«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(3), 2007

Экономика зарубежных стран

Важнейшие аспекты взаимодействия Китая с ВТО

Н.Н. Котляров, д.э.н.

Анализ различных аспектов взаимодействия КНР со Всемирной торговой организацией (ВТО) представляет в настоящее время большой интерес, который определяется целесообразностью использования китайского опыта в условиях присоединения России к данной организации. Данный опыт интересен как с точки зрения выявления причин и условий принятия КНР в ВТО, так и по прошествию пяти лет с момента завершения переговорного процесса, возможности рассмотреть вопрос о том насколько сторонам удалось продвинуться в продвижении своих интересов, связанных с выполнением взаимных уступок и обязательств.

Еще с середины 1980-х годов присоединение к ГАТТ стало рассматриваться китайским руководством в качестве одного из важнейших аспектов экономического сотрудничества со странами-членами этой организации, прежде всего под углом зрения возможности способствовать продвижению своих экспортных товаров на емкие рынки наиболее развитых капиталистических стран и необходимости широкомасштабного участия Китая в международном разделении труда на правах полноправного члена «Большого Клуба». Переход КНР на рубеже 1970-1980-х годов от политики самоизоляции к активному использованию внешних факторов развития предусматривал преимущественную ориентацию торгово-экономических связей страны на индустриально развитые страны Запада, откуда предполагалось в обмен на экспортные товары получать необходимые для модернизации экономики товары, технологии, кредиты и инвестиции, что в свою очередь требовало развивать и диверсифицировать экспортную базу, наращивать валютные поступления. Данная задача была и остается одним из важнейших аспектов внешнеэкономической стратегии КНР.

Однако при практической реализации этого курса Китаю зачастую не удавалось добиться полноправного партнерства со своими ведущими торгово-экономическими партнерами. Интересы КНР ущемлялись, по отношению к Китаю действовали иные правила и нормы, чем в отношениях между странами-членами ГАТТ/ВТО. Доступ китайских товаров на зарубежные рынки ограничивался, в отношении китайского экспорта зачастую без объяснения оснований применялись различные санкции и задействовались антидемпинговые процедуры, приводящие к значительным потерям. При этом китайским компаниям во многих случаях не предоставлялось возможности в справедливой форме отстаивать свои интересы. Вступление в ВТО рассматривалось китайским правительством в качестве своего рода точки отсчета, с которой должно начаться на базе общепринятых правил, норм и процедур более активное встраивание в глобальную экономику и использование этого процесса для повышения эффективности национального производства.[i]

Значение участия в глобальной торговой организации определялось для КНР рядом обстоятельств. Во-первых, данная организация представляет собой организационно- правовую основу международной торговли, ее документы определяют ключевые договорные обязательства, которыми должны руководствоваться страны-участники при выработке и практическом применении национальных законодательных и нормативных актов в сфере торговли. В процессе многосторонних переговоров, обсуждений, примирения разногласий и поиска компромиссов в рамках ВТО фактически и формируются торговые отношения между членами организации. Механизм разрешения споров, созданный ВТО представляет собой эффективный инструмент отстаивания своих экономических интересов, что основывается на возможности применения различных санкций организации. Во- вторых, очень важное значение для КНР имело то обстоятельство, что участие в ВТО предполагает применение режима наибольшего благоприятствования в торговле между странами-членами организации. Снижение тарифных и нетарифных ограничений прежде всего со стороны США, а также других наиболее развитых стран в отношении важнейших товаров китайского экспорта, к которым относятся текстильные изделия, одежда, обувь, бытовая электроника, электроприборы, игрушки должно было помочь КНР существенно нарастить объемы своего экспорта и обеспечить дополнительные валютные поступления.

При этом появлялась возможность эффективной защиты интересов своих экспортеров в рамках использования правовой базы ВТО. В-третьих, правительством КНР учитывалось и то обстоятельство, что участие в организации открывает китайским предприятиям и потребителям доступ к более дешевым импортным товарам и услугам (включая финансовые). В то же время, в целях обеспечения подготовки отстающих отраслей к конкуренции со стороны иностранных производителей предполагалось, что прежний уровень таможенных пошлин, квот и лицензий на целый ряд импортных товаров и услуг будет снижаться постепенно в течение трех-пяти лет. В целом, общепризнанным было мнение о том, что участие в ВТО будет способствовать развитию реформенного процесса, стимулирует расширение притока иностранных инвестиций в китайскую экономику, положительно скажется на развитии сферы услуг.

