«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3-4(10-11), 2009

Научная жизнь

Современные процессы в мировом финансовом хозяйстве и новые механизмы регулирования глобальной финансовой системы в период мирового экономического кризиса

К.Дмитриева, МЭО-II

Природа и механизмы великих экономических потрясений всегда загадочны и до конца непостижимы. Великие кризисы на десятилетия становятся предметом дискуссий ученых, им посвящаются сотни диссертаций и тысячи научных статей, причем однозначные ответы так и не удается найти.

Начавшийся в условиях глобализации, современный кризис беспрецедентен по масштабам и охватывает практически все динамично развивающиеся страны и регионы. Он имеет системный характер, так как одной из его причин является заполнение международного рынка колоссальной массой финансовых активов различных типов и форм. Сегодня экономический мир становится все более виртуальным, поскольку важнейшие экономические индикаторы складываются на рынках мировых финансовых инструментов. Экономическая и политическая элита утратила контроль над движением финансовых инструментов, поэтому нынешний кризис можно определить как «бунт финансовых инноваций» — бунт машин против их создателей.

Исторические предпосылки финансового кризиса.

Воздерживаясь прежде от серьезного вмешательства в финансовую сферу, правительства разных стран в связи с современным кризисом были вынуждены принимать масштабные меры по спасению банковской системы. В последние десятилетия приоритет рыночных отношений не подвергался сомнению, а каждый шаг по дерегулированию рынка казался оправданным ответом на те или иные недостатки финансовой системы.

В 1971 году президент США Р.Никсон объявил о временном запрете конвертации доллара в золото по официальному курсу для центральных банков. Фактически это означало прекращение Бреттон-Вудской системы фиксированных курсов, созданной в конце Второй мировой войны.

С введением плавающих курсов валют компании, затраты которых были в одной валюте, а доходы — в другой, нуждались в хеджировании валютных рисков. В 1972 году бывший адвокат Лео Меламед, осознав возможные выгоды, начал торговлю валютными фьючерсами на Чикагской товарной бирже. Современные сложные производные финансовые инструменты стали логическим продолжением первых валютных фьючерсов.

Большой взрыв (Big Bang) на Лондонской бирже 1986 году устранил различия между брокерами и джобберами, предоставил банкам, страховым обществам и зарубежным компаниям, занимающимся торговлей ценными бумагами, права становиться членами биржи и приобретать участвующие в ее работе фирмы; отменил шкалы комиссионных сборов и разрешение устанавливать комиссионные путем переговоров. Аналогичная реформа была проведена в Нью-Йорке в 1975 году. Уменьшение размера комиссионных снизило долгосрочную привлекательность брокерских услуг и увеличило популярность операций за собственный счет.

С течением времени все эти изменения поменяли структуру финансового сектора. Инвестиционные банки, которые традиционно создавались в форме товариществ, обладали незначительным собственным капиталом и получали основной доход от консультационных услуг, были вынуждены реорганизовываться в акционерные общества и привлекать дополнительный капитал на бирже. В 1999 году был отменен закон Гласса-Стигала 1933 года, запрещавший коммерческим банкам заниматься размещением ценных бумаг и другими операциями с ними.

Расширение банковского бизнеса сопровождалось постепенным усложнением проводимых операций. Финансисты научились выделять различные элементы риска и торговать ими по отдельности. Например, еще в 70-е годы началась разработка механизмов операций с опционами. Покупатель должен был заплатить премию за приобретение права исполнить опцион (т.е. продать или купить определенный актив), если цены на него будут изменяться в нужном ему направлении. Если же цена покупателя не устраивала, то он не был обязан заключать сделку и терял только выплаченную премию. Представители Чикагского университета Ф.Блэк и М.Шоулз создали теорию оценки стоимости опционов, а в 1973 году появилась Чикагская опционная биржа, где в первый день работы 26 апреля было заключено 911 опционных контрактов.[11,25] В 2007 году общее количество заключенных опционных контрактов достигло 1 193 миллинов, а сумма сделок по ним составила 969 млрд долларов.[15] Следующим важным этапом стала разработка операции своп — производных финансовых инструментов, позволяющих временно обменять одни активы или обязательства на другие.

