«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(2), 2007

Международное движение капитала

Испания – переход от торгового к инвестиционному сотрудничеству

Г.Н. Понеделко, доцент, к.э.н.

Последнее десятилетие ХХ и начало ХХI вв. характеризовались значительными сдвигами во внешнеэкономической сфере Испании, все возрастающей степенью участия в международном разделении труда по всем его основным направлениям (мировой торговле, технологическом обмене, международном движении капиталов и услуг). Если в 1975 г. на  ее долю  приходилось 1.6% мировой торговли, то в 2004 г. — уже 4.1, в том числе 1.9 по экспорту (против 0.91 в 1975 г.) и 2.2% по импорту (против 0,7%).

 Особеннно стремительно процесс интеграции Испании в мирохозяйственные отношении развивался по линии международного движения капиталов и интернационализации производства. К 2004 г. общий объем накопленных зарубежных активов страны составил  весьма  внушительную  цифру –  свыше 207 млрд.долл.(соответственно 2.5% мировых и 5.1% европейских)[1]. При этом за последние пять лет общий объем вывезенного  предпринимательского капитала более чем на 50 млрд.долл превышал показатель ввоза ПИИ,  что само по себе означает( при сохранении тенденции) переход Испании в совершенно новое для нее качество – из нетто-импортера  в нетто- экспортера  предпринимательского капитала.

Высокая динамика вывоза капитала за рубеж обусловлена отнюдь не изначально низкой точкой отсчета. В продвижении Испании от автаркии и жесткого протекционизма к нынешнему довольно высокому уровню открытости национальной экономики, активному использованию преимуществ международного разделения труда гораздо большее значение имеют процессы, происходящие внутри самой страны: результативность демократических преобразований в обществе, относительно высокий динамизм ее внутреннего хозяйственного развития. В 1986-2004 гг. среднегодовой прирост ВВП Испании составлял 3,4% (против 2,5% по Евросоюзу), а валовые внутренние вложения в основной капитал в среднем ежегодно увеличивались на 6,5% (против 3,7% по ЕС).

Ускоренное хозяйственное развитие страны было в значительной мере обусловлено эффективной государственной политикой. Она была направлена на решение стратегических задач национальной экономики, связанных с глубокой структурной перестройкой промышленности, повышением ее капитало- и энерговооруженности, а в более широком плане – адаптацией к современным вызовам научно-технического прогресса, требованиям и нормативам ЕС.

Особая роль при этом отводилась внешнеэкономической политике, главным приоритетом которой стало увеличение притока в страну иностранного капитала, импорта инвестиционных (в первую очередь наукоемких) товаров и технических услуг и, конечно, стимулирование экспортной специализации национальной промышленности, повышения ее конкурентоспособности на внешних рынках. Успешная реализация главных задач хозяйственного реформирования повлекла за собой расширение участия Испании в международном товарообмене, а в дальнейшем - в процессах глобализации и интернационализации производства и капитала, развернувшихся в современном мире. В 1975-2003 гг. доля внешней торговли в ВВП увеличилась с 24,5% до более чем 63%, а ее стоимость превысила 320 млрд. евро[2]. Интересно отметить, что если в 80-е годы наращивание этого показателя происходило главным образом за счет более чем двукратного превышения темпов роста импорта над экспортом, то с середины 90-х годов среднегодовые темпы роста экспорта превышали 10%, в то время как по импорту они упали до 8%[3].

Опережающие темпы роста импорта товаров и услуг до начала 90-х годов в значительной мере были связаны со структурной перестройкой национальной экономики и ввозом инвестиционных товаров, необходимых для переоснащения устаревших предприятий и создания новых технологических производств. Отсюда особенности сложившейся товарной структуры испанского импорта. Они определяются крайней ограниченностью собственных энерго-сырьевых ресурсов, а также все еще сохраняющимся техническим отставанием от других промышленно развитых стран Евросоюза. Свыше 80% товарного импорта составляют топливно-энергетические ресурсы (нефть и нефтепродукты) и наукоемкая машинно-техническая продукция, ставшая основой модернизации промышленности. Что касается экспорта, то за последние 10 лет он превратился в главный конъюнктурообразующий фактор экономического развития страны. В 2003 г. доля экспорта в ВВП страны составляла свыше 30% (против 12,7% в 1975 г.)[4]

В структуре вывоза продукции обрабатывающей промышленности интенсифицировались прогрессивные сдвиги в сторону внутриотраслевого экспорта с более специализированной и диверсифицированной продукцией, капиталоемких и качественных товаров с повышенной степенью обработки и доли квалифицированного труда. При этом удельный вес машин и оборудования составила 78%, в том числе наукоемких товаров – 11%,[5] а весь машинно-технический экспорт превысил аналогичный показатель по импорту и приблизился к 45%.

