«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1, 2006

Экономика зарубежных стран

Власть и бизнес в условиях вступления страны в ВТО: китайские уроки

В. Карлусов, профессор, д.э.н.

Вопреки некоторым зарубежным прогнозам, вступление Китая во Всемирную торговую организацию (декабрь 2001 г.), не привело к каким-либо трагическим масштабным потрясениям для китайской экономики. Напротив, на фоне затяжной стагнации или слабого оживления в отдельных сегментах мирового хозяйства Китай в очередной раз демонстрирует всему миру устойчивый и опережающий другие страны-лидеры экономический рост.

Действительно, среднегодовые темпы прироста валового внутреннего продукта (ВВП) КНР в 2001-2004 гг. составили 8,9%, в первые три квартала 2005 г. этот прирост увеличился даже до 9,4%. Рост внешней торговли Китая составил в 2002 г. 21,8%, в 2003 — 37,1%, в 2004 г. — 35,7 %. В результате типичная для современного реформенного периода развития страны тенденция к неуклонному повышению ее удельного веса в мировой экономике еще более упрочилась. В частности, доля Китая, включая Гонконг (специальный административный район — САР — Сянган), в мировом валовом национальном доходе (ВНД), подсчитанном по паритетам покупательной способности валют (ППС), в 2004 г. достигла 13,3%, что составило, в частности, 63,4% соответствующего уровня США и превысило аналогичный уровень России в 5,4 раза. Доля КНР, включая Гонконг, в мировом экспорте в 2004 г. возросла до 9,4%, превысив показатели США и РФ соответственно на 0,44 проц. пункта и в 4,7 раза[1].

Благоприятное в целом развитие экономики Китая в течение четырехлетнего периода его членства в ВТО объясняется комплексом взаимосвязанных причин и факторов.

Во-первых,Китай предварительно договорился и вступил в ВТО на правах развивающейся страны (РС), статус которой предоставляет члену этой организации ряд льгот и преимуществ по сравнению со стандартным статусом страны с рыночной экономикой.

Во-вторых, на протяжении всего 15-летнего переговорного периода, предшествовавшего вступлению в ВТО, Китай поэтапно развивал и активизировал политику формирования открытой, внешнеориентированной экономики, начатую им еще в 1978 г. Эту политику вкупе с ее современной стадией “выхода за рубеж” (цзоу чуцюй) следует рассматривать как целенаправленный ответ КНР на вызовы глобализации и в то же время как форму фундаментальной подготовки страны к вступлению в ВТО.

В-третьих, учитывая неоспоримое возрастание роли негосударственных субъектов мировой экономики в эпоху глобализации, вступление Китая в ВТО невозможно рассматривать и адекватно оценивать в отрыве от государственной политики в отношении национального предпринимательства, как и в отрыве от системной реформы структуры собственности в этой стране.

Рассмотрим данные обстоятельства и факторы несколько более подробно, в общем ракурсе целей настоящей статьи.

Реализация правовых преимуществ статуса развивающейся страны

Опираясь на статус РС и соответствующие положения действующих в рамках ВТО Соглашений, Китай как член этой организации не только получил принципиально новые для себя, но и сохранил в трансформируемом виде ряд прежних конкретных правомочий субъекта мирового хозяйства. В их числе следует выделить:

  • право на переходный период сроком в среднем на 3-5 лет для поэтапного открытия внутреннего рынка, снижения импортных пошлин, продолжения и радикализации общего рыночного реформирования и упорядочения своей экономической системы;

  • право на безусловный режим наибольшего благоприятствования (РНБ) в торговле со странами — членами ВТО;

  • полноправное участие в Соглашениях, действующих в рамках ВТО, что позволяет увеличить экспорт и выход за рубеж иными внешнеэкономическими методами;

  • право как РС субсидировать свое сельское хозяйство в размере 8.5% от стоимости продукции;

  • право субсидирования всего внутреннего производства, не направленного на экспорт (в рамках договоренностей с ВТО);

  • право сохранения системы государственной торговли, включая права государства устанавливать и правительства регулировать цены на основные виды продукции;

  • право на сохранение ограничений при открытии сферы услуг для иностранного капитала;

  • право на экспортные пошлины на более чем 80 групп товаров, предполагающее «охрану природных ресурсов КНР»;

  • право осуществления проверки качества экспортно-импортной продукции;

  • право на защиту и соответствующее выведение из сферы рыночной конкуренции отраслей народного хозяйства, связанных с государственной безопасностью и в силу этого не подлежащих открытию для иностранного капитала, таких как оборонная промышленность, издательское дело, киновидеоиндустрия и другие.

