«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3-4(10-11), 2009

Экономика зарубежных стран

Региональная политика Турции: концепция «полюсов роста» в действии?

А.М.Кузнецова, аспирант Института стран Азии и Африки МГУ

Статья посвящена политике «поляризованного развития» Турции в контексте подготовки страны к вступлению в Евросоюз. Автор рассматривает различные типы «полюсов роста», создаваемых в Турции (организованные индустриальные зоны, специальные индустриальные образования, малые индустриальные образования, зоны технологического развития), анализирует основные направления и механизмы развития каждого из них, показывает их место в решении проблемы смягчения региональных диспропорций социально-экономического развития страны. В статье также рассматриваются проблемы формирования в Турции производственных кластеров и дается оценка их возможного вклада в развитие отстающих регионов страны и повышение конкурентоспособности турецкой промышленности.

Ключевые слова: региональная экономическая политика, региональная конкурентоспособность, «полюсы роста», кластеры, организованные индустриальные зоны, специальные индустриальные образования, малые индустриальные образования, зоны технологического развития

A.Kuznetsova. Regional policy of Turkey: “growth poles” conception in action?

The article is dedicated to the ”growth poles” policy in respect of contemporary regional development in Turkey in the light of potential accession to EU. The author considers different types of “growth poles” (Organized Industrial Zones, Special Industrial Zones, Small Scaled Industrial Estates, Technology Development Zones); analyzes main>Turkey. The article also touches upon the issue of formation of production clusters in Turkey and contains evaluation of their potential input in development of lagging regions and in increase in competitiveness of Turkish industriesKey words: regional Economic Policy, regional Competitiveness, «growth poles»,clusters, Organized Industrial Zones, Special Industrial Zones, Small Scaled Industrial Estates, Technology Development Zones

Концепция формирования и развития территориально-экономической структуры страны на основе «полюсов роста» (концепция «полюсного» или «поляризованного» развития), признанная и широко применяемая в региональной политике многих стран, основана на предпосылке, согласно которой развитие территорий идет вокруг своеобразных «очагов роста», «полюсов».

Понятие «полюс роста» одним из первых ввел в научный оборот в начале 50-х гг. ХХ в. французский экономист Ф. Перру. Согласно его представлениям экономический рост не идет повсеместно, а имеет очаговый характер. «Полюсы роста», по его определению, — это агломерации предприятий, сконцентрированных в определенных местах, где экономический рост, предпринимательская активность, инновационный процесс отличаются наибольшей интенсивностью, оказывая влияние на другие территории, которые не входят в «полюсы». Это и есть «поляризованное» развитие1. И сам Перру, и его последователи отмечали, что «полюсы роста» можно формировать целенаправленно и государство может содействовать этому процессу, в том числе в целях оживления развития отстающих регионов страны.

Концепция «поляризованного развития» доказала свою жизнеспособность во многих странах, находящихся на различных этапах социально-экономического, в том числе индустриального развития.

При этом создание «полюсов роста» способствует решению различных задач региональной и экономической политики — стимулирования развития отстающих регионов (поскольку «полюсы» оказывают воздействие на окружающие территории), формирования отраслевой и территориальной структуры экономики (поскольку они создаются не только в периферийных районах), активизации инновационного процесса.

Концепция «поляризованного развития» отличается гибкостью, т.к. предполагается возможность выбора отраслей, на основе которых будет развиваться то или иное территориально-производственное образование, являющееся «очагом роста», в зависимости от уровня социально-экономического и технологического развития страны, ее экономической стратегии, специфики региона размещения.

Создание индустриальных зон.

В региональной политике Турции, которая в настоящее время переживает период активизации и серьезных преобразований, в том числе в связи с подготовкой к вступлению в ЕС2, также активно внедряется стратегия «поляризованного» развития.

