«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(3), 2007

Экономика зарубежных стран

К вопросу о развитии экономики знаний в США: проблемы и перспективы

Е.Л. Морева, к.э.н.

Вот уже несколько десятилетий хозяйственный прогресс США связывают с формированием экономики знаний, которая составляет важное условие их роста и обеспечивает национальные успехи на международной арене. Вместе с тем по вопросу об определении экономики знаний и степени ее распространения в национальных рамках мнения исследователей расходятся.

При этом различия касаются как терминологии, так и проблемы определения размеров и функциональных особенностей экономики знания и, в частности, обусловленности ею национального экономического роста.

В поисках термина, наиболее адекватно отражающего новые реалии и дающего ответ на насущные требования сегодняшнего дня, современные авторы используют разные понятия: новая экономика, экономика основанная на знаниях, информационная экономика, постиндустриальная и др. При этом одни авторы считают эти термины синонимичными, отражающими новое качество современной экономики, другие полагают, что разные термины характеризуют разные этапы экономического развития, третьи соотносят их с особенностями отдельных национальных и региональных моделей. Анализируя проблемы экономики знаний в рамках настоящей статьи, мы будем преимущественно использовать те понятия, которые использовали авторы рассматриваемых нами концепций. Вместе с тем в отдельных случаях для удобства изложения материала как синонимичные будут использоваться и другие термины.

Несмотря на подобные расхождения, большинство аналитиков связывают появление нового качества экономической системы с усилением в ней информационной составляющей, увеличением значения высокотехнологичных производств, существенным усилением роли науки и образования; формированием нового инновационного контура. На базе количественных оценок степени распространения подобных структур предпринимаются усилия по соотнесению экономики знаний с динамическими характеристиками национального хозяйства в целом.

Анализ таких попыток не только позволяет выявить достоинства и ограничения того или иного подхода, но открывают новые направления исследований, позволяющие сделать очередной шаг на пути выявления перспективных экономических структур и управления ими.

Первые крупные исследования по этому поводу появились в конце 50-х начале 60-х гг. В своей известной работе, опубликованной в 1962г., профессор Принстонского университета Ф. Махлуп отметил ускоренное развитие в стране производства и распространения знаний (информации) и поднял вопрос об их особом значении.[i]

Вместе с тем он подчеркивал сложность оценки масштабов распространения этого вида экономической деятельности ввиду неизмеримого характера ее продуктов. Автор указывал на расхождение между теоретическим осмыслением экономики знаний и ее отражением в статистике, что рассматривалось им как существенное препятствие для измерения степени распространенности данного феномена.

Расхождение это, по мнению Махлупа, осложнялось, с одной стороны, двойственностью в теоретическом подходе к анализу производства и распространения знаний, а с другой, — неоднозначностью способов регистрации многообразных форм их отражения в статистике.

В первом случае промышленность, производящая знания, рассматривалась и как совокупность различных отраслей, и как набор видов профессиональной деятельности, производящей знания вне зависимости от того, к каким отраслям промышленности они относятся. Отсюда — необходимость поправки на задвоенность при обработке целого ряда отраслевых данных при исчислении масштабов развития новой экономики, во-первых; и потребность в специальном выделении затрат на полуфабрикаты, оборудование и т.п., необходимых для производства отдельных видов знаний, которые не отражаются при подходе с профессиональных позиций, во-вторых.

В другом случае, проблема определения масштабов производства и распространения знаний затруднялась тем, что в основу учета было положено не производство (и распространение) какого-либо определенного вида продукции, а источники финансирования этого вида деятельности. В соответствии с этим разные виды производства и распространения знаний относили то к сфере потребления, то капиталовложений, то к текущим издержкам производства.

В указанных условиях неоднозначности трактовки принципов, на основании которых возможно было бы определить масштабы производства знаний, для того, чтобы оценить степень их распространения в стране, Махлуп исходил из максимальной репрезентативности отраслевого анализа и стратегической значимости таких сфер производства и распространения знания, как образование и научно-исследовательские работы. Он считал, что они занимают важнейшее место во всем секторе знаний и относил их преимущественно к сфере инвестиций. По мнению ученого, сектора образования и науки определяли характер индустрии знаний в совокупности и на этой основе, с точки зрения автора, было правомерно относить все производство и распространение знаний к инвестиционной деятельности. При этом исследователь не отказывался и от анализа с точки зрения профессиональных позиций, и от учета ряда направлений деятельности, связанных с информацией и знаниями, как элементом текущих издержек, либо как относящихся к потреблению. Последние два варианта, однако, он рассматривал, как дополнительные, предназначенные для корректировки основных расчетов.