    Политика открытой экономики — ответ на вызовы глобализации и форма подготовки к вступлению в ВТО

    Одним из примеров поучительности и актуальности китайского реформенного опыта для России может служить политика развития открытой, внешнеориентированной экономики (кайфан чжэнцэ).

    Естественно, китайский опыт в этой сфере отражает не только общие закономерности перехода к рын­ку и интеграции в мировое рыночное хозяйство, но и национальную специфику, а потому и не может служить объектом безусловного под­ражания. Тем не менее в силу своей очевидной конструктивности он вполне применим в адаптированном к российским условиям виде по крайней мере по некоторым основным ас­пектам.

  • Опережающее развитие внешнеэкономи­ческих связей по сравнению с ростом ВВП. Необходимость такого развития обусловлена глобализацией и является по сути неизбежной расплатой за политику экономической самоизоляции в про­шлом, приведшую к стагнации производитель­ных сил. В 1978–2004 гг. внешнеторговый оборот Ки­тая увеличился более чем в 55 раз при среднегодовых темпах прироста, вдвое и более раз превышавших соответствующие — сами по себе рекордно высокие! — темпы ВВП. В результате степень интеграции Китая в мировое хозяйство и мас­штабы его участия в международном разделе­нии труда постепенно возрастали и достигли беспрецедентного для такой крупной страны уровня. Так, внешнеторговая квота экономики КНР (процентное соотношение объемов внешней торговли и ВВП) увеличилась менее чем с 10% в 1978 г. до более чем 70% ныне[2].

  • Регулируемая диверсификация и совер­шенствование структуры внешнеэкономиче­ских связей. При определении приоритетов в перестройке товарной структуры внешней торговли в КНР исходили из таких основных посылок, как систематическое падение миро­вых цен на продукцию первичной обработки (сырье и товары с низкой добавленной стоимо­стью) и необходимость усиления активности Китая как реципиента передовых технологий. В экспортной политике главные усилия были сосредоточены на обеспечении опережающего роста вывоза готовых промышленных изделий (в 1980–2003 гг. доля их в экспорте возросла почти вдвое, с 46,6 до 91,0%). В 1990-2000-е годы упор делается на постепенное совершенствование внутренней структуры этих изделий, на снижение в ней удельного веса трудоемких и соответствующее повышение доли фондо- и наукоемких това­ров. В импортной политике поощряется пре­имущественный ввоз в страну высокотехноло­гичного оборудования, машин, ноу-хау, комп­лектующих изделий для экспортно- ориентиро­ванных производств. За счет совокупного эффекта от закупки этих товаров в годы реформы, по китайским оценкам, было обеспечено более 2/3 прироста промыш­ленного производства в таких приоритетных отраслях, как радиоэлектроника, энергетика, металлургия, химия, транспорт.

  • Поэтапная системная перестройка меха­низма управления и регулирования внешне­экономической деятельности. Важнейшие ее направления — последовательная демонополи­зация и децентрализация внешнеторговой сферы, постепенный переход государства от прямого административно-директивного уп­равления к преимущественно экономическому контролю внешних хозяйственных связей. Внешняя торговля постепенно и все в большей степени интегрируется с производством. Право самостоятельного вы­хода на внешний рынок предоставляется объеди­нениям предприятий и отдельным предприятиям при условииихрентабельности и конкурентоспособности и — особенно в 1990-2000-е годы — независимо от формы их собственности. В последнее десятилетие Китай предпринимает ряд таких по сути радикальных мер по либерализации внешней торговли, как сокращение экспортного лицензионного списка, попытка полного отказа от государственного субсидирования экспорта, отмена регулирующего налога на импорт и снижение импортных таможенных тарифов (средний уровень последних, в частности, сократился с 55,6% в 1982 г. до 11% в 2003 г., т.е. более чем в 5 раз [3]).

  • Внедрение преференциальной системы развития экспорториентированных производств. Уже на начальной стадии реформы в Китае был практически взят курс на государственно-административную протекцию всей цепочки экспортного производства — от плани­рования до сбыта продукции. В частности, былавведена в действие система эконо­мических преференций для производителей экспортных товаров, включавшая льготный режимих на­логообложения, кредито­вания, распределения валютной прибыли, были осуществлены неоднократные девальвации юаня и введение с 1992 г. его плавающего курса. В результате этих и других мер были обеспечены экспортная переориентация наиболее рентабельных государственных и муниципальных предприятий, приток в сферу экспортного производства частного национального и иностранного капитала.