Процесс вступления КНР в ВТО занял большой период времени (пятнадцать лет) и потребовал значительных усилий. Достаточно сложно проходили согласования сторонами своих позиций, требовалось внимательно соизмерять свои интересы и различные уступки, национальное законодательство постепенно приводилось в соответствие с многочисленными правилами этой организации, необходимо было прийти к соглашению с руководящими органами организации и каждой страной-членом в отдельности. Проблема осложнилась тем обстоятельством, что Китай не смог вступить в ГАТТ и после преобразования ГАТТ в ВТО в 1995г. переговоры стали проводиться по более широкому кругу вопросов и включать в себя целый ряд новых аспектов, в том числе проблемы либерализации деятельности иностранных компаний в сфере услуг КНР (финансовый, банковский, страховой секторы, дистрибьютерская деятельность, информационные технологии, аудиторские и консалтинговые услуги, транспортные услуги и др.). Все это значительно усложнило переговорный процесс. Основная проблема состояла в необходимости выработки хорошо продуманной стратегии, сочетающей собственные экономические интересы с требованиями ВТО и отдельных стран-участников организации.

В ноябре 1999г., после тринадцати лет сложных переговоров, Китай подписал двустороннее соглашение с США, где были зафиксированы важнейшие условия его присоединения к ВТО. Для КНР это был наиболее сложный, этапный момент процесса отработки различных уступок и встречных требований, который означал вступление двусторонних и многосторонних переговоров в заключительную стадию. Китайская и американская стороны добились необходимых взаимных уступок и обязательств, связанных с защитой интересов своих производителей, экспортеров, потребителей и инвесторов.

Подписание соглашения с США значительно ускорило процесс вступления КНР в ВТО. В мае 2000г. в Пекине было подписано двустороннее соглашение с Европейским Союзом. В сентябре 2001г. на заседании рабочей группы ВТО по Китаю, которое проходило в Женеве, были окончательно утверждены все документы по принятию КНР в глобальную торговую организацию. В ноябре того же года на министерской конференции в Дохе (Катар) Китай был принят в состав ВТО в качестве полноправного участника организации.

Следует отметить, что сложность для Китая проведения переговорного процесса была связана с тем, что данный процесс разбивался на несколько этапов, в ходе которых в рамках многосторонних и двусторонних переговоров необходимо было прийти к соглашению об условиях вступления по целому ряду позиций. Договорный процесс построен на принципах взаимности, в соответствии с которыми вступающая страна идет на определенные уступки в области либерализации условий доступа иностранных товаров и услуг на свой внутренний рынок и взамен получает полноправное участие в глобальной торговой системе, регулируемой нормами и правилами ВТО. На вступающую страну распространяются все взаимные обязательства и уступки, выработанные в ходе предыдущих раундов многосторонних торговых переговоров, включая распространение на постоянной основе режима нормальных торговых отношений, что было особенно важно для Китая.

В связи с тем, что США играют в многом определяющую роль в глобальной торговой системе, двусторонние переговоры с американскими представителями, как отмечалось выше, проходили наиболее сложно. На них обсуждались трудные для КНР уступки по доступу на китайский рынок американских товаров и услуг, а также сроки выполнения принятых на себя при вступлении в ВТО обязательств. Взамен США должны были распространить на Китай все преимущества, которыми пользуются в торговле с Соединенными Штатами другие участники ВТО. При этом, в случае противоправных действий в отношении КНР со стороны США или другого члена организации Китай, после вступления в состав организации, получал право подавать соответствующую жалобу в ВТО. Решения организации являются обязательными для исполнения на национальном уровне. Переговоры с США охватывали практически все сферы, регулируемые нормами и правилами ВТО и включали в себя проблемы торговли промышленными и сельскохозяйственными товарами, услугами (банковские, страховые, дистрибьютерские, аудио-визуальные, профессиональные услуги, ценные бумаги, туризм), защита прав интеллектуальной собственности, инвестиционный режим.