В системе международного разделения труда Испания ныне фигурирует в первой десятке ведущих мировых производителей и поставщиков (от 6 до 15% мирового экспорта) судов, автомобилей и других транспортных средств, кузнечно-прессового оборудования, станков, оборудования для АЭС, газовых компрессоров, нефтепродуктов, химических товаров, продукции черной и цветной металлургии, стройматериалов, цемента, ряда потребительских товаров, не говоря уже о традиционно конкурентоспособной аграрной продукции. Свыше 70% внешнеторгового оборота приходится на страны Евросоюза (прежде всего Францию, Германию и Италию). Это основные поставщики в Испанию наукоемкой и машинно-технической продукции и ведущие импортеры ее потребительских товаров. Далее с большим отрывом следуют государства Латинской Америки (5,1%), США (4,4%), Япония (2,8%), страны Ближнего и Среднего Востока (2,3%), Центральной и Восточной Европы (2,8%), в том числе Россия – 0,6% (20-е место среди торговых партнеров Испании и 8-е в товарообороте Испании с европейскими странами).[6]

Нет сомнения, что одним из решающих факторов, высокой динамики и конкурентоспособности испанского экспорта  на мировых товарных рынках стал начавшийся  после вступления в ЕС бум  прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Испании, основная масса которых приходилась на страны-члены. В 1985-2003 гг. их среднегодовой  приток составлял 18 млрд. долл., или около 3%  мирового объема( 3-е место среди ведущих европейских реципиентов иностранного капитала).

 О масштабном и позитивном воздействии ПИИ на экономику страны свидетельствует тот факт, что на их долю в этот период приходилось почти 18% валовых капиталовложений Испании. Став решающим фактором роста производительного капитала, внедрения передового технического и управленческого опыта, повышения производительности труда, концентрации и централизации производства и капитала, иностранный капитал обеспечил повышение конкурентоспособности, создание новых отраслей экспортной специализации страны и, как следствие этого, завоевание ею устойчивых позиций на мировых товарных рынках. Наиболее яркий пример – испанская автомобильная промышленность, с 80-х годов практически полностью контролируемая иностранным капиталом и вышедшая в последние годы по объему производства и экспорта легковых автомобилей на 3-е место в Европе и 6-е в мире. В 2003 г. было произведено свыше 3 млн. автомобилей, из которых 2,3 млн. (82%) пошли на экспорт, чему в известной мере способствовала содержащаяся в национальном законодательстве «либеральная поправка» – специальное требование к крупным иностранным вкладчикам обязательного экспорта до 80% произведенной продукции.

Прямым и особенно впечатляющим следствием положительных сдвигов в экономическом развитии страны стал вывоз ее предпринимательского капитала, начавшийся со второй половины 90-х годов. По соотношению долей страны в мировом объеме ПИИ и мировом ВВП (индекс ПИИ), Испания занимает 11-е место в мире. Более того, в 1998-2003 гг., несмотря на двукратное сокращение вывоза прямых инвестиций, их среднегодовой объем (более 33 млрд. долл.) в 6 раз превышал аналогичный показатель за шесть предыдущих лет[7]. При анализе этого процесса важно учитывать, что в отличие от товарного экспорта, в котором задействовано около 25% фирм с иностранным участием, движущей силой вывоза предпринимательского капитала являются непосредственно национальные агенты, существенно изменившие свою предпринимательскую стратегию в сторону более эффективного снижения производственных издержек и приближения к потребителю, установления более действенного контроля над уже сложившимися и новыми внешними рынками. В свою очередь, очевидно и обратное воздействие этого процесса на экономическое развитие самой Испании. Только в одной Латинской Америке прибыли испанских компаний составляют в среднем ежегодно 10% их совокупного объема (включая территорию самой Испании), а для крупных инвесторов - даже 25%. В целом за 1993-2003 гг. отрицательное сальдо платежного баланса страны снизилось с 6,7 до 0,3% ВВП, что в значительной мере обусловлено притоком доходов от зарубежной предпринимательской деятельности испанских компаний – в форме выплат процентов по кредитам, переводов прибылей, дивидендов и др.[8]

2. Особенности вывоза предпринимательских инвестиций 

Как уже было отмечено раньше, легальный ввоз и вывоз капитала за рубеж в нынешних объемах – относительно новое явление для экономики Испании (см. табл. 16.1). Традиционный лозунг национальной буржуазии – «Испания не нуждается ни в иностранном хлебе, ни в иностранной одежде, ни в иностранном капитале» – почти неукоснительно соблюдался на протяжении всей 150-летней истории испанского капитализма, в том числе и применительно к вывозу национального капитала. Начальный период франкизма с его автаркическим курсом и низким уровнем частнокапиталистического накопления характеризовался особым ужесточением этой позиции. С 1939 г. действовал строжайший запрет на экспорт капитала из Испании. Нарушителей ждало рассмотрение в специальном судебном органе, строго контролировавшем регистрацию, деятельность, доходы сохранившихся со времен метрополии зарубежных активов. 

Накопленные прямые инвестиции (% ВВП Испании)[9]

виды инвестиций

1980

1990

2000

2002

2003

2004

Испанские прямые инвестиции за рубежом

0,9

3,0

28,4

34,3

24,7

33,5

Иностранные прямые инвестиции в Испании

2,3

12,8

25,7

35,9

27,4

34,9

С начавшейся в 60-е годы внешнеэкономической либерализацией, ситуация стала постепенно меняться. В 1973-1974 гг. под давлением деловых кругов был опубликован ряд декретов, разрешавших при строгом государственном контроле осуществлять ограниченные капиталовложения за рубежом. Большая четкость вносилась и в вопросы правового регулирования зарубежных инвестиций, в само понятие «испанский инвестор за рубежом». Разрешались следующие формы инвестиций: прямые (участие с правом «эффективного голоса» или владения контрольным пакетом акций иностранной компании), портфельные и в недвижимость. В заявках, направляемых в Генеральную дирекцию по внешним связям министерства экономики, следовало указать условия и формы реализации инвестиций (маркетинг, торговля, производство на базе испанской или иностранной технологии, поставки сырья, создание совместного предприятия или финансового холдинга). Решения по заявкам согласовывались с Советом министров, министром экономики и торговли и т.д.