Секьюритизация, называемая одной из главных причин нынешнего кризиса, появилась в 1970-е годы. Термин «секьюритизация» впервые появился в колонке «Слухи со Стрит» в «Wall Steet Journal» в 1977 году. Он был изобретен Льюисом Раниери, главой ипотечного департамента банка Salomon Brothers. Именно этот термин он предложил использовать репортеру Энн Монро в статье, посвященной описанию операций с первым выпуском ценных бумаг, обеспеченных залогом прав требования по ипотечным кредитам. Секьюритизация основана на преобразовании займов в пакеты ценных бумаг, которые затем продаются инвесторам. Использование этого механизма расширялось, так как банки получали выгоду от предоставления займов, не отражая их в собственном балансе, а инвесторы приобретали более доходные по сравнению с правительственными облигациями активы и диверсифицировали структуру заемщиков. Секьюритизация породила облигации, обеспеченные долговыми обязательствами. Данный инструмент финансирования получил название CDO (Collaterized Debt Obligation — обеспеченные долговые обязательства). Таким образом, банки объединяли свои ссуды в кредитные пулы и выпускали CDO, покупавшиеся инвестиционными фондами, которые, в свою очередь, повторно секьюритизировали свои активы и выпускали их в обращение на открытом рынке. Данные по годовым объемам выпущенных CDO представлены в следующей таблице:

Таблица 1. Мировой выпуск СDO

Год

Объем мирового выпуска, млн долл

2000

67,987.7

2001

78,453.8

2002

83,074.3

2003

86,629.8

2004

157,820.7

2007

481,600.7

2008

61,886.8

2009

2,778.2

Q1

757.2

Q2

1,886.4

Q3

134,8

Источник: Securities Industry and Financial Marketing Association//

URL:http://www.sifma.org/uploadedFiles/Research/Statistics/SIFMA_GlobalCDOData.pdf

Связь между кредитором и кредитуемым была разрушена, а покупатели инвестиций получали все меньше информации о рисках. Рискованные активы стали объектом инвестирования из-за низких процентных ставок. Для увеличения доходов инвесторы привлекали заемные средства и, как следствие, сформировался финансовый пузырь, который начал сдуваться, когда инвесторы потеряли доверие к перспективам финансового рынка, что стимулировало быструю распродажу таких активов, и, следовательно, падение цен на них.

Последствия либерализации финансового сектора.

Не ставя под сомнение необходимость дерегулирования в экономике, правительства развитых стран пересмотрели только структуру регулирующих органов. В 1988 году были принята программа в рамках соглашений, принятых при Базельском комитете по банковскому надзору. Она подразумевала установление требований к минимальному уровню капитала банков и необходимость резервирования их части на случай непредвиденных потерь. Из-за дороговизны соблюдения требований банки стремились вывести часть активов за баланс, что привело к распространению секьюритизации, кредитно-дефолтовых свопов и других финансовых инструментов. После обрушения рынка возникла угроза невозврата этих активов на балансы банков, что также привело к текущим проблемам.

Тем временем стандарты выдачи кредитов снижались, распространение получила субстандартная ипотека (subprime). Fannie Mae и Freddie Mac — два поддерживаемых государством гиганта ипотечного рынка США — снизили стандарты кредитования и выдали в 1990-е годы огромный объем ипотечных кредитов. В 1994 году объем subprime ипотеки составил 35 млрд долл, в 1999 — 160, в 2006 — 600.[18]

Ставка субстандартных кредитов чаще была «плавающей», то есть ее размер привязывался к ставке ФРС США. Практика плавающих ставок получила наибольшее распространение в 2002-2003 гг., когда стоимость денег была минимальной. Когда ФРС начала повышать размер учетной ставки, ежемесячные платежи стали неподъемными для некоторых граждан, и ненадежные заемщики оказались не в состоянии обслуживать свои займы. Объем непогашенных ипотечных кредитов в 2008 году составил 13 трлн доллров. Следствием неплатежей по ипотечным кредитам стало изъятие банками домов в целях реализации залога. В первом квартале 2009 года один дом из 159 попал под изъятие в США.[16] Банки старались как можно быстрее реализовать предмет залога, что вызвало рост предложения на рынке недвижимости и вызвало резкое падение цен на жилье.

