«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3-4(10-11), 2009

Научная жизнь

Пути выхода из кризиса стран Латинской Америки (на примере Аргентины, Венесуэлы и Бразилии)

А.Сарайкина, МЭО-II

Среди стран, серьезно пострадавших от кризиса, не в послед­нюю очередь оказались государства Латинской Америки — традици­онные торгово-экономические партнеры США. В течение последних пяти лет (2002-2008 гг.) наблюдалось успешное развитие этого ре­гиона, начался экономический подъем, появились новые источники и факторы экономического роста и благоприятная для такого роста конъюнктура. В качестве главных факторов повышения и стабилизации темпов развития национальных экономик Латинской Америки можно назвать высокий спрос со стороны индустриально развитых стран, а также Китая на сырьевые товары латиноамериканского экспорта (энергоносители, цветные и черные металлы, продукция сельского хо­зяйства), что благоприятно сказывалось на соотношении экспортных и импортных цен во внешней торговле стран региона; возрос приток денежных переводов латиноамериканских эмигрантов, занятых на работах главным образом в США, увеличились доходы от националь­ного туризма. Все это позволило латиноамериканским странам ста­билизировать свое финансовое положение, ослабить инфляцию и поднять внутренний спрос и умножить сбережения населения. Полу­ченный благодаря высокому и более диверсифицированному экс­порту профицит привел к значительному увеличению валютных резер­вов и существенно ослабил зависимость от притока внешнего капи­тала. Это стало благом для большей части Латинской Америки: мест­ные валюты укрепились по отношению к доллару США, что позволило многим странам снизить внешний долг и создать рекордные уровни валютных резервов, которые теперь можно использовать как «подушку безопасности». Помимо этого, к числу позитивных изменений можно отнести образование более независимых центральных банков, улуч­шение управления государственными финансами и усиление госу­дарственного регулирования и надзора. Однако разразившийся мировой финансовый кризис положил на­чало экономической рецессии в мире, в результате которой подъем в ла­тиноамериканском регионе оказался прерванным. По свидетельству экс­пертов ЭКЛАК, нынешний мировой экономический кризис затронул все страны этого региона, хотя и не в одинаковой мере. Так, по прогнозам ЭК­ЛАК, рост ВВП региона в целом в 2009г. составит 1,9%, т.е. значительно ниже чем за пять предшествующих лет (5-6%). Несколько более высоким он ожи­дается в странах Южной Америки — 2,1%, наиболее низким — в странах Цен­тральной Америки — 2,1%, в Карибском регионе — 1,4%, замыкает же пере­чень Мексика — страна, в экономическом отношении сильнее всего зави­симая от своего северного соседа, — 0,5%. Под влиянием кризиса возникли затруднения с реализацией продук­ции на внешних и внутренних рынках, ухудшилось положение на рынках труда. Госбюджеты, «похудевшие» ввиду сократившихся поступлений от на­логовых и таможенных сборов, ограничивают возможности правительств по решению проблемы преодоления бедности. К этому надо добавить сокра­тившиеся денежные переводы от латиноамериканцев, уехавших на зара­ботки в США и другие развитые страны, а также усиливающуюся инфляцию, наиболее болезненно сказывающуюся на беднейших слоях общества. Все это — результат того, что глубоко втянутые в водоворот глобализации ла­тиноамериканские страны оказались по существу беззащитными перед лицом мирового кризиса. Такими их сделали неолиберальные реформы 90-х годов прошлого столетия, стратегия «выталкивания государства из эко­номики», приватизация его активов в ключевых отраслях, передача значи­тельной их части в руки большого транснационального бизнеса. Под его пя­той оказались не только наиболее доходные отрасли производства, но и кредитно-банковская система, призванная стимулировать внутренние сбе­режения и накопления. Были утрачены средства самозащиты, которые применялись прежде, при госкапиталистической модели развития. Такими были избирательная про­текционистская политика, прикрывавшая внутренние рынки от разруши­тельной внешней конкуренции, поддержка национального частного капи­тала, в частности малых и средних предприятий, ограничение доступа ино­странного капитала в стратегически важные сектора национальной эко­номики. Неслучайно, выступая на страницах журнала «Revista de la CEPAL» (2006, № 3), бывший исполнительный секретарь ЭКЛАК Энрике Иглесиас поставил вопрос о необходимости разработки для стран региона новой парадигмы (модели) развития, которая бы отвечала вызовам времени и при которой бы ведущую роль в защите национальных интересов, в решении проблем развития играло государство.Начиная с октября 2008г. практически во всех латиноамериканских группировках регионального и субрегионального уровня прошли совеща­ния, посвященных кризису. Везде звучали призывы к укреплению интеграции в ответ на вызовы кризиса, к развитию внутрирегионального рынка, как аль­тернативы традиционным экспортным рынкам.