Государственный контроль над вывозом капитала в незначительных объемах сохранялся вплоть до начала 80-х годов. После создания Единого внутреннего рынка Испания отказалась от роли маргинала на международном финансовом рынке, сняв практически все ограничения. Речь, в первую очередь, идет о введении полной конвертируемости песеты, либерализации продажи ценных бумаг, кредитных операций между резидентами и нерезидентами, разрешении на открытие счетов резидентами в других странах, освобождении фирм, инвестирующих капиталы за рубежом, от двойного налогообложения и т.д.

Начавшийся со второй половины 90-х годов бум зарубежных испанских инвестиций характеризуется высокой концентрацией их отраслевого и географического распределения. Сейчас 85% испанских ПИИ направляется в финансово-кредитную сферу, информационные технологии, транспорт и энергетику, а их главные реципиенты (до 80% общего объема ПИИ) – ЕС и Латинская Америка (см. табл. 16.2). Последнее обстоятельство объективно обусловлено двусторонней идентичностью Испании. С одной стороны, это ее принадлежность к Евросоюзу, а с другой – исторически сложившиеся культурные, духовные и экономические связи с Латинской Америкой.

Поток испанских ПИИ в 1998-2004 гг. (млн. евро)

Страна

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

Весь мир

17002

39501

59344

31072

25202

18344

35407

ЕС-15, в том числе:

5266

10983

23683

15250

13311

9218

27659

Великобритания

1198

700

2031

719

543

3294

16274

Франция

933

1855

572

376

518

669

4296

Нидерланды

-684

1151

2645

4128

3195

410

3756

Италия

989

138

1312

2197

140

909

1465

Португалия

893

-94

3224

1047

1317

1582

1141

Германия

1166

512

5448

2353

6777

748

338

Бельгия / Люксембург

545

6108

7041

3742

Латинская Америка, в том числе:

8898

25627

23626

11664

6067

4631

5099

Мексика

252

984

4257

3033

1424

879

3691

Чили

470

4914

756

238

431

1897

656

Бразилия

6149

3808

12064

3243

2230

747

523

Аргентина

1289

15277

3538

3459

Северная Америка

1240

1078

7249

2500

1836

1670

1125

Другие регионы, в том числе:

1598

1813

4786

1658

3988

2825

1524

Россия

62

2

202

Польша

28

71

92

Венгрия

28

541

57

Составлено на основе: World Investment Directory. Country Profile; Spain. P. 12 (www.unctad.org). Spanish Foreign Direct Investment Inflows and Outflows 2004 / Dirección General de Comercio e Inversiones. – Madrid, 2004. P. 38.

Следует отметить, что сам по себе феномен превращения Испании в нетто-экспортера капитала в значительной мере связан с резко возросшими масштабами его вывоза именно в страны Латинской Америки, на которую во второй половине 90-х годов приходилось свыше 50% общего объема испанских ПИИ (против 4% в 80-е годы). Стремительный захват испанцами важных экономических позиций в регионе в значительной мере был обусловлен как их стремлением участвовать в начавшейся там приватизации, так и активизацией латиноамериканского направления ЕС, в том числе его решением о создании зоны свободной торговли с МЕРКОСУР, Мексикой и Чили. Не последнюю роль сыграла и амбициозная внешнеполитическая концепция испанских социалистов, направленная на воссоздание когда-то построенного конкистадорами сообщества иберо-американских государств.

Однако уже в начале ХХI в. эта стратегия натолкнулась на серьезные преграды. К власти пришли консерваторы. Их курс на поддержку основных внешнеполитических акций Вашингтона привел к значительному географическому перераспределению испанских ПИИ. Основной удар пришелся на Латинскую Америку. В 2003 г. ежегодный приток туда испанских ПИИ упал до 4,6 млрд. евро против 25,6 млрд. евро в 1999 г., хотя в целом по этому показателю Испания продолжает удерживать 2-е место (после США).

Сегодня, по некоторым оценкам, испанские прямые инвестиции в Латинской Америке составляют 5% ВВП региона, а их основные (70%) получатели –Мексика и Бразилия. Капиталы по-прежнему идут в финансово-кредитную сферу (до 30% общего объема), телекоммуникационный бизнес (15%), нефтеперерабатывающую промышленность и энергетику (13%), газо- и водоснабжение (6%), инфраструктуру и, конечно, туризм.

Одновременно резко сократился вывоз капитала в Эквадор, Колумбию, Кубу. Бывшая некогда «жемчужиной испанской короны» Куба всего пять лет назад привлекала особое внимание испанцев, выступавших тогда против американской политики эмбарго в отношении этой страны. Только за 1995-2000 гг. в кубинскую экономику (топливно-энергетический комплекс, туризм, рыболовство, металлообрабатывающую, горнодобывающую и легкую промышленность) ими было вложено почти 1,5 млрд. долл. Однако в 2003 г. в связи с кризисом испано-кубинских отношений этот приток опустился до «нулевой» отметки.