Вышеперечисленные обстоятельства послужили базовой аргументацией при выделении автором более, чем 30 (а для отдельных временных периодов и более, чем 40) секторов производства знаний, относящихся к различным отраслям экономики, затраты на производство в которых явились основой для количественной оценки масштабов и удельного веса индустрии знаний в национальном продукте США. Поскольку же инвестиции в знания выступали как валовые, то, по мнению автора, в качестве выражения национального продукта наилучшим образом подходил ВНП.

Следуя указанной методике, ученый рассчитал общую стоимость производства знаний США предшествующих десятилетий. Согласно полученным данным, в 1957г. годовой объем этого производства составил 136млрд.долл., что по отношению к ВНП варьировалось на уровне около 29%.

Сопоставляя полученные данные с аналогичными конца 40-х гг., исследователь определил, что средние темпы роста американских секторов знаний за период 1947-58гг. достигали свыше 10% в год против 5,9% в среднем по стране (исчислено в текущих ценах). Сектора знаний, таким образом, выступали в качестве локомотива национального экономического роста.

Вместе с тем Махлуп воздерживался от того, чтобы прямо сформулировать данный вывод. В своей работе он ссылался на трудности учета неизмеримого продукта производства и распространения знаний, при котором рассчитанный по предложенной методике рост объемов не обязательно свидетельствует о размерах полученных знаний, но лишь об объемах затрат на их создание и распространение. Ссылался он также и на сложность определения соотношения между ростом общих объемов производства индустрии знаний и объемов измеримых продуктов других экономических секторов, когда существенное увеличение первого может происходить при неизменных затратах, а результаты подъема совокупного производства остаются неопределенными, неизмеренными. В результате допускалась возможность существенного искажения общей картины развития и, в частности, оценки реальных темпов экономического роста.

Наконец, подчеркивая неоднозначный характер взаимосвязи между экономическим ростом и индустрией знаний, автор специально анализировал казуальную взаимозависимость между ними, выделяя по крайней мере 4 категории производства знаний, каждая из которых по-своему соотносилась с национальным продуктом и специфически взаимодействовала с его ростом. Одни из этих категорий считались следствием роста национального продукта (дохода); другие, наоборот, его стимулировали; третьи не влияли на него; связь же четвертых оставалась неопределенной.

Таким образом исследование 60-х гг. показало, с одной стороны, высокую степень развития экономики знаний в США, а с другой, неоднозначность связи между нею (экономикой знаний) и национальным ростом.

В последующем потребность в выяснении дальнейшего прогресса индустрии знаний и ее воздействия на всю экономику была признана в качестве стратегической задачи. Не случайно, поэтому, в последующие годы ученый периодически возвращался к поднятому вопросу, освещая различные его стороны. В 80-х гг., Ф. Махлуп приступил к подготовке нового многотомного труда, посвященного развитию экономики знаний. (Работа эта, однако, остался незавершенной. В 1983г. автор скончался.)

В 70-е годы проблемы развития сектора информации и знаний, а также его связи с экономическим ростом страны привлекала внимание новых исследователей. Очередной шаг в этой области был сделан М.У. Поратом, который в середине 70х гг. по поручению департамента торговли США предпринял новое исследование индустрии знаний.

Как и Махлуп, Порат рассматривал информацию (знания), в качестве специфического продукта человеческой деятельности, роль которого в современном обществе приобретает особое значение.

Однако в отличие от автора исследования 60-х гг., который подходил к ней прежде всего как к объекту инвестирования и был вынужден вносить корректировки в исходные данные национальной статистики при проведении расчетов, М. Порат при определении масштабов нового феномена проводил расчеты в рамках имеющейся системы счетов и оценивал их прежде всего, как отдельные виды бизнеса. Отсюда — подход к количественной оценке индустрии знаний (в его терминологии — информационной экономики) и определении масштабов ее распространения при помощи показателей добавленной стоимости.