Лопнувший «пузырь» на рынке недвижимости спровоцировал панические продажи и падения цен на всех финансовых рынках, что связано с секьюритизацией, посредством которой возросшие риски отдельных участников рынка распределились по всей финансовой системе. Одними из первых пострадали банки, специализировавшиеся на ипотечных кредитах, например, Northern Rock.

Что касается России, то масштабы ипотечного кризиса, безусловно, не такие как в США. В 2005 — 2006 гг. ряд банков в России в результате конкурентной борьбы вывели на рынок продукты с высоким LTV (90 — 100%) — коэффициентом ипотечной задолженности, равняющимся соотношению между величиной заемных средств и оцененной стоимостью собственности, т.е. продукты, предполагающие практически полное отсутствие первоначального взноса со стороны заемщика.[14] Многие банки в погоне за клиентом пошли на упрощение условий кредитования для заемщика с неподтвержденными доходами.

Конечно, рынок ипотечного кредитования в России сильно отличается от гораздо более развитого рынка США как объемами выдаваемых кредитов, так и степенью использования заемного финансирования в сделках по приобретению жилья. Ипотечным кредитованием занимаются, в основном, универсальные коммерческие банки, а специализированных ипотечных банков и аналогов ипотечных компаний в стране — единицы. Кроме того, большая часть выданных в России кредитов — это кредиты с фиксированной процентной ставкой.

Масштабы нестандартного кредитования в России в связи с отсутствием обобщенной статистики оценить непросто, но стремление многих российских банков выдавать ипотечные кредиты с высоким LTV и с неподтвержденным доходом заемщиков вызывало опасение. Таким образом, проблемы возникли в первую очередь у банков, проводивших агрессивную политику по привлечению клиентов, предлагая кредиты с высоким LTV или не требуя документального подтверждения доходов. В числе последствий кризиса для российского рынка ипотеки — отмена ряда крупных сделок по секьюритизации ипотечных портфелей, сокращение выдачи ипотечных кредитов банками с зарубежным фондированием, кризис ликвидности на банковском рынке, сокращение популярных банковских программ для заемщиков subprime, полное свертывание программ кредитования без подтверждения дохода и отмена 70% программ без первоначального взноса, всеобщее повышение ставок по ипотечным кредитам в среднем на 0,6–0,8%.

Качество контроля за кредитными рисками, несмотря на более широкое их распределение, заметно ухудшилось. Рейтинги американских агентств Moody «s, Standard&Poor «s, а также американско-британского агентства Fitch Ratings стали общепринятым мерилом финансового положения банков, корпораций и целых стран. По оценкам самих агентств, они контролируют около 95% глобального рынка рейтинговых агентств: на S&P приходится 40%, на Moody «s — 39, на Fitch — 16%.[9,39]Однако практика показывает, что они часто допускают ошибки, приводящие к финансовым потерям инвесторов. Агентства присваивали слишком высокие рейтинги ипотечным облигациям, обеспеченным высокорисковыми займами.

Многие банки прибегали к услугам специализированных фирм, обладавших информацией об используемых в рейтинговых агентствах моделях оценки риска, что позволяло им структурировать выпускаемые производные финансовые бумаги под любой нужный рейтинг надежности. Сейчас невозможно подтвердить объективность тех данных, которые использовались в процессе присвоения рейтингов, так как в мире не существует такого органа, которому были бы подотчетны данные компании.

Вот один из примеров спорных действий рейтинговых агентств: в октябре 2008 года S&P изменило прогноз по суверенным кредитным рейтингам России со стабильного на негативный, объясняя это расходами госбюджета на поддержку банковской системы. На американском рынке в 2008 году обанкротилось более 40 банков, дефицит госбюджета вырос, а инвесторы понесли огромные убытки, но ни одно из агентств не объявило о пересмотре рейтинга США.