Выделение и специальное стимулирование (в первую очередь, путем создания инфраструктуры) различных зон развития в целях поддержания уровня инвестиций в провинциях и перераспределения инвестиций в периферийные районы применялось в Турции еще в 1960-е гг. Эти «зоны» сыграли определенную роль в привлечении промышленных предприятий и укреплении связей между ними, а также улучшении предпринимательской среды в регионах, особенно для предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ). Это означает, что в региональной и промышленной политике Турции уже тогда начала использоваться концепция «полюсного развития», предусматривающая целенаправленное развитие «центров» роста в регионах.

В настоящее время эта практика получила широкое распространение. При поддержке государства и фондов ЕС в стране формируются «очаги роста» различных видов: организованные индустриальные зоны (OIZ, ОИЗ); специальные индустриальные образования (SIE, СИО); малые индустриальные образования (SSIE, МИО), кластеры.

ОИЗ, СИО и МИО представляют собой специально оборудованные территории, где при содействии государства создается необходимая для предприятий инфраструктура общественного пользования. Между собой они различаются масштабами, отраслевой принадлежностью предприятий, которые могут там размещаться, а также набором льгот, предоставляемых компаниям (подробнее об этом будет сказано ниже).

Под кластером (cluster) в экономике понимается сконцентрированная на определенной территории группа взаимосвязанных компаний. Кластеры могут возникать «естественным» путем на основе стремления компаний быть ближе к предприятиям, связанным с ними технологическими цепочками, а также при поддержке государства, когда они становятся инструментом региональной и/или инновационно-технологической политики.

Рассмотрим вкратце основные направления развития каждого из видов названных «очагов роста» и их роль в достижении целей региональной политики Турции.

Формирование «организованных индустриальных зон» приняло систематический и целенаправленный характер после принятия специального закона (№ 4562, 15 апреля 2000 г.). Для руководства и координации процесса была создана Генеральная дирекция по делам мелкого производства, индустриальных зон и образований в министерстве промышленности и торговли Турции. В качестве главных целей создания ОИЗ в Турции были определены: содействие развитию промышленности в отстающих районах, рациональное планирование городов, повышение прибыльности и модернизация производства предприятий, удешевление строительства и эксплуатации объектов производственной и социальной инфраструктуры.

К 2005 г. в Турции было образовано 87 ОИЗ, где действовали 30 тыс. компаний. При этом создавались они не только в слаборазвитых районах, а, напротив, в основном в преуспевающих (см. Табл. 1). Для них выбирались те пункты, где уровень развития и структура промышленности делали формирующиеся территориально-производственные образования привлекательными для инвестиций и которые при определенной административной поддержке могли стать индустриальными кластерами.

Таблица 1. Распределение ОИЗ по 7 географическим регионам Турции.

Регион (в скобках — число илей)

Число ОИЗ

Общая площадь ОИЗ (га)

Мраморноморский (11)

15

4262

Эгейский (8)

14

3512

Внутренняя Анатолия (13)

16

4018

Средиземноморский (8)

11

2603

Черноморский (18)

16

1748

Юго-Восточная Анатолия (9)

8

2196

Восточная Анатолия (14)

7

1248

Всего илей — 81

87

19587

Примечание: регионы расположены в Таблице в порядке убывания значения Индекса социально-экономического развития.

Составлено по: Industrial Rectructing of Sanliurfa. Standart Summary Project Fiche TR 06.02.08, p.3

В восточной части Турции, где расположены наименее развитые регионы условия создания «полюсов роста» гораздо менее выигрышные. Многие из существующих здесь промышленных предприятий были основаны при поддержке государства. Частный же сектор представлен по большей части малым и средним бизнесом, действующим в трудоемких отраслях и зависящим от местного рынка и ресурсов. Принципиально важно и то, что эти предприятия имеют низкий технологический уровень и, по сути, о распространении инноваций (а это одно из предполагаемых преимуществ «полюсов роста») речь не идет.