Вряд ли стоит прогнозировать дальнейшее падение инвестиционной активности Испании на латиноамериканском направлении и делать на этот счет пессимистический прогноз. Конечно, будет сложно, если вообще возможно, повторить высокие показатели конца 90-х годов, однако и нынешние объемы экспорта капитала из Испании в Латинскую Америку вряд ли устроят обе стороны. Слишком уникальны, сложны и многомерны их отношения, которые гораздо глубже, чем проводимая политическая стратегия правящих кругов. По этой причине отношения, безусловно, носят долгосрочный характер. Не случайно поэтому, сразу же после прихода к власти испанских социалистов в 2004 г. их лидер Р. Сапатеро в своей программной речи сказал о возможности «второй волны» испанских инвестиций в регион. Он также особо подчеркнул необходимость сближения испанской и европейской политики в отношении Латинской Америки: «европеизации испанской и испанизации европейской политики на латиноамериканском направлении»[10].

При всей значимости латиноамериканского региона главным долгосрочным внешнеэкономическим партнером Испании был и остается Евросоюз. Как показали опросы, проведенные в 2004 г. испанским Королевским институтом Элкано, именно с ЕС 66% испанцев сегодня связывают свою географическую и геополитическую идентичность. Начало нового столетия вернуло ЕС лидирующие позиции по вывозу испанских ПИИ. В 2004 г. доля региона в общем объеме вывоза испанского предпринимательского капитала поднялась до 52% (против 26% в 1999 г.)[11].

Основная часть накопленных в регионе ПИИ приходится на Великобританию, Германию, Бельгию и Люксембург, Нидерланды, Францию, Португалию. Только в одной Португалии свои дочерние предприятия имеют около 3000 испанских фирм, действующих практически во всех отраслях национального хозяйства, а в 2004 г. создан единый энергетический рынок двух стран, на котором основными игроками являются испанские компании «Эндеса», «Ибердрола», «Юнион Феноса» и др.

Среди других получателей испанского предпринимательского капитала за последние два года обращает на себя внимание почти двукратное увеличение доли США (6 %) и Африки (3,7%). США в начале ХХI в. превратились в ведущего странового инвестора прямых капиталовложений в испанскую экономику, обеспечивающего занятость 300 тыс. испанцев (свыше 2% общего числа занятых) и значительно больший объем (5%) частных НИОКР, чем любой другой вкладчик иностранного капитала. Одновременно резко увеличился и обратный приток испанских инвестиций в США, направляемых прежде всего в сферу услуг (инфраструктуру и телекоммуникации и др.)

 В последние годы заметно активизировались усилия Испании по укреплению позиций на арабско-средиземноморском направлении. Этому в значительной мере способствовала Барселонская евро-средиземноморская конференция (1995 г.), положившая начало процессу сближения стран Средиземноморья и ЕС. Его конечная цель – создание (к 2010 г.) региональной зоны свободной торговли. В 2003г. испанские ПИИ в Северную Африку были сопоставимы с капиталовложениями, поступившими в Латинскую Америку, и составили свыше 4,3 млрд. евро. Все более активно Испания прокладывает пути к расширению своего присутствия в ЦВЕ, а также в Азии, особенно в Японии и Китае. В целом, однако, суммарные инвестиции на каждом из этих направлений не превышают нескольких процентов их общего объема.

С феноменом вывоза предпринимательского капитала Испании связано появление первых испанских ТНК, действующих в финансово-кредитной, телекоммуникационной, нефтеперерабатывающей, нефтехимической, энергетической и некоторых других наиболее конкурентоспособных отраслях национальной экономики.

 Банки – пионеры вывоза испанского капитала за рубеж. Однако подлинный штурм ими международного рынка капитала начался только в последнее десятилетие. Осуществленные в 70-80-е годы прошлого века меры по дерегулированию и структурной перестройке банковского сектора привели к качественному росту испанских банков, необычайно ускорили процесс концентрации и централизации частного и государственного банковского капитала. Вместо некогда ведущей «шестерки», стабильно доминировавшей на протяжении прошлого столетия, были созданы два национальных банковских гиганта: «Банко Сантандер Сентрал Испано» («BSCH») и «Банко Бильбао Бискайя Архентариа» («BBVA»), вошедшие в «двадцатку» ведущих финансовых институтов мира. В 2002 г. международные активы четырех ведущих испанских банков (включая «Банко популар эспаньол» и «Банкинтер») составили 486 млрд. евро[12]. Активы, находящиеся под контролем испанских лидеров увеличились в 1,8 раза, достигнув 1 млрд. евро, причем 42% их оборота сосредоточено за пределами Испании. Прибыль за вычетом налогов увеличилась в 1,7 раза.

Так, «Банко Сантандер Сентрал Испано» является лидером среди банков ЕС по владению полным (100%) пакетом акций ряда крупнейших компаний в Германии, Бельгии, Швейцарии, Франции, Италии, Португалии, Великобритании, Венгрии, Тунисе, Марокко и Египте. Будучи самыми крупными в латиноамериканском регионе, испанские банки контролируют не менее 20% банковских активов Чили, Перу, Колумбии, Венесуэлы, Пуэрто-Рико, Панамы, около 15% финансового рынка Аргентины, Мексики и Бразилии[13]. Один «Банко Сантандер Сентрал Испано» имеет свыше 2200 отделений в Латинской Америке, в которых занято свыше 60% персонала банка, а общее число его клиентов по всему миру достигло 22 млн. чел.

