«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3-4(10-11), 2009

Научная жизнь

Эффективность, способы и методы китайской экономической дипломатии

А.А.Мардашев, сотрудник Посольства Российской Федерации в Китайской Народной Республике, МИД РФ

В статье под разными углами анализируется эффективность, а также способы и методы экономической дипломатии Китая

Ключевые слова: китайская экономическая дипломатия, внешнеэкономические связи Китая

A. Mardashev. Effectiveness, ways and methods of Chinese economic diplomacy

The article analyses under different angles the efficiency as well as ways and methods of the Chinese eco­nomic diplomacy

Key words: Chinese economic diplomacy, Chinese external economic relations

О том, насколько эффективно работает экономическая дипломатия КНР, свидетельствуют темпы развития внешней торговли и внешнеэкономического сотрудничества, объемы экономической и технической помощи, иными словами — степень решаемости стоящих перед ней задач. По данным Государственного статистического управления КНР, в 1978 г. объем внешней торговли товарами составлял около 20,64 млрд. долл. или 0,79% от объема мировой торговли. В 2008 г. объем превысил 2,56 трлн. долл. или 7,9% мировой торговли. Как видно, объем внешней торговли товарами увеличился примерно в сто раз, доля в мировой торговле — в десять раз. По этому показателю Китай переместился с двадцать девятого на третье место в мире1. Для тридцатилетнего периода это существенный прирост, который свидетельствует как об успехах экономического развития, так и об успехах экономической дипломатии.

Среди основных торговых партнеров КНР в 1978–1993 гг. первое место занимал Гонконг (до 1997 г. — под суверенитетом Великобритании). С 1993 по 2003 гг. на первом месте находилась Япония. С 2004 г. среди отдельных государств на первое место вышли Соединенные Штаты Америки. В 2008 г. объем китайско-американской торговли составил 409,25 млрд. долл. Если учитывать объединения государств, то с 2004 г. на первом месте оказался Европейский союз. В 2008 г. общий объем товарооборота между Китаем и Евросоюзом достиг 425,6 млрд. долл.

Если говорить о России, то с 1992 г. она входит в десятку ведущих торговых партнеров Китая. По итогам 2008 г. объем российско-китайской торговли увеличился до 56,8 млрд. долл., что свидетельствует об успешной реализации поставленной в 2006 г. главами государств задачи увеличения объема товарооборота к 2010 г. до 60–80 млрд. долл.

Из развитых стран в первую очередь импортируются новейшие машины, оборудование, приборы и инструменты, то есть наукоемкая продукция, продукция с высокой добавленной стоимостью. В то же время ввозится высококачественное сырье для сельского хозяйства, металлургической, текстильной и других отраслей промышленности. Кроме того, осуществляется импорт продуктов питания и напитков, одежды и обуви, других товаров известных торговых марок. В свою очередь в развитые страны экспортируется или реэкспортируется продукция с низкой и средней добавленной стоимостью, то есть трудоемкая продукция. Сюда относятся одежда, обувь, игрушки, косметика, парфюмерия и другие товары. В последние годы расширяется экспорт высокотехнологичной продукции, в том числе автомобилей, электроприборов и электроники.

В развивающихся странах наибольший интерес для Китая представляют природные ресурсы, включая нефть, газ, каучук, руды, воду, лес, рыбу, а также сельскохозяйственная продукция, например, зерновые и масличные культуры. Чтобы двусторонняя торговля с другими развивающимися странами имела сбалансированный характер, создаются льготные условия для ввоза на китайский рынок продукции ремесленного производства, некоторых видов сельскохозяйственной и промышленной продукции. Китайский экспорт в развивающиеся страны представлен широким спектром продукции перерабатывающей промышленности, в том числе автомобили, оборудование, приборы, инструменты, одежда, обувь, игрушки и многое другое.

Помимо торговли товарами с другими государствами Китаем ведется торговля услугами. В 1982 г. объем внешней торговли услугами равнялся 4,4 млрд. долл. и составлял 0,6% мировой торговли услугами, в 2008 г. он увеличился до 304,45 млрд. долл. или 4,22% мировой торговли услугами. Как видно объем внешней торговли услугами вырос в шестьдесят раз, а доля в мировой торговле услугами — почти в семь раз, что позволило Китаю переместиться с тридцать четвертого на пятое место в мире2. Для двадцатипятилетнего периода это также большой прогресс, который свидетельствует как об успехах экономического развития, так и успехах экономической дипломатии.

В первую очередь речь идет о передаче технологий, среди которых наибольший интерес представляют технологии в сфере энергетики и охраны окружающей среды. В 1984–2007 гг. Китай заключил около 10 тыс. контрактов о приобретении высоких технологий на общую сумму 25,42 млрд. долл. Основным источником получения высоких технологий являются страны-члены Евросоюза и Япония. Среди европейских стран ведущие позиции занимают Германия, Франция и Великобритания. По данным на февраль 2008 г., КНР приобрела в ЕС более 27 тыс. технологий на общую сумму 111,1 млрд. долл., что составило 40% всего импорта высоких технологий страны3. В последние годы в США в рамках так называемой «стратегической торговли» также начали создаваться более благоприятные условия для передачи Китаю технологий.

Китай выступает за реализацию Целей развития тысячелетия, выполнение развитыми странами обязательств перед развивающимися странами, создание благоприятных условий, в том числе установление приемлемых цен, для приобретения технологий отдельными предприятиями. Китайская сторона считает, что, несмотря на обязательства развитых стран, перемены происходят слишком медленно, чтобы помочь развивающимся странам адаптироваться, например, к изменению климата и внести свой вклад в противодействие этой тенденции. 27–28 апреля 2009 г. в Вашингтоне на первой подготовительной встрече к Форуму главных экономик по энергетике и изменению климата руководитель китайской делегации, заместитель начальника Государственного комитета КНР по развитию и реформе Се Чжэньхуа выступил с инициативой создания «механизма, занимающегося передачей технологий, их адаптацией и финансированием»4.