  • Привлечение иностранного капитала в форме кредитов и прямых инвестиций. Успехи КНР в привлечении из-за рубежа прямых предпринимательских капиталовложений во многом связаны с созданием на значительной части территории страны благоприятного инвестиционного климата. Основные компоненты этого климата — низкая стоимость рабочей силы; дешевизна прав землепользования; достаточно приемлемый уровень развития производственной и социально-бытовой инфраструктуры в районах льготного инвестирования, достигнутый благодаря массированным государственным вложениям; система льготного налогообложения; преференциальный миграционно-таможенный режим; относительно развитое внешнеэкономическое, таможенное, валютное и т.п. законодательство. Как один из результатов совокупного действия указанных факторов в первой половине 2000-х годов Китаю удалось прочно закрепиться в числе мировых держав-лидеров по привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В 2004 г., в частности, объемы реально вложенных ПИИ составляли в КНР (без Гонконга) 60,6 млрд. долл., США — 95,9 млрд., Великобритании — 76,4 млрд. долл. (соответственно 9,4; 14,8 и 11,8% общемирового уровня — 648 млрд. долл.)[4].

  • Поэтапное формирование многоуровне­вой территориальной структуры открытости экономики. Китайская модель «внешней от­крытости» предполагает эволюционно-анклавный тип интеграции территории страны в ми­ровое рыночное хозяйство. Экономическое пространство страны условно и в постепенно меняющейся пропорции подразделяется на два сектора — экономику внутренней и внешней ориентации. Последняя в годы реформы постепенно раз­расталась, превратившись в 1990-2000-е годы из небольшого анк­лава в составе 4 особых экономических зон в т.н. восточный и северный «пояса открытости", охватывающие более трети населения и около четверти территории страны. В этих поясах, в частности, были сформированы зоны свободной (беспошлинной) торговли, инвесторы которых при условии 100-процентной экспортной ориентации производ­ства полностью освобождаются от экспортно-импортных пошлин, налога на продукцию, единого торгово-промышленного и других налогов.

  • Активизация китайского экономического присутствия за рубежом в формеэкспорта из Китая таких факторов производства, как капитал (в основном в форме ПИИ), рабочая сила и технологии. Со вступлением в ВТО развитие данной тенденции переходит в качественно новую стадию. Так, уже в 2002 г. за рубежом действовало 6758 китайских и совместных предприятий с общей суммой инвестиций по соглашениям 13.2 млрд. долл., включая китайскую долю 8,9 млрд. долл. Общий объем ПИИ КНР к концу 2004 г. достиг 37 млрд. долл., причем совместные инвестиционные проекты охватывали уже 160 стран и регионов мира. Годовые объемы фактически освоенных ПИИ возросли с 2,7 млрд. долл. в 2002 г. до 2,85 млрд. — в 2003 и 3,6 млрд. долл. в 2004 г. (среднегодовой прирост 16,0%). По китайскому прогнозу, в 2006-2010 гг. годовой объем трансграничных инвестиций китайских предприятий может выйти на уровень 8-10 млрд. долл. Кроме того, с каждым годом увеличивается число проектов, где китайская сторона осуществляет технологическое сотрудничество, поставляя при этом рабочую силу (например, уже в 2001 г. более 475 тыс. китайцев трудились за рубежом только по официальным контрактам )[5].

    Национальное предпринимательство в условиях вступления страны в ВТО:
    усиление государственной поддержки и роли в экономике

    Экспортная ориентация национального бизнеса позволила ему уже во второй половине 80-х годов проявить себя в качестве ощутимого фактора развития внешнеэкономических связей, глобализации экономики Китая и предпосылки вступления его в ВТО. Начиная с 1992 г. под воздействием как внутренних, так и внешних факторов (включая распад СССР), в русле общей радикализации рыночных реформ государство в Китае постепенно переходит от политики вынужденного допуска развития частника и его инерционной социальной дискриминации к политике его сбалансированного поощрения и поддержки в интересах ускорения роста совокупной экономической мощи страны в условиях глобализации. Соответствующие изменения институциональной сферы проявляются в КНР на многих уровнях — от трансформации идеологии, политико-правовой системы, форм макро- и микроэкономического регулирования развития частного бизнеса до целенаправленного воздействия государства на массовый менталитет нации.