Одним из наиболее сложных вопросов в рамках двусторонних китайско-американских переговоров был вопрос о предоставлении Китаю режима нормальных торговых отношений на постоянной основе. Согласно правилам ВТО, каждый член организации должен предоставить всем другим членам организации наилучший торговый режим, который он предоставляет любой другой стране- члену ВТО — т.е. нормальный торговый режим на постоянной основе. Предоставление и соответственно получение этого режима является важнейшим элементом в отношениях между странами, которые являются членами ВТО. Однако в торговых отношениях с США, вопрос о предоставлении данного режима на постоянной основе осложнялся сохранением поправки Джексона-Вэника к американскому торговому закону от 1974 г. Поправка предусматривает необходимость ежегодного рассмотрения Конгрессом и дальнейшего утверждения президентом страны вопроса о пролонгации режима наибольшего благоприятствования в отношении стран с нерыночной экономикой. В 80-е гг. Конгресс США практически автоматически продлевал для Китая данный режим. В 90-е гг. (после подавления студенческого движения в Пекине в июне 1989г.) в Конгрессе проходили ежегодные ожесточенные дискуссии о целесообразности предоставления Китаю данного режима. В период проведения заключительного этапа китайско-американских переговоров о принятии КНР в ВТО в Конгрессе США стала возобладать точка зрения о невозможности на постоянной основе предоставить Китаю нормальный торговый режим, несмотря на правила торговой организации.

Китайская сторона поставила вопрос таким образом: хотят ли Соединенные Штаты поддерживать с Китаем нормальные торговые связи на долгосрочной основе, развивать более безопасный и прочный общий комплекс двусторонних отношений, основанный на обязательствах придерживаться правил и стандартов ВТО, способствовать проведению рыночных преобразований в КНР и укреплять свои экономические позиции на китайском рынке. Если так, то США должны утвердить двустороннее соглашение с Китаем по ВТО и предоставить нормальный торговый режим на постоянной основе. В противном случае США не смогут воспользоваться обязательствами КНР, связанными с открытием китайского рынка для импорта американских товаров и услуг, включая финансовые услуги и телекоммуникации. В результате позиции американских компаний на китайском рынке будут ослаблены в пользу других стран- членов ВТО, может быть осложнен весь комплекс двусторонних отношений.[ii]

Американская сторона, в свою очередь, хорошо понимала важность двустороннего договора. К концу 90-х гг. торговля с Китаем обеспечивала в США занятость более 250 тыс. человек, а с учетом реэкспортной торговли через Гонконг эта цифра достигала 400 тыс. человек. Соглашение с КНР открывало перспективы более активной работы на китайском рынке для американских компаний, включая предприятия малого бизнеса США, слабо представленные в Китае. Поэтому принятие КНР в состав ВТО на выгодных для США условиях, организация механизма контроля над выполнением Китаем взятых на себя обязательств стало рассматриваться американским правительством в качестве одного из важнейших приоритетов внешнеэкономической политики США. Именно такой подход, по мнению целого ряда авторитетных американских политиков и ученых, позволял не только решать двусторонние торгово-экономические противоречия и проблемы, но способствовал налаживанию более тесного взаимодействия между двумя странами в других областях, в частности в области безопасности.[iii] С учетом вышеназванных обстоятельств Конгресс США в 2000г. принял решение о предоставлении Китаю режима нормальных торговых отношений на постоянной основе после принятия КНР в состав ВТО. В результате, США лишились одного из сильнейших рычагов одностороннего давления на Китай, использовавшегося в 90-е гг. не только в экономических, но и в политических целях.

Результатом многолетних двусторонних и многосторонних переговоров стала выработка большого количества обязательств, которые должен выполнить Китай до и после вступления в ВТО. Основная часть этих обязательств была включена в заключительный протокол рабочей группы ВТО по Китаю в 2001г. В свою очередь Китай добился того, что входит в ВТО на правах развивающейся страны с соответствующими преимуществами, включая получение переходного периода в течение которого будет осуществляться поэтапная либерализация внешнеэкономической деятельности и приведение национального законодательства в соответствие с нормами ВТО при сохранении определенных льгот в области государственного регулирования и субсидирования.