Создание ОИЗ и МИО в таких регионах нацелено, прежде всего, на помощь развитию МСБ путем создания инфраструктуры коллективного пользования.

Так, формирование подобных зон стало одним из направлений реализации долгосрочного крупномасштабного проекта Юго-Восточной Анатолии (GAP). Все провинции (или), охваченные этим планом (за исключением Газиантепа), относятся к числу наименее развитых в Турции. Ввиду низкого уровня промышленного развития ОИЗ здесь немного — всего 7, причем 3 из них расположены именно в Газиантепе.

В соответствии с целями 8 и 9-го национальных планов экономического развития Турции и плана GAP правительство предпринимает меры по стимулированию ОИЗ. Основное содержание этих мер состоит в предоставлении режима финансовых преференций и содействии строительству инфраструктуры.

Так, ОИЗ, расположенные в 36 провинциях, где доход на душу населения составляет менее 1500 долл. (на 2001 г.) и в 17 провинциях, где Индекс социально-экономического развития (SEDI)3 в 2003 г. был ниже среднего, подпадают под льготную схему налогообложения. Она предусматривает налоговые льготы предприятиям, увеличивающим численность занятых4 (Закон № 5084 о содействии инвестициям и занятости). Кроме того, в 53 илях приоритетного развития инвесторы могут бесплатно получать в пользование земельные участки при условии создания более чем 30 рабочих мест.

Рассмотрим условия функционирования ОИЗ на примере зоны Шанлы Урфа, которая поддерживается не только правительством Турции, но и европейскими фондами (Проект индустриальной реконструкции Шанлы Урфа, 2006 г.). Эта зона была создана еще в 1990-е гг., и в соответствии с упомянутой выше схемой льготного налогообложения здесь практиковался бесплатный землеотвод, предоставлялись льготы по некоторым налогам, а также энергетические субсидии. В результате все предлагаемые площади были заполнены, и возникла необходимость в расширении зоны с тем, чтобы она смогла принять еще около 600 предприятий, проявивших интерес к размещению в данной ОИЗ.

В 1997-99 гг. был разработан и одобрен план реконструкции и расширения этой зоны (вторая очередь площадью 1170 га) в рамках реализации Проекта GAP5. Сроки предоставления льгот были продлены до конца 2008 г., а затем еще на 2 года.

Одной из главных проблем и одновременно задач индустриальной зоны Шанлы Урфа особенно после принятия решения о ее расширении стало строительство инфраструктуры, в том числе природоохранных объектов. Здесь расположены предприятия, принадлежащих 154 компаниям самых различных отраслей — легкой и пищевой промышленности, производства строительных материалов, химической промышленности, электроники. Однако только 30-40% из них оснащены мощностями по переработке сточных вод.

На решение проблемы недостатка инфраструктуры направлен Проект реконструкции зоны, финансируемый ЕС, в соответствии с которым в индустриальной зоне Шанлы Урфа (первой и второй очередей) предполагается:

  • строительство и оказание содействия в эксплуатации объектов инфраструктуры (дороги, водопровод, энергосети, коммуникации, газоснабжение) на территории в 96 га второй очереди;
  • строительство предприятия по очистке сточных вод, которое будет обслуживать всю территорию ОИЗ;
  • предоставление консультационных услуг в организации бизнеса и в сфере привлечения инвестиций.

Программа рассчитана на период до 2010 г. включительно, а обустройство остальной части второй очереди ОИЗ, как предполагают, будет осуществляться с привлечением средств, полученных от продажи земельных участков и сбора платы за услуги.

Таким образом, проект реконструкции зоны Шанлы Урфа, финансируемый ЕС, является пилотным. В его рамках будет происходить отработка механизмов коллективного использования объектов инфраструктуры. Кроме того, как показали результаты обследования, проведенного органами поддержки МСБ Турции, малые предприятия являются, в основном, семейными, поэтому они сталкиваются со многими проблемами управления бизнесом в сфере финансов, информации, маркетинга, использования технологий и нуждаются в консультационных услугах в области менеджмента. Отчасти этот пробел может быть восполнен благодаря реализации проекта реконструкции зоны.

