизился к годовому показателю предыдущего года, составив порядка 23 млрд. долл. (рост более чем в 5 раз), к концу же года, по оценкам специалистов ВНИКИ, данный показатель составил уже около 40 млрд. долл. (рост примерно в 9 раз). Высокие темпы прироста объемов привлечения зарубежных инвестиций в упомянутых формах сохранились и в текущем году.[2]

Таблица №2

Ввоз частного капитала в Россию в 2000-2006 гг. (в млрд. долл.)

   

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

1 кв.

Капитальные трансферты иммигрантов

 

0,8

0,4

0,4

0,3

0,4

0,6

0,1

Прямые инвестиции

 

2,7

2,8

3,5

8,0

15,4

14,6

6,5

Портфельные инвестиции,

 

0,8

1,5

3,5

-1,3

0,3

0,0

3,4

в т.ч.

Участие в капитале

Долговые ценные бумаги

Финансовые производные*

 

0,2

0,6

0,5

1,0

2,6

1,0

-0,1

0,4

-1,3

-0,4

0,2

1,0

-0,9

-0,2

1,3

-1,1

2,8

0,8

-0,2

Прочие инвестиции,

в т.ч.

Наличная национальная валюта

Остатки на текущих счетах и депозиты

Ссуды и займы (непросроченные)

Просроченная задолженность

Прочие обязательства

 

0,0

0,2

0,7

-1,3

0,1

0,3

2,2

0,0

1,5

1,2

0,0

-0,5

11,0

0,0

0,5

10,6

-0,3

0,2

26,7

0,1

3,8

22,6

-0,0

0,2

23,1

0,2

-0,2

23,2

-0,0

-0,1

58,8

0,1

2,8

55,8

-0,2

0,3

8,5

0,1

0,8

7,3

-0,1

0,4

Ввоз капитала, всего

 

4,3

6,9

18,4

33,7

39,2

74,0

18,5

* Операции с финансовыми производными в платежном балансе страны ЦБ РФ отражаются с конца 2002 г.

Примечание: Знак “+” означает нетто-увеличение иностранных обязательств (кроме первого компонента, по которому данный знак означает ввоз иммигрантами в Россию экономических ценностей).

Источник: Платежный баланс РФ за соответствующие годы. Расчеты автора.

Все более значимую роль в укреплении вышеотмеченной тенденции принадлежит фондовому рынку России. В условиях сравнительно умеренной инфляции и укрепляющегося российского рубля иностранный капитал, по оценкам, устремился на отечественный фондовый рынок для извлечения большей доходности, по сравнению с той, которую он мог бы получать от операций на западных рынках ценных бумаг. По оценкам Минфина РФ, доход на ввезенный капитал в РФ оценивается примерно на уровне 7-9%, против 4-6% на мировом рынке[3]. Учитывая высокую зависимость спекулятивных инвестиций от конъюнктурных краткосрочных факторов вполне обоснованы все чаще появляющиеся (особенно в последние два года) опасения властей в отношении масштабности их притока на фондовый рынок России. Опасения подтверждаются и имеющейся на этот счет статистикой. Так, например, уже к 2005 году фондовый рынок РФ вырос более чем на 80%, что являлось одним из самых высоких показателей в мире[4].

Собственно, наиболее заметные признаки нестабильности фондового рынка страны проявились уже в мае-июне текущего года, когда, преимущественно под влиянием авторитетных высказываний о скором изменении мировой ликвидности, на зарубежных (а вслед за ними и российских) торговых площадках наблюдалось существенное падение инвестиционного спроса на ценные бумаги иностранных и российских эмитентов. В итоге, сохранявшиеся до начала мая текущего года сравнительно высокие темпы роста отечественного фондового рынка (до 60% с начала года) были существенно скорректированы. Не смотря на то, что многие отечественные и зарубежные аналитики дают оптимистичные прогнозы до конца года, тем не менее, по их мнению, темпы роста фондового рынка страны, вероятнее всего, будут более умеренными (по сравнению с предыдущим годом), притом, что волатильность (подвижность в ту или иную сторону) индикатора котировок стоимости ценных бумаг существенно возрастет.[5]

Что касается возросших объемов привлекаемых частным сектором кредитных ресурсов из-за рубежа, то, по оценке ряда независимых экспертов, такие операции все чаще стали использоваться не только для реализации российскими реципиентами капитала инвестиционных проектов, но и как канал для бегства капитала, а также скорейшего «отмывания» ранее несанкционированно вывезенных из страны средств.