Важнейшие обязательства КНР по либерализации внешнеэкономической деятельности охватывали практически все отрасли экономики. По ряду вопросов предусматривался переходный период от пяти до семи лет, в ходе которого Китай должен постепенно отменять различного рода ограничения. Так, в области сельского хозяйства, помимо значительного снижения импортных пошлин, предусматривалась поэтапная отмена экспортных субсидий на целый ряд товаров аграрного сектора, устранение санитарных и фитосанитарных барьеров, расширение размера квот для частных предприятий, что было направлено на то, чтобы привести к снижению роли государственного регулирования в области сельскохозяйственного производства и усилить позиции иностранных производителей на внутреннем рынке Китая. Китай также взял на себя серьезные обязательства в области торговли промышленными товарами, в частности предусматривалась поэтапная отмена системы квотирования на продукцию большинства видов промышленного производства, постепенная отмена или существенное сокращение существующих тарифов на широкий спектр промышленных товаров. Если в 1999г. средние тарифы на промышленные товары в Китае составляли 24,6%, то согласно обязательствам Китая эти тарифы к 2006г. предполагалось сократить до 9,4%. Одновременно с этим в течение пяти лет после вступления в ВТО Китай должен был отменить большинство существующих квот на промышленную продукцию.[iv]

Еще одной важной уступкой со стороны Китая стало согласие присоединиться к международному соглашению по информационным технологиям, которое предусматривает ликвидацию тарифов на широкий ассортимент продукции информационных технологий( в частности, полная ликвидация тарифов на полупроводники, компьютеры и все оборудование, связанное с Интернетом).

Отдельным чрезвычайно важным и сложным аспектом соглашений стали обязательства КНР в сфере услуг. Китай согласился на то, чтобы отменить имевшиеся ограничения на долевое участие иностранных компаний в совместных предприятиях, работающих в большинстве секторов сферы услуг, а также отменить территориальные ограничения на деятельность иностранных компаний, специализирующихся в этой области. Китайская делегация согласилась с мнением рабочей группы ВТО о том, что существующее в КНР инвестиционное законодательство, отсутствие транспарентности в административных процедурах и арбитражном применении законов серьезно ограничивает масштабы ввоза услуг на китайский рынок и притока инвестиций в страну, особенно в области финансовых, телекоммуникационных, дистрибьютерских, аудиовизуальных услуг и туристическом секторе. Так, до вступления в ВТО иностранным банкам запрещалось обслуживать китайских клиентов в местной валюте, сохранялись жесткие ограничения на географию деятельности иностранных банков, требовалось соблюдение сложной процедуры для открытия новых отделений и филиалов. В соответствии с достигнутыми в ходе переговорного процесса договоренностями, иностранные банки в течение пяти лет после присоединения КНР к ВТО должны получить полный доступ на китайский рынок. При этом, уже через два года после присоединения, иностранные банки должны были получить разрешение осуществлять операции в местной валюте с китайскими юридическими лицами, а через пять лет- с физическими лицами. Все географические ограничения должны были быть отменены через пять лет после вступления КНР в ВТО. К этому времени предполагалось существенно расширить сферу деятельности иностранных инвесторов на китайском рынке ценных бумаг. В ходе переговоров важные договоренности были также достигнуты и в области либерализации работы специализированных иностранных компаний на страховом рынке Китая. Существовавшая до вступления в ВТО ограничительная практика, в основе которой лежала сложная процедура получения лицензий, позволяла работать на китайском рынке только двадцати иностранным страховым компаниям. . Сфера деятельности каждой из этих компаний строго лимитировалась. Так, иностранные компании должны были работать только с партнерами, утвержденными китайским правительством, эти компании не имели права продавать коллективные и пенсионные полисы, география деятельности ограничивалась несколькими регионами. В соответствии со своими обязательствами, Китай дал согласие разрешить фирмам, специализирующимся в области страхования иностранной собственности заниматься страхованием рисков на территории практически всей страны, и все географические ограничения должны были быть отменены в течение трех лет после присоединения к ВТО. Предполагалось, что Китай позволит иностранным страховым компаниям расширить сферу деятельности, включая работу в ранее запрещенной для иностранцев области страхования здоровья. В области страхования жизни иностранным компаниям предоставлялось право приобретать до 50% долевого участия в совместных предприятиях.

В отдельный блок вопросов следует выделить достигнутые договоренности в области расширения деятельности на китайском рынке иностранных компаний, специализирующихся на предоставлении профессиональных услуг. Сюда относится деятельность юридических, аудиторских, инжиниринговых, архитектурных фирм, консультирование в сфере управления, предоставление компьютерных услуг и др. До вступления в ВТО эти сферы деятельности для иностранных предпринимателей в КНР были жестко ограничены. Так, зарубежные аудиторские фирмы, работающие в Китае, имели право предоставлять исключительно консультационные услуги. Согласно выработанным договоренностям, иностранный бизнес, специализирующийся в области предоставления профессиональных услуг получал возможность заниматься значительно более широким спектром деятельности. Кроме того, китайская сторона взяла обязательства разрешить иностранным партнерам владеть контрольным пакетом в совместных предприятиях, занимающихся предоставлением профессиональных услуг.

