«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№4(7), 2008

Глобальные экономические проблемы

Современный мировой экономический кризис

Г.П. Черников, д.э.н

Сегодня людей во всем мире волнует кризис. После длительного подъема последних десятилетий, который называли «золотым веком мировой экономики», грянул первый глубокий кризис эпохи глобализации.

Зачинателем кризиса стали США. Характеризуя их роль, президент России Дмитрий Медведев говорил в Послании к Федеральному Собранию: «Надувая денежный пузырь для стимулирования собственного роста, они не только не потрудились скоординировать свои решения с другими участниками глобальных рынков, но и пренебрегли элементарным чувством меры… В результате чего нанесли ущерб и себе, и другим.»[1] Своеобразие кризиса, на наш взгляд, состоит в его комплексном характере. Он начался с финансовых трудностей, но затем перерос в экономический, что проявилось в сокращении производства и объема ВВП.

В настоящее время экономический кризис все больше охватывает другие развитые и развивающиеся страны. В мире, где все меньшее значение имеют границы, кризис не щадит никого. А скорость, с которой хаос распространяется, не оставляет сомнений в том, что в ближайшее время он во все большей степени будет охватывать весь мир.

В США кризис возник как ипотечный, но быстро перерос в финансовый. Перегретый американский рынок производных ценных бумаг привел к глобальному падению фондовых рынков и сокращению ликвидности в банковской системе.

Сегодня мировая финансовая система фактически осталась без своего центра, на месте которого образовалась своего рода гигантская воронка. Факты показывают, что экономика США обречена на общую рецессию, в еврозоне и Великобритании начался глубокий спад, удар кризиса ощутили на себе и азиатские страны, до недавнего времени стоявшие несколько в стороне. Американский финансовый обвал приобрел черты общемирового экономического кризиса.

МВФ попытался оценить потери от кризиса. По подсчетам его экспертов, опубликованным в конце ноября 2008 г., они превысили 1,4 трлн. долл. Но реальные потери значительно более высокие. Об этом свидетельствуют многие конкретные факты.[2] Так, например, только в результате 20%-ного падения цен на дома американские обыватели обеднели почти на 5 трлн. долл. А полностью потери на рынке недвижимости США оценить пока просто невозможно.

На Нью-Йоркской фондовой бирже с октября 2007 г. инвесторы недосчитались 7 трлн. долл., да и на небольшом российском рынке капитализация упала на 1 трлн. долл. А общие потери от сокращения капитализации на всех фондовых биржах мира за это время превышают величину порядка 20 трлн. долл., что составляет почти половину всей капитализации бирж.[3]

Неудивительно, что экономисты в этих условиях предсказывают сильное падение потребительского спроса. А это еще более обострит задачу — не дать экономике уйти в штопор, когда отсутствие спроса приводит к сворачиванию производства, массовым увольнениям и новому падению спроса.

Сочетание кризиса перепроизводства с трудностями банковского и биржевого секторов не исчерпывают комплексного характера современного кризиса. С конца 2007 г. и начала 2008 г. возрастает, например, значение продовольственного кризиса. Его показатели — растущие цены на основные продукты питания, нехватка многих из них как в развивающихся, так и в ряде развитых стран. Хотя определенную коррекцию внес хороший урожай осенью 2008 г., рост количества голодающих людей в ряде стран приводит к социальным взрывам в наиболее бедных странах.

К числу наиболее важных структурных кризисов сегодня относится и топливно-энергетический, что проявляется в истощении энергетических ресурсов, трудностях с обеспечением топливом и энергией, борьбе за их источники. Большим своеобразием обладает также экологический кризис, несущий угрозу самому существованию человеческой жизни на Земле.