Хотя Китай позиционирует себя как развивающаяся страна, добивается расширения заимствований в сфере технологий у развитых стран, тем не менее, он уже сейчас активно продвигает за рубежом собственные технологические решения в сельском хозяйстве, медицине, телекоммуникациях и других областях. В рамках экономического и научно-технического сотрудничества, а также по каналам технической помощи китайские технологии передаются другим развивающимся странам, в первую очередь в Азии и Африке. В частности, речь идет о строительстве ирригационных сооружений, создании образцовых агропромышленных парков, использовании средств китайской традиционной медицины против малярии и других видов заболеваний.

Посредством экономической дипломатии КНР принимает участие в глобальном режиме торговли. Если до 2001 г. основной задачей было возобновление полноправного участия в нем, то после присоединения к Всемирной торговой организации — участие, нацеленное на его развитие и защиту национальных интересов в мировой торговле. Китайская сторона является участником многосторонних переговоров ВТО, так называемого дохийского раунда, который начался в 2001 г. В отличие от участия в уругвайском раунде (1986–1995 гг.) нынешнее является для него первым полноформатным и полноправным участием. Текущий раунд переговоров продвигается медленно и тяжело. Последняя встреча состоялась в июле 2008 г. Из-за противоречий между развитыми и развивающимися странами по вопросам торговли сельскохозяйственной и промышленной продукцией, в первую очередь по вопросу субсидирования сельскохозяйственного производства и экспорта, очередная встреча откладывается. Пекин неоднократно призывал и продолжает призывать к возобновлению переговоров. По мнению китайской стороны, они должны быть продолжены на основе уже достигнутых к июлю 2008 г. договоренностей, а участники переговоров, в первую очередь развитые страны, должны продемонстрировать конструктивный подход, пойти на уступки, способствуя скорейшему достижению договоренностей по всем пунктам повестки и завершению очередного раунда переговоров.

В условиях мирового финансового кризиса все большую остроту начинает приобретать проблема протекционизма. Стремясь защитить национальную промышленность, правительства некоторых государств идут по пути введения дополнительных ограничений и запретов в отношении импортных товаров. 17 и 26 марта 2009 г. Всемирный банк и Всемирная торговая организация опубликовали доклады, в которых говорилось о расширении практики протекционистских мер. Несмотря на обязательства, принятые во время саммита финансовых рынков и мировой экономики Группы-20, который состоялся 15 ноября 2008 г. в Вашингтоне, за прошедшие месяцы было объявлено о новых 85 мерах, в том числе 47 мер начали действовать5.

В этой связи министр коммерции КНР Чэнь Дэмин и другие официальные лица неоднократно высказывались против торгового протекционизма и призывали международное сообщество к объединению усилий для противодействия этому явлению. Китайская сторона предлагает различать «защиту торговли» («маои баоху») и протекционизм в торговле («маои баохучжуи»). Если страна сталкивается с экономическим кризисом, ее сельскохозяйственная и промышленная продукция подвергается ударам извне, то страна имеет право на защиту своего производства и торговли. Однако защитные меры должны осуществляться строго в соответствии с правилами ВТО. Если же установленные правила нарушаются или ими злоупотребляют, то это и есть протекционизм.

С середины 1990-х гг. начинает расширяться практика использования технических («зеленых») барьеров. В отличие от тарифного и нетарифного регулирования, которое было ограничено решениями уругвайского раунда переговоров, новое явление связано со стандартами качества и безопасности пищевых и непищевых продуктов. Аргументом в пользу постепенного введения более высоких по своим требованиям стандартов является стремление национальных правительств защитить не своих производителей, а своих потребителей, их здоровье и жизнь. Это в значительной степени затрудняет назвать практику использования стандартов новой формой торгового протекционизма.

Первым по этому пути пошел Евросоюз — в 1993 г. Европейская чайная комиссия предложила с 1996 г. ввести новые стандарты качества чайных листьев. Примеру европейцев последовали Япония и США. В результате китайские производители чая и его производители в других странах столкнулись с проблемой адаптации своей продукции к новым требованиям импортеров. В последние годы ЕС, США и Япония ввели новые стандарты качества и безопасности в отношении всех пищевых и непищевых продуктов. Китайские предприятия-экспортеры при поддержке со стороны правительства изучают их требования, адаптируют производственные линии, приводят продукцию и ее упаковку в соответствие с ними.

Правительство КНР также пошло по пути совершенствования национальных стандартов качества и безопасности, системы контроля за их соблюдением. В 2001 г. было создано Главное государственное управление по контролю качества, инспекции и карантину. В соответствии с принятым 28 февраля 2009 г. Законом о безопасности пищевых продуктов, в настоящее время происходит перераспределение полномочий между министерствами и ведомствами, формируется специальная государственная комиссия, которая будет координировать их деятельность. За прошедшие годы введены десятки новых нормативно-правовых актов и сотни новых стандартов. Европейские, американские, японские и другие производители в свою очередь вынуждены приспосабливаться к более высоким требованиям по отношению к импортной продукции на китайском рынке.

На сегодня наиболее напряженным моментом взаимодействия в рамках международного сообщества по вопросу технических барьеров считается 2007 г., когда китайскому правительству пришлось защищаться от критики в рамках развернувшейся информационной кампании в отношении качества пищевых продуктов и безопасности продукции китайского производства. Китайской стороне пришлось доказывать, что показатели качества и безопасности экспортных товаров из Китая не ниже, а в некоторых случаях даже выше, чем аналогичные показатели у европейских, американских и японских товаров. На прошедшем 26 ноября 2007 г. в Пекине Международном форуме по безопасности пищевых продуктов, китайские официальные лица в очередной раз озвучили позицию страны, в соответствии с которой Китай выступает за отказ от практики преднамеренного использования технических барьеров для защиты внутреннего рынка от конкуренции со стороны импортных товаров, выступает против того, чтобы технические барьеры становились преградой на пути свободной торговли товарами. Кроме того, было подчеркнуто стремление Китая к развитию международного сотрудничества по вопросам качества и безопасности. Наиболее наглядным примером практического выражения этого стремления можно назвать проведение 18 ноября 2008 г. в Брюсселе первой трехсторонней встречи (ЕС–КНР–США) по проблеме качества пищевых продуктов и безопасности продукции.