В рабочих документах ВТО отдельно выделены обязательства китайской стороны по отмене ограничений для производителей автотранспортных средств. Китай согласился увеличить лимиты, в рамках которых иностранные инвестиции в производство автотранспортных средств на территории КНР могут утверждаться на уровне провинциальных правительств без соглосования с центральными органами власти. Такие лимиты увеличиваются с 30 млн. долл. в 2000г. до 60 млн.долл. через год после вступления в ВТО и до 150 млн. долл. через четыре года после вступления в организацию. Китай согласился снять ограничения на максимальное долевое участие иностранных компаний в совместных предприятиях, производящих автотранспортные средства, которое составляло 50% до момента вступления в ВТО. Вместе с тем правительство КНР оставило за собой право самостоятельно устанавливать критерии отличия между грузовиками, автобусами, легкими коммерческими транспортными средствами и пассажирскими автомобилями.

Помимо принятого на себя комплекса сложных обязательств, Китай смог добиться и значительных встречных уступок со стороны ВТО. С точки зрения интересов КНР, одной из основных проблем была существовавшая практика проведения антидемпинговых расследований в отношении китайских экспортных товаров. Становясь членом ВТО, Китай получал возможность использовать правовой механизм этой организации для отстаивания своих интересов. Надо сказать, что рабочая группа ВТО признала, что при проведении таких расследований и начислении антидемпинговых пошлин китайским компаниям не предоставлялось достаточно возможностей защитить свои интересы. Критерии расчетов не публиковались и не предоставлялись китайским экспортерам. Страны ВТО взяли обязательства при импорте китайских товаров заранее устанавливать и публиковать критерии, которые используются для определения наличия рыночных условий в отрасли или компании, производящей тот или иной продукт. Кроме того, рабочая группа ВТо согласилась, что Китаю должна представляться методика расчетов, используемая при сравнении цен. Речь шла о том, что прежде чем применять антидемпинговую процедуру расследования в отношении китайских товаров, страны- члены ВТО должны предоставлять в Комитет по антидемпинговой практике критерии оценок и методологию сравнения цен.[v]

В целом, по мнению руководства КНР и оценкам китайских экспертов, вступление в ВТО на условиях, выработанных в ходе длительных двусторонних и многосторонних переговоров, должно было принести значительные экономические выгоды для Китая. В тоже время, вхождение КНР в глобальную торговую систему создало и определенные трудности.

По прошествии пяти лет после подписания окончательных документов становится очевидным, что для китайских руководителей основная проблема связана с необходимостью углубления реформенных мероприятий в ряде ключевых и наиболее уязвимых секторах экономики, что требует повышенного внимания, прежде всего, к социальным издержкам, связанным с проведением реформ. Повышение конкурентоспособности китайских промышленных предприятий, особенно предприятий государственного сектора связано с необходимостью улучшения показателей эффективности их деятельности, а это неизбежно влечет за собой масштабные сокращения рабочих мест. Аналогичные проблемы необходимо решать и в сельском хозяйстве, особенно в растениеводстве, которое по многим параметрам уступает соседним странам, не говоря уже об высокоэффективном фермерском хозяйстве США, импорт продукции которого в Китай увеличивается по мере снижения импортных пошлин. По прогнозам специалистов китайско-американского торгового Совета, ввоз в КНР продукции сельского хозяйства будет ежегодно увеличиваться на 1,5 млрд. долл. в год, и доля Китая в мировом импорте этой продукции к 2010г. возрастет до 12% против 5% в 1995 году.[vi] В настоящее время фактически происходят изменения географии движения основных товарных потоков продукции растениеводства. Если раньше южные провинции Китая получали кукурузу и пшеницу из северо-восточных провинций, то сейчас увеличивается доля импорта. Местные производители пытаются либо найти новые рынки сбыта, включая экспорт в соседние страны, либо разоряются и оставляют сельскохозяйственное производство. По оценкам, порядка 10 млн. крестьян по всей стране будет вынуждено покинуть аграрный сектор. Данная проблема усугубляется тем обстоятельством, что общая численность безработных составляет около 150 млн. человек. В этих условиях китайские власти придают важное значение развитию системы поселковых предприятий, малой промышленности в деревне, напрямую не связанных с сельскохозяйственным производством, но обеспечивающих крестьян работой, что позволяет снижать избыточное давление миграционных потоков на крупные города. Однако, учитывая масштабы страны, размеры населения, ограниченность бюджетных возможностей государства, полностью решить эту проблему не удастся даже при активном стимулировании развития сферы услуг и привлечении к ее решению предприятий негосударственных форм собственности. Аналогичные проблемы стоят и перед многими промышленными предприятиями, которые являются убыточными.