Наиболее же представительным был общерегиональный саммит в бразильском штате Баия, созванный по инициативе президента Бразилии Лулы да Силвы в декабре прошлого года. В нем приняли участие руководи­тели и представители 33 стран Латинской Америки и Карибского бас­сейна, включая Кубу. Все они поддержали идею создания в 2010г. Органи­зации латиноамериканских и карибских государств, которая должна объе­динить разрозненные интеграционные группировки, существующие в ре­гионе. Прозвучали и самые разные предложения, касающиеся мер по борьбе с кризисом, — от создания единого государства с населением 550 млн. человек, общим рынком и единой валютой (У.Чавес) до финансиро­вания программ поддержки малых предприятий для решения проблемы безработицы.

Ряд инициатив был выдвинут на совещаниях, прошедших в последние месяцы в Центральноамериканском общем рынке (ЦАОР), Андском со­обществе и Карибском сообществе и общем рынке (КАРИКОМ). В октябре 2008г. МАБР, АКР и Латиноамериканский резервный фонд достигли прин­ципиальной договоренности о создании на время кризиса специального фонда на сумму в 10,6 млрд. долл. для предоставления помощи в случае возникновения чрезвычайных ситуаций.

Таким образом, ситуация, сложившаяся в мире, требует от латино­американских стран совместных усилий по разрешению финансового кризиса и разработки плана действий по преодолению его негативного влияния на регион, сдерживания дальнейшего роста цен на продовольст­вие и энергоносители. Трудность положения определяет и разность подхо­дов правительств и финансовых организаций региона к принятию решений по преодолению кризиса.

Рассмотрим программы мер выхода из кризиса, представляемые некоторыми из стран региона.

Антикризисные меры аргентинских властей

Пожалуй, ни одна другая латиноамериканская страна так остро не воспринимает этот кризис, как Аргентина. Слишком свежи еще воспоми­нания о той экономической катастрофе, которую она пережила в начале текущего десятилетия.

Нынешний мировой финансово-экономический кризис захватил Ар­гентину в тот момент, когда ее экономика была на подъеме. В 2003—2008 гг. ВВП вырос почти на 65%, экспорт увеличился практически в три раза, а ва­лютные резервы Центробанка — в четыре с половиной раза. Благодаря час­тичной реструктуризации государственной задолженности аргентинским властям удалось снизить долговую нагрузку. Страна ощутимо продвинулась вперед в деле индустриализации и формирования новых «очагов развития», включая сектора с высокой инновационной составляющей. Экономическая система в целом характеризовалась возросшим уровнем диверсифика­ции, имели место позитивные подвижки в сфере внешней торговли и в со­циальной области. Складывалось впечатление, что аргентинская нация «нащупала» эффективную модернизационную модель, и национальная экономика после десятилетий потрясений и кризисов выходит на траекто­рию устойчивого развития.

Однако в самое последнее время мировой кризис не только круто изменил в худшую сторону внешние условия бизнеса для аргентинских то­варопроизводителей, но и более четко выявил слабые места и болевые точки нынешней модели. Известный экономист Карлос Мелконьян заметил, что в 2008г. аргентинская экономика получила два сильнейших удара: ме­габегство капитала (за год больше 20 млрд. долл.) и падение цен на основ­ные товары национального экспорта.