Таким образом, методика сопоставления сальдовых показателей активной и пассивной частей платежного баланса страны в принципе не позволяет полноценно судить о реальных процессах в области экспорта капитала. Показатель чистого вывоза (ввоза) капитала имеет ограниченное (прежде всего бухгалтерское) значение, отражая сальдо движения капитала, но отнюдь не говорит о масштабах вывоза (равно как и ввоза) капитала. Поэтому при исследовании проблемы экспорта капитала, по мнению автора, целесообразно не акцентировать внимание на чистом сальдовом значении, исчисляемым вышеуказанным способом, а в первую очередь рассматривать структуру и масштабы его вывоза.

Использование «валовых» показателей, а также ранжирование вывозимого капитала с учетом российской специфики исходя из принципа отнесения тех или иных форм зарубежных вложений к категориям конструктивных (т.е. не противоречащих интересам страны) и неконструктивных (по узкому определению — нелегальный или полулегальный отток, по широкому — теневой отток с учетом не отвечающих национальным интересам государства форм легального вывоза)[6] показало, что в новом веке российский частный сектор в целом не снижал в сравнении с 90-ми годами прошлого столетия интенсивности экспорта капитала за рубеж, а даже, напротив, его наращивал. Соотношение масштабов вывозимого частным сектором капитала с размерами ВВП страны, пересчитанного автором по ППС, в период с 2000-2005 гг. в среднем составляло порядка 2,9%, что сопоставимо с показателями ряда ведущих развитых стран мира (США, Японии, Германии) и заметно контрастирует с более умеренными показателями по ряду ускоренно развивающихся стран (КНР, Индии, Бразилии).[7] Однако анормальность данного процесса для России по-прежнему состоит не в масштабности вывоза капитала за рубеж, а в его качественном содержании: частный сектор продолжает экспортировать капитал преимущественно в форме его бегства, в формировании которого превалирует несанкционированная составляющая. В последнем случае, отток капитала через нелегальные и полулегальные каналы в последние годы имеет в целом повышательный тренд, достигший своего абсолютного максимума за весь реформенный период в 2005 году, сложившись в размере порядка 47 млрд.долл. (см. Таблицу №3).

Таблица №3

Вывоз частного капитала из России в 2000-2006 гг.,
(включая его отток по узкому и широкому определению, в млрд. долл.)

 

Вывоз

В том числе бегство капитала**

Годы

капитала,

по узкому определению

по широкому определению

 

всего*

1

2***

3

Итого

(1-3)

4

5

6

7

8

Итого

(1-8)

2000

-29,7

-9,2

-4,2

-5,3

-18,7

-0,9

-0,4

-0,4

-3,8

-0,9

-25,1

2001

-22,7

-9,5

0,5

-6,4

-15,4

-0,9

0,1

-1,0

0,3

-1,1

-18,0

2002

-27,2

-6,5

-1,7

-12,2

-20,4

-0,9

-0,5

-1,5

1,2

-1,1

-23,2

2003

-36,1

-8,2

-4,0

-15,5

-27,7

-1,0

-0,5

-1,3

1,1

5,9

-23,5

2004

-48,1

-6,3

-0,6

-25,9

-32,8

-1,1

-3,1

0,2

-0,9

1,9

-35,8

2005

-72,6

-11,9

-8,0

-27,2

-47,1

-1,0

-3,0

-5,9

-4,4

1,4

-60,0

2006

(1 кв.)

-23,7

-1,9

0,1

-7,0

-8,8

-0,2

-1,0

-1,6

-8,6

0,6

-19,6

* Вывоз частным сектором капитала из страны отражен в таких статьях платежного баланса в аналитическом представлении, как “Счет операций с капиталом (в части капитальные трансферты эмигрантов)”, “Финансовый счет (в части активы, кроме резервных, а также прочих операций госсектора)”, а также “Чистые ошибки и пропуски”.

