«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(2), 2007

Внешнеэкономические связи России

Перспективы экономических отношений России со странами Центральной и Восточной Европы

А.В. Дрыночкин, д.э.н., профессор

В течение трансформационного периода страны Восточной Европы[1] добились в целом весьма впечатляющих успехов в деле формирования рыночной экономики. Конечно, среди них есть и лидеры, и аутсайдеры, но общий вектор развития выглядит довольно устойчиво.

Вследствие трансформационных процессов в странах региона и в самой России масштабы и формы дву- и многостороннего экономического сотрудничества кардинально изменились по сравнению с периодом 1949-1989 гг. и по всей вероятности восстановлению не подлежат (хотя отдельные элементы существовавших тогда механизмов и по сей день не потеряли своей актуальности).

В результате смены внешнеэкономических приоритетов стран Восточной Европы доля России в внешней торговле этих государств снизилась с дореформенных 40% до 6% в 1995 г. и до 4,7% в 2002 г. Причём экономическая роль России в регионе состоит главным образом в обеспечении топливно-энергетических потребностей партнёров. В ряде стран Россия занимает высокие места в общем перечне крупных импортёров исключительно за счёт поставок нефти, газа, ядерного топлива и/или других сырьевых товаров.

Доля стран Восточной Европы как внешнеторговых партнёров России в последние годы также довольно последовательно, хотя и понемногу, сокращается: в 2000 г. этот показатель немного не дотягивал до 15%, в 2005 г. — чуть больше 12,5%. С одной стороны, динамика отрицательная, особенно, если сравнивать с показателями времён СЭВ. С другой стороны, даже такой уровень отношений пока ещё обеспечивает почти четверть (!) внешнеторгового оборота России со странами Европы, включая и ЕАСТ (впрочем и здесь динамика отрицательная).

Поэтому современное состояние экономических связей между Россией и странами Восточной Европы можно охарактеризовать как «инерционно-ослабевающее»: мощный импульс взаимному сотрудничеству, полученный в результате формирования программ сэвовского периода и построенной для их реализации инфраструктуры постепенно исчерпывает своё значение.

Вместе с тем в последнее время стали наблюдаться некоторые симптомы, позволяющие предполагать, что нынешний уровень сотруд-ничества находится в нижней точке спада, за которым может последовать определённый рост обьёмов сотрудничества. Фактологическим доказательством выступает резкий рост внешнеторгового товарооборота России со странами региона в 2005 г. (см. таблицу № 1). И хотя данные рассчитаны на основании текущих цен — т.е. не учитывают динамику цен на поставляемые в рамках двусторонних отношений товары, — картина всё равно выглядит довольно оптимистической.

Таблица № 1

Динамика развития внешней торговли России со странами ВЕ (в текущих ценах):

Темп роста

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

в % к предшест-вующему году

122,9

115,1

107,0

75,2

95,0

129,5

110,0

99,8

120,8

116,0

141,2

Источник: International Financial Statistics-2001; www.customs.ru

Наибольший вклад в развитие товарооборота в 2005 г. внесли Чехия (прирост — 54,2%), Болгария (53,8%) Венгрия (52,2%) и Польша (41,9%).

 

Причинами такого положения выступают следующие факторы: состоявшееся членство ряда стран региона в ЕС и грядущее вступление ещё нескольких стран региона; долгосрочные контракты Газпрома и нефтяных компаний на поставку сырья; наличие товаропроводящей инфраструктуры и в целом её хорошее состояние; затруднённость оперативного переключения российской внешней торговли на другие направления; определённая зависимость Европы от российских поставок и т.д.

Поэтому возможность свёртывания экономического сотрудничества России со странами региона представляется слабой, хотя вектор отношений с отдельными государствами Восточной Европы может менять своё направление. Более вероятными представляются две другие перспективы развития сотрудничества — относительная стабилизация на нынешнем уровне или постепенное расширение масштабов, причём реализацию второго варианта имеет несколько большие шансы на успех.

Необходимыми предпосылками для воплощения сценария роста могут служить наличие довольно солидных обьёмов накопленных российскими компаниями капиталов, требующих приложения и пригодных для размещения в регионе; осознание в предпринимательских кругах необходимости формирования сетей компаний, обслуживающих поставки доминирующих в регионе товаров российского экспорта.

Достаточным условием выступает согласованность и равноценность предпринимательских и ведомственных (государственных) интересов и мотивов. Вот здесь-то, как представляется, и возникает определённый диссонанс.