В самое последнее время при характеристике современного положения все большее внимание уделяется глубокому политическому кризису и социально-психологическим процессам. Суть политического кризиса, по словам президента России Дмитрия Медведева, состоит в том, что «прежняя архитектура безопасности доказала свою неэффективность».[4]

Ярким проявлением современного кризиса служит процесс разорения большого количества предприятий. «Гибелью динозавров» назвал это явление известный журналист и аналитик Александр Кокшаров.[5] В 2008 г. мир стал свидетелем стремительного исчезновения многих независимых банков, промышленных концернов, крупнейших торговых предприятий. Говорят о «невероятном банкротстве» гигантских инвестиционных банком США, ипотечных гигантов «Fannie Mae» и «Freddie Mac», крупнейшей американской страховой компании «AIG», целом ряде банокротств в странах Европы. Например, финансовые власти Нидерландов, Бельгии и Люксембурга спасали крупнейшие бельгийские банки «Fortis» и «Dexia».

Все эти и многие другие предприятия буквально бросались на грудь правительств своих стран с просьбой о помощи. Кому-то помогли, кому-то нет. Многие предприятия были национализированы. Надежды и сегодня остаются, во многом, на государство. Причем подобные настроения особенно распространены в США — этом оплоте рыночного капитализма. Ярким примером может служить банкротство американской финансовой корпорации «Washington Mutual» с активами 307 млрд. долл., которое стало самым большим крахом банка в истории США.[6]

Другой пример дают крупнейшие автомобильные корпорации США. Их называют «хребтом американской промышленности». Вряд ли можно назвать успешным бизнес, который, как «General Motors», за четыре года принес убыток в 70 млрд. долл. — эти слова Тима Прайса, директора по инвестициям, были сказаны сразу после того, как акции «GM» рухнули на 39% до уровня 1938 г. Не лучшим было положение на предприятиях «Ford» и «Chrysler». А ведь на заводах этой тройки работают около 3 млн. человек.[7]

Кризис требует радикальных мер для предотвращения или хотя бы ослабления глобальной рецессии и других финансово-экономических трудностей. Что же может помочь мировой экономике?

Главный упор делается на помощь государства. В большинстве стран приняты государственные программы помощи экономическому развитию. Центробанки и правительства объявили о своей готовности предоставить банкам большое количество денег, чтобы разблокировать международные кредитные рынки и спасти национальные банковские системы.

В период Великой депрессии в 30-е годы американское правительство критиковали за то, что оно не сумело преодолеть финансовый кризис массовым вливанием денег в банковскую систему. В современных условиях в США была разработана программа помощи американской экономике (так называемый план министра финансов Генри Полсона). Она предусматривала выделение гигантской суммы в 700 млрд. долл. Министерство финансов США могло в любой момент использовать половину средств, для остального нужно было получить одобрение конгресса. Пока из 350 млрд.около 250 млрд. выделено на покупку акций банков, еще 40 млрд. были инвестированы в страховую компанию «AIG».

По американскому пути пошли и многие центробанки и правительства стран Евросоюза. Размер помощи в Великобритании, например, составил 500 млрд. фунтов стерлингов, в том числе 50 млрд. — на рекапитализацию и 250 млрд. — на гарантии по долгам банков, 200 млрд. — дополнительной ликвидности. 100 млрд. евро на гарантии по долгам банкам были определены в Испании, 20 млрд. евро на те же цели — в Португалии. Размер помощи в обмен на ипотечные активы в Норвегии превысил 55,4 млрд. долл. Большая помощь была определена в Германии (500 млрд. евро, в том числе 80 млрд. на рекапитализацию банков, 400 млрд. на гарантии по их долгам, 20 млрд. зарезервировано в бюджете под возможные убытки). Соответствующие цифры в Австрии превысили 85 млрд. евро, а во Франции — даже 360 млрд. евро (40 млрд. на рекапитализацию и 320 млрд. — на гарантии по долгам).Руководители правительств 15 стран еврозоны договорились также принять общеевропейский комплекс антикризисных мер.

