«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(3), 2007

Внешнеэкономические связи России

Особенности российско-китайского банковского сотрудничества: первые результаты введения рублево-юаневых расчетов

В.В. Скрипченкова, аспирантка

С динамичным развитием внешней торговли начинают совершенствоваться организационные формы и техники проведения внешнеэкономических операций и расчетов по ним. Привлекательным для России и Китая направлением, обеспечивающим углубляющиеся торговые и инвестиционные отношения, стало сотрудничество между национальными финансовыми институтами. В данном случае значительный потенциал кредитно-финансовой сферы позволяет обеспечивать развитие традиционных и освоение новых форм взаимодействия.

На протяжении последних двадцати лет торговля была основной формой внешнеэкономических связей России и Китая. Одновременно с этим ее банковское и кредитное обеспечение либо не функционировало, либо не соответствовало уровню отношений. Длительное время в системе расчетов присутствовал клиринг. В условиях дефицита валюты и неэффективности проводимых через швейцарский франк расчетов Россия (СССР) вынужденно испытывала неудобство и теряла от 20 до 25% валютной выручки из-за заниженного курса юаня к швейцарскому франку. Кроме того, национальная конъюнктура и слабая финансовая система в приграничных регионах не позволяли интенсифицировать внешнеторговые отношения. До середины 1990-х гг. в форме бартера на Дальнем Востоке осуществлялось от 40% до 70% внешнеторговых операций. Благодаря выгодному географическому расположению в непосредственной близости к государственной российско-китайской границе Дальневосточный регион ранее, чем другие субъекты Российской Федерации оказался втянут в приграничную торговлю. При этом ресурсы его слабой финансовой системы не позволяли конкурировать с партнерами из стран Северо-Восточной Азии.

Следует отметить, что современная финансовая система дальневосточного региона в основном состоит из банковского и страхового сектора. Наиболее весомая по доли присутствия, банковская система сформирована на 60% филиалами внерегиональных банков и на 40% местными кредитными учреждениями. С 2002г. численность банковских институтов стабилизировалась и остается на уровне 3,3% от общероссийского банковского списка.[1] Вторым по значению и ничтожным по объему ресурсов выступает страховой сектор. Далее следует рынок ценных бумаг, но он в регионе неразвит, поэтому нельзя сказать, что он оказывает какое-либо влияние на финансовые потоки.

Присутствие в регионе филиалов крупных банков, с одной стороны, расширяет ресурсный потенциал. С другой стороны, позволяет сохранить конкуренцию среди крупных центральных и местных малых и средних по активам банков. Если федеральные банки сосредоточены на кредитовании юридических лиц, то местные – на выдаче займов населению и розничных операциях. Показательно, что региональные кредитные организации активно вкладывают капитал в ценные бумаги, но в сравнении с общероссийским показателем их объемы незначительны.

Перспективным вариантом для региональной банковской системы может стать развитие сотрудничества с иностранными кредитными организациями,  особенно из северо-восточных провинций Китая. Это обусловлено, как было отмечено ранее, сложившейся высокой вовлеченностью приграничного региона во внешнеторговые связи, где львиная доля экспортно-импортных операций в некоторых субъектах, например, в Амурской области и Приморском крае, осуществляется с Китаем. Кроме того, на базе двустороннего сотрудничества предоставляется возможность стабилизировать собственную инфраструктуру за счет обслуживания международного корпоративного сектора.

Среди основных форм международных расчетов, задействованных кредитными организациями России и Китая в 1990е гг., наиболее востребованными были валютные переводы и аккредитивы. Как правило, они производились следующими способами:

  • расчеты через банки третьих стран – американские, европейские или южнокорейские коммерческие банки, обладающие хорошей репутацией и значительными активами, что получило наибольшее распространение;
  • либо прямые расчеты между российскими и китайскими банками, установившими  корреспондентские отношения, осуществляющими переводы, инкассо, аккредитив и другие операции  в рамках торговых и неторговых расчетов при открытии долларовых расчетных счетов. Последнее было наименее развитой формой.