Получение членства в ВТО не означало устранение всех ограничений, с которыми приходилось иметь дело правительству КНР. В соответствии с положением Протокола о вступлении Китая в ВТО, за другими членами организации было сохранено право в течение последующих 15 лет не признавать рыночный статус китайской экономики. Сохранение за ней статуса переходной экономики позволяет в частности во время антидемпинговых расследований в качестве средней цены на внутреннем рынке страны-производителя использовать среднюю цену на внутреннем рынке страны-прокси.

С 2002 г. правительство начало предпринимать шаги, нацеленные на устранение последнего серьезного препятствия на пути к полноправному участию в глобальном торговом режиме. Китайская сторона аргументирует свою позицию тем, что с 1978 г. страна добилась значительных успехов в развитии экономики, членство в ВТО уже само по себе означает ее рыночный характер. В 2004 г. экономической дипломатии удалось добиться признания рыночного статуса экономики со стороны Новой Зеландии. По данным Минкоммерции КНР, к началу 2008 г. уже 77 стран признали за Китаем рыночный статус. В сентябре 2005 г. на взаимной основе статус рыночной экономики предоставили друг другу Россия и Китай. Неясными остаются перспективы предоставления данного статуса развитыми странами, включая США, Японию и страны-члены Евросоюза. Переговоры между сторонами продолжаются. Если им не удастся достигнуть соглашений на двусторонней основе, то в 2016 г. действие ограничительного положения протокола истечет, и статус рыночной экономики будет предоставлен в соответствии с многосторонними обязательствами.

Параллельно переговорам о рыночном статусе китайская экономическая дипломатия ведет переговоры о создании зон свободной торговли. В связи с тем, что Ассоциация стран Юго-Восточной Азии является крупнейшим объединением государств, расположенных в географической близости от КНР, наиболее показательным можно назвать пример создания зоны свободной торговли именно с ней. 4 ноября 2002 г. в Пномпене на шестом саммите Китай–АСЕАН стороны подписали Рамочное соглашение о всестороннем экономическом сотрудничестве, в соответствии с которым к 2010 г. должна была быть создана зона свободной торговли. В 2003 г. в рамках специальной рабочей группы (на уровне экспертов) стороны приступили к переговорам по вопросам торговли товарами и услугами, взаимном поощрении и защите инвестиций. 29 ноября 2004 г. во Вьентьяне по итогам восьмого саммита было подписано Соглашение о торговле товарами, 14 января 2007 г. в Себу во время десятого саммита — Соглашение о торговле услугами. Согласование текста Соглашения об инвестициях было завершено в начале 2009 г. 10–12 апреля в Паттайе на двенадцатом саммите Китай–АСЕАН планировалось подписание соглашения, однако из-за внутриполитического кризиса в Таиланде мероприятие было сорвано. Соглашение удалось заключить только 15 августа в Бангкоке на восьмой встрече министров экономики. С 1 января 2010 г. зона свободной торговле должна начать функционировать. Это будет самая большая по численности населения (около 1,9 млрд. человек), валовому продукту (более 6 трлн. долл.) и товарообороту (почти 4,5 трлн. долл.) зона в мире, чье появление неизбежно окажет влияние на направления и объемы торговых потоков в Восточной Азии и мире в целом. На асеановском направлении экономической дипломатии Китая приходится сталкиваться с конкуренцией со стороны экономической дипломатии США, ЕС, Японии, Кореи, Индии, которые также ведут или уже завершили переговоры о создании ЗСТ.

Если говорить о других направлениях, то в ноябре 2008 г. был подписан пакет соглашений о создании зоны свободной торговли с Новой Зеландией. Вторым таким примером стало подписание в апреле 2009 г. пакета документов с Перу. На разных стадиях находятся переговоры с Австралией, Исландией, Коста-Рикой, Норвегией, Пакистаном, Сингапуром и Чили. Переговоры также ведутся с Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЕ, Оман, Саудовская Аравия) и Таможенным союзом стран Южной Африки (Ботсвана, Лесото, Намибия, Свазиленд, ЮАР). Во второй половине 2009 г. было объявлено о начале изучения на межправительственном уровне вопроса создания ЗСТ со Швейцарией. В этот же период завершилось изучение академическими кругами возможности создания трехсторонней зоны свободной торговли с Южной Кореей и Японией. Периодически появляются публикации, в которых предлагается идея создания приграничной зоны свободной торговли с Россией.

В качестве приоритетных направлений экономического сотрудничества можно выделить сотрудничество в аграрной, добывающей, перерабатывающей, транспортной, строительной, финансовой сферах. Везде неизменно присутствует компонент инвестиционного сотрудничества. Наиболее приоритетным направлением экономической дипломатии остается привлечение иностранных инвестиций, приход которых сопровождается передачей передовых знаний, опыта и технологий в сфере производства и управления, что особенно важно в связи с реализацией стратегии модернизации старой промышленной базы Северо-восточного Китая, а также программ ускорения развития Центрального и Западного Китая. В этих регионах в отличие от приморских провинций, несмотря на увеличение ассигнований из центрального бюджета, продолжает ощущаться дефицит средств, который в свою очередь препятствует решению одной из главных задач экономической политики — преодоление бедности и повышение уровня жизни населения. В связи с сокращением инвестиционных потоков из-за мирового финансового кризиса задача привлечения новых иностранных инвестиций приобрела еще большую актуальность.