Другой группой мер служат различные формы огосударствления, как прямые (полная или частичная национализация), так и косвенные. Примером последних могут служить предоставление государственных гарантий банковских вкладов физическим лицам, а также создание различных инвестиционных фондов. Так, президент Франции Саркози объявил о создании в стране «государственного финансового фонда» для «оказания помощи предприятиям, уже испытывающим трудности, или предприятиям, трудности которых могут возрасти». Французский министр экономики Кристин Лагард объявила об осуществлении «широкой операции усиления собственных средств предприятий.»[8]

Надо сказать и об идеологической деятельности. Сюда можно отнести призывы правительств и различных общественных организаций к гражданам своих стран не поддаваться панике, не изымать свои вклады из банков, требования ужесточения контроля за проблемными предприятиями и учреждениями.

Примером развернутого конкретного плана поддержки экономики в условиях современного кризиса может служить Россия. Российская экономика, а точнее отдельные отрасли, нездоровы и нуждаются в государственной помощи. Но просто давать деньги всем желающим — недальновидно, да и, как показывает опыт США и ряда других стран, малоэффективно. Именно поэтому в нашей стране был разработан план действий, который стали называть «Планом Путина». План был утвержден главой российского правительства в ноябре 2008 г. В нем были перечислены 55 мер для излечения экономики от последствий глобального финансово-экономического кризиса.[9]

Деньги на помощь компаниям и банкам у государства имеются, утверждают авторы плана, но рассчитывать на бесконечную щедрость государства нельзя. Один из первых пунктов «Плана Путина» — использование всех денег, которые направляются в банки и компании, должно строго контролироваться. Получателями кредитных средств являются, прежде всего, крупнейшие банки, которые должны распределять эти средства среди более мелких банков и предприятий автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения, а также авиаперевозчиков и жилищного строительства. В последующем этот список будет расширен.

Чтобы банки не уводили всю государственную помощь в валюту, а реально помогали компаниям, в каждую кредитную организацию должен быть назначен специальный представитель от Банка России.

Главным принципом, которым должны руководствоваться федеральные, региональные и муниципальные власти, а также госкорпорации и естественные монополии, — это стимулирование покупок отечественной продукции. Всячески будут стимулироваться также и компании-экспортеры. Предприятиям оборонпрома «План Путина» обещает особую поддержку. Российскому рынку жилья, который особенно пострадал от кризисных явлений, в плане уделено особое внимание. «План Путина» предусматривает также возможность за госсчет обеспечить сельскому хозяйству приобретение необходимой техники, улучшить его финансирование. Что касается малого бизнеса, то здесь правительство объявило о своей готовности увеличить расходы бюджета на всевозможные меры поддержки предпринимателей.

План объявляет бой безработице. Минздравсоцразвития поручено организовать целую компанию по преодолению роста безработицы. «Мы готовы создавать новые рабочие места», — пояснил помощник президента Аркадий Дворкович, имея в виду быструю реализацию инфраструктурных проектов.[10]

Власть проявила необходимую расторопность и в решении вопроса о корпоративных долгах, предложив погасить наиболее горящие с помощью средств, выделенных казной Внешэкономбанку.

Государство повысило планку гарантий банковских вкладов, которые оно способно обеспечить, учитывая накопленную в прошлые годы подушку финансовой безопасности.

Таким образом, общий смысл антикризисной политики в нашей стране, и это ярко видно на примере «Плана Путина», состоит во всемерном развитии российской экономики за счет роста внутреннего спроса и предложения.

Огромное значение при этом имеет развитие международного сотрудничества. Этот вывод прозвучал в ходе заседания «большой двадцатки» на ее первой встрече в Вашингтоне 15 ноября 2008 г. В Декларации, принятой руководителями 20-ти стран, подчеркивалось, что «мировая экономика и финансовые рынки сталкиваются с серьезными трудностями.»[11] Поэтому, как говорилось в документе, «мы исполнены решимости наращивать свое сотрудничество и работать сообща в целях возобновления глобального роста и проведения реформ, в которых нуждается мировая финансовая система.»