    Начинают постепенно приносить свои плоды и такие направления государственной поддержки национального бизнеса, как реформа внутренней судебной системы в целях преодоления сохранившихся в ней рудиментов прежней классовой дискриминации частника, открытие для него сегментов фондового рынка, ранее доступных лишь государственным и коллективным предприятиям, льготное налогообложение, освобождение от чрезмерной государственно-административной опекии преодоление чиновничьего произвола на местах, наделение предприятий правом самостоятельной внешнеэкономической деятельности (ВЭД) и другие.

    Одна из эффективных форм повышения конкурентоспособностинационального бизнеса и всей экономики КНР — поощрение перетока капитала в передовые, высокотехнологичные отрасли, развитие частных наукоемких инновационных фирм, дальнейшее совершенствование созданной в стране в 80-90-е годы системы государственного протекционизма наукоемких предприятий различных форм собственности. (Эта система включает в себя правовые гарантии высокой легитимности предпринимательства в данном секторе экономики, механизм премирования из средств госбюджета за выдающиеся научные разработки и их внедрение, льготный кредитный,налоговый и таможенный режимы, преференциальное право выхода предприятий сектора на внешние рынки и т.п.).

    Необходимо отметить, что выполнение Китаем своих обязательств перед ВТО ныне в целом носит компромиссный характер. Следуя их общему духу, КНР в то же время стремится максимально защитить свою экономику и выиграть как можно больший срок для подготовки национальных предприятий к жесткой международной конкуренции. В ряде конкретных случаев меры по поддержке национального предпринимательства несут на себе явные следы реанимации прежней, весьма эффективной до вступления Китая в ВТО, политики протекционизма и импортозамещения.

    В качестве характерных образцов подобной практики можно привести маневрирование налогообложением, в частности произвольную отмену НДС как средство поощрения экспорта и завышения стоимости импорта, активное использование разницы между реальными и номинальными импортными пошлинами, а также прецеденты фактического скрытого субсидирования отечественных производителей в различных экспортноориентированных отраслях.

    Касаясь вопроса отраслевой и прочей дифференциации политики государственной поддержки национального бизнеса, следует учитывать, что в ходе кропотливой подготовки к вступлению в ВТО в Китае под общей эгидой Госсовета, силами Центрального и местных правительств, а также АОН КНР были организованы всесторонние и тщательные исследования национального предпринимательства, для всех отраслей промышленности и сферы услуг были детально просчитаны их сравнительные преимущества и недостатки, изучены различные ситуационные варианты изменения их положения после вступления страны в ВТО и в свете этого выработаны базовые рекомендации по дальнейшему развитию данных отраслей.

    В частности, особые меры поддержки были предприняты и действуют ныне для средних и малых предприятий (СМП), которые вносят значительный вклад в решение проблемы трудоустройства в КНР и постоянно доказывают свою устойчивость и способность быстро реагировать на изменения потребительского спроса.(Например, после азиатского финансового кризиса, в 1999 г., по китайским оценкам, СМП обеспечили 76.6% прироста валовой продукции промышленности страны, 60% прироста экспорта и 85% новых рабочих мест [6]).

    Основные меры государства по поддержке СМП включают в себя:

  • Облегчение процедуры открытия нового предприятия — упрощение общих формальностей регистрации и снижение минимального уставного капитала (до 1000 ю., в области информационных технологий и программного обеспечения — до 5000 ю.).

  • Прямую финансовая помощь, включая предоставление льготных кредитов, ссуд, целевых грантов и т.п.

  • Льготное налогообложение — в первый год работы предприятия полное освобождение от уплаты налогов, во второй и третий годы — освобождение от налога на предпринимательскую деятельность и подоходного налога с сотрудников (льгота может быть продлена до 5 лет).

  • Организацию и государственное финансирование бесплатной для предпринимателей переквалификации, работы предпринимательских курсов.

  • Создание и обеспечение работы консалтинговых центров, в частности т.н. специальных комитетов по развитию СМП, в персонал которых входят квалифицированные инженеры, юристы и другие эксперты, осуществляющие бесплатные консультации.

  • Государственное поощрение инноваций — внедрения новых технологий, опытного и серийного выпуска новой продукции, в т.ч. путем предоставления предприятиям прав на дополнительную отмену налогов.

  • Поощрение развития повышающих конкурентоспособность СМП процессов углубления их специализации и кооперации, в т.ч. за счет предоставления предприятиям соответствующих дополнительных льгот и преференций.