Анализируя с этих позиций все отрасли национальной экономики Порат подразделил их на два больших сектора — информационный (сектор информационной экономики) и нет. К первому относились те отрасли, которые были связаны с переработкой и трансформацией информации, а ко второму — те, где происходила переработка и трансформация вещества и энергии.

Информационная экономика, в свою очередь, представляла собой не однородный массив, а состоял из двух относительно самостоятельных сегментов, — первичный сектор информации и вторичный.[ii]

К первому были отнесены отрасли производства информационных продуктов и оказания услуг для реализации их на рынке. В него входили центры производства знаний, — частные лаборатории НИОКР и частные центры информационных услуг; организации, специализирующиеся на производстве и распространении информации, — образовательные, телекоммуникационные, связанные с передачей общественной информации и т.п.; предприятия риск менеджмента, занятые в сферах страхования, финансов и др.; брокерские компании и рекламные агентства; центры, специализирующиеся на информационных услугах (компьютерные базы данных, телекоммуникационная инфраструктура); производство всякого рода вычислительной техники; почтовые предприятия, а также смежный сервис — оргтехника, а также торговые компании сферы информационной продукции и услуг.

Ко второму — все те виды информационной деятельности, которые предназначались для использования при производстве прочих товаров и услуг, но не для продажи на рынке. Среди них — государственные информационные услуги в учреждениях федерального уровня и на уровне штатов, местного управления, такие как деятельность в сфере планирования, координации, принятия решений, контроля и оценки. В эту же группу входили также услуги по организации бизнеса, мониторингу и контролю за рынками и отдельными компаниями, ценообразованием, и разработкой специальных правил и норм деятельности и обеспечением их исполнения. С точки зрения учета стоимостные объемы вторичного информационного сектора выступали прежде всего, как расходы по информатизации при производстве неинформационной продукции, либо при производстве иного вида продуктов и услуг. К ним относились преимущественно вознаграждение занятых на соответствующих работах в указанных отраслях. Помимо этого, на в качестве сравнительно небольшой величины — амортизационные отчисления по информационной технике и доходы, полученные от оказания информационных услуг, рассматриваемые в качестве побочного продукта основной деятельности.

Расчеты по определению места и доли указанных секторов во всей национальной структуре показали, что во второй половине 60-х их удельный вес составил свыше 46% национального продукта, исчисленного по добавленной стоимости. Эти результаты существенно отличались от результатов, полученных при обработке аналогичных материалов по методу Махлупа, когда доля расходов на индустрию знаний составила в 1980г. лишь 34%.[iii]

Исследователи, анализирующие эти расхождения в полученных результатах, обосновано связывали их с различиями в способах обработки данных системы национальных счетов, с погрешностями и допущениями в обработке материалов, а также с пределами точности исходных данных, обусловленных спецификой системы национальной статистики.

Вместе с тем относительная простота метода, предложенного Поратом, в частности, непосредственное использование системы национальных счетов для определения размеров информационной экономики привлекли к нему внимание международного сообщества. Его методикой начали пользоваться не только отдельные исследователи, но и международные организации. К их числу относился и такой крупный международный институт, как ОЭСР, в рамках которого данный порядок применялся при проведении исследований степени развития информационной экономики в целом ряде других стран членов этой организации.[iv]

В последующем проведенные по методу Пората расчеты, показали, что информационный сектор США интенсивно развивался на протяжении всех последних десятилетий. (См. таблицу 1)

Таблица 1
Структура национальных секторов США
(млн.долл., тек. Цены, %%)

 

Сектор

1967г.

 

1992г.

 

1997г.

 

Информационный сектор

368

46%

3 483

56%

5 258

63%

Первичный

200

25%

2 056

33%

2 940

35%

Вторичный

168

21%

1 427

23%

2 317

28%

Неинформационный сектор

427

54%

2 751

44%

3 088

37%

Всего

795

100%

6 234

100%

8 346

100%

Источник: Apte, Uday M. and Hiranya K. Nath. «Size, Structure and Growth of the US Information Economy» (2004)

Данные приведенной таблицы показывают, что за период со второй половины 60-х до конца 90-х гг. масштабы информационной экономики в США увеличились более чем в 14 раз; а ее доля в ВНП возросла, соответственно, с 46% до 63%. Темпы роста информационного сектора очевидно определяли темпы национального экономического роста в целом.