** Пронумерованные графы таблицы соотносятся со следующими компонентами платежного баланса страны: (1) — чистые ошибки и пропуски, (2) — торговые кредиты и авансы предоставленные, (3) — изменение задолженности по своевременно неполученной экспортной выручке, не поступившим товарам и услугам в счет переводов денежных средств по импортным контрактам, а также переводы (оценка с конца 2002 г.) по фиктивным операциям с ценными бумагами, (4) — капитальные трансферты эмигрантов, (5) — портфельные ценные бумаги (вкл. отражаемые с 2002 г. операции с финансовыми производными), (6) — предоставленные ссуды и займы, (7) — прирост остатков на текущих счетах и депозитах за рубежом, (8) — прирост наличной иностранной валюты.

*** В российских условиях компонент (2), вопреки общему представлению, следует также в определенной степени относить к каналам теневого бегства капитала. В последние годы «центр тяжести» в формировании несанкционированного оттока капитала по данной статье платежного баланса сместился в сторону осуществления авансовых импортных трансакций по «невидимому» товару — услугам. В соответствие с методологий составления платежного баланса страны данный компонент имеет определенную коррелирующую связь с компонентом (3).

Примечание: Знак “-” означает нетто-увеличение иностранных активов (кроме компонента (4), по которому данный знак означает вывоз эмигрантами за рубеж экономических ценностей).

Источник: Платежный баланс России за соответствующие годы. Расчеты автора.

С учетом вышеотмеченного можно сделать неутешительный для России вывод, что достигнутая в стране макроэкономическая стабильность по большому счету не была адекватно воспринята частным бизнесом российской экономики. Несмотря на предпринимаемые правительством реформаторские действия, условия ведения бизнеса по-прежнему оставляют желать лучшего. К числу наиболее существенных негативных факторов следует отнести остающуюся обременительной фискальную систему, которая, в свою очередь, способствуют поиску способов укрывательства предпринимателями доходов от сравнительно высокого налогообложения и неэффективной системы налогового администрирования. В подтверждение отмеченного можно привести исследования ряда зарубежных организаций. Так, например, в составленном Международным институтом развития и менеджмента (Швейцария, Лозанна) рейтинге на основе опросов предпринимательского сектора, по уровню и практике администрирования налога на прибыль Россия проигрывает не только развитым странам, но и многим проблемным в экономическом и политическом плане режимам (Венесуэле, Индонезии, Колумбии)[8].

Если говорить об уровне фактической налоговой нагрузки на предпринимателей, то можно привести данные обнародованного в 2005 году доклада канадского исследовательского института «CD Howe Institute» (г. Торонто). Расчеты международной организации показали, что, не смотря на заметное номинальное снижение ставок по ряду налогов (прежде всего, налогу на прибыль — с 35% до 24% и ЕСН — с 35,6% до 26%), в реальности, средняя налоговая ставка с доходов корпораций в России (34,5%) одна из самых высоких. В тоже время средняя «реальная» ставка налога с дохода на капитал заметно ниже в ряде новых индустриальных странах (например, в Сингапуре — 6,2%, Гонконге — 8,1%, Индии — 24,3%, Р. Корее — 30,8%) и некоторых развитых европейских государствах (например, в Швеции — 12,1%, Великобритании — 21,7%, Нидерландах — 25%, Испании — 27,%, Франции — 33,3%). Соответственно, как показывает мировой опыт, в таких странах соотношение прямых иностранных инвестиций (ПИИ) к ВВП тем выше (при прочих равных условиях), чем ниже фактический уровень ставок корпоративных налогов (например, в Гонконге — 18,2%, Сингапуре — 14,1%, в Швеции — 8,2%).[9]

Чрезвычайно высока степень бюрократизации и криминализации в стране, что также подтверждается различными международными рейтингами. Так, например, по индексу восприятия коррупции в мире (ИВК), рассчитанного по 159 странам и обнародованного в конце октября 2005 года авторитетной западной структурой — Transparency International, Россия получила (по 10 балльной шкале) всего 2,4 балла (126-е место в рейтинге), войдя в группу стран с «высочайшим уровнем коррумпированности в стране» (вместе с Албанией, Нигерией, Сьерра-Леоне и др.).[10]

В последние три года возросла настороженность бизнеса к попыткам пересмотра итогов приватизации крупных частных компаний в стране. В том числе по причине образовавшегося вакуума недоверия к деятельности власти в этой области большинство отечественных и зарубежных экспертов объясняют резко возросший с 2003 года отток (прежде всего, по несанкционированным каналам) предпринимательского капитала.