Неудивительно поэтому, что выполнение Китаем многих обязательств, взятых при вступлении в ВТО, сталкивается с явным или скрытым сопротивлением властей всех уровней. Как показывает реальная практика, Китай точно в соответствии со сроками, согласованными с рабочей группой ВТО выполняет наименее болезненные для себя обязательства и не демонстрирует готовности выполнять сложные, имеющие далеко идущие экономические, социальные и в конечном счете политические для страны последствия. В конце 2003-начале 2004 гг. зарубежными представителями был даже поставлен вопрос о способности Китая выполнять свои обещания.[vii] Правда, уже в течение 2004 года, под нажимом своих партнеров, Китай выпустил целый ряд нормативных актов, создающих правовую базу для расширения деятельности иностранных компаний в целом ряде закрытых отраслей сферы услуг, включая оптовую торговлю, дистрибьютерскую деятельность, финансовый сектор. Одновременно были снижены таможенные пошлины. Средние импортные тарифы к началу 2005г. сократились с 12,5% до 9,4%, а тарифы на продукцию информационных технологий были практически полностью отменены. Для иностранных компаний была существенно расширена география их деятельности на территории КНР.

Вместе с тем, несмотря на осуществляемые по либерализации внешнеэкономической деятельности меры, совершенно очевидным становится стремление китайских властей максимально защищать наиболее уязвимые отрасли экономики. Помимо сельского хозяйства и многих предприятий промышленности, к усилению конкурентной борьбы на своем внутреннем рынке плохо подготовлен финансовый сектор. Так, громоздкая и неэффективная банковская система страны, которая перегружена плохими «кредитами", выданными убыточным предприятиям госсектора, не обладает финансовыми возможностями и профессиональным опытом, чтобы составить конкуренцию крупнейшим зарубежным банкам. Расширение деятельности иностранных банков в КНР в последние два года рассматривается как один из наиболее сложных аспектов взаимоотношений с ВТО. Речь идет о предоставлении иностранным банкам права совершать операции в китайской национальной валюте, обслуживать без специального разрешения китайских юридических и физических лиц, отрывать отделения в большем количестве городов и провинций Китая. В начале 2006г. Госсовет КНР и Комиссия по регулированию деятельности иностранных финансовых институтов выпустили положение, разрешающее иностранным банкам работать с китайскими физическими лицами в местной валюте в пяти крупных городах, ранее закрытых для этого вида деятельности.

Тем не менее, очевидны сомнения китайских официальных лиц относительно целесообразности полностью открывать банковский сектор для иностранцев. Председатель Комиссии по деятельности иностранных финансовых институтов Ши Цзилян заявил по этому поводу, что Китай считает нужным ограничить деятельность иностранных банков в менее развитых центральных и западных районах страны, а также запретить иностранным банкам участвовать в акционерном капитале более, чем двух национальных банков.[viii] В настоящее время в Китае существует сопротивление отраслевых министерств, целого ряда крупных предприятий и представителей национальных деловых кругов, местных властей, которые выступают за необходимость сохранения протекционистских барьеров с тем, чтобы защищать местных производителей и делать это до тех пор, пока те не станут конкурентоспособными и только после этого широко открывать внутренний рынок для иностранцев.

