«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(9), 2009

Экономика зарубежных стран

Современная экономическая ситуация в Ираке

С.В. Жданов, к.э.н., доцент кафедры мировой экономики МГИМО

В статье содержится обзор экономической ситуации в Ираке с момента американского вторжения и оценка перспектив российско-иракского взаимодействия на ближайшее будущее.

Ключевые слова: экономика Ирака, экономическая политика Ирака

Sergey V.Jdanov. Current economic situation in Iraq

The article contains a review of the current economic situation in Iraq starting from the American invasion as well an evaluation of the future of Russian-Iraqui cooperation.

Key words: economy of Iraq, economic policy of Iraq

После вторжения США в Ирак первое время функции верховной власти исполняла оккупационная адмнистрация США, под контролем которой работал Временный управляющий совет, составленный из представителей оппозиции свергнутому режиму С.Хусейна. На организованном в октябре 2005г. под присмотром американцев референдуме была принята новая конституция. Парламент назначил нового президента, которым стал курд. Правительство шиита Нури аль-Малики приступило к работе в мае 2006г.

Как известно, после распада Османской империи мандат на управление Ираком получила Великобритания, которая осуществляла контроль над страной вплоть до свержения в 1958г. монархии. Первым шагом республиканского правительства стала национализация активов иностранных нефтяных компаний. Позднее правительство Саддама Хусейна выступило с территориальными претензиями к соседним странам, которые спровоцировали две разрушительные войны (1980-1990гг. — с Ираном; 1990-1991гг. — с Кувейтом). Обе войны Ираком были проиграны, а результатом кувейтской кампании, где на стороне Кувейта выступили многонациональные силы ООН, стали жёсткие санкции на торговлю с Ираком. Были запрещены все виды экспортно-импортных операций кроме поставок продуктов, предназначенных для удовлетворения «основных потребностей гражданского населения» в рамках международной программы «нефть в обмен на продовольствие» в объёме до 5,2 млрд. долл. в год. Ситуация приняла нынешние очертания после оккупации Ирака т.н. «международной коалицией» во главе с США в марте 2003 года. К американскому контингенту были добавлены подразделения практически из всех стран НАТО, которые к настоящему времени своё присутствие постепенно сворачивают. Самая большая численность военного персонала после США представлена Великобританией и Австралией. Среди сателлитов выделяется также Эстония, которая прислала «на подмогу» 80 своих солдат, и правительство не собирается возвращать их на родину, в отличие от Латвии и Литвы, которые ограничили своё военное присутствие несколькими инструкторами.

Сопротивление оккупантам привело к большому числу жертв среди местного населения. По подсчётам британских социологов Школы общественного здоровья Джона Хопкинса, к концу 2006г. погибли более 655 тысяч иракцев. Президент С. Хусейн был осуждён и повешен формально за преступления против человечности, а на самом деле американцам не понравилось, что он намеревался перейти в расчётах за нефть с долларов на евро. Самим американцам авантюра стоила жизни более 4,3 тысяч солдат и 30 тысяч раненых. В финансовом плане американские издержки оцениваются в астрономическую сумму в 3 триллиона долларов. Президент США Б. Обама озвучил своё решение до конца 2011г. вывести 140-тысячный контингент своих войск, который, по его мнению, свою задачу выполнил. Останутся якобы небольшие базы в нефтеносных районах, чтобы контролировать транзит нефти.

С момента американского вторжения в 2003г. и до середины 2007г. Ирак покинули 3,4 млн. жителей, оседая в соседних странах, преимущественно в Сирии, в ожидании лучших времён. В 2008г численность населения стабилизировалась и составила 29 млн. человек. Эмиграция прекратилась. Средние темпы роста за истекшее десятилетие, несмотря на все неурядицы, превысили 2,5% в год[1].

Уровень безработицы хоть и сократился с 70% в разгар оккупации, но всё же остаётся высоким (30% в 2008г.). Это связано с тем, что большинство промышленных предприятий простаивают, некоторые разрушены в ходе авиационных налётов. Инфляция превышает 40%, а доходы на душу населения в этой богатой стране сократились до 1900 долларов в год.[2] В докладе Генерального секретаря ООН о ситуации в Ираке в марте 2007г. констатировалось, что социальный и политический фундамент общества был подорван, каждый седьмой иракец находился на грани голодной смерти. До предела обострились межэтнические и межконфессиональные противоречия, особенно между арабами и курдами, которые формально обрели в 1974г. автономию, но на деле всячески притеснялись центральными властями. По-прежнему конфликтуют шииты и сунниты. В стране осели горы неконтролируемого оружия и взрывчатки.