Декларация стала изложением общих принципов проведения реформ. Среди них важное значение придавалось: повышению транспарентности и подотчетности, укреплению качественного регулирования, обеспечению согласованности финансовых рынков, отстаиванию целостности финансовых рынков, недопущению конфликтов интересов, предупреждению незаконных рыночных махинаций, мошенничества и злоупотреблений, укреплению международного сотрудничества во всех секторах финансовых рынков, в том числе применительно к трансграничному движению капитала, реформированию международных финансовых организаций. В Декларации особо была отмечена необходимость увеличения веса голосов стран с формирующейся и развивающейся экономикой и повышения степени их представительства в международных финансовых организациях.

Саммит поручил министрам финансов стран-участниц начать конкретную деятельность для достижения сформулированных общих принципов и составить график для достижения этих целей.

Конечно, Декларация саммита 20-ти стран не указывает как, когда и какими средствами будут осуществляться заявленные цели. Но нельзя недооценивать значения провозглашения общих целей и принципов, определенных в документе. К тому же надо подчеркнуть, что в ходе саммита прозвучал ряд важных конкретных предложений. Так, президент России Дмитрий Медведев предложил создать для выработки эффективной системы реформирования мировой экономики международную комиссию экономических «гуру», чтобы они давали советы беспристрастно, без оглядки на интересы отдельных компаний или даже целых стран. Еще одно предложение — сделать именно «большую двадцатку» основным форматом международного экономического обсуждения. «Восьмерке» же, как полагает Медведев, будет уместно сосредоточиться на вопросах глобальной безопасности. Принято решение провести следующую встречу не позднее конца апреля 2009 года. То есть «двадцатка» становится регулярным форматом.

Саммит «группы 20» стал важным шагом на пути реформ глобальной финансово-экономической системы. В то же время его итоги не дают повода для эйфории. Показательно, что положение о том, что все страны должны придерживаться общих требований в сфере макроэкономической, в том числе бюджетной и денежно-кредитной политики, не вошли в текст Декларации.

Думается, что в условиях только начавшегося XXI века, при той роли, которую и сегодня играют США, вряд ли это возможно. США и сегодня пытаются сохранить роль ведущей силы мировой экономики и политики. Интересное мнение высказал Пьер Штайнбрюк, министр финансов Германии в выступлении 25 сентября 2008 г. «Трудно оценить долгосрочные эффекты кризиса, — сказал он, отвечая на вопрос, — Лишь одно кажется мне вероятным: США потеряют свой статус сверхдержавы в мировой финансовой системе, которая станет многополярной.»[12]

В этих условиях назрела необходимость унификации наших представлений о современном этапе развития мировой экономики, характеристике ее различных сторон в их единстве, что позволит ответить на вопрос о будущем мировой экономики и возможностях преодоления угрозы кризиса.

Анализируя сложившуюся ситуацию, сотрудники российского журнала «Эксперт» призывали «спасать американский капитализм.»[13] По их мнению, развитие в США может пойти либо по пути «военного кейнсианства», либо в сторону социализма, чтобы, достигнув пика в развитии, прожить свой «золотой век» и медленно угаснуть.

На наш взгляд нельзя исключить возможности дальнейшего углубления кризисных процессов. Но при этом надо учитывать не только растущие противоречия, но и огромные возможности современной американской и всей мировой экономики, американского и всего мирового предпринимательства, а также государства в США и других странах, т. е. всей системы смешанной экономики.

Мы уверены в том, что смешанная экономика может открыть перспективы для выхода из кризиса путем осуществления какого-то варианта «мягкой посадки». Эти и другие факты, на наш взгляд, говорят о том, что будущее мировой экономики не милитаризация «в кейнсианских одежках» и не классический социализм, а смешанная экономика, как широкое государственно-частное партнерство внутри отдельных стран и на международной арене, смешанное общество, которое надо совершенствовать, действительно спасая американскую экономику и всю мировую экономику в целом.