Несмотря на приведение национального законодательства в соответствие с нормами ВТО, реальная практика Китая показывает также, что в условиях неразвитой правовой системы страны, являющейся одновременно высокополитизированной и сильно зависящей от влияния местных властей, вновь принимаемые законы, только в редких случаях начинают применяться достаточно быстро и эффективно. В условиях усиливающегося давления со стороны иностранных конкурентов и местного частного сектора, отраслевые министерства, провинциальные власти и госпредприятия делают все возможное, чтобы предотвратить для себя экономический ущерб от либерализации внешнеэкономической деятельности и полного соблюдения интересов иностранных конкурентов. Не случайно зарубежные эксперты ставят вопрос о необходимости создания действенного механизма контроля за выполнением Китаем взятых на себе обязательств.[ix]

В этом отношении одним из наиболее сложных аспектов, вызывающим конфликтные ситуации с ведущими торгово-экономическими партнерами Китая, является проблема соблюдения на территории последнего прав интеллектуальной собственности. По оценкам, только одна американская компания ИБМ ежегодно из-за этого теряет на китайском рынке более 1 млрд. долл. В октябре 2005г. правительства США и Японии инициировали на основании применения в рамках ВТО статьи 63 (нарушение прав интеллектуальной собственности с возможным применением санкций) слушаний по данной проблеме. В результате Китай попал в так называемый приоритетный лист контроля ВТО, куда заносят страны, не выполняющие требования Организации по соблюдению прав интеллектуальной собственности иностранных компаний.

Еще одной проблемой на пути интеграции Китая в глобальную торговую систему является возрастающее число региональных торговых барьеров, затрудняющих движение товаров внутри страны. Хотя экономические реформы имели следствием сокращение барьеров для импортных товаров, одновременно происходило формирование закрытых рыночных анклавов на провинциальном уровне. Свободное движение товаров, произведенных внутри страны, ограничивается правилами лицензирования и внутренними торговыми требованиями отдельных провинций. Еще накануне принятия КНР в состав ВТО иностранные наблюдатели отмечали по этому поводу: «Внешняя интеграция Китая происходит параллельно с процессом закрытия внутренних рынков на провинциальном уровне. Китайские потребители покупают в 21 раз больше товаров, произведенных в их собственной провинции, чем товаров из других провинций. Данная цифра в 11 раз превышает аналогичный показатель 1987 года."[x] Понятно, что такая ситуация осложняет выполнение Китаем своих обязательств по либерализации внутреннего рынка, ее вынуждены учитывать иностранные инвесторы, которые, особенно те, кто давно работает в Китае, понимают, что предприятия, находящиеся, например, в Шанхае должны приложить серьезные усилия, чтобы наладить сбыт своей продукции за пределами данной местности. На эту проблему обратила внимание и рабочая группа ВТО, в докладе которой отмечается, что местные власти КНР разрабатывают большое количество нетарифных торговых ограничений, которые действуют на нетранспарентной и дискриминационной основе, а сами эти правила очень трудно получить для ознакомления. Ситуация осложняется тем, что местные китайские власти по собственному усмотрению трактуют эти правила применительно к своей провинции, исходя из собственных локальных интересов. Такие трактовки законов очень сильно различаются в различных юрисдикциях страны.[xi]

Учитывая все вышесказанное, становится очевидным, что Китай, даже при условии принятия всех необходимых законов, вряд ли будет полностью выполнять все обязательства, взятые при вступлении в ВТО, особенно в рамках графика, согласованного в ходе переговорного процесса. Такая ситуация объясняется не только и не столько нежелание властей, сколько стремлением всего китайского этноса жить и работать в привычных для себя условиях и использовать нововведения только при максимально безболезненных для себя условиях.

Необходимо отметить, что партнеры Китая по ВТО также не спешат выполнять все взятые на себя обязательства. В частности, это касается возможностей продаж китайских текстильных товаров, которые являются одним из основных источников валютных поступлений КНР. Со стороны США, по мере увеличения торгового дефицита, все сильнее звучат требования к КНР ограничить ввоз китайских текстильных товаров на американский рынок. В целях ужесточения условий ввоза текстильной продукции Конгресс США пересмотрел правила определения страны происхождения ряда позиций этой товарной группы. Например, происхождение спальных и столовых принадлежностей (покрывала, простыни, скатерти и т.д.) стало определяться не по месту изготовления конечной продукции, а по месту изготовления тканей, крупнейшим производителем которых является Китай. В 2004-2005 гг. США ввели так называемые защитные меры, ограничивающие на одиннадцатилетний период импорт китайских текстильных товаров, что противоречит правилам ВТО. Аналогичные меры ввел и ряд европейских стран.[xii]