Несмотря на резкое ухудшение гуманитарных условий, средства, выделяемые американцами на помощь местному населению всего лишь за год 2005/06 сократились с 450 до 95 млн. долл., т.е. чуть больше трёх долларов на человека. Используя свой вес и авторитет, американцам удалось продавить выделение помощи иракскому населению в размере 126 млн. долл. по линии Всемирной продовольственной программы ООН. Но даже эти крохи чаще всего оседали в карманах американской военной и местной насквозь коррумпированной компрадорской администрации. В книге известного учёного и дипломата А.И.Вавилова «Политика США в мусульманском мире»[3] упоминается, что глава временной администрации США в Ираке П. Бремер и его приспешники, например, присвоили около 8 млн. долл. Многим проектам, профинансированным за счёт американских налогоплательщиков, так и не довелось быть реализованными из-за казнокрадства местных чиновников.

По оценкам международных гуманитарных организаций, Ирак покинуло более 40% врачей, инженеров и других квалифицированных специалистов. Сейчас из-за острейшей нехватки медиков и специалистов в области жилищно-коммунального хозяйства, чтобы привлечь их обратно и обеспечить личную безопасность властям даже пришлось в порядке исключения разрешить им ношение личного оружия и проживать в специально обустроенных охраняемых жилых комплексах.

Несмотря на разруху, недостаток питания и медицинского обслуживания, средняя ожидаемая продолжительность жизни тем не менее продолжает оставаться довольно высокой по сравнению с большинством развивающихся стран — 69 лет. Также очень высока доля детей в возрасте до 14 лет — 40%. Очевидно, последствия дадут о себе знать в ближайшие годы. Достаточно сказать, что, по подсчётам арабских СМИ, уже к середине 2006г. в Ираке было 2,3 млн. вдов.

Планы американской администрации по восстановлению и реконструкции иракской экономики (а эти расходы Всемирный банк оценил в 56 млрд. долларов) натолкнулись на широкомасштабную коррупцию и саботаж, как в среде нового местного руководства, так и американских компаний, получивших контракты на реализацию проектов. Первые мероприятия стартовали при участии Фонда развития Ирака, финансировавшегося за счёт экспорта нефти, а также остатка средств от программы «Нефть в обмен на продовольствие». Средствами фонда распоряжается переходное правительство Ирака совершенно бесконтрольно.

По мере восстановления нефтедобычи объём ВВП, исчисленный по паритету покупательной способности,в 2008г. увеличился до 114 млрд. долл., прибавив 7% по сравнению с 2007г. В 2006г. ВВП составлял 87,9 млрд. долл. ВВП на душу населения сократился до 3 400 долларов, но в разгар нефтяного бума 2008г подрос до 4 тысяч. Национальная валюта — новый динар за последние пять лет с момента его введения «похудел» с 1,89 до 1,17. Доходная часть бюджета в 2005г. была 19,3 млрд. долл., расходная — 24 млрд. В 2008г. эти показатели удвоились. В структуре ВВП на сельское хозяйство приходится 7%, промышленность — 67%, услуги — 26%[4].

Стержнем экономической политики нынешнего иракского руководства является восстановление разрушенного хозяйства: реанимация энергетики и промышленных предприятий, создание рабочих мест, обеспечение питьевой водой, налаживание системы образования и здравоохранения, формирование сил безопасности. Известно, что в довоенный период активно развивались «околонефтяные» отрасли хозяйства: топливная, электроэнергетика и нефтехимическая, а также промышленность стройматериалов. Гигантские суммы были потрачены на совершенствование военной инфраструктуры и систем вооружений. Сейчас военные расходы сократились до 9% ВНП.