Вместе с тем очень важно реалистично оценивать возможный эффект от проекта реконструкции зоны и от ОИЗ в целом. Эта зона, учитывая уровень и структуру промышленных предприятий, расположенных там, может способствовать оживлению мелких предприятий легкой промышленности, некоторому увеличению занятости в провинции. Однако сколько-нибудь заметное повышение технологического уровня, повышение конкурентоспособности, выход на зарубежные рынки — это оптимистичный вариант отделенного будущего.

Другой пример организованных индустриальных зон Юго-Восточной Анатолии — это 4 ОИЗ в Газиантепе. В провинции преобладают предприятия обрабатывающей промышленности, производящие продукцию со средней и высокой долей добавленной стоимостью, в том числе и на экспорт. Почти 30% занятых в обрабатывающей промышленности. Здесь много крупных предприятий. Поэтому ОИЗ здесь гораздо более успешны и их «каталитический» эффект выше.

Перспективы развития индустриальных зон в Операционном плане повышения региональной конкурентоспособности.

Создание ОИЗ и СИО считается перспективным направлением решения проблем региональных диспропорций и повышения конкурентоспособности регионов. Так, в ныне действующем Операционном плане повышения региональной конкурентоспособности на 2007-2013 гг., который разработан Министерством промышленности и торговли Турции в соответствии с требованиями ЕС и является основным в сфере региональной политики, предусматривается создание и обустройство различных «центров развития» в приоритетных регионах.Объектом данного плана являются 12 регионов второго уровня (NUTS II)6 с подушевым доходом менее 75% от среднего по Турции показателя. Далее мы можем наблюдать в действии принципы концентрации усилий и стремление к достижению синэргетического эффекта. В регионах 2-го уровня выбрано 15 Центров роста (Growth Centres) — провинций (по классификации ЕС это — регионы 3-го уровня), где должны быть сосредоточены основные усилия и в которые направляется 70-80% общего финансирования Программы. Эти провинции являются наиболее развитыми в своих регионах, в некоторых из них доход на душу населения выше 75% от средненационального уровня и во всех — выше среднего по соответствующему региону 2-го уровня.

Во избежание недопонимания и терминологической путаницы заметим, что Центры роста, выделенные в Программе, не являются «полюсами роста», как их понимают в региональной экономической политике. Это — целевые приоритетные провинции (или), являющиеся административными единицами Турции и статистическими регионами 3-го уровня. «Полюсы роста» — это стимулируемые территориально-производственные образования с регулируемой отраслевой структурой и сознательно формируемой предпринимательской средой.

«Полюсами роста» в рамках рассматриваемой Программы стали производственные и предпринимательские зоны, выделенные на территории регионов 2-го и 3-го уровней (т.е. внутри Центров роста) — ОИЗ, МИО, Зоны технологического развития (ЗТР, TDZ).

В ОИЗ и МИО создана или создается необходимая инфраструктура для совместного использования компаниями и предприятиями, которые там действуют или будут размещены в будущем (логистическая инфраструктура, очистные сооружения, лаборатории, организации для подготовки и переподготовки кадров, информационные центры, организации «одного окна» для оказания консультационных услуг предприятиям). Общая площадь под объекты инфраструктуры составит 75 тыс. кв.м.