К марту 2009г. аргентинские власти в основных чертах уже сформи­ровали пакет антикризисных мер и предприняли ряд конкретных шагов в русле той макроэкономической стратегии, которой последовательно при­держивались правительства Н.Киршнера и К.Фернандес де Киршнер. Глав­ным было расширение государственных инвестиций; поддержка реаль­ного сектора; налоговое стимулирование инвестиционного и инновацион­ного процесса; поддержание потребительского спроса; поощрение экс­порта; реструктуризация части суверенной задолженности; меры по про­движению торгово-экономических интересов Аргентины.

Конкретные решения и действия официального Буэнос-Айреса прежде всего касались финансово-бюджетной сферы. Был принят ряд мер фис­кального и социального характера, в том числе: частичное сокращение налогообложения физических лиц, увеличение минимального размера пенсий (с 690 до 770 песо в месяц), учреждение Экономического и соци­ального совета с участием представителей всех основных секторов арген­тинского общества. Радикальное значение имело решение ликвидировать созданную в период неолиберальных реформ частную накопительную пенсионную систему, что передавало под контроль государства значитель­ные средства — около 95 млрд. песо. Президент Аргентины подписала указ, согласно которому в собственность государства перешли десять крупнейших частных пенсионных фондов. Эксперты видят в действиях руко­водства страны желание взять под контроль оцениваемые в 30 млрд. долл. финансовые активы национализированных организаций. (Однако арген­тинский фондовый рынок отреагировал на решение президента падением местного фондового индекса на 11% и курса национальной валюты).

Был увеличен объем государственных инвестиций, преимущественно в строительство и развитие инфраструктуры, и основным направлением стала реализация так называемого «Плана общественных работ для всех аргентинцев». Последняя мера призвана обеспечить занятость 400 тыс. че­ловек.

Скорректирована государственная кредитная политика. Через Банк аргентинской нации государство стало предоставлять «мягкие» кредиты малому и среднему бизнесу (на 10 лет из 14% годовых), открыло новые ли­нии потребительского кредитования, в том числе — для приобретения авто­мобилей и других товаров длительного пользования, начало формирование линии субсидируемого государством ипотечного кредитования.

Продолжалась реализация мер, направленных на отсрочку выплаты долгов по гарантированным займам, выпущенным в 2001г. В то же время изменилась политика по отношению к нелегально вывезенным капиталам. Так называемый «Антикризисный закон N 26.476», вступивший в силу 1 марта 2009г., предоставил возможность в течение 180 дней «отбелить» раз­мещенные за рубежом активы.

Целый ряд мер, естественно, касался сферы внешней торговли. Для укреп­ления конкурентоспособности аргентинских товаров власти пошли на неко­торое ослабление аргентинской денежной единицы — примерно до 3,6—3,7 песо за 1 доллар. Принимая некоторые меры протекционистского ха­рактера, аргентинское руководство координировало свои действия с парт­нерами, прежде всего с Бразилией. Уже с октября прошлого года Бразилия и Аргентина отказались от доллара во взаимных расчетах. Согласно дого­воренностям, они будут рассчитываться теперь в реалах и песо. Предпола­гается, что от такой меры в первую очередь выиграют мелкие и средние экспортеры. Дополнительные меры были призваны стимулировать экспорт, в частности, увеличение количества торговых миссий за рубежом и учреж­дение Федерального совета по вопросам внешней торговли для координа­ции действий центральной власти и отдельных регионов. Одновременно был усилен контроль над импортом ряда «чувствительных» товаров — обуви, текстиля, электроники и некоторых других.

Несмотря на то, что в стране большой внешний долг (95 млрд. долл.), правительство Аргентины решило отказаться от досрочного погашения долга в 6,7 млрд. долл. перед Французским клубом кредиторов (о намере­нии выплатить этот долг досрочно резидент Аргентины заявила в сентябре прошлого года). Погашение долга предполагалось произвести из госре­зервов Аргентины, которые составляют 47,1 млрд.долл., но в условиях миро­вого финансового кризиса это «было бы ошибкой».