Очевиден тот факт, что российский финансовый рынок также зависит от иностранных рейтинговых агентств. В России национальная фондовая ассоциация на конец 2008 года аккредитовала 4 отечественных агентства: Национальное рейтиноговое агентство, рейтинговое агентство АК&M, «Рус-Рейтинг» и «Эксперт РА». В следующей таблице представлены рейтинговые агентства, которые признаются органами регулирования, а такжегоскопрпорациями.

Таблица 2. Признание российскими органами регулирования, а также госкорпорациями отечественных и иностранных рейтинговых агентств

Агентства

Банк России

Внешэкономбанк

Агентство по страхованию вкладов

Российская корпорация нанотехнологий

Фонд содействия реформированию ЖКХ

Агентство по ипотечному жилищному кредитованию

S&P’s

+

+

+

+

+

+

Moody’s

+

+

+

+

+

Fitch

+

+

+

+

+

+

Эксперт РА

+

+

+

+

Национальное рейтинговое агентство

+

+

+

+

Рус-Рейтинг

+

+

АК&М

+

Источник: С.Моисеев «Регулирование деятельности рейтинговых агентств на национальном рынке»-Вопросы экономики- №2-2009-с.45

Российские агентства значительно уступают по величине международным. Например, численность S&P — около 8,5 тыс. человек, Fitch Ratings — 2,2 тыс, Moody «s — 3,6. Самое больше из российских агентств, «Эксперт РА» имеет в штате более 60 специалистов.[9,48]

Безусловно, России необходимо формировать независимую, эффективную и надежную национальную систему присваивания рейтингов отечественных заемщиков и эмитентов для снижения зависимости отечественной экономики от международных рейтинговых агентств. Сегодня основными проблемами являются юридическое определение кредитного рейтинга, механизмы признания национальных рейтинговых агентств, а также нормы регулирования их деятельности. По всей видимости, регулятором рейтинговых агентств должен стать Минфин, а государственным пользователем услуг — Банк России. Следует отметить, что Постановлением от 14 февраля N109 Правительство РФ возложило на Министерство финансов РФ определение порядка аккредитации рейтинговых агентств и ведения реестра аккредитованных рейтинговых агентств. Министерство финансов РФ будет осуществлять аккредитацию рейтинговых агентств и ведение реестра аккредитованных рейтинговых агентств.[1]

Следующим последствием либерализации мировой финансовой системы стало развитие производных финансовых инструментов, что многократно увеличило оборот финансовых средств, который достиг величины в десятки раз превосходящей международные операции с реальными активами. В фондовом кризисе 1987 года обвиняли прежде всего фьючерсы и опционы. Однако сегодня особое беспокойство вызывают кредитно-дефолтные свопы из-за возможности невыполнения своих обязательств продавцом и покупателем. В соответствии с условиями данного свопа продавец кредитной защиты соглашается выплатить покупателю определенную сумму денег в случае наступления дефолта заёмщика по будущим платежам. Основная проблема кредитно-дефолтных свопов — это сложность ценообразования и невозможность математического моделирования. Ни одна модель не могла предсказать потерю кредитоспособности заёмщика в момент выдачи ипотечных кредитов.

Рынок кредитно-дефолтных свопов в последнее десятилетие рос огромными темпами и начал снижаться только в последнее время. Объем рынка данного вида свопов представлен на диаграмме:

Диаграмма 1. Объем рынка кредитно — дефолтных свопов, трлн долл

Источник: International Swaps and Derivatives Association Inc, ISDA Market Survey results, 1987 — present//URL: www.isda.org/statistics/pdf/ISDA-Market-Survey-results 1987-present.xls

Свопы могут использоваться для сокрытия кредитных рисков, поскольку эти позиции не обязательны для отражения в балансе. Такие инструменты способствовали концентрации рисков. В пример можно привести продавший 400 млрд долларов гарантий банк Lehman Brothers, который разорился в сентябре 2008 года.[17]

Важно помнить, что функционирование деривативов ведет к повышению общего уровня системного риска вопреки основной цели их снижения для отдельных участников. Эти сделки открывают широкие возможности для спекуляций, способствуя процессу обособления финансовой сферы от реальной экономики.