Вместе с тем они продемонстрировали, что на разных этапах развития роль разных сегментов этого сектора менялась.

Если в период 1967-1992гг. общий экономический рост обеспечивался преимущественно благодаря первичному информационному сектору, то в последующем эта роль начала переходить ко вторичному. Внутри блока информационной экономики функция генератора роста все больше перемещалась от отраслей, коммерциализирующих продукты знаний, к тем, которые лишь используют их для производства неинформационной продукции.

Превышение темпов роста в информационной экономики по сравнению с остальными составляющими национального хозяйства, а также между отдельными частями первой поднимало вопросы о механизмах распространения содержащегося в них потенциале роста на новые отрасли, не относящиеся прежде к данному виду производства; о наличии или отсутствии внутренних ограничений, встроенных в эти механизмы; о возможностях управления ими и т.д. Потребность в получении ответов на поставленные вопросы требовали последующих исследований.

Изучение внутренних ограничений экономики знаний для ее последующего распространения и стимулирования роста остальных секторов, приводило исследователей к более пристальному анализу отдельных составляющих этой системы. Сегодня многие аналитики сосредотачивают свое внимание на различных отраслях высоких технологий (и прежде всего ИКТ), на операциях в сфере науки и образования, медийном секторе, секторе финансовых услуг и др.

Характерным примером результатов одного из таких исследований является определение ограничений развития американских научно-образовательных учреждений, обусловленных неравномерностью их распространения и содержащегося в них потенциала в разных штатах.

Так, исследователи отмечали, что в начале нового столетья половина НИОКР страны проводилась в 6 из 50 штатов, в то время как в 20 штатах — лишь 5%. Не случайно, поэтому показатели, свидетельствующие о потенциале развития научно-образовательных центров в данных районах, были чрезвычайно низкими.

Иллюстрацией тому служит нижеприведенная таблица.

Таблица 2.
Структура научно-технического потенциала штатов-участников программы EPSCoR

 

(ед.)

I

II

Расходы на НИОКР

Всего

$ на 1тыс.$ валового продукта штата

128,58

273,96

В промышленности

$ на 1тыс.$ валового продукта штата

70,99

201,74

Капиталы

Сумма инвестированного венчурного капитала

$ на 10тыс.$ валового продукта штата

12,34

89,53

Технологический уровень предприятий

Предприятия высоких технологий

%% от общего числа

3,94

6,2

Занятость на предприятиях высоких технологий

%% от общей численности

6,34

9,14

Источник: US Department of Commerce, 2001, R. J. Bennof. 2002. Half the nation «sR&D concentrated in six states. InfoBrief: Science Resource Statistics. (Jun). NSF 02-322. Washington: U.S. National Science Foundation.

EPSCoR — экспериментальная программа стимулирования конкурентных исследований, проводимая Национальной научной организацией США (далее, Программа)

I — группа штатов — участников Программы,

II — группа штатов, не являющихся участниками Программы

Приведенная таблица 2 содержит данные по штатам-участникам лишь одной из программ, проводимых Национальной научной организацией США с целью лучшего распределения между штатами федеральных средств на исследовательские работы. С ее вводом в действие в 1979г. еще шесть федеральных ведомств начали проводить аналогичные работы. Тем не менее, по свидетельству экспертов, выявленные различия между штатами по указанным и ряду других характеристик достаточно репрезентативны и в иных случаях. Причем зафиксированные различия типичны не только для начального периода функционирования этих программ, но и через десятилетия после этого.

Опыт научно-образовательных центров, отстающих в освоении и развитии потенциала знаний, показывает, что «автоматического» стимулирования ими развития экономики знаний в их штатах не происходило. Для преодоления разрыва одних федеральных усилий по их поддержке оказывалось недостаточно.