 Внедряясь на финансовые рынки других стран, испанские банки придерживаются собственной стратегии и тактики. «Банко Сантандер Сентрал Испано», например, в большинстве случаев стремится к приобретению как можно большей доли акций в поглощаемом или создаваемом при его участии дочернем финансовом институте с обязательным присвоением ему собственного названия. В свою очередь, «Банко Бильбао Бискайя Архентариа» предпочитает тактику покупки меньшей доли акций, но настаивает на контроле над управлением. При этом оба банка главным в своей деятельности на рынках Латинской Америки и Европы считают: достижение максимума прибылей за счет сохранения лидерских позиций в банковской сфере, оптимизацию прямых и портфельных инвестиций в промышленности, соблюдение максимальной осторожности в управлении рисками. Амбициозный стратегический проект «Банко Сантандер Сентрал Испано» «Америка», рассчитанный на три года, предусматривает создание дочерних филиалов во всех без исключения странах Латинской Америки, развитие модели клиентских банков, их универсализацию и предоставление полного перечня услуг и продукции.

Наряду с банками активными инвесторами в зарубежную экономику являются крупные и даже средние национальные промышленные компании. Как правило, они предпочитают внедряться в уже существующие промышленные центры путем создания совместных с местными фирмами торговых и производственных филиалов. На такие операции приходится до 50% общего объема испанских ПИИ. При этом испанские предприниматели стараются избегать грубого контроля над зарубежными активами. Они предпочитают осуществлять инвестиционную экспансию главным образом в форме производительного капитала, а в управлении использовать методы, соответствующие испанским культурным традициям. Латиноамериканские аналитики отмечают в деятельности испанских фирм стремление к повышению качества продукции, снижению его стоимости, росту производительности труда, внедрению системы профессионально-технического обучения, соединяющей первоначальное обучение ремеслу с непрерывным дальнейшим обучением.

 В число 100 крупнейших по величине зарубежных активов нефинансовых ТНК мира сегодня входят три испанские: «Телефоника», «Репсол ЮПФ» и «Эндеса». В 2003 г. их совокупные зарубежные активы превысили 85 млрд. долл.[14] Всемирно известный телекоммуникационный гигант – компания «Телефоника», контролирует 1/10 мирового рынка информационных технологий, 41 млн. линий проводной связи, обслуживает свыше 26,5 миллионов абонентов мобильных телефонов в 14 странах, а ее филиалы расположены более чем в 30 странах мира. Только в латиноамериканском регионе «Телефоника Интернасиональ» контролирует более 25% телекоммуникационного бизнеса, начиная с базовых междугородных и международных телефонных услуг и кончая кабельным телевидением, оптоволоконной, беспроводной персональной связью и мультимедиа. Полномасштабное вторжение в Латинскую Америку началось еще в 1989 г. с покупки 44,7% акций ведущей чилийской телефонной компании, контролирующей 9/10 местного рынка. В 1990 г. «Телефоника» участвовала в приватизации крупнейшей телефонной компании Аргентины, а затем стала первой иностранной компанией, проникшей в сектор телекоммуникаций Бразилии. В настоящее время «Телефоника» является одним из главных операторов связи, включая радиовещательные, телевизионные и кабельные линии, не только во многих странах Латинской Америки, но и в Европе, Африке и даже в США. В мае 2000 г. она взяла под свой контроль американский портал «Лукос», открыв тем самым доступ к своему Интернет-порталу 30 млн. испано-говорящих американских граждан. Компания активно участвует во всех европейских аукционах и уже получила лицензии на обеспечение беспроводной связи третьего поколения в Германии, Италии и Австрии.

 Активно действуют за рубежом и другие испанские ТНК («Газ Натурал», «Иберия», «Ферровиал» и др.). Так, известный испанский монопольный энергетический тандем – смешанная государственная компания «Эндеса» («Эмпреса насионал де электрисидад» и частная компания «Ибердрола» инвестировали в экономику Латинской Америки (в Чили, Колумбию, Бразилию, Перу, Аргентину и Доминиканскую Республику) свыше 10 млрд. долл.[15]

 Важную роль во внешнеэкономической экспансии национального капитала играет государство, которое оказывает финансовую, организационную и страховую помощь национальным компаниям при осуществлении ими ПИИ. В частности, созданные еще при Франко Банк внешней торговли и Институт государственного кредитования поддерживают фирмы, в том числе мелкие и средние, осуществляющие вложения за рубежом, кредитуя до 70% общего объема ПИИ. Ресурсы самих финансово-кредитных учреждений образуются за счет ежегодных бюджетных дотаций, а также поступлений от возврата предоставленных ранее займов и процентов по ним. Кроме двух вышеуказанных институтов в систему стимулирования товарного и инвестиционного экспорта входят Институт внешней торговли, занимающийся разработкой и финансированием экспортных программ, Компания по финансированию развития («КОФИДЕС»). С момента создания в 1988 г. «КОФИДЕС» предоставляет значительную экономическую и научно-техническую помощь мелким и средним фирмам, действующим за рубежом в самых различных областях (сельское хозяйство, разработка природных ресурсов, государственное управление, производство и технологические инновации, образование и профессионально-техническая подготовка). Все более заметную роль в области страхования зарубежных испанских производственных инвестиций играет Государственная компания по страхованию экспортных кредитов. Значительная помощь оказывается испанским правительством в рамках «иберо-американских встреч на высшем уровне», а также двусторонних договоров о дружбе и сотрудничестве, в которых имеются статьи, предусматривающие выделение государственных средств (от 5 до 25 млн.евро) на развитие различных форм внешнеэкономической деятельности и туризма (открытие новых кредитных линий(Fintur и др.), создание за рубежом крупных и средних туристических фирм, денежные и товарные кредиты, инженерно-технические услуги и связанные с ними подрядные работы). Среди возможных получателей этих кредитов фигурируют Китай, Алжир, Мексика, Бразилия, Россия и Марокко. Будучи последовательным сторонником многопланового политического и экономического сотрудничества (как на двустороннем уровне, так и в рамках ЕС), испанское правительство все же отдает предпочтение крупным региональным блокам, которые, по его мнению, будут определять характер грядущего экономического порядка.