Если оценивать масштабы вывезенного с 2000 года нелегального капитала, то необходимо отметить, что приведенные в таблице три статьи платежного баланса (в рамках узкого определения) носят приблизительный характер, поскольку только частично отражают несанкционированное бегство капитала. В тоже время это лишь наиболее очевидные и доступные суммы, тогда как фактический отток рассредоточен и по ряду других статей платежного баланса страны (включая импорт частным сектором факторных и нефакторных услуг, предоставленные ссуды и займы банковскому сектору и сектору нефинансовых предприятий и др.). Но оценить размеры нелегального бегства не представляется возможным из-за трудностей вычленения из них несанкционированной составляющей и отсутствия достоверных оценок специалистов. Такие «невидимые» формы нелегального вывоза капитала, как правило, слабо поддаются валютному и таможенному контролю в том числе и потому, что за годы реформ схемы, используемые для теневого экспорта капитала, стали еще более изощренными. Кроме того, в платежном балансе страны не учитываются такие формы нелегального бегства капитала, как контрабандный экспорт, а также ценовые манипуляции в ходе осуществления внешнеторговых операций. Однако имеющихся статистических данных достаточно, чтобы понять о масштабности по-прежнему остро стоящей перед страной проблемы, связанной с оттоком капиталов за рубеж. В период с 2000-2005 гг., а также 1 кв. 2006 г. «видимый» нелегальный отток капитала из России составил порядка 171 млрд.долл., что примерно на четверть превышает аналогичную величину, сформировавшуюся в 90-е годы за более длительный промежуток времени (т.е. с 1992-1999 гг.[11]).

Проблема нехватки финансовых ресурсов, хронического бюджетного дефицита и слабого притока иностранных (прежде всего, долгосрочных) инвестиций, остро ощущавшаяся в 90-е годы прошлого века, сейчас менее актуальны для российской экономики. Поэтому проблема непрекращающегося масштабного оттока капитала за рубеж в последнее время переживается ею не так болезненно. Однако из этого не следует, что утекающие за рубеж российские капиталы не нужны для страны. Востребованность в них очевидна, в том числе и потому, что наметившееся в начале нового века финансово-экономическое благополучие во многом порождено запредельно высокими ценами на мировых рынках энергоносителей. Последнее, однако, носит временный характер. Долгосрочный устойчивый экономический рост в России может быть обеспечен лишь в условиях стабильного притока в экономику широкомасштабных инвестиций, как внешних, так и внутренних. Поэтому нивелирование проблемы оттока капитала позитивно сказалось бы на решении задач, стоящих перед российской экономикой.

Для разрешения проблемы сдерживания оттока капитала за рубеж, по мнению автора, назрело применение комплексного подхода.

Практика прошлых лет показала, что только административным сдерживанием бегство капитала не остановить. Положительный эффект от таких мер краткосрочен. Бизнес достаточно быстро адаптируется к новым условиям, реализуя новые более сложные пути вывоза капиталов из страны.[12]