В сфере международных связей основные усилия направлены на ук­репление сотрудничества с латиноамериканскими странами, в первую очередь, с Бразилией; изменение механизма функционирования МВФ, ис­пользуя участие в работе Группы 20; улучшение отношений с США в свете новой политики правительства Б.Обамы (такие попытки уже делаются, и оп­ределенные надежды связываются с V саммитом Америк на Тринидаде и Тобаго); поиск новых зарубежных инвесторов и партнеров для развития стратегических секторов национальной экономики (визиты К.Фернандес де Киршнер в Россию и Испанию).

Тем самым аргентинские власти и в условиях кризиса не отходят от базовых принципов существующей модели и в рамках макроэкономической поли­тики модернизации продолжают делать главную ставку на усиление госу­дарственного регулирования экономики. Однако разрастание кризисных явлений потребует новых крупных расходов, что может привести к разба­лансировке бюджета и серьезно осложнит положение правительства нака­нуне парламентских выборов в июне текущего года.

Особенности кризиса в Венесуэле

Для многих нефтеэкспортирующих стран, к числу которых относится и Венесуэла, мировой финансово-экономический кризис стал своего рода «моментом истины». С окончанием периода спекулятивно высоких цен на нефть обнажились существенные проблемы и слабости в их эко­номике: высокая зависимость госбюджетов от нефтяных поступлений, низ­кий уровень диверсификации промышленности и экспорта, связанная с этим повышенная потребность в импорте средств производства и предме­тов потребления. В итоге нефтяные страны оказались затронутыми кризи­сом больше, чем многие государства — импортеры нефти.

Правительственный бюджет Венесуэлы в 2008г. впервые за последние четыре года был сведен с дефицитом (1,8%). Темпы прироста ВВП снизи­лись с 8,4% в 2007г. до 4,8%.

На ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры в Венесуэле наклады­ваются последствия нерешенных проблем и ошибок, накопившихся в предшествующие годы. За последние пять лет к их числу можно отнести со­хранение валютного контроля и контроля над ценами на товары массового спроса, рост инфляции, неоправданно высокие темпы проведения нацио­нализации иностранной и частной национальной собственности в ключевых отраслях экономики, осуществление крупномасштабных социальных про­грамм в ущерб инвестиционным проектам. Эти факторы привели к значи­тельному ухудшению инвестиционного климата в стране. В 2006, 2007 и 2008 гг. отток прямых иностранных капиталовложений составил соответственно 2,7, 1,6 и 3,7 млрд. долл., в то время как в предыдущие три года происходил их приток в размере от 0,7 до 1,4 млрд. долл. в год. В нефтяной промыш­ленности в 2006г. иностранные инвестиции уменьшились более чем на 50%.

Положение усугублялось также тем, что по мере усиления (с 2002г.) контроля государства над нефтяной промышленностью оно стало изымать из отрасли значительные средства с целью реализации социальных про­грамм и других проектов. Ранее эти доходы использовались для пополнения золотовалютных резервов ЦБ. В 2006г. объем выделенных на социальные цели ресурсов составил 11,8 млрд. долл., а в 2007г. — 14 млрд. долл. Эти расходы более чем вдвое превышали инвестиции госкомпании «Petróleos de Venezuela» (PDVSA) в развитие нефтяной промышленности. Недостаточ­ность инвестиций стала одной из причин снижения на 12% производства нефти в 2005—2007 гг.

Заявленный ЦБ объем золотовалютного резерва Венесуэлы в конце 2008г. составил 40 млрд. долл.(еще 40 млрд. долл. размещены в Фонде на­ционального развития, а также на фондовых рынках России и Китая). Эта сумма формировалась за счет сверхвысоких цен на экспортируемую нефть и во многом поддерживала как относительное внутриэкономиче­ское равновесие, так и непосредственно официальный курс боливара. Однако резкое и неожиданное снижение цен на «черное золото» вынудило правительство изъять из резерва 10 млрд. Весьма амбициозные проекты У.Чавеса, такие, как создание бесплатных медицинских центров, снащен­ных по последнему слову техники, строительство доступного жилья и про­граммы образования обходятся бюджету Венесуэлы весьма недешево. Одновременно существует проблема постепенного снижения объема до­бычи углеводородного сырья. Конечно, некоторое сокращение экспорта обусловлено обязательствами перед ОПЕК, однако в стране, валютные по­ступления которой на 90%, а бюджет на 50% зависят от продажи нефти, та­кой спад заметно отражается на состоянии экономики в целом