С начала политики реформ и открытости внешнему миру первые «иностранные» инвестиции пришли из Гонконга, позднее — с Тайваня. Вторым источником поступления иностранных инвестиций стали страны Юго-Восточной Азии, в которых сильные позиции занимают выходцы из Китая, так называемые «хуацяо» (китайские эмигранты). Третьим источником иностранных инвестиций стали Япония и Южная Корея. Далее последовали инвестиции из США и стран Западной Европы. В 1978–1982 гг. удалось заключить контракты на привлечение иностранных инвестиций, включая внешние кредиты, прямые и другие иностранные инвестиции, в размере 19,5 млрд. долл. и реально использовать 13,06 млрд. долл. В 2008 г. эти показатели увеличились соответственно до 160,9 млрд. и 108,3 млрд. долл.6.

Около 60% всех иностранных инвестиций в экономике Китая приходится на инвестиции из стран Азии. Гонконг продолжает оставаться в числе лидеров «иностранных» инвестиций в китайскую экономику. Не в последнюю очередь это связано с тем, что часть инвестиций из США, Японии, Великобритании, Германии и Франции и некоторых других стран до сих пор направляется не напрямую, а через специальный административный район. Наблюдаются параллели в сокращении инвестиций из Гонконга и увеличении инвестиций из США, Японии и ЕС и наоборот. Кроме того, сами китайские соотечественники из Гонконга, как и с Тайваня в силу высокой нормы прибыли, географической близости и патриотизма активно вкладывают инвестиции в материковую экономику. В поисках дополнительных источников инвестиций внимание китайской экономической дипломатии все чаще обращается к таким быстроразвивающимся экономикам, как Россия, Индия, Бразилия, Мексика и ЮАР. Однако доля их инвестиций в китайской экономике пока остается незначительной. Если говорить о российских инвестициях, то, по данным Торгового представительства РФ в КНР, их суммарный объем к концу 2008 г. составил 720 млн. долл.7.

Одновременно все большее по значимости место среди задач экономической дипломатии КНР занимает содействие национальным инвестициям за рубежом. В 2002 г. объем китайских инвестиций за границей был равен 2,7 млрд. долл., за шесть лет он увеличился почти в двадцать раз и в 2008 г. составил 52,15 млрд. долл., в том числе 40,65 млрд. долл. или 78% в нефинансовом секторе экономики и 11,5 млрд. долл. или 22% в финансовом секторе. Всего за последние годы в 180 странах мира было создано свыше 12 тыс. предприятий с участием китайского капитала. Более 70% китайских инвестиций пришлось на специальный административный район Гонконг, Британские виргинские острова и острова Кайман, то есть на территории, где действует льготные налоговый режим. Около 40% китайских инвестиций направлено на слияние с иностранными компаниями или их поглощение.

К компаниям, которые активно инвестируют за рубежом, относятся компании автомобильной промышленности («Великая стена», «Чери»), телекоммуникационные компании («Чайна телеком», «Чайна юником», «Чайна мобайл», «Хуавэй», «Чжунсин»), компании по производству электробытовых товаров и электроники («Хайер», «Ти-си-эль», «Леново»), энергетические компании (Китайская национальная нефтегазовая корпорация, «Синопек»), металлургические компании (Китайская алюминиевая корпорация, Металлургическая компания «Цзыцзинь») и другие.

Расширяется приток инвестиций в страны Азии, Африки, Восточной Европы, Латинской Америки. Предпринимаются попытки капиталовложений в США, Канаде, странах Западной Европы. В качестве одного из перспективных направлений рассматривается Россия. По данным Торгпредства России в КНР, к концу 2008 г. объем накопленных китайских инвестиций в российской экономике превысил 1,61 млрд. долл.8. Через механизм инвестиционных форумов стороны работают над реализацией поставленной в 2006 г. задачи увеличения к 2020 г. китайских инвестиций в экономике России до 12 млрд. долл. В 2009 г. была принята Программа инвестиционного сотрудничества.

Из-за большой численности населения страны — более 1,35 млрд. человек — в международном разделении труда Китай в первую очередь предлагает свою многочисленную рабочую силу. Одним из направлений ее использования стало открытие на территории КНР предприятий с участием иностранного капитала. Произведенная на предприятиях продукция затем реэкспортируется в Японию, США и западноевропейские страны. По мере развития производственных мощностей и насыщения рынков развитых стран часть продукции стала поставляться на географически близкие к Китаю рынки стран Восточной Азии. По мере увеличения профицита в торговле с развитыми странами с их стороны все чаще стал подниматься вопрос о необходимости стимулирования внутреннего потребления. Падение спроса на внешних рынках вследствие мирового финансового кризиса, сокращение производства и рабочих мест сделали задачу частичной переориентации производства на внутренний рынок еще более актуальной.

Другим направлением использования трудовых ресурсов стало направление китайских специалистов и рабочих за границу, главным образом для участия в инфраструктурном строительстве. В 1982–2007 гг. было подписано более 168 тыс. контрактов на общую сумму 85,34 млрд. долл. В 2008 г. объем выполненных работ составил 56,6 млрд. долл., объем новых контрактов — 104,6 млрд. долл. На работу за границу в течение 2008 г. выехало 427 тыс. человек. На конец года за рубежом оставалось около 740 тыс. человек9. Большая часть рабочих являются выходцами из провинций Цзянсу, Шаньдун, Фуцзянь, Ляонин, Гуандун, Хэнань, Цзилинь, Чжэцзян и Сычуань. До 90% из них посылаются на работу в страны Азии и Африки. Расширяется практика использования китайских рабочих в странах Восточной Европы и Латинской Америки.