С другой стороны, применение исключительно либеральных подходов в решении данной проблемы является преждевременным. Так, вступивший в силу в 2004 году новый Закон «О валютном регулировании и валютном контроле» по существу фиксирует постепенный отказ (к 2007 году) от валютных ограничений. При этом правительство в стремлении реализовать озвученную Президентом РФ в своем Послании Федеральному собранию РФ в мае 2006 года задачу ускорить процесс либерализации валютного законодательства интенсифицировало работу по подготовке и введению в действие соответствующих нормативных документов, снимающих в более ранние сроки существующие ограничения (в том числе капитального характера)[13]. В этой связи нельзя не согласиться с мнением ряда отечественных экономистов в том, что в условиях, когда бегство капитала не снижается, а, напротив, нарастает и достигло рекордной величины, либерализация вывоза капитала не остановит, а скорее подхлестнет данный процесс. Основная масса прибыли образуется в экспортоориентированных отраслях — топливной промышленности и металлургии. По оценкам, эти же отрасли — главные агенты незаконного вывоза капитала. Новая редакция закона, по сути, дает им возможность сделать незаконный вывоз капитала законным. Более того, в случае перехода к изъятию у них природной ренты сырьевые компании получают потенциальную возможность лучше уходить от рентных платежей через вывоз капитала.[14]

По мнению автора, взятый курс на реализацию в стране экономической политики с ориентацией на либеральный инструментарий в целом лежит в русле мировых традиций. Однако, как представляется, такая политика должна сочетаться с активной деятельностью властей по улучшению инвестиционного климата в стране. Очевидно, что пока инвестиционный климат в стране не улучшится настолько, чтобы бегство капитала перестало существовать как проблема, полномасштабная и форсированная либерализация вывоза капитала представляется преждевременной и опасной мерой.

Постепенная валютная либерализация в отношении вывозимого из страны капитала должна сопровождаться ужесточением валютного законодательства в отношении неконструктивных форм вывоза капитала при одновременном создании системы поддержки тех форм вывозимого капитала, которые способствуют продвижению товаров и услуг за рубежом.

Иными словами, России требуется более прагматичная экономическая политика с применением не только либеральных, но и неокейнсианских инструментов. Такой подход, по мнению автора, следует отразить в специально разработанной для этих целей концепции регулирования вывоза капитала из России. В свою очередь, данный документ было бы целесообразно закрепить на уровне президентского указа с учетом того, что Банк России (важнейший субъект валютного администрирования) формально не подпадает под вертикаль правительственного управления.


Основные источники:

1. Абалкин Л. Бегство капитала: природа, формы, методы борьбы. — “Вопросы экономики”, №7, 1998.

2. Булатов А.С. Вывоз капитала из России и концепция его регулирования. Серия “Научные доклады”, №45. — М., Московский общественный научный фонд, 1997.

3. Булатов А.С. Ввоз и вывоз капитала из России. — “БИКИ”, №98-99, 2001.

4. Булатов А.С. Россия в мировом инвестиционном процессе. — «Вопросы экономики», №1, 2002.

5. Бюджет сыграли дуэтом. — «КоммерсантЪ», №173, 2005.

6. В поисках длинного рубля. — «Экономика и жизнь», №27, 2006.

7. Герчикова И.Н. Международные экономические организации: регулирование мирохозяйственных связей и предпринимательской деятельности. — М., АO “Консалтбанкир”, 2001.

8. Два взгляда на один пузырь. — «Известия», №165, 2005.

9. Елизаветин М.Е.. Иностранный капитал в экономике России. — М.: Международные отношения, 2004.

10. Катасонов В.Ю. Бегство капитала из России. — М., Анкил, 2002.

11. Крепись инвестор. — «Российская газета», №131, 2006.

12. Миркин Я. Среднесрочный рост «на американских горках». — «Экономика и жизнь», №21, 2006.

13. Никонов А.Т., Шепелев С.В. Об оттоке (бегстве) капитала из России. — «БИКИ», №№86-87, 2002.

14. О снижении налога на капитал в развитых странах. — «БИКИ», №120, 2005.

15. Отток капитала из России. — “Внешнеэкономический бюллетень”, №10, 2000.

16. Панов В.А. Россия: утечка капитала и национальная безопасность. — М., Институт экономики РАН, 2002.

17. Паппе Я., Галухина Я. Внешнеэкономические факторы трансформации крупного бизнеса в России. — «Вопросы экономики», №10, 2005.

18. Рубль пошлют в резерв: российской валюте дали свободу, но не избавили ее от рисков. — «Российская газета», №142, 2006.

19. Русская рулетка: опять бы «Ногу» не сломать. — «Экономика и жизнь», №27, 2006.