Распределение этих объектов по 12 целевым регионам 2-го уровня и 15 центрам роста выглядит следующим образом7:

Расположение

ОИЗ

МИО

 

законченные

проектируемые

законченные

проектируемые

12 целевых регионов 2-го уровня

32

57

166

44

В том числе, 15 центров роста

13

14

42

4

По мнению авторов Программы повышения региональной конкурентоспособности, число индустриальных зон в целевых регионах и центрах роста, также как и масштабы создаваемой там инфраструктуры вполне достаточны с точки зрения имеющихся в этих регионах предприятий, а также потенциала привлечения новых компаний. Проблема состоит в том, что «заполнить» эти зоны. И здесь принципиально важным представляется дополнение создаваемой «жесткой» инфраструктуры (а именно на это, прежде всего, нацелены зоны) «мягкой» инфраструктурой, т.е. системой оказания услуг предприятиям в таких областях как управление бизнесом, качество и стандартизация продукции, маркетинг, технологический обмен и инновации, продвижение продукции на экспорт, развитие персонала.

В дополнение к соответствующим организациям, предусмотренным в ОИЗ и МИО, в целевых регионах и центрах роста уже действуют и создают новые инкубаторы бизнеса в форме Центров развития предприятий (ЦРП, IGEM) и Центров развития бизнеса (ЦРБ, ISGEM)8. ЦРП предоставляют предприятиям МСБ услуги по обучению персонала, консультационные услуги в области продвижения продукции на экспорт, технологического развития, а также услуги, необходимые при открытии нового бизнеса. Фактически этим занимается Организация по развитию малого и среднего предпринимательства, используя возможности Центров развития регионального производства.

ЦРБ, которые позиционируются в Операционной программе как инкубаторы, помогают МСБ в обеспечении производственными площадями (если права собственности принадлежат местным властям или частным владельцам), машинами и оборудованием для коллективного использования, а также оказывают другие бизнес-услуги.

Всего в 12 целевых регионах создано 11 ЦРП (все они расположены в 15 центрах роста). Имеется также 5 действующих (в том числе 4 — в центрах роста) и один проектируемый ЦРБ9. Следует отметить, что хотя в каждом целевом регионе 2-го уровня и каждом центре роста имеется хотя бы одна индустриальная зона ОИЗ и/или МИО), ЦРБ (инкубаторы) организованы не везде. Эта ситуация отражает положение с заполняемостью индустриальных зон: во многих из них, как мы уже отмечали, она невелика, поэтому потребность в услугах инкубаторов также относительно невысока.

Кроме рассмотренных выше, в целевых регионах и центрах роста действуют «поддерживающие» организации в рамках политики стимулирования технологического развития: Центры технологического развития (ЦТР, TDC), Инкубаторы без границ (Incubator Without Wall) и другие. Их цель — приобщение малых предприятий к новым технологиям, электронному бизнесу (e-commerce), обеспечение им доступа к информационным ресурсам и, в конечном счете, повышение их технологического уровня и качества ведения бизнеса, налаживание более тесных связей между местными исследовательскими организациями и предприятиями с тем, чтобы обеспечить перелив технологий в производственную сферу.

Из 18 Центров технологического развития по всей стране лишь 3 расположены в целевых регионах (Кайсери, Трабзон, Газиантеп). Созданы они, как и большинство подобных образований, на базе местных университетов.

Помимо индустриальных зон в Турции организовано 22 Зоны технологического развития, где создаются условия для организации бизнеса на базе исследовательских организаций и стимулирования партнерства между ними. Из общего числа Зон технологического развития всего 4 расположены в целевых регионах, обозначенных в Программе повышения региональной конкурентоспособности (Кайсери, Трабзон, Эрзурум и Газиантеп).

Однако, согласно обследованию, проведенному в ходе подготовки Программы, эти зоны и центры практически не работают из-за слабости технологической инфраструктуры и финансовых трудностей10.

Производственные кластеры.