Такая ситуация, естественно, вызывает недовольство со стороны Китая. Кроме этого, в отношении китайских товаров продолжают использоваться антидемпинговые расследования. Такая возможность связана с тем, что за Китаем до декабря 2016 г. сохраняется статус страны с нерыночной экономикой. К середине 2000-х гг. на Китай приходилось наибольшее число антидемпинговых расследований, примерно седьмая часть всех таких расследований, проводимых в мире.[xiii] Китайская сторона заявляет, что сохраняющаяся практика расследований ставит национальные компании страны в чрезвычайно несправедливые условия. В настоящее время правительство КНР старается убедить Европейский Союз и США признать Китай в качестве рыночной экономики, однако, судя по всему, в ближайшие годы этого сделать не удастся. Соединенные Штаты заявляют, что для этого Китай должен резко сократить государственный контроль над производством и поставками минерального сырья (что относится в КНР к стратегически важным отраслям, не предполагающим уменьшения госконтроля), провести тотальную приватизацию ряда отраслей и обеспечить полную транспарентность деятельности национального правительства. Данные условия являются для Китая неприемлемыми. Следует отметить, что целый ряд стран-членов ВТО, в частности, Бразилия, Аргентина, Новая Зеландия и др. в 2004 г. признали рыночный характер китайской экономики.

Возникающие для Китая в рамках ВТО проблемы не следует как преуменьшать, так и преувеличивать. Вступление страны в эту организацию дало свои положительные результаты. Прежде всего, Китай получил право использовать правила и механизмы ВТО для отстаивания своих интересов. Кроме того, многие конкурентоспособные экспортные китайские товары получили более широкий доступ на мировой рынок, стал значительно облегчен экспорт рабочей силы. Последние пять лет внешняя торговля КНР увеличивается ежегодно, в среднем, на 28% в год, достигнув в 2005г. своего максимального уровня в 1, 25 трлн. долл., что делает Китай третьей, после США и Германии, крупнейшей торговой державой мира. Значительно возрос приток прямых иностранных инвестиций в страну. Только за период 2002-2005 гг. их объем составил 230 млрд. долл. Китайское руководство постоянно подтверждает свои намерения поэтапно выполнять взятые на себя обязательства, хотя, судя по складывающимся реалиям, эти обязательства будут выполняться постепенно, по мере готовности национальных компаний и отраслей к участию в конкурентной борьбе.

Такая практика является отличительной чертой взаимодействия Китая с мировым хозяйством на нынешнем этапе развития страны. Огромный Китай впитывает в себя то, что необходимо ему для модернизации экономики, то, что можно адаптировать к местным условиям и не принимает, по крайней мере добровольно, все то, что плохо соответствует национальным особенностям, традициям и уровню развития. При этом руководители страны, касаясь взаимоотношений с ВТО, подчеркивают, что Китай должен детально изучить и научиться максимально использовать в своих интересах все права, которые появились у него после вступления в ВТО. Основные усилия должны направляться на освоение новых рынков для китайского экспорта при одновременном расширении и повышении качества экспортной продукции. В области привлечения иностранного капитала основной упор должен делаться на оптимизацию структуры зарубежных инвестиций в сторону увеличения притока передовых технологий. Позиция Китая в отношении ВТО должна быть активной и прагматичной.


[i] Li Zhongzhou. Developing the Multilateral Trade and Economic Cooperations, Serving the General Trade Strategy and National Economy. Almanac of China’s Foreign Economic Relations and Trade, HK. 1997/98, p.71.

[ii] Foreign Trade Minister Answes Questions at NPC Conference. China Economic News, N13, 3rd April, 2000, p.9.

[iii] Robert D. Hormats, Chair Elizabeth Economy, Kevin Nealer. Begining the Journey. China, The United States, And The WTO. Task Force Report. Council on Foreign Relations. N.Y. 2001.P.4.

[iv] WTO Spesial Report. The China Business Review, January-February 2000, Vol.27, N1, p.21.

[v] Ibid. p.30.

[vi] www.chinabusinessreview.com

[vii] The China Business Review, 2005, Ν 1, p.24

[viii] The China Business Review, 2006, N 1, p.28

[ix] Ibid, p.29.

[x] Far Eastern Economic Review, November 22, 2001, p.43.

[xi] World Trade Organization. Report of the Working Party on the Accession of China. WT/MIN (01)3, 10 November 2001, p.24,69.

[xii] The China Business Review, 2005, N5, pp.49-51

[xiii] The China Business Review, 2005, N1, p.27