Во-первых, российские предприниматели пока демонстрируют, что страны региона интересуют их в большей мере как рынки сбыта собственной продукции, нежели чем места закупок «чужой» продукции. В частности: совокупные обьёмы экспорта в регион на порядок (в 2005 г. — в 4 раза) превышают обьёмы импорта; доля стран Восточной Европы в российском экспорте в 1,5-2 раза превышает их долю в российском импорте (14-15% против 8-10%). В такой ситуации необходимость государственного вмешательства возникает только тогда, когда на пути реализации российских товаров появляются какие-либо серьёзные препоны. Поскольку в сфере внешней торговли таковых было относительно немного (имеются в виду главным образом эпизодически вводившиеся в отдельных странах региона запретительные пошлины на ряд российских товаров, а также некоторые ограничительные меры в финансово-банковской сфере), то не было постоянного давления бизнеса на власть, а следовательно, и чётко сформулированной государственной политики в отношении стран региона.

Во-вторых: в соответствии с канонами либерального крыла экономической теории государство должно создавать рамки для эффективного функционирования бизнеса, но не вмешиваться в его деятельность. Действительно, государство (в лице МИД, МЭРТ, других заинтересованных ведомств) в последние 2-3 года заметно активизировало свои усилия по институциональному и правовому оформлению экономических отношений со странами Восточной Европы (последние визиты В.В.Путина в Венгрию и Чехию лишний раз подтверждают это). Последние шаги российских властей в этом регионе, по сути, свидетельствует о появлении новой восточно-европейской политики. Однако, получит ли эта политика предпринимательскую поддержку должно показать время. Причём речь идёт не о крупных российских компаниях с той или иной степенью государственного участия или получивших официальную государственную поддержку в различных формах, но о множестве независимых и не столь крупных компаний, самостоятельно выбирающих пути своего развития. Для них даже обьявление той или иной страны Восточной Европы в качестве приоритетного для России партнёра будет иметь смысл лишь при условии наличия действительного — и более того: жизненно важного, — экономического интереса. Во всех других случаях выбор частного независимого экономического агента будет делаться не пользу партнёров из стран Восточной Европы. И тогда новая восточно-европейская политика России, демонстрацией которой стали визиты В.В.Путина в Польшу, Болгарию и Словакию в 2002-2005 гг., и особенно в Венгрию и Чехию в феврале-марте 2006 г., превратится в очередную кампанию, поддерживаемую лишь узким кругом близких к государству компаньонов.

Впрочем, расширение этого относительно небольшого круга заинтересованных лиц может превратиться в самоцель, если не рассмотреть вопрос о наличии обьективной необходимости сотрудничества России со странами Восточной Европы.

Она, конечно же, существует, но без дополнительного политического обоснования ничем не отличается от необходимости сотрудничества с любыми другими странами. Теоретически, любые две страны в состоянии найти те товары, специализация на производстве которых и последующая двусторонняя торговля будет относительно более эффективны. Также теоретически можно полагать, что и Россия, и Восточная Европа вполне могут обойтись друг без друга: путём некоторых допущений можно логически доказать, что Евросоюз пока ещё в состоянии «взять на содержание» страны региона, а Россия сможет экспортировать сырьевые ресурсы только в азиатском направлении. Но это будет политически невыгодно и экономически нецелесообразно.

В целом, помимо традиционных аргументов для обоснования необходимости взаимного российско-восточно-европейского сотрудничества (географическая близость, наличие транспортной инфраструктуры, односторонняя дополняемость структур спроса и предложения и т.п.), есть ещё две причины — пусть и не столь долговременного характера,- по которым сотрудничество в течение всего трансформационного периода не прекращалось:

во-первых, возможность стабильного пополнения валютной копилки стран за счёт даже тех относительно небольших обьёмов двусторонних внешнеторговых поставок;

во-вторых, понимание того, что добровольный уход с какого-либо рынка чреват невозможностью последующего возврата на него. Страны Восточной Европы в течение 90-х годов совершили подобную ошибку и теперь им приходится платить намного большую цену за возвращение на российский рынок.

В настоящее время в странах Восточной Европы наблюдается очевидный рост понимания необходимости сотрудничества с Россией. Правда, это не следует воспринимать как укрепление былых дружеских отношений, да и уровень этого понимания различается в отдельных странах. Скорее это вынужденная мера, вызванная в значительной мере несоответствием ожиданий от вступления в ЕС и реального пребывания в нём. Ведь взгляд изнутри на «кухню» Евросоюза неизменно будет отличаться от взгляда снаружи, когда многие ранее скрытые процессы становятся более доступными, а их оценка менее эмоциональной. По сути, нынешнее потепление отношений стран Восточной Европы с Россией можно рассматривать как вариант подстраховки от эксцессов функционирования самого ЕС, подкрепляемый усилением прагматизма в двусторонних отношениях на фоне сожаления о добровольном уходе с российского рынка.

