«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(2), 2007

Научная жизнь

«Проблемы экономического сотрудничества в Северо-Восточной Азии»

Круглый стол

30 мая 2006 г. в МГИМО был проведен круглый стол «Восточная Азия: внутрирегиональное экономическое сотрудничество и его политические аспекты», на который были приглашены ученые и эксперты ведущих научно-исследовательских центров Института востоковедения, Института Дальнего Востока, Института мировой экономики и международных отношений РАН, а также профессора и преподаватели МГИМО (У), ИСАА и МГУ им. Ломоносова.

Открыл заседание Круглого стола заведующий кафедры мировой экономики МГИМО профессор Булатов А.С. В своем выступлении он отметил безусловную важность и актуальность обсуждаемой темы и подчеркнул принципиальные отличия восточно-азиатской интеграции от аналогичных процессов, проходящих в других регионах мира и, в частности, в Европе и Северной Америке. Все это определяет необходимость самого пристального и глубокого изучения текущих тенденций развития внутрирегионального экономического сотрудничества в Восточной Азии, в настоящее время в одном из наиболее динамично развивающихся регионов мира. В современных условиях, когда Россия стремится к выравниванию сложившегося в пользу западных стран дисбаланса в своих внешнеэкономических связях путем активизации и расширения сотрудничества с Азией, анализ текущей ситуации и перспектив ее изменения приобретает новое приоритетное значение.

Профессор кафедры мировой экономики МГИМО Суслина С.С. продолжила в своем докладе, посвященном проблемам формирующегося единства и сохраняющихся пока противоречий в интеграционном пространстве Восточной Азии и стран СВА, в частности, разговор о том, каковы реальные проявления этого объединительного процесса. Отметив, что для России Северо-Восточная Азия, как и в целом, Восточная Азия, пока остаются относительно новыми субъектами глобальной политики, в отношении которых у российского правительства еще только отрабатываются эффективные меры подключения страны, и в первую очередь ее дальневосточных регионов, к интеграционным процессам в СВА, докладчик подчеркнула, что процесс стихийной интеграции российского Дальнего Востока в СВА уже начался после 1991 г. Сегодня у этого российского региона на страны СВА приходится примерно такой же объем внешнеэкономических связей, что и на европейскую часть России. Предположительно, Россия могла бы подключиться к интеграционным начинаниям в СВА в роли «специальной таможенной территории», представляющей дальневосточным субъектам РФ большую стратегическую монетарную автономию. В перспективе же интеграция западной и восточной частей отечественной экономики в СВА помогла бы превратить Россию в связующее звено между западно-европейским и восточно-азиатским интеграционными пространствами. По мнению докладчика, определенные положительные перспективы подключения России к СВА рассматриваются, в частности, и с позиции развития более комплексного и расширенного сотрудничества с двумя корейскими государствами в рамках трехстороннего сотрудничества и перевода его в перспективе на многосторонний уровень с участием Китая и Японии. Однако развитие этих благоприятных перспектив существенно сдерживается задержавшимся решением Корейской проблемы и, в частности, американо-северокорейскими противоречиями относительно северокорейской ядерной программы.

Зав. Сектором общих проблем АТР ИМЭМО РАН к.э.н. А.Н. Федоровский отметил, что экономическое сотрудничество в регионедостигло впечатляющих масштабов, но не смогло помочь преодолеть региональные и двусторонние противоречия в области безопасности, а также разногласия политического и культурного характера.

Свою роль сыграли различия в политическом устройстве, прежде всего Японии и Республики Корея, с одной стороны, Китая, с другой. Свое деструктивное воздействие на региональные процессы оказывает национализм. Использовавшийся странами региона для мобилизации внутренних ресурсов с целью развития, в настоящее время он становится препятствием для сближения государств. Не найдено подходов к решению проблемы соотношения суверенитета и интеграции. При глобализации роль национального суверенитета должна снижаться, но, учитывая остроту отношений между Китаем и Тайванем, РК и КНДР, проблема суверенитета не теряет своей актуальности. Явно недооцененными оказались социокультурные различия, углубившиеся в 20 веке, особенно в его второй половине. Представившаяся странам региона возможность преодолеть наследие «холодной войны» не означала автоматического политического и культурного их сближения.

Вместе с тем в условиях обострения региональных отношений в 2005-06 гг.проявилась роль бизнеса, не только цементирующего региональныеотношения, но иподталкивающего руководство своих стран к продолжению сотрудничества.

Экономическое партнерство не смогло решить другие региональные проблемы. Однако наличие тесных экономических связей удерживает конфликты в контролируемых рамках и создает основу для их решения в будущем.

Профессор кафедры востоковедения МГИМО Лузянин С.Г. отметил, что, на его взгляд, интеграционная мотивация в СВА носит более всего политическую составляющую, т.е. несет на себе явную направленность против США. В этом плане согласуется и желание основных участников рассматривать Россию в качестве наблюдателя. По мнению Лузянина С.Г. в СВА сейчас скорее всего происходит поляризация, а не интеграция. Возвращение России в Азию видится пока на двусторонней основе. Перспективы шестистороннего формата взаимодействия в качестве институциональной основы интеграции в СВА представляются пока весьма слабыми. У Росси два вектора влияния: реализация энергетических проектов и военно-техническое сотрудничество. Следует отметить, что треугольник ведущих стран СВА становится все более самодостаточным.

Профессор кафедры мировой экономики Котляров Н.Н. освятил проблемы, связанные с характером интеграции России и ее Дальнего Востока в единое экономическое пространство СВА. Главная из них — это недостаточное финансирование федерального центра на развитие РДВ. Интеграция в СВА идет стихийно. По мнению Котлярова Н.Н., на Россию страны-участницы интеграционных процессов в СВА смотрят как на второстепенного партнера.