Помимо индустриальных зон различного типа в Турции создаются и кластеры, которые также могут стать «полюсами роста» в слаборазвитых районах страны. Как мы указывали выше, производственный кластер — это в сконцентрированная на определенной территории группа взаимосвязанных компаний, включая поставщиков оборудования, комплектующих и специализированных услуг; инфраструктурные компании; научно-исследовательские институты, университеты и другие организации, взаимодополняющие друг друга и усиливающие конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом11. Фактором возникновения кластеров является стремление компаний совместно использовать ресурсы и снижать трансакционные издержки (например, за счет снижения транспортных расходов при поставке частей и компонентов). Кроме того, в кластерах происходит более быстрое и эффективное распространение инноваций, в том числе в форме неявного знания. Известный американский исследователь проблем конкурентоспособности М. Портер связывает возникновение и развитие кластеров с конкуренцией на локальных рынках, в результате которой на каждом из таких рынках образуется группа высококонкурентных компаний — кластер.

Во многих странах в рамках промышленной и региональной политики реализуется политика поддержки кластеров, предусматривающая меры по их формированию и поддержку уже существующих образований. Целями такой политики обычно является повышение производительности, инновационности, конкурентоспособности и прибыльности бизнеса, а также рост занятости в данном регионе. Значение кластерной политики в региональном развитии определяется тем, что кластеры (как и другие «полюсы роста») обладают каталитическим эффектом, оказывая стимулирующее воздействие на окружающую территорию и эффектом притяжения, способствуя концентрации местных ресурсов в конкурентоспособных видах бизнеса.

Содержательно кластерная политика обычно включает в себя государственные инвестиции в «жесткую» и «мягкую» инфраструктуру, меры по стимулированию частных инвестиций в зону кластера, создание благоприятного инвестиционного климата, условий для инноваций.

Кластерная политика получила распространение во многих странах — в развитых, в развивающихся, в странах с переходной экономикой. И, если цели этой политики во всех странах в общем-то сходны, то выбор ее направлений и инструментов во многом зависит от характера экономической политики в целом.

В Турции существует довольно большое число кластеров. По данным Европейской обсерватории кластеров, проводящей исследования кластерной политики в странах-членах и кандидатах в члены ЕС12, в 2007 г. их насчитывалось 108. Названная организация дала количественную и качественную оценку обследуемым кластерам, присвоив им от 1 до 3 звезд, исходя из целого ряда показателей, позволяющих оценить объем и интенсивность распространения знания в них. Согласно этой оценке, только 15 турецких кластеров получили «трехзвездочный» статус.

Большая часть кластеров размещается в западной (более развитой) части Турции, в том числе 20 — в Стамбуле. Что касается отраслевой принадлежности, то преобладают кластеры, специализирующиеся на производстве текстиля, готовой одежды, обуви, фурнитуры, ювелирных изделий, изделий из кожи (всего 25), пищевой индустрии, строительстве, транспортно-логистических услугах. В то же время кластеров технически более сложных отраслей немного: 2 автомобилестроительных, и по одному — тяжелого машиностроении и развития производственных технологий.

Таким образом, современная ситуация с распространением кластеров в Турции не дает оснований для оптимизма в плане оценки их вклада в повышение конкурентоспособности национальной экономики в передовых отраслях промышленности и решения проблемы региональных диспропорций. Очевидно, что развитие кластеров и в дальнейшем будет нуждаться в государственной поддержке, а сам процесс их развития — в корректировке в соответствии с целями национальной экономической политики.

Основные цели и направления развития кластеров получили отражение в Национальной программе адаптации Турции, принятой в контексте подготовки к вступлению в ЕС. В дальнейшем эта стратегия получила развитие в предвступительной программе экономической помощи Турции (2004 г.), 8-м и 9-м планах национальных планах экономического развития страны. Создание и поддержка кластеров входят в качестве составной части в инновационно-технологическую, регионально-экономическую политику, а также политику поддержки МСБ.