С 2007г. началась радикализация политического курса: президент объявил о начале строительстве «социализма XXI века». К концу 2008г. уста­новлен полный государственный контроль над нефтяной промышленно­стью, проведена крупномасштабная национализация в ряде других веду­щих отраслей экономики. В феврале 2007г. У.Чавес издал декрет о борьбе со спекуляцией, предусматривающий жесткие меры (штраф до 350 тыс. долл., тюремное заключение до шести лет, частичная или полная конфи­скация предприятия) против торговцев и частных предпринимателей, отка­зывающихся продавать товары первой необходимости по фиксированным государством ценам, которые нередко ниже издержек производства. В случае же их ухода с рынка им грозит срок до десяти лет лишения свободы «за прекращение производства, импорта или транспортировки» тех това­ров, которые правительство считает предметами первой необходимости.

Венесуэла сильно зависит от импорта, так как у нее фактически от­сутствует собственное производство товаров потребления. Дело в том, что внутренний инвестиционный климат нее способствует развитию частного бизнеса, особенно крупного. Основным фактором, из-за которого произ­водство становится просо нерентабельным, является фиксированный курс национальной валюты. Стоимость одного доллара в 2,15 боливаров создает условия, при которых венесуэльские товары (сравнительно невысокого ка­чества) стоят слишком дорого, как для экспорта, так и для внутреннего по­требления. Все это приводит к тому, что до 90% товаров на внутренних рын­ках Венесуэлы импортные.

В целях борьбы с инфляцией были повышены процентные ставки. Эти меры еще больше ухудшили инвестиционный климат и усилили отток ино­странного капитала из страны. Если во многих странах мира повышение регулирующей роли государства рассматривается в качестве одного из условий преодоления кризиса, то в Венесуэле в ряде случаев избыточная и неадекватная роль государства стала причиной усугубления ситуации.

Действие многих факторов, включая падение экспортных доходов Ве­несуэлы, может привести в ближайшие годы к дальнейшему снижению экономической динамики и росту социальных противоречий. В связи с этим Венесуэле, как и другим нефтеэкспортирующим странам, приходится принимать неотложные меры. Один из путей решения возникших проблем власти видят в новых иностранных инвестициях в нефтяную промышлен­ность, которые, по мнению экспертов, могут осуществить, прежде всего, уже работающие в отрасли зарубежные компании.

Президент Венесуэлы Уго Чавес обвинил в провоцировании кризиса США и Международный валютный фонд. Нынешний кризис он считает «симптомом распада капиталистической системы». «Латинская Америка не должна зависеть от американского доллара, а также от экономики США», настаивает он. — «Вот почему мы на протяжении последнего десяти­летия настойчиво предлагаем создать Южноамериканский банк, который призван стать инструментом защиты региона от внешних экономических потрясений». Чавес призывает усилить Банк Юг, который был создан Вене­суэлой и еще шестью государствами в качестве альтернативы непопуляр­ному МВФ. Помимо этого, Чавес выступает как один из инициаторов созда­ния региональной валюты «сукре» для консолидации региональных меха­низмов перед лицом мирового финансового кризиса.

В действительности же администрация Чавеса предпринимает весьма обычные меры по преодолению последствий финансово-экономи­ческого кризиса. Бюджет на 2009г. сокращен на 6,7%, что свидетельствует о снижении расходов и, возможно, дотаций союзникам Венесуэлы. С 1 ап­реля повышен НДС с 9 до 12%, что конечно же вызвало повышение цен и всеобщее недовольство. Однако для смягчения удара по потребителю под­нята на 20% заработная плата. Но, к сожалению, такое увеличение будет нивелировано ростом инфляции (по прогнозам ЦБ она составит 30-35%). Сейчас в стране наблюдается незначительный рост безработицы, однако этот показатель, в отличие от других стран региона, будет сведен к мини­муму за счет увеличения госзаказа.