Помимо этого, серьёзной предпосылкой для увеличения экспорта стран региона в Россию является наличие и усиление стратегического интереса к России у крупных иностранных игроков, действующих на рынках стран ВЕ.

Интересной особенностью современного этапа отношений России со странами ВЕ является то, что налаживание и развитие экономического сотрудничества происходит либо при непосредственном активном участии национальных государственных структур (например, через меры государственного содействия экспорту через специализированные институты и разрабатываемые ими финансовые конструкции (различные виды экспортных кредитов, страхование экспортно-импортных сделок и т.д.) или существление государственного содействия работающим на российском рынке бизнесменам[2]), либо при подключении к реализации государственных программ в стране-партнёре. По крайней мере, обьявление в России четырёх Национальных проектов уже вызвало большую заинтересованность со стороны компаний из стран ВЕ, и можно ожидать, что степень этой заинтересованности будет расти. Например, венгры, которые уже занимаются строительством социального жилья в России (при содействии Эксибанка и МЕХИБа[3] они заключили сделок на 12,5 млн.долл.[4]) и техническим оснащением ряда больниц, прямо заявили о своём желании участвовать в Национальной жилищной программе России и Программе развития здравоохранения.

Конкретные формы экономического взаимодействия России и стран региона в современных условиях находятся ещё в стадии апробации, но основные контуры уже прорисовываются:

Воздействие на внешнеторговые товарные потоки: довольно традиционное направление, имеющее хорошо отработанный инструментарий — таможенные пошлины, таможенные режимы, кредитование и страхование экспорта, квотирование и т.п. Необходимым условием развития торговли является поиск взаимовыгодных вариантов сотрудничества.

Конечной целью этого направления является не столько возрастание удельного веса партнёров во взаимной торговле, а сколько абсолютный рост обьёмов внешнеторговых поставок. Параллельно с этим обычно ставится задача обеспечения сбалансированности торговли.

Вместе с тем, ориентироваться только на развитие торговли (даже конечной продукцией или изделями с высокой степенью обработки) представляется малопродуктивным, ведь рано или поздно возможности наращивания взаимных поставок достигнут своего предела. А вот в решении проблемы сбалансированности наблюдается заметный сдвиг позиций восточно-европейских партнёров: вместо практиковавшихся ранее попыток вынудить Россию снижать обьёмы поставляемых товаров в настоящее время страны региона пытаются увеличить собственные поставки на российский рынок.

Отдельно следует сказать о давнишней идее существенного изменения (облагораживании) российской товарной структуры. Однако, её реализация до сих пор не представляется достижимой в силу двух факторов: сложившейся международной специализации России и ориентацией самих стран Восточной Европы на Запад в контактах инновационного характера. При этом изменению мощности и направленности обоих факторов препятствует целый ряд политических сил, в том числе и внешних.

 Стимулирование инвестиционного взаимодействия: необходимость этого направления сотрудничества России со странами ВЕ определяется тем, что оно до настоящего времени не выглядит достаточно убедительно. Это касается как вложений российских капиталов в экономику стран ВЕ, так и обратных потоков. Так, совокупный обьём накопленных в России инвестиций из стран Восточной Европы колеблется в пределах от 550-750 млн.долл. (оценки автора), что составляет всего 0,7-0,9% от общей велчины накопленных ПИИ в России. В свою очередь величина российских прямых инвестиций в страны региона к 2003 г. оценочно возросла до 2,5-3,0 млрд.долл., что составляет 2-2,5% от всех накопленных в регионе иностранных инвестиций производственного хараткера.

Формат взаимодействия в этой сфере мог бы быть как двух-, так многосторонним. Кроме того, следует поощрять и совместные выступления на рынках третьих стран (например, российско-чешский проект о возведении в Монголии нефтеперерабатывающего завода; формирование венгеро-российско-украинского логистического центра на границе Венгрии и Украины в Захони), а также формирование многосторонних альянсов с российским участием (в частности, ведущаяся российским Атомэнергоэкспортом вместе с немцами (Сименс) и французами (Фраматом) модернизация двух энергоблоков на АЭС «Козлодуй» в Болгарии и реконструкция венгерской АЭС «Пакш”; реконструкция совместно с греками ТЭС «Дева» в Румынии компанией «Электросила» и Подольским машиностроительным заводом).

Конкретные сферы приложения инвестиций во многом предопределены существующей структурой поставок в страны региона. Так, примерно четверть всех инвестиций стран Восточной Европы в Россию затрагивает сферу фармацевтики только по той простой причине, что Россия обеспечивает восточно-европейским — венгерским, польским, словенским, сербским и т.п., — фармофирмам 20-60% их торгового оборота. В свою очередь для россиян наиболее перспективными выглядят проекты, связанные с обеспечением либо транзита ресурсов через страны региона дальше на запад (модернизация транспортной инфраструктуры, газо-нефте хранилищ и т.п.) либо с их переработкой на месте (производство агрегатов и комплектующих соответствущего профиля, развитие химпрома и т.п.). Представляется, что восточно-европейские партнёры также заинтересованы в проектах подобного рода. Вероятным препятствием может стать контр-лоббистская деятельность западных конкурентов Газпрома, Лукойла, РАО ЕЭС и других крупных российских экспортёров и инвесторов, а также некоторые различия интересов российских и Восточно-европейских партнёров.