В то же время в Турции пока нет завершенной концепции развития кластеров, как и специальной организации, занимающейся исключительно кластерами. Их развитие и поддержка входят в сферу ответственности Государственной плановой организации (DPT), Организации развития малого и среднего предпринимательства (KOSGEB), Управления по внешней торговле. На региональном уровне кластерами занимается администрация проекта GAP (кластер производства готовой одежды Адыяман, производства органических сельскохозяйственных продуктов в Шанлы Урфа, по обработке мрамора в Диярбакыре, пищевой индустрии в Мардине), Торгово-промышленная палата провинции Болу (туристический кластер Болу) и другие организации в тех регионах, где имеются кластеры.

С точки зрения вклада в решение проблем регионального развития представляют интерес 4 кластера, расположенные в провинциях, входящих в зону действия проекта GAP. Их целью является консолидация имеющейся индустрии и повышение ее конкурентоспособности. Так, например, Адыяман, по замыслу в ближайшее десятилетие должен стать центром производства готовой одежды в зоне действия проекта GAP, на которую приходится около 60% всего производства хлопчатобумажных тканей в Турции. Иными словами, проект кластера опирается на объективные тенденции развития региона.

Важно также отметить, что в Турции имеются проекты кластеров, инициированные местными организациями, что отвечает самой идее кластерного развития, которая предполагает многообразие форм и инструментов его реализации, участие различных местных неправительственных организаций.

Вместе с тем при поддержке ЕС в Турции ведется работа по формированию институциональной и законодательной основ кластерной политики. На это нацелена, в частности Программа развития кластерной политики в Турции, начатая в 2005 г. (первый этап закончился в 2008 г.), на 75% профинасированная из фондов ЕС. В ходе реализации программы было проведено обследование ситуации с кластерами, организованы тренинги и семинары для государственных служащих и представителей неправительственных организаций, занимающихся проблемами кластеров.

Выводы.

В целом практика создания и стимулирования развития «полюсов роста» получила в Турции довольно широкое распространение и стала неотъемлемой частью политики регионального развития. В стране функционирует 93 ОИЗ и 399 МИО и находится в стадии проектирования и строительства соответственно 108 и 69 объектов. Эффективность индустриальных зон оценивается, главным образом, на основе роста численности занятых, который в отдельных случаях составляет от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.

Размещаются индустриальные зоны довольно равномерно по всей территории Турции. Вместе с тем, как и других странах, наиболее успешные специально создаваемые индустриальные зоны и кластеры располагаются в наиболее развитых районах страны, в том числе в пределах или вблизи больших городов (Стамбул, Анкара, Измир), являющихся промышленными центрами крупных регионов. Например, в Анатолии это — Газиантеп, Денизли, Конъя. В ОИЗ и МИО, расположенных там, сосредоточено около половины промышленных предприятий соответствующих регионов (2-го уровня)13.

Несмотря на то, что в создание инфраструктуры в зонах, расположенных в менее развитых районах и илях страны, направляются довольно значительные средства государственного сектора (в том числе при финансовом содействии фондов Евросоюза), «заполнение» их (т.е. привлечение новых предприятий и соответственно инвестиций) гораздо ниже, чем в зонах расположенных в более экономически развитых регионах.

Опыт Турции, как и других стран, показывает, что на привлечение инвестиций влияет общий уровень развития социально-экономической структуры региона. Кроме того, требуются дополнительные меры в сфере подготовки кадров (в том числе в области управления бизнесом), техническое и административное содействие. При этом важным обстоятельством, которое влияет на процесс создания и эффективность индустриальных зон в слаборазвитых регионах Турции, является то, что они рассчитаны почти исключительно на малый и средний бизнес. Это требует применения дополнительных специальных мер поддержки, причем не только финансовых стимулов (необходимость их очевидна), но и консультационной и технологической помощи.

Опыт Турции показывает, что создание «полюсов роста» — это лишь создание условий для оживления предпринимательства в том или ином регионе, наличие которых не всегда гарантирует экономический подъем. Для получения синэргетического и каталитического эффекта необходимо сочетание многих факторов — соответствие отраслевой структуры производства потребностям рынка, качество ведения бизнеса, наличие инновационного потенциала.