Несмотря на то, что Ирак располагает вторыми в мире разведанными запасами нефти (115 млрд. баррелей), он испытывает сейчас острую нехватку в нефтепродуктах из-за разрушенной и до сих пор не восстановленной производственной инфраструктуры. Пока действуют три крупных НПЗ и несколько мелких предприятий, которые в совокупности способны справиться с переработкой лишь 400 тыс. баррелей в день. В связи с этим Багдад вынужден ежедневно импортировать около 8 тыс.т. нефтепродуктов из соседних Ирана, Кувейта и Турции. На юге страны власти намерены в самые сжатые сроки возвести три новых предприятия суммарной мощностью 470 тысяч баррелей в сутки. Сейчас экспорт нефти даёт 90% доходной части бюджета[5].

Настоящим камнем преткновения для иракского руководства в период оккупации стал главный вопрос — о разделе нефтяных богатств. От его скорейшего решения зависела реализация американской затеи поскорее переложить многомиллиардные расходы по восстановлению разорённой экономики на плечи самих иракцев. Сейчас поставлена задача увеличить в период 2008-12гг. объёмы добычи нефти с нынешних 2,5 млн. до 4,5 млн. баррелей в сутки. Властями составлен список из 48 иностранных компаний, которые будут допущены до финальной стадии конкурсов на участие в восстановлении и развитии нефтегазового сектора Ирака. Возглавляют список и имеют несомненные приоритеты «Бритиш петролеум» и «Ройал Датч Шелл». Последняя уже начала модернизацию крупного газового месторождения на сумму 2 млрд. долларов. В список вошли также и российские «Газпром» и «Лукойл». В целях избежания конфронтации американские компании решено привлекать без участия в тендерах.

Эксперты с тревогой обращают внимание на крайнюю изношенность трубопроводов, особенно тех из них, которые проложены под водой в открытом море, где заправляются танкеры. В модернизации остро нуждается и портовая инфраструктура. Специалисты настаивают на проведении дноуглубительных работ в зоне характерного для северной части Персидского залива мелководья. Все эти опасения могут сильно изменить сроки реализации планов правительства. Кроме того, не до конца доведена и правовая сторона вопроса. Реализация некоторых проектов будет возможна лишь после урегулирования иракскими властями территориальных споров с Ираном и Кувейтом. Так, граница между Ираком и Ираном проходит по реке Шатт аль-Араб: Ирак претендует на всё русло, а Иран считает, что граница должна проходить по фарватеру. В споре с Кувейтом, который Ирак до сих пор считает своей исторической провинцией, речь идёт о некоторых северных территориях.

Кроме того, не весь нефтяной бизнес контролируется правительством. Существует и активно действует подконтрольная шиитским сепаратистам из Басры «Южная нефтяная компания», а северные курды давно самостоятельно взаимодействуют с зарубежными инвесторами. Так, канадская нефтедобывающая компания «Талисман энерджи» договорилась с региональным правительством Курдистана о совместной разработке и последующем разделе продукции, полученной от эксплуатации двух месторождений в северном Ираке.

Финансовый рынок пока не получил сколько-нибудь заметного развития ввиду господствующих позиций государственного сектора, а банковская система до сих пор не восстановлена. В начале 2007г. Ирак подписал соглашение с 19-ю членами Парижского клуба и с 37-ю другими государствами о списании 90% своего долга. Золотовалютные резервы на начало 2009г. оценивались в размере 47 млрд. долл., а внешний долг — 40,4 млрд. долл.

Страна не отличается большим разнообразием природных ресурсов, но размеры нефтяных запасов (15,5 млрд.т. в 75 месторождениях) поражают воображение. Основные месторождения, имеющие мировое значение, находятся в окрестностях Киркука и Ханакина, в районе Басры и Мосула. Большие перпективы связаны с разработкой нефтяных полей Северной Румейлы (к юго-западу от Басры), которые начали было разрабатываться при участии российских компаний, но работы были свёрнуты с началом американского вторжения. Нефтепромыслы Киркука состоят в основном из фонтанирующих скважин. Содержание серы в нефти менее 2%, тогда как в сибирской нефти — до 60%. Имеются также природный газ (3,2 трлн.куб.м), фосфаты (330 млн.т), поваренная соль, медь, свинец, сера, мрамор, гипс. В районе Киркука залегает бурый уголь, в районе Сулеймании обнаружено месторождение железной руды. (Страны и регионы мира. Справочник. М.: Проспект, 2009)