Основной поток проведения расчетов по межгосударственным торговым проектам происходил через счета российских «Инкомбанка», «Онэксимбанка» и китайского «Эксимбанка». Последний финансировал поставки оборудования в отрасли ТЭК и металлургии. При этом налаживание устойчивых корреспондентских отношений между кредитно-финансовыми организациями двух стран откладывалось и начало осуществляться лишь в конце 1990-х–начале 2000-х гг. Сдерживающим фактором были высокие требования китайской стороны:

  •  иностранный банк обязан учредить свое представительство не менее чем за два года до момента открытия своего филиала и проведения каких-либо банковских операций в Китае;
  • филиал материнской компании иностранного банка должен иметь активы на сумму не менее 2 млрд. долл. (для банков КНР – 1 млрд. юаней);
  • деятельность иностранного банка ограничена в ведении расчетов в национальной валюте и размере потенциальных корреспондентских отношений с другими кредитными организациями Китая;
  • любая деятельность филиала иностранного банка регулируется и контролируется Центральным банком Китая.[2]

Финансовый сектор Китая обладает более мощным потенциалом. Долгое время он оставался закрытым для деятельности иностранных инвесторов. Контрольные пакеты акций крупнейших национальных банков – Agricultural Bank of China, China Construction Bank, Industrial Commercial Bank of China, Bank of China принадлежат государству. Указанные банки владеют самой многочисленной сетью филиалов и отделений в стране, в том числе широко представленной в приграничных северо-восточных провинциях. Вопрос об установлении корреспондентских отношений между филиалами вышеперечисленных банков в провинции Хэйлунцзян и филиалами российских банков на Дальнем Востоке долгое время оставался нерешенным.

Показательно, что в 1994г. в России уже был открыт филиал китайского банка «Элос». Он получил лицензию на все виды операций в рублях и СКВ как с нерезидентами, так и с резидентами РФ. К середине 1990-х гг. представительства некоторых российских банков были открыты в Пекине и Харбине. Их работа ограничивалась исследованием китайского финансового сектора и налаживанием связей с местными банками. В 2000г. при содействии Рабочей группы по межбанковскому сотрудничеству Внешэкономбанк РФ и Государственный банк развития Китая, а также Внешэкономбанк РФ и Банк Китая подписали партнерское соглашение. В Соглашении определялся порядок учета товарообменных операций в рамках авансирования китайской стороной производства оборудования с длительным циклом изготовления для Тяньваньской АЭС. В целом, из-за предъявляемых китайской стороной жестких требований доля присутствия российских банков к 2000-м гг. на китайском рынке была ничтожно мала, и говорить о существовании устойчивых связей между банками России и Китая не предоставляется возможным. Сотрудничество сводилось к обеспечению единичных межгосударственных торговых соглашений и контрактов между крупными национальными структурами.

Началом продвижения по данному направлению стало проведение в апреле 2001г. совместного форума по финансовому (банковскому) сотрудничеству, в котором участвовали Внешторгбанк, Внешэкономбанк, Банк Москвы, НОМОС-Банк, Московский народный банк, Всероссийский банк развития регионов, Росбанк, Банк ЗЕНИТ, Газпромбанк, Международный Московский банк. В ходе форума были подписаны соглашения об упорядочивании торговых расчетов, совместном финансировании российских экспортеров, об установлении совместно с китайскими коллегами кредитных линий в российских банках по торговым операциям, открытии корреспондентских счетов в китайских банках.[3] Форум активизировал взаимодействие и корреспондентские счета российским банкам были открыты в Банке Китая, Государственном Банке развития КНР, в Промышленно-торговом, Сельскохозяйственном и Народном строительном банке.

Кроме того, в октябре 2000г. в г.Шанхае главы Внешторгбанка России Ю.Пономаревым и Торгово-Промышленного Банка КНР Цзян Цинь подписали рамочное соглашение о сотрудничестве и предоставлении экспортного кредита России на 10 лет в сумме до 200 млн. долл. для финансирования поставок  промышленного оборудования, высоких технологий по добыче и переработке золота, деревообработке и др.[4]

В августе 2002г.  Центральный банк России и Народный банк Китая договорились об организации информационного обмена и подготовке кадров  в сфере финансового контроля.