По информации российского торгового представительства в Пекине, в 2008 г. между Россией и Китаем было заключено контрактов на общую сумму 2,56 млрд. долл. Объем выполненных работ оценивается в 1,4 млрд. долл. В конце 2008 г. на различных работах в России оставалось более 31 тыс. человек10. Наибольшее число китайских специалистов и рабочих традиционно направляется в регионы Дальнего Востока и Восточной Сибири, где они выполняют сельскохозяйственные, строительные работы, заняты в заготовке древесины, переработке сельхозпродукции, пошиве одежды, ресторанном бизнесе, оказании медицинских услуг. Часть китайских мигрантов используется для реализации проектов в Санкт-Петербурге («Балтийская жемчужина») и Москве («Парк Хуамин»). Экономическая дипломатия призвана содействовать поиску новых возможностей для сотрудничества в использовании китайских трудовых ресурсов на территории страны и за границей.

В связи с тенденцией неуклонного роста энергопотребления в стране, которая стала особенно заметной с 1994 г., перед правительством встала задача покрытия дефицита энергетических ресурсов за счет импорта. На экономическую дипломатию было возложено практическое решение этой задачи. С одной стороны, ведется работа по обеспечению стабильных поставок энергетических ресурсов с Ближнего и Среднего Востока, который является традиционным и остается пока главным направлением импорта нефти и газа (около 55%). До 2003 г. основной импорт нефти приходился на Ирак. После начала войны в Ираке главными поставщиками нефти в Китай стали Саудовская Аравия и Оман. Четвертым по величине поставщиком нефти является Иран. Помимо нефти Иран рассматривается как перспективный источник поставок газа. В настоящее время продолжается реализация проекта трубопровода из Ирана в Пакистан и строительство инфраструктуры пакистанского порта Гвадар. Другим важным направлением импорта энергетических ресурсов в последние годы стала Африка. Здесь главным поставщиком является Ангола, которая в общем рейтинге экспортеров занимает третье место. Кроме того, Китай импортирует нефть из Судана. Суданская (дарфурская) нефть составляет 7–9% всего китайского импорта нефти. К другим поставщикам энергоносителей относятся Нигерия, Алжир, Конго и некоторые другие африканские страны.

Стратегия диверсификации поставок охватывает также государства Средней Азии и Россию. Начало сотрудничеству Китая со среднеазиатскими республиками в сфере энергетики было положено в 1994 г. во время официальных визитов премьера Госсовета КНР Ли Пэна в Туркменистан и Казахстан. В 2006 г. введен в эксплуатацию нефтепровод Асату–Алашанькоу (на первом этапе 10 млн.тонн/год). В 2007 г. было подписано Соглашение о закупке туркменского газа (30 млрд. куб.м/30 лет). Строительство газопровода из Туркменистана в Китай планируется завершить к 2012 г.

Идея строительства нефтепровода из России в Китай впервые возникла в 1994 г. В 2001 г. стороны приступили к официальным переговорам о поставках нефти по трубопроводу. 21 апреля 2009 г. в Пекине было подписано Соглашение о сотрудничестве в нефтяной сфере. Предполагается, что в 2009–2010 гг. завершится строительство трубопровода Сковородино–Мохэ–Дацин — ответвления от трубопроводной системы Восточная Сибирь–Тихий океан. По нему в 2011–2030 гг. из России в Китай планируется поставить до 300 млн. тонн нефти, то есть примерно по 15 млн. тонн в год11. В 2007 г. были объявлены планы строительства из России в Китай двух газопроводов (западный и восточный). Идея находится на стадии проработки.

По мере укрепления позиций страны на мировых финансовых рынках, в том числе благодаря крупнейшим с февраля 2006 г. валютным запасам в мире — на конец 2008 г. более 1,94 трлн. долл., — правительство, прибегая к помощи экономической дипломатии, предпринимает усилия по интернационализации национальной валюты, которые заметно активизировались в условиях мирового финансового кризиса. В качестве эксперимента 24 декабря 2008 г. Госсовет КНР предоставил районам дельт рек Янцзы и Чжуцзян право использовать юань в торговых и других расчетах со специальными административными районами Гонконг и Макао. Одновременно такое же право получили Гуанси-Чжуанский автономный район и провинция Юньнань для расчетов с членами АСЕАН. 25 марта 2009 г. Госсовет КНР принял решение об ускорении работ по превращению Шанхая к 2020 г. в международный финансовый центр. 8 апреля правительство предоставило Шанхаю и четырем городам провинции Гуандун (Гуанчжоу, Дунгуань, Шэньчжэнь, Чжухай) право использовать юань во внешних расчетах. Кроме того, 20 января 2009 г. центральными банковскими учреждениями материка и Гонконга было заключено соглашение об обмене 200 млрд. юаней для их последующего использования в двусторонних расчетах. Аналогичные соглашения были подписаны между Народным банком Китая и центральными банками Южной Кореи (12 декабря 2008 г., 180 млрд. юаней), Малайзии (8 февраля 2009 г., 80 млрд. юаней), Белоруссии (11 марта, 20 млрд. юаней), Индонезии (23 марта, 100 млрд. юаней) и Аргентины (30 марта, 70 млрд. юаней). Кроме соглашения с Кореей все остальные являются срочными, рассчитанными на три года. Еще одним знаковым событием стала публикация 23 марта 2009 г. статьи председателя Народного банка Китая Чжоу Сяочуаня, в которой была высказана идея более активного использования специальных прав заимствования Международного валютного фонда как новой глобальной резервной валюты, которая была бы привязана к расширенной в том числе за счет юаня мультивалютной корзине.

Мировой финансовый кризис застал экономику Китая в начале очередного этапа структурных преобразований. Несмотря на негативное влияние кризиса, правительство КНР приняло решение использовать его как возможность для перехода к более качественной модели социально-экономического развития. Экономическая дипломатия страны должна была обеспечить все необходимые для этого внешние условия. В связи с растущим значением Группы-20 как главного международного антикризисного механизма китайская сторона стремится активно использовать возможности ее саммитов для повышения роли и авторитета Китая на мировой арене. С начала кризиса прошло уже три таких мероприятия, соответственно 15 ноября 2008 г. в Вашингтоне, 2 апреля 2009 г. в Лондоне и 25 сентября в Питтсбурге.