По мнению экспертов, решение сегодня лежит в комбинации усилий сверху — при федеральном участии, — и снизу, — в самих штатах. Федеральная поддержка признается существенной прежде всего на уровне институциональных изменений, в частности, патентного законодательства, и в меньшей степени в форме дополнительного финансирования. Региональные же научные и образовательные центры вынуждены предпринимать самостоятельные усилия для мобилизации возможностей форсирования контактов с бизнесом и коммерциализации знаний, стимулирования на предприятиях инновационной деятельности. К числу такого рода мероприятий, которые проводятся сегодня, относятся организация стабильного диалога и стимулирование совместных проектов между ВУЗами и бизнесом в отдельных штатах и их группах; совместная разработка региональных научно-технических планов, ориентированных на местные потребности; образование коалиций программ штатов для участия в федеральных программах и др. На этой основе формируются современные кооперационные связи между научно-образовательными учреждениями и бизнесом внутри и между соответствующими штатами. Они-то и являются составляющими тех механизмов, которые обеспечивают современной экономике рост и формируют новое качество хозяйственной системы, придают ей инновационный характер.

Общая тенденция к детальному изучению отдельных отраслей и иных составляющих экономику знания находит отражение в широком распространении индексных методов ее измерения. (При этом подходы Махлупа и Пората также зачастую применяются в качестве составляющих, используемых, но не ограничивающих при составлении наборов показателей.) Их применяют как отдельные аналитики, так и разные национальные и международные организации, такими, как Мировой банк, ОЭСР и др. (См., напр., Приложение №2)

Показатели, полученные ими за последние полтора десятилетия, отражают мощный потенциал экономики знаний, которым располагают США. В области частных и государственных расходов на исследования и разработки, исчисленных как в относительных, так и в абсолютных показателях, страна устойчиво занимает первое (или одно из первых в отдельные годы) место в мире. Интенсивность данного вида расходов достигает свыше 2,5% ВВП. При этом только за 2001-2005гг. рост бюджетных ассигнований ежегодно составлял 7%.[v]

По продуктивности научной деятельности, измеряемой через число научных докладов и статей в специализированных журналах, США устойчиво удерживают первенство среди остальных, — 30% от общего числа. На долю этой страны приходится свыше 30% всех регистрируемых патентов.

Она является также самым крупным мировым импортером высококвалифицированной рабочей силы и научных работников. Большая часть исследовательских работ для получения ученой степени ведется в американских центрах.

США удерживают первые позиции в мире в областях высокотехнологичных производств и услуг, — особенно по инвестициям в сферу ИКТ, по вкладу этой области в обеспечение национальных темпов роста, по использованию электронных средств коммуникации для торговых операций и др.

На сегодня на долю телекоммуникаций, финансов, страхового дела и бизнес-услуг приходится свыше 25% всей национальной добавленной стоимости, что является одним из наивысших мировых показателей, по которому США уступают лишь Швейцарии и Люксембургу.

Доля отраслей высоких технологий обеспечивает в ней свыше 35% всего национального промышленного экспорта.

Однако несмотря на колоссальные резервы, нынешние темпы национального экономического роста и иные динамические показатели США контрастируют с высокой динамикой целого ряда других стран, не обладающих столь значительными резервами знаний, как Соединенные Штаты, либо имеющими ряд показателей, сопоставимый с ними.

В попытках объяснить эти расхождения между практикой и положениями различных концепций развития экономики знаний в США одни исследователи обращаются к более пристальному анализу специфики национальной экономической системы в целом, например, к учету действия внешнеэкономических, интеграционных факторов и т.д. Другие сосредотачиваются на изучении отдельных отраслей и предприятий информационной экономики, — прежде всего тех, которые традиционно считают ядром производства и распространения знаний, — научно-образовательным центрам. Третьи ссылаются на структурные и циклические факторы, политические и идеологические обстоятельства и др.

Поиск адекватных способов оценки и управления экономикой знаний в США продолжается.


Литература

Apte, Uday M. and Hiranya K. Nath., 2004 «Size, Structure and Growth of the US Information Economy» BIT

Benchmarking Economic Transformation in USA 2007 www.urenio.org

Economic Survey of the United States 2005 www.oecd.org

Global Competitiveness Report 2006-2007 www.weforum.org

Huber M.T. and Rubin M.R. 1986 «The Knowledge Industry in the United States: 1960-1980» Princeton University Press, Princeton, NJ.

Information Activities, Electronics and Telecommunications Technologies: Impact on Emplоyment, Growth and Trade. 1981

Lawson, Ann M., Kurt S. Bersani, Mahnaz Fahim-Nader, and Jiem Guo. 2002. «Benchmark Input-Output Accounts of the United States, 1997.» U.S.