Дав оценку первым результатам кооперации, стороны пришли к выводу о том, что необходимо срочно решить вопрос использования современных механизмов расчета в национальной валюте двух стран. 22 августа 2002г. на встрече в г.Шанхае Россия и Китай подписали специальное Соглашение. В соответствии с Соглашением, с  1 января 2003г.  расчеты в рублях и юанях могли осуществляться российскими и китайскими кредитными организациями и их подразделениями на территории Амурской области в г. Благовещенске и провинции Хэйлунцзян в г. Хэйхэ. Одновременно с этим 4 российских и 6 китайских коммерческих банков договорились разработать схему предпроектного экспортного кредитования китайской стороной российских производителей машиностроительной продукции и привлечения инвестиций в российский банковский сектор.

Благодаря введению в действие Соглашения стало возможным перейти от наличных к безналичным формам расчета между физическими и юридическими лицами. С другой стороны, механизм позволял «легализовать» серую торговлю, уменьшить нерегистрируемую коммерцию. Кроме того, расширение ассортимента банковских услуг предоставляемых для иностранных и отечественных корпоративных и частных клиентов способствовало привлечению дополнительных ресурсов в банковский сектор. Введение расчета «рубль-юань» позволяло укрепить конвертируемость национальных валют, в то время как раньше кредитные организации пополняли долларовые резервы банков третьей стороны.

Выбор по введению расчета «рубль-юань» был сделан неслучайно и обосновывался объективными предпосылками:

  • Китай играет доминирующую роль во внешнеторговом обороте Амурской области (от 55% до 74%), ее доля в обороте г. Хэйхэ провинции Хэйлунцзян также значительна (от 44 до 97%);
  • кредитные организации в приграничном с Китаем Дальневосточном федеральном округе имеют прямые корреспондентские отношения с китайскими банками из северо-восточных провинций и инфраструктура финансовых институтов г.Благовещенска Амурской области и г. Хэйхэ провинции Хэйлунцзян сформирована.

Первоначально предполагалось, что переход к новым отношениям урегулирует валютные операции на рынке, снизит вывоз-ввоз наличной иностранной валюты по каналам «челночной торговли». Показательно, что для достижения этой цели 16 сентября 2002г. в КНР в соответствие с Приказом Управления валютного контроля от 1 января 2002г. было издано «Уведомление о валютном контроле в отношении мелкооптовой приграничной торговли с Россией и другими странами СНГ». Уведомление преследовало цель перевести расчетные операции в банки, тем самым, пресекая контрабанду и снижая теневой оборот торговых сделок. Во-вторых, его исполнение содействовало бы установлению корреспондентских отношений непосредственно между коммерческими банками приграничных территорий путем осуществления прямых расчетов. В-третьих, одной из целью указанного нормативного акта было ослабление контроля экспортных операций с расчетами в наличных юанях и иностранной валюте и стимулирование роста розничных операций  в коммерческих банках для населения, в частности, по обменным операциям.

С 2003г. китайские и российские банки открыли 16 корреспондентских счетов в национальных валютах России и Китая (8 - в рублях и 8 - в юанях): китайским банкам в  г.Благовещенске в отделениях Дальвнешторгбанка (учрежден в Амурской области), Далькомбанка (филиал хабаровского банка), в филиалах московских банков – Сбербанк, Импэксбанк, Внешторгбанк, Росбанк (филиал Дальневосточного ОВК-Росбанк); российским банкам в юанях в г. Хэйхэ в филиалах Банка Китая, Сельскохозяйственного банка Китая и  Народного строительного банка Китая. В соответствие с Соглашением начали производится  операции в рублях и юанях:

  • репатриация в КНР выручки граждан КНР полученной от ведения предпринимательской и торговой деятельности в торговых комплексах г.Благовещенска (в рамках «челночной торговли»);
  • поступление выручки за экспорт товаров в Китай по контрактам, в которых валютой  цены являются юани и рубли;
  • проведение платежей за импорт товаров из Китая по контрактам, в которых валютой цены являются юани.