20. Сдали нервы: Инвесторы распродают российские акции. — «Ведомости», №106, 2006.

21. Шепелев С.В. Качественный аспект экспорта капитала из России в условиях переходного периода. — «Российская экономика: потенциал для развития» (Межвуз. сборник научных трудов). Саранск: МГУ им. Н.П. Огарева, 2003, Вып.III.

22. Платежный баланс РФ. — М., Банк России, 1993-2006.

23. Российский статистический ежегодник. — М., Федеральная служба государственной статистик, 2006;

24. Balance of Payments Yearbook. — IMF, Washington, 2005.

25. International Financial Statistics. — IMF, Washington DC., 2002-2005.

26. OECD Economic OutLook. — OECD, Paris, 2002-2005.

27. World Competitiveness Yearbook. — IMD, Switzerland, 2006.

28. World Development Indicators. — The World Bank, Washington, 2005.

39. Russia: foreign economic relations. Trends and prospects, VNIKI, №1, 2006.

30. www.transparency.оrg.ru

 


 

[1] По итогам 1 квартала 2006 г. чистый отток частного капитала из России сложился в размере 5,2 млрд.долл., тем не менее, не исключаетcя возможность формирования по итогам года (как и в предыдущем году) превышения ввозимого в страну частного капитала над его вывозом.

[2] Подробнее о масштабах, структуре и динамике заимствований российского частного сектора в начале нового тысячелетия см., например: Паппе Я., Галухина Я. Внешнеэкономические факторы трансформации крупного бизнеса в России. — «Вопросы экономики», №10, 2005; Русская рулетка: опять бы «Ногу» не сломать. — «Экономика и жизнь», №27, 2006; В поисках длинного рубля. — «Экономике и жизнь», № 27, 2006.

[3] Данные цифры были обнародованы в сентябре 2005 года в выступлении Министра финансов РФ на одном из парламентских заседаний, посвященных обсуждению бюджетно-финансовых вопросов, и опубликованы в российской прессе (см., например: Бюджет сыграли дуэтом. — «КоммерсантЪ», №173, 2005).

[4] Финансовые характеристики российского фондового рынка (начиная с 2001 года) и международные сравнения приводятся, например: Я.Миркин. Среднесрочный рост «на американских горках». — «Экономика и жизнь», №21, 2006.

[5] Подробнее о сложившейся на тот период ситуации на фондовом рынке и прогнозах развития фондового рынка см., например: А.Панов и др. Сдали нервы: Инвесторы распродают акции. — «Ведомости», № 106; Крепись инвестор. — «Российская газета», №131, 2006.

[6] О методических подходах при определения масштабов и структуры вывоза капитала см., например: Булатов А.С. Вывоз капитала из России и концепция его регулирования. Серия “Научные доклады”, №45. — М., Московский общественный научный фонд, 1997.

[7] Расчеты и сопоставления проведены автором на базе статистических данных из: Российский статистический ежегодник. — М., Федеральная служба государственной статистики, 2006; Balance of Payments Yearbook. — IMF, Washington, 2005; World Development Indicators. — The World Bank, Washington, 2005.

[8] World Competitiveness Yearbook. — IMD, Switzerland, 2006.

[9] О снижении налога на капитал в развитых странах. — «БИКИ», №120, 2005.

[10] www.transparency.оrg.ru

[11] О масштабах оттока капитала в 90-е годы см., например: Булатов А.С. Ввоз и вывоз капитала из России. — «БИКИ», №98-99, 2001; Никонов А.Т., Шепелев С.В. Об оттоке (бегстве) капитала из России. — «БИКИ», №№86-87, 2002.

[12] М.Е. Елизаветин. Иностранный капитал в экономике России. — М.: Международные отношения, 2004.

[13] Подробнее о предпринятых органами власти мерах по ускорению процесса валютной либерализации в стране см., например: Рубль пошлют в резерв: российской валюте дали свободу, но не избавили ее от рисков. — «Российская газета», №142, 2006.

[14] Булатов А.С. Россия в мировом инвестиционном процессе. — «Вопросы экономики», №1, 2002.