3. Российско-испанское инвестиционное взаимодействие

Последнее десятилетие стало новым этапом в инвестиционном сотрудничестве России и Испании. Его начало было положено подписанием в 1994 г. Соглашения об экономическом и промышленном сотрудничестве – основного правового документа, регулирующего отношения сторон. В 1998 г. была подписана Конвенция об избежании двойного налогообложения, а в последующие годы – множество других соглашений межправительственного и межведомственного уровня, охватывающих самый широкий спектр областей.

Важное место в правовом регулировании российско-испанских отношений занимает Соглашение между Россией и ЕС о партнерстве и сотрудничестве, в реализации которого активно участвует испанская сторона. Испания первой из стран ЕС ратифицировала это соглашение (1995 г.). Она также поддерживает стремление России к присоединению к ВТО. Наконец, Испания одной из первых в ЕС поддержала предложение России о реструктуризации внешнего долга бывшего СССР. Вопрос об этом долге имеет принципиальное значение для российско-испанского делового сотрудничества. Известно, что в 1990 г. правительство Испании предоставило Советскому Союзу кредит на общую сумму 1,5 млрд. долл. Часть его пошла на закупки испанских продовольственных и промышленных товаров, включая медицинское оборудование и технику. Вторая часть, предназначавшаяся на реализацию инвестиционных проектов, осталась практически неизрасходованной и была заблокирована испанской стороной в связи с угрозой неплатежей. В 2001 г. во время визита бывшего премьер-министра Испании Х.М. Аснара в Москву были подписаны документы о погашении части долга путем испанских инвестиций в Россию, а также поставками российских товаров в Испанию. В целом, однако, на фоне масштабной международной инвестиционной активности Испании позиции России как реципиента испанских капиталовложений выглядят пока более чем скромно.

В государственный реестр Российской Федерации внесено около 300 фирм с участием испанского капитала. По данным министерства внешней торговли Испании, к 2003 г. сумма накопленных испанских инвестиций составила свыше 100 млн. евро или 0,1% суммарного объема всех накопленных инвестиций в России, при этом больше половины испанских капиталовложений – прямые.

 В отличие от российских инвестиций в Испанию (большинство осуществлено мелкими и средними фирмами, действующими в сфере услуг, недвижимости, оптовой торговле), испанские капиталовложения в России носят преимущественно производственный характер, а полученные прибыли в большинстве случаев реинвестируются в дальнейшее развитие совместного производства в России. Финансовый кризис 1998 г. крайне отрицательно сказался на инвестиционном сотрудничестве между нашими странами. За один год ввоз испанского капитала упал почти в 10 раз. Утраченные позиции удалось восстановить только к 2003 г., а уже в 2004 г. наблюдался рекордный приток испанских ПИИ в страну. Как правило, партнерами со стороны Испании являются мелкие и средние компании, более готовые к риску и развитию путем осуществления небольших инвестиционных проектов. В списке компаний, инвестирующих в Россию, пока нет ни одной испанской фирмы, входящей в 500 крупнейших компаний по размеру рыночной капитализации, а также ни одной компании, которая бы занимала ведущие позиции в своей отрасли на внутреннем рынке Испании. Крупный бизнес занимает выжидательную позицию, внимательно следя за развитием внутриполитической, экономической и криминогенной ситуации в России, за успехами своих «меньших собратьев по капиталу», которые продолжают хозяйственную деятельность на территории России.

 К числу таких наиболее крупных  российско-испанских предприятий следует отнести «Мясоперерабатывающий завод «Кампомос», созданный ( в 1990г.) международной группой  «Кампофрио» в Москве совместно с московским производственным объединением «Мосмясопром». По оценке представителей испанской компании «Кампофрио», «Кампомос» работает эффективнее, чем многие аналогичные предприятия в самой Испании.

 С самого начала на заводе были задействованы лучшие европейские технологии производства и управления, что позволило предприятию сразу же заявить о себе как о стабильном и надежном производителе высококачественных мясных продуктов. В 1994 г. в Москве был запущен второй завод совместной компании с гораздо большим производственным потенциалом. В настоящее время на МПЗ «Кампомос» работают более 2000 чел., завод ежегодно производит  свыше 45 тыс.т колбасных изделий. Ассортимент выпускаемой продукции насчитывает более 150 наименований.   Ежегодные реинвестиции прибыли в производство позволили фирме за 10 лет работы увеличить выпуск продукции в 30 раз. Хотя последние годы наблюдается падение объемов торгового оборота, это не мешает российско-испанской компании входить в число отраслевых лидеров – в 2004 г. объем продаж готовой продукции составил около 130 млн. долл.[16] По-прежнему руководство фирмы стремится сконцентрироваться на рынке Москвы, и, даже начав в 1997 г. поставки в другие регионы, обычно ограничивается Центральной Россией и Санкт-Петербургом, не вступая в конкуренцию с российскими компаниями на периферии. Одной из важнейших проблем для развития компании называется наличие квот на ввоз сырья, поскольку импортные поставки обеспечивают 85% производственных потребностей (часто зарубежное мясо дешевле, хотя и хуже по качеству)[17]. Одновременно «Кампофрио» вынашивает планы создания собственной сырьевой базы внутри России и диверсификации производственной деятельности. Так, в 2001 г. испанская компания подписала соглашение с фирмой-соотечествен­ницей «Седа Солублес» о создании в России предприятия по производству растворимого кофе.