К основным причинам мирового финансового кризиса в Пекине относят неправильную макроэкономическую политику правительств некоторых государств, которая привела к созданию ошибочной модели развития, основанной на низком уровне накопления и высоком уровне потребления; чрезмерное стремление финансовых учреждений к извлечению прибыли; недостаточный контроль за учреждениями, дающими оценку эффективности финансовых учреждений; несоответствие уровня финансового контроля и уровня инноваций в финансовой сфере.

Китайская сторона выступила за углубление международного торгово-экономического сотрудничества и содействие в полноценном развитии многостороннего торгового механизма; содействие реформе международной финансовой системы и ускорение создания нового мирового финансового порядка; усиление сотрудничества в осуществлении международного финансового надзора и профилактике накопления распространения финансовых рисков; подлинное обеспечение интересов развивающихся государств и содействие общему развитию мировой экономики; координацию действий по преодолению вызовов, исходящих от глобальных проблем, и создание условий для совместного процветания.

В условиях кризиса повышенное внимание китайской экономической дипломатии обращено на противодействие торговому и инвестиционному протекционизму, сохранение благоприятных условий для обменов рабочей силой в рамках международного разделения труда и международной кооперации, скорейшее возобновление многосторонних переговоров в рамках дохийского раунда, недопущение сокращения экономической и технической помощи развитых стран развивающимся странам мира в рамках реализации Целей развития тысячелетия и Йоханнесбургских принципов развития, реформирование международных финансовых институтов, расширение в них представительства и права голоса развивающихся стран.

За прошедшие месяцы 2008–2009 гг. китайской экономической дипломатии удалось добиться продвижения национальных интересов практически по всем пунктам повестки «двадцатки». Из конкретных примеров можно назвать создание 2 апреля 2009 г. Совета по финансовой стабильности вместо одноименного форума. В отличие от последнего КНР стала членом нового органа системы управления международным финансовым режимом. 26–27 июня того же года в Базеле китайская делегация приняла полноправное участие в его учредительной конференции. Кроме того, в августе 2009 г. Народный банк Китая осуществил транзакцию по приобретению 37 млрд. новых прав заимствования (специальных прав заимствования) Международного валютного фонда на общую сумму 50 млрд. долл. Приобретение Китаем части дополнительно выпущенных фондом ценных бумаг с одной стороны нацелено на постепенную диверсификацию национальных валютных запасов, с другой стороны — на создание условий для последующего расширения права голоса в этом и других институтах. В настоящее время квота КНР в МВФ составляет 3,72%, в то время как квота Японии — 6%, США — 17%, а общая квота европейских государств — 32%. Одним из итогов Питтсбургского саммита стало согласие развитых стран мира на частичное перераспределение квот в пользу развивающихся стран. На последующих мероприятиях экономической дипломатии Китая предстоит добиваться выполнения принятого обязательства.

Параллельно работе в рамках Группы-20 экономической дипломатией использовались и другие международные площадки, в частности седьмой саммит Форума «Азия–Европа» (Пекин, 24–25 октября 2008 г.), шестнадцатый неформальный саммит Форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (Лима, 22–23 ноября), зимняя и летняя сессии Всемирного экономического форума (Давос, 28 января–1 февраля 2009 г. и Далянь, 10–12 сентября), восьмая сессия Боаоского азиатского форума (Боао, 17–19 апреля), мероприятия на полях очередного саммита Группы-8 (Аквила, 8–10 июля) и так далее.

Для демонстрации открытости Китая международному сотрудничеству в условиях кризиса 24–28 февраля и 7–20 марта 2009 г. в Германию, Швейцарию, Испанию и Великобританию были направлены соответственно делегация по содействию торговле и инвестициям и рабочая группа по инвестиционному сотрудничеству. В последующие месяцы в разные страны мира, в том числе и в Россию, были направлены новые закупочные делегации.

22 февраля в Пхукете прошло специальное совещание министров финансов КНР, Японии, Республики Корея и государств-членов АСЕАН, итогом которого стало решение об увеличении регионального фонда валютных запасов с 80 млрд. до 120 млрд. долл. и распределении долевого участия таким образом, что 80% средств фонда будет формироваться за счет трех партнеров АСЕАН, 20% — за счет самого субрегионального объединения12. Последующие асеановские мероприятия закрепили решение министров. Во время Боаоского азиатского форума интерес к участию в региональном фонде проявили Австралия, Новая Зеландия и Индия.

Еще одной важной задачей, которую приходится решать экономической дипломатии КНР, является содействие в получении и предоставлении экономической и технической помощи. В настоящее время в донорское сообщество по Китаю входят Группа ВБ, АзБР, ЕИБ, МВФ, ОЭСР, ПРООН, ЮНИДО, ЮНКТАД, Еврокомиссия, а также Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция и Япония. К реализации программ и проектов помощи привлечены многочисленные неправительственные (некоммерческие) организации. Донорское сообщество помогает Китаю в проведении политики реформ и открытости внешнему миру. Особое внимание уделяется программам и проектам в сфере энергетики, охраны окружающей среды, транспорта и связи, подготовки и переподготовки кадров.

В свою очередь КНР оказывает экономическую и техническую помощь другим развивающимся странам. Основная часть помощи поступает в страны Азии, Африки и Восточной Европы. Крупнейшими реципиентами остаются Вьетнам, Камбоджа и Северная Корея. В период азиатского финансового кризиса правительство КНР оказало беспрецедентную помощь Таиланду, размер которой составил 1 млрд. долл. Общий размер помощи странам региона в 1997–1999 гг. достиг 5,5 млрд. долл.