В итоге, с 1 января 2003г. по 1 сентября 2004г. оборот по корреспондентским счетам составил в 2003г. – 204,34 млн. долл.: в рублях –2,899 млрд.; в юанях – 4,1 млн. [5] В 2004г. сумма зачисленных юаней на корреспондентские счета российских банков открытых в китайских банках – 14,5 млн. юаней;  сумма зачисленных рублей на корреспондентские счета китайских банков – 1,764 млрд. рублей. Указанная динамика свидетельствовала об интересе к использованию расчетов. Сумма средств по рублям, зачисленным на корреспондентские счета в 2004г., в 4,3 раза превышала аналогичный показатель 2003г. и в 2 раза превысила сумму средств, зачисленных в течение всего 2003г. Соответственно по юаням в 2004г. сумма зачисленных средств в 4,5 раза превысила аналогичный показатель 2003г. и в 1,7 раза показатель всего 2003г.[5] При этом дисбаланс рублевых и юаневых показателей отражал структуру приграничной торговли, в которой из России экспортируются в основном валютные товары - древесина, металлы, удобрения, продукция машиностроения. В то же время банки начали эмитировать кредитные карты в национальных валютах двух стран и санкционировали введение расчетов за предоставление туристических услуг в перечень разрешенных Соглашением операций.

Учитывая заинтересованность таможенных органов в регулировании серых товарных потоков и следуя реализации Проекта, соответствующие структуры России и Китая наладили взаимодействие и провели пробную операцию по перевозке наличных денежных средств по маршруту г. Хэйхэ-г.Благовещенск.  По данным таможенной статистики, «неучтенная челночная» торговля в Дальневосточном федеральном округе составляет около 450 млн. долл. в год.[6] За 2004г. 70% расчетов по мелкой приграничной торговле («челночный бизнес») были проведены через прямые корреспондентские счета банков. В 2003г. этот показатель колебался на уровне 55%.

По результатам истекшего периода,  обе стороны, руководствуясь ст.6 Документа,  решили расширить зону действия Соглашения. 24 сентября 2004г. Россия и Китай подписали Протокол о расширении с 1 января 2005г. географии расчетов: в России - Республика Алтай, Приморский и Хабаровский края, Амурская, Читинская, Еврейская автономная область; в Китае - провинции Хэйлунцзян и Цзилинь, автономные районы Синьцзян-Уйгурский и Внутренняя Монголия.[7] Срок действия соглашения – 5 лет. В 2004г. стороны также  договорились о совместной борьбе с легализацией доходов полученных преступным путем и борьбе с финансированием терроризма.[8] Кроме того, на проходившем в июне 2005г. в г. Новосибирске VI-м заседании Совместной комиссии по межбанковскому сотрудничеству стороны обратили внимание на проблему инвестиционного и экспортного страхования внешней торговли в двусторонних экономических связях.

Таким образом, введение в действие механизма прямых банковских отношений стало решением актуального для региональной внешней торговли вопроса о функционировании. Бартерные операции было необходимо заменить более цивилизованными и удобными формами работы.[9] Так как рост товарооборота внешней торговли и углубление интернационализации должно сопровождаться поиском новых форм обеспечения комплекса банковских услуг по обслуживанию экспортно-импортных операций и инвестиционных проектов, технологическим усовершенствованием системы операций и расчетов по ним. Однако, за исключением валютных переводов, другие формы, например, проектное  и торговое финансирование, были слабо развиты, что объяснялось отсутствием долгосрочных и доверительных отношений между кредитными организациями. Как показывает практика, китайская сторона, несмотря на подписание национальной корпорацией Sinosure 1 июля 2005г. Соглашения о страховании долго- и среднесрочных кредитов предоставляемых Внешторгбанку продолжает отклонять проекты в сфере внешней торговли из-за «высокого риска инвестиционной деятельности в приграничных субъектах России». Китай не проявляет интерес к стимулированию развития системы платежных и расчетных операций по счетам собственных филиалов в провинции Хэйлунцзян, производимых гражданами ведущих предпринимательскую деятельность в России, что обусловлено отсутствием доверительных отношений в целом и пробелами в российской деловой практике и нормативно-правовой базе в частности.