Широко известна в России и продукция «Чупа-Чупс» (карамель, рулеты и жевательная резинка). Еще в 1990 г. было открыто совместное предприятие «Нева Чупа Чупс» в Санкт-Петербурге (впоследствии доля испанского капитала была увеличена с 85% до 100%, а фирма переименована в «Чупа Чупс Рус»). В первоначальных планах испанской компании значилось лишь поддержание сбыта в России, но популярность продукции стимулировала организацию первой производственной линии уже в 1991 г. Собственный завод в России у компании «Чупа-Чупс» появился в 1997 г. В настоящее время фирма владеет уже двумя фабриками в  Санкт-Петербурге, на которых занято 500 чел., а общий объем ее инвестиций  в России - более 25 млн. долл. Компания создала широкую дистрибьюторскую сеть, включая страны СНГ, планирует дальнейшее расширение производства (например, в рамках совместного предприятия с турецкой компанией «Кент»)[18].

С 1995 г. на территории России действует совместное предприятие «Уралита», контролируемое валенсийской группой «Нефинса», специализирующееся на производстве стекловаты и других изоляционных материалов (обеспечивая до 30% российского рынка данной продукции). К расположенной в подмосковном Серпухове фабрике в 2002 г. добавился завод в Новгородской области – он приобретен в Чудово у германской компании «Фляйдерер», распродающей часть активов по всему миру в рамках реструктуризации своего бизнеса.[19]

Большим спросом у россиян пользуются суповые и бульонные концентраты «Галина Бланка», производимые с 1998 г. испанской компанией «Препарадос Алиментисиос» в г. Бор (Нижегородская область). Несмотря на то, что предприятию приходится выдерживать конкуренцию в России со стороны «Нестле» и «Юнилевер»,  на его долю  на российском рынке приходится 60% бульонных (1-е место)  и 25% (2-е) суповых концентратов.

Растет интерес к российскому рынку со стороны испанских производителей верхней одежды. Так, группа «Манго» уже располагает 13 магазинами в России. В планах ведущей испанской группы по пошиву готовой одежды «Индитекс», открывшей свои магазины в Москве-распространение торговой сети на другие регионы РФ.Этой группе принадлежат такие модные марки одежды, как  «Зара», «Массимо Дутти», «Пулл энд Биар», «Страдивариус» и др.

 Необходимо отметить предприятия с испанским капиталом по выпуску мебели и лакокрасочных изделий в Москве и Санкт-Петербурге (хотя нередко фирмы из Испании ограничиваются выдачей лицензий российским производителям – например, в фармацевтической промышленности). Ряд испанских и российских фирм совместно производят лекарства и медицинское оборудование. Так, ОАО “Мосхимфармпрепараты” и ОАО «Ладафарм» (г.Тольятти) сотрудничают с  испанскими фирмами  в  производстве ренатедеина (эффективное противоязвенное средство и противоаллергическое действие), циплофрутоциллина (антибиотик четвертого поколения), винпоцетина и др.

Компания «Iмабе Иберика» успешно реализовала контракт на сумму 5 млн.долл на поставку оборудования по утилизации отходов в Москве, в разной стадии проработки находятся еще несколько  проектов таких же предприятий  в Московской области, в Татарстане, Самаре, Нижнем Новогороде, Башкирии. Фирма «Инкуатро»  подписала контракт с Министерством здравоохранения России на сумму 7 млн.долл на поставку инкубаторов для новорожденных в  нашей стране

Достаточно давно работает на российском рынке испанская компания «Патентес Тальго». В случае реализации проекта по производству пассажирских вагонов «Тальго» и вагонных тележек с системой автоматического изменения ширины оси для перехода с европейской колеи на российскую, компания может стать лидером по осуществлению испанских ПИИ в России.