Одним из показательных примеров того, как Китай оказывает помощь другим государствам, является содействие восстановлению и развитию Афганистана. В январе 2002 г. во время пребывания в Пекине главы временного правительства Х.Карзая китайское руководство заявило о своем намерении выделить Афганистану в течение последующих пяти лет 150 млн. долл. К концу 2008 г. Пекин в целом выполнил данное обещание. Китайская сторона оказала поддержку Афганскому фонду реконструкции, первым президентским выборам, провела реконструкцию Парванского ирригационного сооружения, осуществила модернизацию автомобильной дороги Кабул–Джелалабад и строительство Республиканского госпиталя в Кабуле, передала афганской стороне партии машин, зерна и других товаров. 31 марта 2009 г. в Гааге на очередной Международной конференции по Афганистану заместитель министра иностранных дел КНР У Давэй заявил о намерении правительства КНР в течение ближайших пяти лет выделить афганскому правительству дополнительные 75 млн. долл. Первая часть средств уже пошла на поддержку вторых президентских выборов. Более того, замминистра подтвердил, что китайские компании продолжат осуществление подрядных работ на территории Афганистана, связанных с реконструкцией основной инфраструктуры. Помощь Афганистану преследует сразу несколько целей: обеспечение безопасности на западном участке границы, снижение угрозы со стороны международного терроризма и незаконного оборота наркотиков, развитие китайско-афганских отношений и дружбы между двумя народами, повышение авторитета среди развивающихся стран, укрепление позиций в международном сообществе доноров, освоение иностранных рынков сбыта товаров и услуг, обеспечение национальных предприятий заказами, решение проблемы безработицы в стране.

Интерес представляет также взаимосвязь между экономической и другими видами дипломатии. Среди примеров обеспечения средствами экономической дипломатии целей политической дипломатии можно назвать пример с Тайванем. В 1971 г. Китайской Народной Республике удалось восстановить членство в Организации Объединенных Наций. Следствием этого стала утрата членства Тайваня в органах и специализированных учреждениях ООН. В Тайбэе не смирились с изменением своего положения и начали добиваться восстановления членства под тем или иным названием. Чтобы заручиться поддержкой со стороны развивающихся стран остров активно использовал так называемую «дипломатию доллара». Следующим шагом стало создание в 1996 г. на Тайване Международного фонда сотрудничества и развития, которому было поручено управление программами международной помощи. Вследствие деятельности фонда некоторые государства, например Македония и Сенегал, установили дипломатические отношения с Тайванем, что привело к разрыву дипотношений с КНР.

Для того чтобы противостоять действиям Тайбэя, в ответ были также использованы возможности экономической дипломатии. Китай выделил развивающимся странам дополнительную экономическую и техническую помощь, предоставил им льготные займы и кредиты, ввел для их экспортных товаров льготный режим ввоза на китайский рынок, предложил новые проекты экономического сотрудничества. Благодаря предпринятым Пекином мерам удалось не только предотвратить внесение вопроса о восстановлении членства Тайваня в повестку ООН, но и значительно сократить число государств, поддерживающих с ним дипломатические отношения (к 2008 г. осталось 23 государства).

Другим примером, когда общая дипломатия прибегла к возможностям экономической дипломатии, можно назвать ситуацию вокруг бывшей Комиссии ООН по правам человека. В 1990-е гг. группа государств во главе с США предпринимали неоднократные попытки добиться одобрения резолюции, в которой бы осуждалась политика Пекина в сфере прав человека. Китай вынужден был прибегнуть к поддержке со стороны развивающихся стран и заручиться поддержкой некоторых развитых стран. Во многом это удалось сделать благодаря усилиям экономической дипломатии. Развивающимся странам были предложены дополнительная экономическая и техническая помощь, новые проекты экономического сотрудничества, преференции в торговле с Китаем. Развитым странам, среди которых в случае с Комиссией по правам человека речь шла в первую очередь о странах Западной Европы, были предложены расширенный доступ на китайский рынок, выгодные проекты инвестиционного сотрудничества в сфере энергетики, охраны окружающей среды, производства товаров. Благодаря этому китайской дипломатии удалось добиться не только единовременных отказов от поддержки американских проектов резолюций, но и отказа от участия в антикитайских акциях в рамках комиссии в принципе.

Существуют примеры, когда, наоборот, необходимость обеспечения экономических интересов требует содействия со стороны так называемой политической дипломатии и вооруженных сил. Как уже говорилось ранее, Судан имеет для Китая большое значение, в первую очередь в связи с поставками дарфурской нефти. 4 марта 2009 г. Международный уголовный суд выдал ордер на арест президента Судана Омара аль-Башира, которому были предъявлены обвинения в военных преступлениях и преступлениях против человечности в 2003–2008 гг. в штате Дарфур. Китайская сторона выступила против этого решения, подчеркивая, что оно может нарушить перемирие между Севером и Югом, дестабилизировать ситуацию в стране, воспрепятствовать процессу мирного развития. Пекин призвал изыскать другие пути урегулирования дарфурского кризиса.

Со второй половины 2008 г. участились случаи нападения сомалийских пиратов на суда, следующие через Аденский залив или вдоль восточного побережья Африки. В связи с тем, что атакам стали подвергаться китайские суда, часть из которых оказались захваченными, правительство КНР приняло решение о направлении в этот район Индийского океана группы кораблей ВМФ для патрулирования вод и конвоирования судов. 26 декабря 2008 г. с военно-морской базы в Санья (провинция Хайнань) вышла первая группа, которая 6 января следующего года приступила к выполнению миссии. За три месяца ими было конвоировано более 210 контейнеровозов, танкеров и других типов судов13. 28 апреля первая группа кораблей отправилась в обратное плавание, завершив, таким образом, свою миссию. С апреля по июль в зоне ответственности дежурила вторая группа. С 1 августа 2009 г. патрулирование осуществляет третья группа кораблей китайских военно-морских сил в составе двух ракетных сторожевых кораблей «Чжоушань» и «Сюйчжоу» и судна обеспечения «Цяньдаоху».