Добыча нефти возросла с 66 млн.т. в 2003г. до 100 млн.т. в 2004г. и постепенно восстановлен и даже превзойдён довоенный уровень в 125 млн. т. в год. В конце 2008г. уровень добычи превзошёл довоенный и достиг 2,7 млн. баррелей в сутки. Внутренние потребности в нефти составляют всего 380 тыс. баррелей. Себестоимость добычи 1 барреля высококачественной, лёгкой нефти составляет всего 1-1,5 доллара при высоком дебите скважин (2-4 тонн в сутки), а на месторождении Киркук даже более 14 тонн. В августе 2008г., например, когда иракская нефть продавалась по цене 102 доллара за баррель, доход Ирака составил 5,5 млрд. долларов. Таким образом, даже если цена за баррель на мировом рынке упадёт, скажем, до 10 долларов, страна всё равно будет получать свои сверхдоходы. Именно это обстоятельство внушает оптимизм новых властей.

Последние три года, находясь в условиях оккупации, страна наращивала добычу нефти, не обращая внимания на призывы коллег по ОРЕС, стараясь удешевить её на мировом рынке. С благословения американцев активная игра на понижение достигла своей цели: огромное количество дешёвого топлива из Ирака в итоге захлестнуло все биржи, что обрушило цены. До войны США покупали иракскую нефть не напрямую, а через посредников примерно 500 тыс. баррелей в день. Сейчас поставки осуществляются уже без посредников, а объём достиг миллиона баррелей в день, и продолжает нарастать. 90% иракской нефти, предназначенной на экспорт, поступает именно в США, где и формируются мировые цены на сырьё. Таким образом американцы отбивают свои затраты на войну.

На нефти наживаются все: и американские фирмы, и местная власть, даже боевики получают свои «комиссионные» за то, что не трогают бензовозы.

Перед американской операцией вторжения страна располагала пятью магистральными нефтепроводами протяжённостью около 6 тыс. км. и пропускной способностью 250 млн.т. в год. Теперь действуют только три. Через южные порты Басра и Хор аль-Амия осуществляются основные поставки на экспорт.

Энергетическое хозяйство, повреждённое в ходе боевых действий и различного рода диверсий, постепенно восстанавливается и в 2007г. было произведено 35 млрд.квт.ч. при потребностях в 40 млрд.квт.ч. Все подрядные работы выполняются американскими, изредка английскими, фирмами. В 2004г. уже действовали 95 энергетических объектов суммарной мощностью 7602 мВт, которые в то время обеспечивали лишь две трети потребностей в электроэнергии. С 1994г. по предписанию МАГАТЭ Ирак лишился ядерных материалов и свернул свою атомную программу, а созданные при помощи СССР ядерный реактор и центр ядерных исследований закрыты. В условиях избытка нефти газовые месторождения не разрабатываются, используется только попутный газ (9,5 млрд. куб.м), и то преимущественно для закачки в нефтяные скважины в целях создания там дополнительного давления. Из собственно газовых месторождений в 2008г. добыто всего 2,35 млрд.куб.м. газа. Газ по трубопроводу из Киркука поступает в столицу для бытового потребления.

Гидропотенциал рек Ирака составляет примерно 20 млн. квт, но до сих пор этот резерв практически не используется и составляет перспективу электроэнергетики.

Правительство Ирака настойчиво ищет противовесы во взаимоотношениях с внешним миром. Учитывая неблагоприятную конъюнктуру в отношениях с Западом, Багдад всё больше обращается на Восток. Особого внимания заслуживают контакты с Ираном, с которым ещё двадцать лет назад Ирак вёл ожесточённую кровопролитную войну, стоившую жизни двум миллионам человек с обеих сторон. Теперь заговорили о религиозных святынях в Ираке, о культурной и духовной общности. В марте 2008г. состоялся официальный визит иранского президента, который называют «историческим», так как он стал первым со времени исламской революции 1979г. в Иране.