Что касается уровня добычи нефти, то ведется активная разработка четырех новых месторождений. Наряду с внутриэкономическими измене­ниями предпринимаются весьма конкретные шаги по привлечению в страну иностранных инвесторов. Как представляется, Венесуэла может рассчитывать на финансовую помощь со стороны Китая, например, в счет будущих поставок нефти. Подобная договоренность была достигнута в феврале 2009г. между Китаем и Бразилией. Возможно и обращение за помощью к России, которая уже согласилась в ноябре 2008г. предоставить Венесуэле 1 млрд. долл. под закупки вооружений. Не исключено, что в слу­чае дальнейшего усугубления ситуации правительству придется сократить объемы реализации социальных программ, а также размеры помощи ла­тиноамериканским странам.

Политика правительства Бразилии

Бразилия дольше других стран группы БРИК демонстрировала непло­хие результаты на фоне общего спада. Согласно докладу бразильского Института географии и статистики, в Бразилии отмечен рекордный спад производства за 18 лет. По данным института, спад промышленного произ­водства составил в декабре 2008г. 12,4%, и это наихудший показатель еже­месячной динамики с 1991г. Впервые за восемь лет в Бразилии отмечен от­рицательный торговый баланс (по сообщению министерства развития, промышленности и внешней торговли). В январе 2009г. объем бразильского импорта превысил экспорт на 518 млн. долл. Такая ситуация наблюдается впервые с марта 2001г., когда экономика страны переживала еще послед­ствия кризиса 1998г.

По мнению аналитиков, Бразилия была не так сильно интегрирована в мировую финансовую систему, чтобы сразу почувствовать влияние гло­бального кризиса. Однако ее экономика, ориентированная на экспорт сы­рья и материалов, оказалась не готова к обвалу мировых цен. Осенью прошлого года эксперты прогнозировали рост ВВП Бразилии на 3,4%, но в последнем докладе МВФ говорится уже о 1,5-2%

Индекс фондовой биржи Сан-Паулу — «Bovespa» упал на 34% по срав­нению с уровнем с середины мая. Еще до обвала рынка в сентябре, по­следствия американского кризиса уже стали причиной снижения почти на 600 миллиардов реалов (316 млрд. долл.) рыночной стоимости компаний, входящих в индекс «Bovespa». Бразильская валюта, реал, менее чем за три недели потеряла более 16% против доллара. Местным банкам стало трудно привлекать капитал за границей, корпорации аннулируют долги, от­меняют выпуск акций, крупные инвестиции откладываются. Президент неф­тяной компании «Petrobras» высказал мнение, что американский кризис может усложнить ситуацию с выпуском долговых обязательств и привлече­нием капитала, который необходим для проведения разведки новых нефтя­ных месторождений в Бразилии.

Доступ к кредитам в современных условиях остается одной из главных проблем бразильских предпринимателей. И хотя ЦБ снизил процентную ставку на 2,5 процентного пункта — до 11,25%, это не оказало большого влияния на доступность кредитов, предоставляемых коммерческими бан­ками. Несмотря на то, что правительство недавно выделило 100 млрд. реа­лов государственному банку «BNDES» для кредитования предпринимателей, многие из предпринимателей жалуются, что эти кредиты доходят до них очень медленно.

В IV квартале 2008г. объем промышленного производства уменьшился на 7,4% по сравнению с предыдущим кварталом. Сократившийся на 9,8% спрос на инвестиции в основной каптал «подрубил» одну из главных опор экономического подъема. Личное потребление снизилось на 2%.