Расширение торговли услугами: очень модное направление, а в силу непопределённости понятия «услуга» может охватывать самые различные сферы: туризм, транспортировка, маркетинг, логистика, строительство, связь и телекоммуникации, консалтинг, инжиниринг и т.д.

В определённой мере к «сервисному» направлению можно отнести и совместные научно-технические проекты и программы. В частности, выглядит довольно перспективным создание в Мишкольце (Венгрия) совместного российско-венгерского центра по развитию нанотехнологий, или российско-чешского Международного инновационного центра, призванного осуществлять передачу партнёрам высоких технологий на коммерческой основе.

Весьма актуальным выглядит налаживание тесных контактов и укрепление сотрудничества между финансовыми институтами и банковскими структурами. Конечно, оказание финансовых услуг связано в первую очередь с обслуживанием внешнеторговых потоков, и потому в определённой степени зависит от их масштабов. Но нельзя забывать и другое: развитие банковской инфраструктуры в свою очередь также может выступать предпосылкой для расширения товарооборота. Правда, российские банки до настоящего времени не очень активно осваивали страны Восточной Европы: в 1996 г. Газпромбанк приобрёл контрольный пакет венгерского банка «ÁÉB» (произносится примерно как «АИБ») и в последующем доля российских акционеров достигла 100%. Банк специализируется на обслуживании Газпрома и его партнёров. «Второй ласточкой» в странах Вышеградской группы[5] может стать дочернее отделение в Чехии действующего в России «Первого чешско-российского банка», разрешение на открытие которого ожидается в конце апреля 2006 г. В странах Балтии — нынешних членах ЕС, — также имеются дочерние отделения российских банков (Конверсбанка, Банка Москвы, МДМ-Банка). Кроме того, наблюдаются некоторые подвижки в «реанимировании» МИБ — Международного инвестиционного банка, созданного ещё в сэвовские времена, но осуществляющего сейчас только представительские функции.

Усиление регионального сотрудничества: давно практикуемое направление, экономическая эффективность которого, впрочем, является производной от общего состояния экономического взаимодействия: проекты, реализуемые на межрегиональном уровне, являются фрагментами общей картины внешнеторговых и инвестиционных связей России со странами Восточной Европы. Тем не менее, различные формы регионального сотрудничества, будучи во многом свободными от политических наслоений и настроений федерального уровня, в наибольшей степени отражают реальные потребности российско-восточно-европейского взаимодействия на «низовом» уровне. Естественно, это направление также нуждается в институциональном оформлении и корректировке (для примера — визит министра регионального развития Венгрии И.Колбера в Москву в феврале 2006 г.).

Информационный обмен: данное направление оказывает косвенное воздействие на масштабы экономического сотрудничества. Помимо непосредственного обмена экономической и деловой информацией, в том числе о целевых программах, предполагает и практические меры по укреплению сотрудничества в сфере экономики между государственными учреждениями, профессиональными и деловыми союзами, палатами, региональными и местными органами, поощрение взаимных поездок и встреч частных лиц и предпринимателей на круглых столах, семинарах, симпозиумах и конференциях. Для этого следует поощрять расширение сети взаимных представительств и филиалов компаний, участие в международных ярмарках и выставках.

В целом представляется, что возможности расширения экономического взаимодействия России и стран Восточной Европы имеют достаточно хорошие перспективы при условии создания и поддержания на межгосударственном, межправительственном уровнях различных механизмов сотрудничества частнопредпринимательских структур.


[1] Под «Восточной Европой» здесь и далее понимаются следующие страны: Албания, Босния и Герцеговина, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Македония, Польша, Румыния, Сербия и Черногория, Словакия, Словения, Хорватия, Чехия и Эстония.

[2] Так, созданы Центры по продвижению экспорта при Посольстве Румынии (2004) и Торгпредстве Венгрии (2003); на Санкт-Петербургских Экономических форумах состоялись презентации Чехии (2004) и Венгрии (2005); с 2004 г. в Москве действует представительство Латвийского агентства инвестиций и развития.

[3] МЕХИБ — Венгерское общество по страхованию экспортных кредитов.

[4] FigyelőNet.-2006.-február 8

[5] Обьединяет Венгрию, Чехию, Польшу и Словакию.