  • Экспортную ориентацию и поощрение развития ВЭД, включая помощь в страховании, в организации и участии на международных выставках, предоставление информации о рынке, помощь в поиске зарубежных партнеров. (С 2004 г., в частности, был значительно снижен размер уставного капитала, необходимый для получения права на ведение ВЭД, что, позволило новому эшелону СМП впервые выйти напрямую на международный рынок).

  • Информационное обеспечение СМП, включая предоставление комплексной информации, полезной для развития бизнеса и повышения конкурентоспособности продукции, пропаганду достижений науки в сфере создания новых технологий и новых материалов, предоставление методик их использования и конкретных адресов получения.

    Особое место в структуре поддержки национального бизнеса в Китае занимает экспорториентированное корпоративное предпринимательство. В 2000 г., согласно рейтингу “Fortune Global 500”, 11 китайских корпораций вошли в число 500 крупнейших ТНК мира, в 2004 г. их количество возросло до 15, повысились и общие рейтинговые показатели[7]. В ходе подготовки и после вступления КНР в ВТО государство активизировало ориентацию китайских ТНК на сертификацию их систем контроля качества, управления и организации производства на соответствие международным стандартам DIN, ISO, CE и др., всячески пропагандируя при этом опыт передовых отечественных компаний и оказывая им кредитную, налоговую, маркетинговую и иную поддержку.

    Открывая собственный внутренний рынок, стремясь смягчить отрицательное воздействие иностранной конкуренции, китайское правительство отнюдь не отказывается от элементов протекционизма, например, в сельскохозяйственной политике, вводя, в частности, сложные процедуры лицензирования для импортеров, а также квотируя импорт сельхозпродукции. До сих пор Китай ведет в целом протекционистскую политику и в отношении сектора телекоммуникационных услуг. В частности, пока идет постепенное открытие рынка связи в КНР, и иностранные предприятия ищут пути преодоления проблем выхода на этот рынок, китайское правительство тем временем создает условия, способные подготовить отечественных операторов к конкуренции с мировыми лидерами отрасли.

    Таким образом, правительству Китая удается, добившись вступления страны в ВТО, обеспечивать на надлежащем уровне защиту и поддержку национальных предприятий различных отраслей и форм собственности. Как подчеркивают в этой связи в КНР, вступление в ВТО может обернуться для некоторых отраслей хозяйства определенными потерями в краткосрочной перспективе, но будет выгодным в целом для национальной экономики в долгосрочном плане.

    Китайское правительство стремится смягчить негативный эффект и усилить национальные предприятия для достижения ими лучших результатов хозяйствования в будущем, на качественно новом уровне интеграции страны в мировую экономику. При взвешенном подходе к хозяйственным преобразованиям, который демонстрирует руководство КНР на протяжении 25 лет реформ, можно с достаточной уверенностью предполагать, что китайский рынок и в дальнейшем ожидает активное развитие, а также то, что иностранный капитал продолжит играть роль катализатора этого процесса. Следует, соответственно, ожидать и дальнейшего возрастания места и роли Китая в мировом хозяйстве.

    Подводя определенные итоги представленного анализа опыта Китая в поддержке национальных предприятий в условиях вступления страны в ВТО, целесообразно акцентировать внимание на некоторых общих уроках и выводах, актуальных, как представляется, не только для КНР, но и для других вступающих или планирующих вступление в эту организацию стран с переходной и развивающейся рыночной экономикой, в частности для России.

  • Вступлению в ВТО страны с переходной экономикой должен предшествовать достаточно продолжительный период фундаментальной подготовки ее экономической структуры и национальных субъектов хозяйствования к конкурентной предпринимательской среде мирового рынка. Длительность такого периода национально-специфична и во многом зависит от достигнутых страной уровней экономического и технико-технологического развития, состояния рыночной инфраструктуры как экономики в целом, так и отдельных ее секторов и территориальных подразделений.

  • Вступая в ВТО, страна должна договариваться и брать на себя только те обязательства, которые действительно соответствуют ее реальному уровню социально-экономического развития, исходить не из утопий, абсолютизирующих великодержавные стереотипы прошлого, а из трезвой, взвешенной оценки демографического и ресурсного потенциалов, степени рыночной зрелости конкретных отраслей экономики, скрупулезного учета многих других факторов, сопутствующих интеграции национальной экономики в мировое хозяйство в условиях глобализации.