Подводя итоги реализации эксперимента, можно сделать неоднозначные выводы. Исходя из объемов внешнеторгового оборота, нельзя не отметить, что часть оборота неучтенной «челночной торговли» перешла в организованное и контролируемое русло, что позволило дать объективную оценку масштабам валютных операций в теневом секторе. Вместе с тем ведение механизма «рубль-юань» сделало возможным привлечение большего числа клиентов в приграничные российские банки. Кроме того, эксперимент способствовал «расширению ресурсного потенциала банков за счет использования межбанковского кредитования в валюте открытого корреспондентского счета».[10]

При этом наряду с позитивными наблюдаются и другие явления. За пределами банковской системы, например, остаются расчеты, связанные с оказанием туристических услуг, хотя как показывает опыт последних лет данная отрасль активно развивается. Во-вторых, местные предприниматели, оперируя небольшими суммами наличных денег по сравнению с суммами контрактных поставок, считают неудобным и дорогостоящим пользоваться услугами банков. В-третьих, сохраняется несоответствие бухгалтерских стандартов и законодательных норм РФ и КНР в части валютного регулирования приграничных и региональных связей. Российское законодательство разрешает осуществлять инвестиции в товарно-материальной форме. Но Китай предъявляет жесткие требования в отношении движения иностранных инвестиций в стране и за рубежом, осуществляя государственный мониторинг, требуя денежное обеспечение возврата прибыли и предоставление отчета о деятельности контрагента за рубежом. При этом в законодательстве и той, и другой стороны отсутствует конкретное положение об ответственности за неисполнение обязательств банками-респондентами перед друг другом.[11]

В целом, анализ выше изложенной информации позволил сделать вывод о том, что в условиях благоприятной финансовой стабильности, используя потенциал федеральной и внутрирегиональной финансовой системы развивать соответствующее конъюнктуре финансово-банковского обеспечение необходимо. Однако, если при этом будут устранены существующие противоречия, то есть, внесены изменения в действующее национальное и международное законодательство в инвестиционной, банковской и внешнеторговой сферах; расширены области применения Соглашения и заключены новые отвечающие конъюнктурным требованиям двусторонние документы, оптимизирован механизм их выполнения; реализована система страхования экспортного кредитования [12]; усовершенствована организация корреспондентских отношений и существования симметричной деловой информации.

 


Литература

[1] Данные ЦБ РФ на конец 2005г.

[2] Авдокушин Е.Ф. Банковско-финансовая система / Е.Ф.Авдокушин // Китай на пути модернизации и реформ: 1949-1999. М.: Восточная литература РАН, 1999. С.265

[3] Данные российско-китайского комитета дружбы и сотрудничества www.china.polpred.ru

[4] Визит М.М.Касьянова в Китай: обзор // Дипломатический вестник. 2002. № 9. С.9-12.

[5] Врагова Н.К. Особенности регулирования приграничной торговли в рамках российско-китайского эксперимента по расчетам в национальных валютах / Н.К. Врагова // Деньги и кредит. – 2004. - № 11. – С. 60-62

[6] www.customs.ru

[7] Дополнительный Протокол от 24 сентября 2004г. к Соглашению между Центральным Банком РФ и Народным Банком Китая о межбанковских расчетах в торговле в приграничных районах от 22 августа 2002г.

[8] В начале 2005г. Китай присоединился к Рабочей группе Шанхайской организации сотрудничества по особым мерам в области финансов (FATF)

[9] Данная форма по китайским оценкам достигает 1-2% всех расчетов и, как правило, реализуется китайскими предпринимателями, экспортирующими в Россию товар, впоследствии обменивая полученные рубли на другой товар. Этот товар по договоренности с третьей стороной, в большинстве случаев китайской, вывозится из России и продается уже в Китае за юани.

[10] Дальний Восток и Забайкалье в России и АТР. /Международный экономический конгресс. 27-28 сентября 2005г. Хабаровск: ИЭИ ДВО РАН, 2006. с.53

[11] Проблемы инвестиций и трансграничная несостоятельность Дальневосточного региона / Материалы семинара 22 декабря 2004г. Владивосток: Тихоокеанский государственный экономический университет, 2005. С.81-85

[12] Экспортное кредитование – это форма обеспечения защиты от рисков предприятий занятых во внешней торговле, инвестициях за рубежом и подрядных работах, от рисков коммерческой репутации.