Ведущий научный сотрудник ИДВ РАН Савельев Р.В. подчеркнул, что никакой регион не может развиваться без финансовых средств. Важное значение имеет тот факт, есть ли интерес в таком сотрудничестве (более глубоком, интеграционном) у самого российского Дальнего Востока или у местных властей свои проблемы и они не видят особой пользы и выгоды от этих многосторонних проектов. Политическое сотрудничество в СВА — это, прежде всего треугольник: США — Ю.Корея — Япония без России. В экономической области пока ситуация складывается опять без участия России. Это не может не настораживать. Участвовать в СВА России, безусловно, важно и выгодно.

Профессор ИССА Тимонина И.Л. отметила, чтоидея интеграционной группировки в составе Япония, северные провинции Китая, Монголия, две Кореи и Россия пока не институализирована. По ее мнению, Япония проявляет весьма умеренный интерес к этой идее. По крайней мере, официальный Токио не форсирует процесс интеграции в СВА. В большей мере в интеграции заинтересованы морские префектуры Японии, но их экономический потенциал маломощен. Что касается модели экономического сотрудничества Японии с Россией, то ее пока в значительное мере определяет формула: «краб в обмен на поддержанные автомобили».

Эксперт МГИМО Стеклов М.М. подчеркнул, что для участия России в интеграции в СВА есть самое главное, в чем нуждаются другие участники, — это ее энергетический потенциал. В свою очередь Россия не всегда активно этим преимуществом пользуется, часто прибегая больше к политической составляющей сотрудничества. Между тем, например, в Сеуле был негативно воспринят все больший крен России в сторону Китая. Если Россия реально хочет интегрироваться в СВА, то это должно проходить на региональном уровне, а не на уровне политических игр. Препятствует интеграции в СВА и то, что уровень доверия здесь очень низок.

Зав. Центром корейских исследований ИДВ РАН Жебин А.З. кратко отметил позиции корейских государств в СВА. Подчеркнул, что, действительно, историческое прошлое мешает интеграции. Между тем процессы экономического взаимодействия и сближения развиваются и идут нарастающими темпами. Для двух Корей и Японии Китай стал основным торговым партнером на двусторонней основе. Подчиняясь международной логике даже Северная Корея пересмотрела свою позицию по решению проблемы раскола страны и склонна ориентироваться в решении этой проблемы на экономические методы, о чем, в частности, свидетельствует рост объемов межкорейской торговли. Во многом проблемы в интеграции в СВА — это следствие политики США, которые боятся, что внутрирегиональная экономическая интеграция здесь выбьет основы из-под американских политических союзов. Следует взять в расчет и то, насколько определившаяся сейчас американо-китайская взаимозависимость будет влиять на сотрудничество в СВА. Представляется, что через 10-15 лет этот фактор будет препятствовать развитию сотрудничества в СВА.

Зав. сектором экономики Центра проблем модернизации и развития ИМЭМО РАН А.А. Рогожин уделил основное внимание оценке внешнеэкономической политики России в Восточной Азии и её вклада в интеграционные процессы, развивающиеся в этом регионе. Он отметил отсутствие во внешнеэкономическом курсе России в упомянутом регионе двух важных и неотъемлемых компонентов: 1) чётко сформулированных и глубоко обоснованных целей внешнеэкономической политики нашей страны в регионе, что в значительной мере объясняет и крайне низкую эффективность российского участия в интеграционных процессах в Восточной Азии; 2) достоверного представления о возможностях реализации целей этой политики на практике, в том числе в рамках интеграционных процессов. Оставляет желать лучшего степень использования Россией специфики экономических процессов, бурно развивающихся в Восточной Азии и, в частности, регионального экономического сотрудничества на прединтеграционной стадии, сопряжённого с процессом формирования институциональных основ региональной интеграции (оно, увы, нередко воспринимается и оценивается как уже состоявшаяся реальная интеграция, что далеко от истинного положения дел). Повышение роли России в экономике Восточной Азии и, соответственно, этого региона — в экономике нашей страны А.А. Рогожин связывает с расширением участия во экономических связях со странами Восточной Азии и региональными организациями компаний частного сектора, опирающихся на всемерную политическую и экономическую поддержку государства, использованием в национальных интересах России не только центростремительных, но и центробежных процессов, имеющих место в регионе, противоречий между странами Восточной Азии, а также их политической заинтересованности в присутствии России в регионе, становящейся всё более очевидной по мере усиления военного и экономического потенциала нашей страны.

Зав.Центром Монголии Отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Грайворонский В.В. остановился на позиции Монголии как участника экономического сотрудничества в СВА. Охарактеризовав основные процессы, происходящие в социально-экономическом развитии страны на современном этапе, и ее место в мировой экономике, докладчик отметил, что Монголия находится лишь на подступах к интеграционным процессам в Восточной Азии.

Аспирантка кафедры востоковедения МГИМО (У) Колдунова Е.В. представила краткое выступление на тему «Интеграционные процессы в Восточной Азии: среда безопасности».

Профессор кафедры мировой экономики МГИМО (У) Карлусов В.В. в своем выступлении коснулся вопросов разноуровности интеграционных процессов (базисный, институциональный и т.д.). На взгляд докладчика, субрегион СВА еще не достиг уровня самодостаточности. В подтверждение он привел тот факт, что индекс взаимозависимости здесь не выше, чем в среднем по миру. Соответственно в целом регион СВА не является самодовлеющим и находится лишь на низших ступенях интеграции.

В завершении дискуссии был отмечен ее позитивный потенциал для развертывания дальнейших исследований и отслеживания новейших тенденций интеграционного процесса в Восточной Азии и позиции России в этом регионе.