В целом экономическая дипломатия КНР имеет черты экономической дипломатии как развивающихся, так и развитых стран мира. Ее основой служат знания и опыт, полученные в ходе общей дипломатической практики Китая. К сегодняшнему дню процесс становления механизма и методов экономической дипломатии в основном завершился, хотя продолжается их совершенствование, поиск новых возможностей. Китайская сторона, насколько это ей удается, старается подходить к решению задач на системной, комплексной основе. Ее характеризуют твердость и решительность в отстаивании национальных интересов, последовательность в изложении позиции партии и правительства. Одновременно она умеет проявлять гибкость, идти на тактические уступки, когда этого требуют все те же интересы.

Важное место в дипломатической практике отводится информационной работе. Внешнеполитическая пропаганда нацелена на то, чтобы подчеркнуть мирный характер развития Китая, отсутствие угрозы интересам других стран, его стремление к сотрудничеству на основе принципов равенства и взаимной выгоды. Она старается продемонстрировать стремление Китая решать международные дела по справедливости, с учетом интересов всех сторон, формирует образ защитника интересов других развивающихся стран.

Любым переговорам предшествует тщательная подготовка, во время которой, как правило, собирается и анализируется вся доступная информация, касающаяся состава делегации и особенностей ее членов, позиции партнеров по тому или иному вопросу, их готовности и способности к уступкам, сути вопросов и стадии развития проблем, подлежащих обсуждению и разного рода другая информация. В соответствии с выводами формируется состав делегации, назначается ее руководитель, определяются тактика во время переговоров, позиции максимум и минимум, условия и порядок уступок. Китайские делегации, как правило, всегда хорошо подготовлены, включают многочисленных экспертов по самым разным вопросам.

Выступая в роли главных переговорщиков, руководители китайских делегаций стремятся прислушиваться к мнению других членов делегации. Часто по отдельным вопросам предоставляют им право выступить, напрямую обсудить вопросы с партнерами. В некоторых случаях руководители китайских делегаций передают право ведения переговоров одному из членов делегации. С одной стороны, это связано со стремлением ускорить переговорный процесс, поскольку специалисты могут быстрее найти варианты решения обсуждаемых вопросов; с другой стороны, это можно рассматривать, как возможность отдыха во время длительных и напряженных переговоров. Нередко переговоры, особенно переговоры на уровне экспертов, затягиваются допоздна, могут продолжаться ночью.

Как правило, в начале переговоров озвучивается позиция-максимум. Уступки чаще всего делаются только в конце переговоров, когда становится очевидным, что партнеры проявляют встречную твердость и последовательность, и переговоры могут зайти в тупик. Очень часто перерывы на обед, ужин и любая другая неформальная обстановка используются китайской стороной для совместного с партнерами поиска вариантов решения возникших в ходе переговоров проблем. Как бы не складывались переговоры, и к каким бы результатам они не приводили, для китайской стороны всегда важным остается сохранения «лица», своего и партнера. Если китайская дипломатия добивается победы, то она прилагает усилия, чтобы, по крайней мере, внешне эта победа как можно меньше задевала чувства другой стороны. В свою очередь, китайская сторона ожидает встречное понимание со стороны партнеров.

Стремительное повышение роли и укрепление позиций Китайской Народной Республики в мире свидетельствует об эффективности и успехах ее экономической дипломатии, также как и дипломатии в целом, что способствует формированию их позитивного образа в обществе. Участники Форума «Экономическая дипломатия Китая 2007» (Пекин, 23 декабря 2007 г.) пришли к выводу, что китайская дипломатия приобретает все более ярко выраженную «экономическую» окраску. Бывший посол КНР во Франции У Цзяньминь будучи ректором Дипломатического института в одном из своих выступлений отметил, что экономическая дипломатия КНР вступает в свой «золотой век». Очевидно, что по мере дальнейшего развития Китая, его экономическая дипломатия будет играть все более заметную роль в общей дипломатической практике государства, что в перспективе сделает ее изучение еще более актуальной задачей.



1 По данным выставки «30-летие открытости внешнему миру» (Пекин, 18–30 декабря 2008 г.); Чжунхуа жэньминь гунхэго 2008 нянь гоминь цзинцзи хэ шэхуэй фачжань тунцзи гунбао (Доклад о развитии национальной экономики и общества КНР в 2008 г.) (Пекин, 26 февраля 2009 г.) // http://www.stats.gov.cn/tjgb/ndtjgb/qgndtjgb/t20090226_402540710.htm

2 По данным выставки «30-летие открытости внешнему миру» (Пекин, 18–30 декабря 2008 г.); Чжунхуа жэньминь гунхэго 2008 нянь гоминь цзинцзи хэ шэхуэй фачжань тунцзи гунбао (Доклад о развитии национальной экономики и общества КНР в 2008 г.) (Пекин, 26 февраля 2009 г.) // http://www.stats.gov.cn/tjgb/ndtjgb/qgndtjgb/t20090226_402540710.htm

3 Zhang, Zh. Strengthen Cooperation, Enhance Mutual Trust, Cooperate for Mutual Benefit and Coordinate Development // Foreign Affairs Journal. Special Issue. April, 2008. p.18

4 China Daily. April 29, 2009. p.3

5 Гоцзи шанбао. 3 апреля 2009. С.7

6 Гоцзи шанбао. 4 мая 2009. С.2

7 http://www.russchinatrade.ru/ru/ru-cn-cooperation/investment

8 http://www.russchinatrade.ru/ru/ru-cn-cooperation/investment

9 По данным выставки «30-летие открытости внешнему миру» (Пекин, 18–30 декабря 2008 г.); China Daily. April 22, 2009. p.7

10 http://www.russchinatrade.ru/ru/ru-cn-cooperation/investment

11 China Daily. April 22, 2009. pp.1, 2

12 Жэньминь жибао. 9 апреля 2009. С.5

13 China Daily. April 17, 2009. p.2