Machlup F. 1962. The Production and Distribution of Knowledge in the United States. Princeton University Press, Princeton, NJ

Machlup F. 1982. Knowledge: Its Creation, Distribution, and Economic Significance. Princeton University Press, Princeton, NJ

Porat M.U., The Information Economy, US Department of Commerce, Washington, DC, 1977.

Rubin M.R. @ Elizabeth Taylor, 1981, «The US information sector and GNP. An input-output study» Information processing and Management 17(4) 163-194

The 2007 State New Economy Index Benchmarking Economic Transformation in the States www.kauffman.org

Trends in The Information Economy (Paris), OECD, 1986.

The Global Information Technology Report www.weforum.org

THE KNOWLEDGE ECONOMY: IS THE UNITED STATES LOSING ITS COMPETITIVE EDGE? Benchmarks of our Innovation Future, February 16, 2005 THE TASK FORCE ON THE FUTURE OF AMERICAN INNOVATION www.futureofinnovation.org

What is the economic outlook for the OECD countires, Paris, 2007, www.oecd.org

United States: External links to macroeconomic reports and data www.oecd.org

Приложение 1.

Источник: Apte, Uday M. and Hiranya K. Nath., 2004 «Size, Structure and Growth of the US Information Economy» BIT

Приложение 2.

Система базовых показателей экономики знаний США, Китая и Республики Корея

Variable

United States

China

Korea, Rep.