Сравнительно более благоприятным является положение в тех секто­рах экономики, которые зависят не столько от кредитов и инвестиций, сколько от доходов потребителей (пищевая, швейная и обувная промыш­ленность). Сети крупных супермаркетов продолжают расширяться. Произ­водство косметических изделий выросло на 27,5% в 2008г., высокими тем­пами растет парфюмерное производство, благодаря чему Бразилия смо­жет в 2009г. обогнать США и стать ведущим в мире производителем пар­фюмерии.

Как известно, Бразилия одной из последних вошла в рецессию и, воз­можно, одной из первых выйдет из неё. На это указывает динамика нацио­нального ВВП. Если за четвёртый квартал прошлого года он сократился на 3,6% к предыдущим трём месяцам, то в январе — марте 2009г. он упал лишь на 0,8% к четвёртому кварталу. Эксперты ОЭСР предсказывают Брази­лии 4-процентный рост уже в 2010 году.

Президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва в начале 2009г. объя­вил, что правительство будет принимать новые меры по преодолению по­следствий финансового кризиса. Среди них находится задача придать но­вый импульс инвестициям, обеспечив ресурсами эти акции, а также по­мочь малым и средним предприятиям банковскими кредитами.

Он подчеркнул, что ключевым вопросом является сохранение инве­стиций, в ответ на негативные последствия, которые могут сказаться на эко­номике Бразилии. Президент подчеркнул важность обеспечения рабочими местами, заработной платой и арендными выплатами, которые определил в качестве основных компонентов для гарантий роста экономики государ­ства.

В Национальный банк экономического и социального развития будут сделаны «инъекции», чтобы инвестиции не останавливались, а произвели «каскадный эффект».

По словам главы государства, в отличие от кризисов прежних лет, страна уже располагает значительными международными резервами (207 миллиардов долларов). Кроме того, бразильское правительство объявило накануне об оказании помощи небольшим банкам, испытывающим труд­ности из-за кризиса. Планируется также выделение льготных кредитов экс­портерам для снижения потерь от роста доллара по отношению к бразиль­скому реалу. Хорошие показатели бразильской экономики объясняются в первую очередь низкой инфляцией и положительным торговым балансом. В результате экономика Бразилии уже вновь начала расти, а дефицит бюджета в 2009г. составит не более 2,2-2,3%, при этом на стимулирующие программы было потрачено всего 0,8% от ВВП страны.

Заключение

По мнению экспертов ЭКЛАК, кризис стал системным, т.е. охватывает все сферы экономической деятельности и требует фундаментальной пе­рестройки моделей развития.

Как можно заметить, латиноамериканские лидеры расходятся в оценках мирового финансового кризиса, и существуют весьма глубокие разногласия и проблемы в координации совместных антикризисных мер. Кризис волей-неволей заставляет страны заниматься своими проблемами и отодвигать на задний план «региональные» действия.

Несмотря на несовпадение антикризисных стратегий, латинская Америка все-таки обязана объединить усилия для преодоления мирового кризиса и решения общих задач экономического развития. Следовательно, региональная политика должна быть основана на следующих принципах:

  • в первую очередь создание обновленной финансовой системы, способной сбалансировать региональную экономику, защитить от воздей­ствия других кризисов и превратить избытки накоплений в высокодоходные инвестиции или в финансирование инфраструктуры в регионе;
  • должны существовать детальные собственные планы (в том числе с точки зрения ликвидности центральных банков, гарантий вкладчикам и кре­диторам, капитализации банков);
  • в странах региона должно быть четкое понимание того. На какие цели ориентированы их конкретные действия;
  • Принятие как на национальном, так и на международном уровне комплекса мер по преодолению последствий, а главное, по предотвра­щению системных банковских кризисов;
  • должна иметь место координация усилий на международном уровне.

Время покажет, насколько устойчивыми окажутся осуществленные преобразования и смогут ли они способствовать нейтрализации кризиса.

Что касается остальных латиноамериканских стран, то, видимо, сле­дуя примеру центров, им придется стать на путь фундаментальной модер­низации действующей неолиберальной модели. Но и в этом случае нельзя исключать существенного воздействия на ориентиры их экономической стратегии тех сдвигов в расстановке мировых сил, которые будут происхо­дить в обстановке углубляющегося кризиса.