В плане экономического сотрудничества отношения развиваются по восходящей. Иран уже не первый год оказывает помощь соседу в реконструкции и строительстве объектов инфраструктуры: инженерные коммуникации, транспортная сеть, газо- и водоснабжение. Специалисты из Ирана уже завершили строительство высоковольтной ЛЭП до Басры и сейчас возводят линию, которая соединит иранскую провинцию Керманшах и иракскую Диялу. По окончании проекта большинство иракских городов будет пользоваться иранским электричеством.

Предпринимаются шаги для модернизации сети железных дорог, для чего привлекаются турецкие специалисты. Речь, в частности, идёт о железнодорожной магистрали между северо-восточным городом Мосул и Турцией через пограничный город Заху, а также проекте по соединению районов Хамам аль-Алиль с Сабунией.

В ноябре 2008г. Китайская национальная нефтегазовая корпорация подписала трёхмиллиардный контракт на освоение одного из месторождений к юго-востоку от Багдада. Соглашение даёт компании право на разработку углеводородов сроком на 23 года.

Обрабатывающая промышленность начинает постепенно восстанавливаться, её рост в 2008г. достиг 10%, хотя о её диверсификации говорить уже не приходится. Сохранившиеся предприятия по-прежнему занимаются нефтепереработкой, сборкой автомобилей, сельскохозяйственной техники, электротехнических изделий, производством строительных материалов, действуют мелкие предприятия и мастерские по изготовлению традиционных изделий для удовлетворения повседневных потребностей населения. Половина предприятий обрабатывающей промышленности, не связанных с переработкой нефти, сосредоточена в Багдаде. По-прежнему велика доля ремесленников.

В аграрном секторе сейчас занята треть рабочей силы, а обеспеченность страны сельскохозяйственной продукцией упала до 40%. На протяжении последних четырёх лет наблюдались резкие колебания объёмов поставок пшеницы в Ирак. Каждый раз поставки североамериканской пшеницы оказывались значительно ниже необходимого (330 тыс.т. в месяц) для обеспечения нормальной жизнедеятельности местного населения.

Экспорт вырос с 17,8 млрд. долл. в 2004г. до 66,1 млрд. в 2008г. и состоит практически исключительно из сырой нефти, которая теперь отгружается в США (37%), Японию и Италию (по 13%), Южную Корею (10%), Тайвань (6%), т.е. произошла полная смена торговых партнёров, среди которых традиционно ведущими были Россия, Франция и Турция. Основными статьями импорта (43,5 млрд. долл. в 2008г) по-прежнему остаются продовольствие, медикаменты и другие товары повседневного спроса. Главными поставщиками стали Сирия (30%), Турция (21%), США (12%), Иордания и Китай (по 5%).

Военные расходы стали намного «скромнее» — всего 1,3 млрд. долл.[6] К середине 2008г. США израсходовали на подготовку иракской армии и полиции свыше 20 млрд. долларов. При этом в очередном докладе Конгрессу было отмечено, что власти Ирака не могут отчитаться почти за 200 тысяч единиц оружия, переданного им американцами.

Дипломатические отношения с Россией установлены в 1944г., а в 1972г. был подписан советско-иракский Договор о дружбе и сотрудничестве, который и заложил основы тесного и продолжительного взаимодействия. Долгие годы наша страна была ближайшим союзником этой арабской страны. СССР оказал содействие в реализации 84 экономических проектов, наиболее крупными из которых стали освоение новых нефтеносных полей с общим дебетом 45 млн.т., нефтепровод Басра-Багдад, три электростанции мощностью 1440 мвт., система гидротехнических сооружений на реках Тигр и Евфрат, завод электротехнических изделий и завод сельскохозяйственных машин, было поставлено тяжёлое подъёмно-транспортное оборудование и т.д. Иракская армия была наполовину оснащена российскими вооружениями. Кроме того, российские ВУЗы подготовили почти 50 тыс. иракских специалистов. В период блокады Россия в рамках международной программы поставляла продукты питания и материалы для поддержания нефтедобычи. Ежегодные поставки зерна составляли 475 тыс.т. До момента оккупации объём российской торговли с Ираком составлял 60% общего объёма торговли с арабскими странами, а годовая прибыль российских компаний колебалась в пределах 2,5 млрд.дол. в год.