Annual GDP Growth (%), 2001-2005

2.70

9.48

4.52

GDP per Capita (in/nal current $ PPP), 2005

41853.60

6571.60

21868.00

GDP (current US$ bill), 2005

12455.10

2228.90

787.60

Human Development Index, 2006

0.95

0.77

0.91

Poverty Index, 2006

15.40

11.70

n/a

Composite Risk Rating, 09/2005-08/2006

75.01

78.47

80.51

Unemployment Rate (% of labor force), 2004

5.50

4.00

3.50

Employment in Industry (%), 2003

21.60

17.70

27.60

Employment in Services (%), 2003

75.90

16.10

63.50

Gr. Capital Formation as % of GDP, 1995-2004

19.09

36.09

31.63

Trade as % of GDP, 2004

23.70

65.30

83.80

Tariff & Nontariff Barriers (0-5), 2006

2.00

3.00

3.50

Intellectual Property Protection (1-7), 2006

5.70

3.30

4.60

Soundness of Banks (1-7), 2006

6.30

3.80

5.10

Exports of Goods and Services as % of GDP, 2004

9.60

34.00

44.10

Interest Rate Spread, 2004

n/a

3.30

2.00

Intensity of Local Competition (1-7), 2006

5.90

5.30

5.30

Domestic Credit to Private Sector as % of GDP, 2005

260.40

114.90

8.60

Cost to Register a Business as % of GNI Per Capita, 2006

0.70

9.30

15.20

Days to Start a Business, 2006

5.00

35.00

22.00

Cost to Enforce a Contract (% of Debt), 2006

7.70

26.80

5.50

Regulatory Quality, 2005

1.47

-0.28

0.77

Rule of Law, 2005

1.59

-0.47

0.73

Government Effectiveness, 2005

1.59

-0.11

1.00

Voice and Accountability, 2005

1.19

-1.66

0.74

Political Stability, 2005

0.06

-0.18

0.43

Control of Corruption, 2005

1.56

-0.69

0.47

Press Freedom (1-100), 2006

16.00

83.00

30.00

FDI Outflows as % of GDP, 2000-04

1.41

0.20

0.71

FDI Inflows as % of GDP, 2000-04

1.37

3.89

1.04

Royalty and License Fees Payments (US$ mil.), 2004

23901.00

4496.60

4450.30

Royalty and License Fees Payments (US$/pop.), 2004

81.38

3.47

92.52

Royalty and License Fees Receipts (US$ mil.), 2004

52643.00

236.40

1790.50

Royalty and License Fees Receipts (US$/pop.), 2004

179.24

0.18

37.22

Science and Engineering Enrolment Ratio (%), 2004

n/a

n/a

41.09

Science Enrolment Ratio (%), 2004

n/a

n/a

10.25

Researchers in R&D, 2004

1334628.00

926252.00

151254.00

Researchers in R&D / Mil. People, 2004

4605.00

708.00

3187.00

Total Expenditure for R&D as % of GDP, 2004

2.68

1.44

2.64

Manuf. Trade as % of GDP, 2004

15.47

50.35

55.37

University-Company Research Collaboration (1-7), 2006

5.50

3.90

4.60

Scientific and Technical Journal Articles, 2003

211233.00

29186.00

13746.00

Scientific and Technical Journal Articles / Mil. People, 2003

726.39

22.65

287.57

Availability of Venture Capital (1-7), 2006

5.60

2.70

3.10

Patents Granted by USPTO, avg 2001-05

94216.80

448.20

4233.20

Patents Granted by USPTO / Mil. People, avg 2001-05

324.12

0.35

88.44

High-Tech Exports as % of Manuf. Exports, 2004

32.30

29.80

32.80

Private Sector Spending on R&D (1-7), 2006

5.80

3.60

5.10

Firm-Level Technology Absorption (1-7), 2006

6.00

5.10

5.90

Value Chain Presence (1-7), 2006

5.70

3.70

5.50

Adult Literacy Rate (% age 15 and above), 2004

100.00

90.90

97.90

Average Years of Schooling, 2000

12.00

6.35

10.84

Gross Secondary Enrollment, 2004

94.80

72.50

90.90

Gross Tertiary Enrollment, 2004

82.40

19.10

88.50

Life Expectancy at Birth, 2004

77.40

71.40

77.10

Internet Access in Schools (1-7), 2006

5.90

4.00

6.40

Public Spending on Education as % of GDP, 2003

5.90

2.10

4.60

Prof. and Tech. Workers as % of Labor Force, 2004

20.32

n/a

17.98

8th Grade Achievement in Mathematics, 2003

504.00

n/a

589.00

8th Grade Achievement in Science, 2003

527.00

n/a

558.00

Quality of Science and Math Education (1-7), 2006

4.50

4.10

5.10

Extent of Staff Training (1-7), 2006

5.60

3.40

5.20

Quality of Management Schools (1-7), 2006

5.80

3.40

4.30

Brain Drain (1-7), 2006

6.10

3.80

3.70

Gender Development Index, 2006

0.95

0.76

0.90

Females in Labor Force (% of total labor force), 2005

46.20

44.50

40.80

Seats in Parliament Held by Women (as % of total), 2006

15.00

20.30

13.40

School Enrollment, Secondary, Female (% gross), 2004

95.50

72.50

91.00

School Enrollment, Tertiary, Female (% gross), 2004

96.30

17.40

66.80

Total Telephones per 1,000 People, 2004

1222.70

499.40

1302.80

Main Telephone Lines per 1000 People, 2004

606.00

241.10

541.90

Mobile Phones per 1,000 People, 2004

616.70

258.30

760.90

Computers per 1,000 People, 2004

749.20

40.90

544.90

Households with Television (%), 2004

97.00

91.00

93.00

Daily Newspapers per 1,000 People, 2000

196.00

59.00

n/a

International Internet Bandwidth (bits per person), 2004

3305.20

57.40

1484.50

Internet Users per 1000 People, 2004

630.00

72.50

656.80

Price Basket for Internet (US$ per month), 2003

14.90

10.10

9.70

Availability of e-Government Services (1-7), 2006

5.50

3.96

5.46

Extent of Business Internet Use (1-7), 2006

5.50

3.50

6.10

ICT Expenditure as % of GDP, 2005"

8.78

5.28

6.91

Источник: World Bank, http://info.worldbank.org


[i] Machlup, F. The Production and Distribution of Knowledge in the United States. Princeton University Press, Princeton, NJ, 1962.
Под знаниями, или информацией, он подразумевал всякую деятельность человека, эффективно направленную на формирование, изменение и подтверждение в собственном или чужом уме осмысленное понимание или признание каких-либо фактов.

[ii] Перечень отраслей информационной экономики и их количественные показатели представлены в Приложении 1 к настоящей статье.

[iii] Huber, Mary Taylor and Rubin, Michael Rogers, 1986, Industry in the United States: 1960-1980 (Princeton University Press, Princeton, New Jersey).

[iv] Information Activities, Electronics and Telecommunications Technologies: Impact on Emplоyment, Growth and Trade. 1981

[v] Здесь и далее — см. OECD 2005, 2006, 2007