Для этого необходимо раскрыть сущность кризисных процессов в современном мире, проанализировать деятельность этой системы по преодолению трудностей экономического развития.

На основе вышесказанного можно сформулировать основные причины современного глобального финансово-экономического кризиса.

В основе предыдущих кризисов и одной из причин их возникновения было циклическое развитие рыночной экономики. Особое значение имели длинные циклы конъюктуры. Эта закономерность проявилась и в современном кризисе. Он начался осенью 2007 года после нескольких десятилетий восходящего трэнда экономического развития.

Однако отличительной чертой этого кризиса является тот факт, что он стал первым кризисом эпохи глобализации. Поэтому важнейшие его причины следует искать в деятельности очень крупных транснациональных корпораций мира, и тех структур, механизмов и инструментов, которые были созданы при их активном участии. Финансовый сектор стал ведущей площадкой деятельности корпораций и государства.

Он открывал неограниченные возможности использования фиктивного капитала (акций, облигаций, вторичных ценных бумаг — деривативов). Огромную роль при этом имело использование и других инструментов и методов спекулятивной деятельности. В этот процесс были втянуты все страны.

Ведущую роль среди этих стран играли США — оплот крупнейших корпораций, обладатель главной резервной валюты мира, на долю которых приходилось свыше трети мирового производства. И одновременно США стали страной-должником, жившей за счет использования финансово-экономических возможностей других стран. Крах американской экономики стал важнейшей чертой кризиса.

Именно поэтому начало кризиса было положено США, и всилу глобализации он быстро распространился по всему миру, достигнув самых отдаленных стран. Последние, в свою очередь, своими проблемами содействовали его дальнейшему углублению и расширению. Негативное влияние США оказывали и на деятельность международных экономических организаций.

Дополнительными причинами кризиса были непрозрачность деятельности банков и крупных корпораций, отсутствие контроля за ними, неадекватность оценок рейтинговыми агентствами результатов их работы, а также отсутствие социальной ответственности у многих собственников корпораций и руководителей государственных учреждений.

Преодоление кризиса станет важным этапом в развитии мировой экономики. Но для этого нужны коллективные усилия всех участников мирохозяйственных процессов, всех государств, представителей бизнеса, общественных организаций и международных учреждений.

 


 

[1] Дмитрий Медведев. Послание к Федеральному Собранию. 5.11.2008 г., с.2.

[2] См., в частности, Алексей Байер, «Картина мира. Последний пузырь», «Ведомости», 21 ноября 2008 г.»

[3] «Le Figaro. Economie», 3 novembre, 2008.

[4] См. интервью Д.Медведева телеканалу Euronews, цит. по «Известия», 3 сентября 2008 г.

[5] А. Кокшаров. Уолл-стрит меняет кожу //Эксперт. № 37, 22—26 сентября 2008 г.

[6] Михаил Оверченко, Татьяна Бочкарева, «Финансовый мир меняется. Пошли по миру», «Ведомости», 29 сентября 2008 г.

[7] Михаил Оверченко, Кирилл Хрипунов, «Последняя надежда», «Ведомости», 14 октября, 21 ноября 2008 г.

[8] «Le Figaro. Economie», 21 octobre, 23 octobre 2008.

[9] «55 способов преодолеть кризис. Владимир Путин представил детальный план поддержки экономики», «Известия», 10 ноября 2008 г.

[10] «Известия», 10 ноября 2008 г.

[11] Текст Декларации см. «Известия», 17 ноября 2008 г.

[12] Цит. по: Известия. 26 сентября 2008 г.

[13] Спасите американский капитализм // Эксперт. 2001. № 29, 12—18 августа, с.12.