Неразбериха, террор и отсутствие стабильности в послевоенном Ираке не останавливают российские компании. Они готовы многим рискнуть, чтобы закрепиться на будущем прибыльном рынке, тем более что многолетний опыт взаимовыгодного сотрудничества уже накоплен, а схемы отработаны. «Лукойлу» удалось подписать контракт с американской фирмой Refinery Associates of Texas на поставку бензина и дизельного топлива в северные провинции Ирака.

Одновременно Россия рассчитывает восстановить часть своих проектов, хотя сейчас реализуются только единичные контракты в области энергетики и старые поставочные контракты в аврийном режиме. Так, в начале 2004 года в Ираке по контрактам трудились 550 специалистов из России, в том числе 370 работников “Технопромэкспорта”, занятых на строительстве ТЭЦ “Юсифия” под Багдадом и восстановлении ТЭЦ “Дора”, “Южнобагдадская”, “Аль-Мусейиб” и “Нассирия” в центре и на юге страны. Концерн «Силовые машины» (бывший «Энергомашэкспорт») в 2004 года поставил в Ирак 4 железнодорожных локомотива. «Силовые машины» получили заказ на поставку в 2005 году силового оборудования для ТЭС «Дибис» в иракском Курдистане, а таганрогский «Красный котельщик» реконструировал в 2006г. ТЭС «Южный Багдад», заменив старые энергетические котлы на более производительные. В 2004г. 100 стажёров из Ирака прошли подготовку в сибирском филиале «Лукойла».

Сейчас многие российские компании готовы к работе на иракском рынке, особенно те из них, которые давно освоились здесь и вынуждены были свернуть бизнес по независящим от них причинам. Это прежде всего «Технопромэкспорт», «Интерэнергосервис», «Машиноимпорт», «Заребежнефть», «Лукойл» и множество других, связанных с электроэнергетикой и поставками силового оборудования и транспортных средств. Однако до достижения политической стабильности и обеспечения безопасных условий труда большинство проектов пока отнесены к категории перспективных и желательных, но не более того. Но уже в конце 2007 года российскими нефтяными компаниями принято решение о возвращении в Ирак, несмотря на то, что обстановка там ещё далека от стабильности. Бизнес решил восстановить утраченные позиции, тем более, что этого же желает и иракская сторона. Так, «Лукойл» намеревался начать промышленную разработку иракского проекта «Западная Курна-2» производительностью 500 тыс. баррелей в сутки. Багдад на инициативу российских бизнесменов ответил, что желал бы помимо нефтяников видеть строителей, гидротехников, агрономов и специалистов по разведению рыбы.

Государственный долг Ирака бывшему СССР составлял 12,9 млрд. долларов. Но 80% этой суммы уже списаны, сегодня речь идёт о списании ещё 10%. В феврале 2008 года по итогам пятого заседания российско-иракской межправительственной комиссии по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству были списаны в общей сложности 93% иракского долга, что вновь открыло перспективы сотрудничества во всех областях. Оставшаяся часть задолженности в 900 млн. долларов будет реструктурирована на 17 лет. Кроме того, правительство РФ заявило о своей готовности предоставить иракской стороне кредит на 4 млрд. долларов и рассчитывает на благоприятный климат для отечественных компаний в Ираке.

Государственный визит Нури аль Малики в Россию, который состоялся 10 апреля 2009г, открыл новые перспективы для для российско-иракского экономического взаимодействия. Малики был принят президентом и премьер-министром РФ, провёл переговоры по широкому кругу вопросов. Особый упор при этом был сделан на возобновление военно-технического сотрудничества, а также продолжение проектов в области нефтегазового комплекса Ирака.


Библиография

Вавилов А.И. Политика США в мусульманском мире на примере арабских стран. М.: Библос консалтинг, 2009

http://www.russarabbc.ru/

http://www.itar-tass.com/

www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook;

http://www.iraqanalysis.org/

 


 

[1] http://www.russarabbc.ru/

[2] http://www.itar-tass.com

[3] Вавилов А.И. Политика США в мусульманском мире на примере арабских стран. М.: Библос консалтинг, 2009

[4] (www.cia.gov/library/publication/the-world-factbook).

[5] http://www.iraqanalysis.org/

[6] http://www.iraqanalysis.org