Поэтому не исключена ситуация — и опыт Турции подтверждает это — когда политика стимулирования индустриальных зон и кластеров будет приводить к ускорению развития наиболее благополучных регионов. С точки зрения задач повышения национальной конкурентоспособности и инновационно-технологического потенциала такой результат нельзя считать негативным. В то же время более низкий уровень распространения «полюсов роста» и их более низкая эффективность в более отсталых районах, где сконцентрированы преимущественно отсталые в технологическом отношении МСП, ставят под сомнение возможность получения заметного эффекта от данного инструмента в сфере сглаживания региональных диспропорций.

Поэтому механизмы создания и поддержки «полюсов роста» для развитых и слаборазвитых районов, очевидно, должны быть различными, что подтверждает общий тезис о многообразии форм и методов создания «полюсов», необходимости учета местных условий, повышения роли местных властей и неправительственных организаций в использовании в

1. Preer R.W. The emergence of technopolis: knowledge-intensive technologies and regional development, p.38–39.

2. Турция получила официальный статус кандидата в члены ЕС в 1999 г. В данной статье мы не обсуждаем вопрос о сроках вступления страны в ЕС. Важно, что после обретения статуса кандидата Турция получила доступ к европейским финансовым фондам поддержки стран-кандидатов, а также технической и методической помощи, в том числе и в сфере региональной политики.

3. SEDI (Socio Economic Development Index) — Индекс социально-экономического развития, используемый комиссиями Евросоюза для оценки и сравнения уровня развития отдельных стран и регионов. Включает 9 индикаторов в области развития инфраструктуры, образования, здравоохранения, энергопотребления. Методически близок к Индексу человеческого развития ООН. — Socio-Economic Development And Fiscal Policy Lessons From The Cohesion Countries For The New Member States. European Central Bank. WORKING PAPER SERIES. No. 4 6 7 / April 2005 by Aaron N. Mehrotra and Tuomas A. Peltonen, pp. 10, 38 — http://www.ecb.int/pub/pdf/scpwps/ecbwp467.pdf Источник: SPO, TUKSTAT (по: Ninth Development Plan 2007-2013, p. 56).

4. Законы № 5084 о содействии инвестициям и занятости, Закон № 5350 и дополнения к ним.

5. Всего в 9 илях, входящих в проект GAP, имеется 5 законченных ОИЗ и 6 находятся в процессе формирования.

6. В 2002 г. в целях достижения соответствия региональной классификации ЕС Государственной плановой организацией Турции совместно с Государственным институтом статистики была завершена работа по реорганизации системы классификации статистических региональных единиц.По результатам этой работы было выделено 12 статистических регионов 1-го уровня (вместо прежних 7 крупных экономико-географических районов), 26 статистических регионов 2-го уровня и 81 регион (иль) 3 уровня (административно-территориальное деление). Регионы второго уровня, которые образованы с учетом рекомендаций и методик ЕС, являются статистическими регионами, соответствующими европейским NUTS 2. — Common>

7. Составлено по: Regional Competitiveness Operational Programme (CCI No. 2007 TR 16 IPO 003), p.34

8. Различие между ними состоит в том, что первые создаются Организацией развития малого и среднего предпринимательства (Small and Medium Sized Industry Development Organisation –KOSGEB), а вторые — местными властями, неправительственными организациями и бинесом по инициативе этой Организации.

9. Regional Competitiveness Operational Programme (CCI No. 2007 TR 16 IPO 003), p.36

10. Regional Competitiveness Operational Programme (CCI No. 2007 TR 16 IPO 003), p.61

11. http://ru.wikipedia.org/)

12. http://www.clusterobservatory.eu/reports/All_Turkey_1star_english_table.pdf

http://www.clusterobservatory.eu//upload/Policy_Report_Turkey_20080116.pdf

13. Regional Competitiveness Operational Programme (CCI No. 2007 TR 16 IPO 003), p.33