Общеизвестно, что многие страны на сегодняшний момент являются центрами притока спекулятивных капиталов, так называемых «горячих денег», владельцы которых срочно перемещают их из одной области в другую с целью получить более высокую прибыль. Опасность «горячих денег» заключается во внезапности их перемещения. В период кризиса капитал уходит, не создав ничего реального в экономике, и тем самым дестабилизирует ее.

Тем временем развитие информационных технологий создает новые возможности на финансовых рынках, но одновременно ведет к повышению рисков. К примеру, участники «высокочастотного трейдинга» могут зарабатывать огромные деньги, совершая тысячи сделок с ценными бумагами в секунду, за последний период их валовая прибыль составила 21 млрд долларов. Некоторые высокочастотные трейдеры отправляют по 1000 заявок в секунду, но если вдруг в работе системы произойдет сбой, то за те минуты, которые уйдут на исправление ситуации, может быть отправлено около 120 000 ошибочных заявок, что принесет катастрофические потери.[10,196]

Финансовые инновации трансформировали ряд товарных рынков, особенно сырьевых. Цена на нефть всегда была плохо предсказуема, однако она зависела от спроса и предложения на нее. Историческими фактами являются скачок цен, организованный в 1973 году странами-экспортерами нефти, и действия по их снижению в 1986 году. Сегодня цена нефти формируется на финансовых рынках и финансовыми брокерами, торгующими связанными с ее поставкой финансовыми инструментами. Так, например, 31 декабря 2008 года цена барреля нефти марки Brent составила 36,3 амер. долл., а 13 мая 2009 года — 58,1. Рост составил 60,5%, однако явных причин таких, как подъем западной промышленности, резкое снижение нефтедобычи и др., не было. Еще один пример: за первый квартал 2009 года в России добыча газа снизилась на 14,7 %, а акции газовой монополии выросли на 14,7%.[4,10]

Таким образом, мировая финансовая система сегодня характеризуется переливом «горячих денег», повышенным риском высокотехнологичных операций, спекуляциями на некоторых рынках, в т.ч. сырьевых, отрывом финансового сектора от реального. В свою очередь необеспеченные ценные бумаги, которые еще К.Маркс назвал «фиктивным капиталом», в одночасье стали «лопаться», что привело к кризису ликвидности, к обвалу на фондовом рынке и разворачиванию одномасштабного экономического кризиса.

Предложения по реформированию мировой финансовой системы. Обсуждение мер по преодолению кризиса вышло на международный уровень. В ноябре 2008 года в Вашингтоне прошел первый саммит, где приняли участие лидеры 20 стран, а в апреле 2009 года в Лондоне состоялась еще одна встреча «Группы двадцати». Россия представила следующие предложения по реформированию мировой финансовой системы:

  • Разработка и принятие международно признанных стандартов в области макроэкономической и бюджетной политики
  • Поддержание внутреннего спроса умеренно, не допуская повышения инфляции, значительного бюджетного дефицита и увеличения государственного долга.
  • Сдерживание спекулятивных сделок и операций на финансовом рынке на различных этапах экономического цикла
  • Разработка и принятие международного соглашения, определяющего глобальные стандарты регулирования и надзора в финансовом секторе Standard Universal Regulatory Framework (SURF)
  • Проведение расчётов и формирование цен в нескольких валютах, эмитенты которых отвечают установленным на международном уровне требованиям. Эти требования должны применяться к уровню развития экономики и финансовой системы, бюджетной и денежно-кредитной политике, регулированию инвестиций и финансовых операций.
  • Увеличение ресурсов МВФ. В краткосрочной перспективе завершение МВФ проводимой реформы квот и голосов, имея в виду перераспределение голосов и квот в пользу стран с формирующимися рынками и развивающихся государств.
  • Сохранение наметившиеся за последние годы поступательные тенденции в финансировании развития, обеспечение поддержки развивающихся стран
  • Разработка специальных программ повышения финансовой грамотности населения [7,14]