Успешно развивается совместный инвестиционный проект «Башкельме» в г.Мелеузе (Башкорстан) с участием испанской компании «Кельме». Изначально предполагалось, что несколько фабрик будут производить спортивную одежду и обувь, а также обувной клей. В настоящее время поставки клея осуществляются даже на автомобильные заводы и предприятия пищевой промышленности. Годовая производственная мощность комбината составляет 900 тыс.пар спортивной обуви, 200 тыс.ед.спортивной одежды, 700 т обувного клея, а также изготовление комплектующих изделий для производства 4 млн. пар обуви. Проект пользуется значительной финансовой поддержкой (26,4 млн. евро) со стороны упомянутой нами ранее «КОФИДЕС». А всего в России при участии «КОФИДЕС» финансируется десять проектов в пищевой, целлюлозно-бумажной, текстильной, обувной, транспортной, химической и фармацевтической промышленности на общую сумму 82 млн. евро. Особую роль в российско-испанских отношениях занимают отношения между Москвой и Мадридом. В результате обмена визитами их мэров в 1997 г. был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве между городами, расширены контакты между столичными банковскими и коммерческими структурами, начался поиск инвестиционных проектов, представляющих взаимный интерес. Тем не менее к специфике российско-испанского инвестиционного сотрудничества последнего десятилетия можно отнести усиление географической диверсификации. Прошли те времена, когда подавляющая масса предприятий с испанскими ПИИ концентрировалась преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге. Сегодня в инвестиционном сотрудничестве не менее активно участвуют другие регионы (Ленинградская, Самарская, Саратовская, Архангельская, Орловская области, Ставропольский край, Республика Башкортостан и др.). Например, в 2002 г. состоялось подписание соглашение об испанском финансировании (110 млн. долл.) строительства химического завода по производству перекиси водорода по российской технологии во Всеволожском районе Ленинградской области, хотя следует отметить, что изначальным условием была передача впоследствии предприятия в российскую собственность. В апреле 2003 г. в Мадриде прошел инвестиционный форум «Юг России 2003», на котором губернаторы южных регионов представили 345 инвестиционных проектов. В числе проектов уже поддержанных испанской стороной – модернизация Махачкалинского порта, строительство десяти нефтеналивных танкеров, которые будут обеспечивать поставки из порта дагестанской и каспийской нефти, строительство завода листового стекла в Ставропольском крае, а также крупного рыбоперерабатывающего завода в г. Шахты с годовой мощностью 20 тыс. т рыбных консервов (это равно выпуску всех предприятий по переработке рыбы в Ростовской области, вместе взятых). Еще одна испанская компания «Себеко интернэшнл» намерена инвестировать в небольшие проекты по переработке молока и сахара на территории Краснодарского, Ставропольского краев и Ростовской области. На каждый из этих регионов компания зарезервировала инвестиции в пределах 2 млн. евро. Если все эти проекты станут реальностью, то Испания превратится в одного из главных иностранных инвесторов на Юге России[20]. В 2004 г. состоялось заседание 4-й сессии двусторонней Межправительственной комиссии по экономическому и промышленному сотрудничеству между Россией и Испанией. Основное внимание было уделено дальнейшему развитию инвестиционного сотрудничества, в первую очередь в энергетической и пищевой отраслях, туристическом секторе, а также модернизации и обновлению российского морского транспорта и рыбопромысловых судов на испанских судоверфях. Ставились и другие вопросы, связанные с формированием эффективной системы страхования и гарантий, налаживания сотрудничества между банками и соответствующими финансовыми институтами обеих стран, с активизацией поиска испанских инвесторов, заинтересованных в реализации новых проектов на территории России. Новый этап в развитии российско-испанских отношений наметился в ходе недавнего (в феврале 2006г.) государственного визита президента РФ  В.В.Путина в Испанию.  К числу наиболее важных договоренностей следует отнести подписание соглашения о сотрудничестве между Внешэкономбанком, Росэксимбанком и Испанской корпорацией по страхованию экспортных кредитов (CESCE) о финансировании экспорта российских и испанских товаров и услуг в третьи страны. Реализация подписанного соглашения расширит возможности российской стороны  по развитию кредитных и гарантийных операций за рубежом. Кроме того, Внешэкономбанк подписал соглашение о сотрудничестве с испанской Ассоциацией  частных малых  и средних судостроительных  верфей «Пимар» (PYMAR). Соглашением предусматривается содействие российским и испанским судовладельцам при реализации судостроительных проектов с участием верфей обеих стран.[21] Рамочное кредитное соглашение было подписано также между Внешторгбанком и испанским частным банком «Банесто». Хочется надеяться, что эти и другие договоренности, достигнутые в ходе государственного визита ВВ.Путина в Испанию, уже в ближайшем будущем придадут новый импульс российско-испанскому инвестиционному сотрудничеству.


[1] World Investment Report 2004 www.worldbank.org/data/wdi2002/index.htm

[2] International Financial Statistics. October 2004 / IMF. – Washington, 2004. Р. 922.

[3] Selected world development indicators / UN. – 2004. CD-ROM.

[4] International Financial Statistics. July 2004. P.484

[5] World Development Indicators (WDI) database. – The World Bank Group (www.worldbank.org).

[6] Сайт Института внешнеэкономических связей Испании (ICEX) (www.icex.es).

[7] World Investment Report 2005. P. 372.

[8] Ibell P. Las relaciones economicas entre España y Estados Unidos // ARI. 2004. №197 (www.realinstituto.org).

[9] World Development report,2005,p.313,339

[10] La politica espanola hacia America Latina: Primar lo bilateral para ganar en lo global // Informe Elcano. 2005. Mayo. №3 (www.realinstitutoelcano.org).

[11] Barometro  del  Real Instituto Elcano. 2005. P. 25 (www.realinstitutoelcano.org).

[12] Financial Times. 31. Oct. 2002.

[13] Mundo Obrero. Junio 2002. P. 11.

[14] World Investment Report 2005. P. 299-300.

[15] Сайт компании «Эндеса» (www.endesa.com).

[16] Сайт компании «Кампомос» (www.campomos.ru); Финанс. 2005. №33.

[17] Газета. 18.08.2005.

[18] Агентство бизнес-новостей. 29.03.2002; РИА «Ореанда». 24.06.2003.

[19] www.icex/es/icex/cda

[20] Новые известия. 15.04.2003.

[21]«Известия» №24,10.02.2006г.с.2