  • Для крупных стран, отличающихся значительной межрегиональной дифференциацией экономики, в качестве одной из форм подготовки к вступлению в ВТО представляет несомненный практический интерес применяемая Китаем модель развития территориально-экономи­ческой открытости, которая весьма реалистична и по­зволяет обеспечить наименее болезнен­ный, поэтапный и постепенный (т.н. эволюционно-анклавный) пере­ход к рынку и соответствующее ему включение в систе­му международного разделения труда регио­нов с различными стартовыми уровнями производительных сил.

  • Руководству страны, вступающей в ВТО, необходимо четко осознавать, что объективная (а не субъективно декларируемая) степень ее готовности к такому вступлению — это во многом производная величина от достигнутой степени институализации частной собственности (как имманентной рынку имущественной формы соединения факторов хозяйствования). Недостаточная степень данной институализации проявляется, в частности, в живучести неправовых форм контроля и регулирования национального бизнеса, местном чиновничьем произволе, рэкете и т.п. факторах, противодействующих его здоровому развитию и существенно снижающих конкурентоспособность национальной экономики в условиях вступления страны в ВТО.

  • В процессе подготовки к вступлению в эту организацию необходимо, следуя позитивному опыту Китая, организовать комплексные фундаментальные исследования национального предпринимательства, включающие, в частности, выявление его поотраслевых приоритетов и сравнительных преимуществ, оценку реально достигнутых и перспективных уровней экспортной мотивации и конкурентоспособности. Одна из главных целей таких исследований — создание общенациональной системы поддержки и ориентации предпринимательства, адекватной вызовам глобализации и задаче минимизации издержек вступления страны в ВТО.

  • Государственная поддержка национального бизнеса в условиях вступления в ВТО страны с переходной экономикой должна носить комплексный, многоуровневый, системный и институциональный характер. С одной стороны, она должна быть единой для всех форм предпринимательства, конкретизированной в общенациональных системах безопасности, законодательства, судопроизводства, охраны природы, информационных ресурсах, инфраструктурах транспорта и связи и т.д. С другой стороны, она может и должна в целях своей эффективности быть селективной, избирательной, строго дифференцированной по секторам и конкретным отраслям экономики, типам и размерам предприятий, особенностям их сравнительных преимуществ, степеням достигнутой и перспективной экспортной ориентации хозяйствования, уровням совокупной рыночной конкурентоспособности и т.п.

  • В той степени, в какой конкурентоспособность отечественной продукции конкретной отрасли не дотягивает до среднемирового уровня, в течение определенного, ограниченного во времени периода модернизации этой отрасли в государственной политике ее поддержки вполне допустимо применение отдельных элементов рационального, селективного протекционизма, не вступающих, однако, в очевидное противоречие с общими правилами и провозглашаемыми ВТО нормами.

  • В политике поддержки национального предпринимательства необходимо сочетать ориентацию на развитие отраслей, имеющих сравнительные преимущества в выходе на мировой рынок, с учетом глобальной тенденции повышения во внешней торговле удельного веса готовых промышленных изделий с высокой добавленной стоимостью. В соответствии с этим необходимо стимулировать и всячески поощрять переток капитала из сырьедобывающих отраслей промышленности в обрабатывающие, техно- и наукоемкие отрасли.

  • Эффективное вступление страны в ВТО и соответствующая ему поддержка национального бизнеса невозможны без государственной защиты и поддержки развития нерыночной сферы, в частности науки и образования.


    * Статья подготовлена при поддержке РГНФ, проект № 04-02-00147а

    [1] Данные и расчет по данным: The World Bank. World Development Report. Wash. 2005. Pp. 292-293, 298-299; Чжунго тунцзи чжайяо 2004 (Краткий статистический ежегодник Китая — 2004). Пекин. 2004. С. 9-12.

    [2] По состоянию на конец 2004 г., расчет по указанным выше данным.

    [3] Расчет по: Цзяжу ВТО юй Чжунго дуйвай цзинмао гуаньси (Вступление в ВТО и внешние торгово-экономические отношения Китая). Чэнду. 2003. С. 29-32.

    [4] Данные и расчет по данным: World Investment Report 2005. Pp.303-307.

    [5] Чжунго цие куаго цзинъин (Транснациональное хозяйствование предприятий Китая). Пекин, 2002. С. 2; Синьхуа, 10.09.2004.

    [6] ВТО юй чжунсяо цие фачжань (ВТО и развитие средних и малых предприятий). Шанхай, 2001. С. 389.

    [7] http://www.china.org.cn/russian/134283.htm