На саммите был определен курс на реформирование МВФ и ВБ, ужесточение контроля над мировыми банками, расширение состава Форума финансовой стабильности за счет развивающихся стран, увеличения бюджета МВФ до 750 млрд долл, введение санкций против оффшорных зон, борьбу с протекционизмом (выделение 250 млрд долл для поддержки мировой торговли), выделение финансовой помощи беднейшим государствам, ужесточение контроля за деятельностью рейтинговых агентств.

24 — 25 сентября 2009 г. в Питтсбурге состоялся третий саммит «Группы двадцати». На саммите приняты важные решения по дальнейшей институционализации «Группы двадцати». Формат «двадцатки» был определен его участниками как основной форум для международного экономического сотрудничества и координации. В документах саммита содержится уже 103 обязательства (на саммите в Лондоне было принято 76 обязательств) по приоритетным сферам повестки дня «двадцатки». В Питтсбурге было объявлено о создании двух новых институтов: группы экспертов по включению в финансовую систему (G20 Financial Inclusion Experts Group), которая будет заниматься выработкой рекомендаций по обеспечению доступа нуждающихся к финансированию посредством предоставления микрокредитов, поддержки малого и среднего бизнеса, повышения финансовой грамотности, и программы по решению проблемы финансирования малого и среднего бизнеса (G20 SME Finance Challenge), которая будет заниматься вопросом привлечения устойчивых частных инвестиций посредством государственного финансирования.

Однако на саммитах не обошлось и без разногласий: в Лондоне европейские страны выступали за ограничение долларовой эмиссии, в США предлагали создать мировой центробанк на основе МВФ, контролирующий национальные суверенные фонды, что выходит за рамки интересов стран-владельцев фондов, в том числе и России.

Вероятно, противоречия между США и ЕС носят больше тактический характер. На саммите в Лондоне были приняты очередные меры в пользу МВФ, а соответственно и стран, которые играют определяющую роль в функционировании органа. Сейчас большинство, а именно 17 % голосов в МВФ принадлежит США, а совокупное участие стран Европы составляет около трети голосов, причем такие сравнительно небольшие страны, как Ирландия и Голландия, имеют такое же или более сильное влияние в МВФ, чем, скажем, Китай — 3,7 % голосов или Индия — 1,9. Квота России в МВФ составляет 2,7 %. В ходе лондонского саммита вновь была доказана главенствующая роль МВФ в преодолении кризиса и необходимость поддержки этого органа. Фонду, например, удалось вернуть себе денежные потоки, расширить полномочия, получить официальное подтверждение статуса мирового финансового распределителя, добившись на лондонской «двадцатке» увеличения бюджета до 750 млрд. долларов.[8,3]

На саммите в Питтсбурге участники все же договорились о перераспределении квот в МВФ и Всемирном банке в пользу развивающихся стран. «Мы взяли обязательство перераспределить квоты МВФ в пользу динамично формирующихся рынков и развивающихся стран, передав не менее 5% от представленных стран к недопредставленным, используя в качестве стартовой основы текущую формулу расчета квот», — сказано в коммюнике. «Мы договорились о существенном расширении права голоса в размере не менее 3% для развивающихся стран и стран с переходной экономикой во Всемирном банке», — отмечается в документе. Однако, считают эксперты, такая формула не просто несправедливая, но и несерьезная, так как, в конечном итоге, она оставит прежнюю расстановку сил. Предполагается, что «голоса перераспределятся от перепредставленных стран к недопредставленным». Но из-за расплывчатых формулировок остается очень широкое поле для интерпретации. И основная работа будет происходить в рамках совета директоров МВФ. С одной стороны, это, безусловно, шаг вперед, но с другой стороны, США и страны ЕС все равно останутся у руля институтов.

Меры по преодолению кризиса в России. Внешние эффекты стали причиной кризиса в России, но при этом реакцию российской экономики определяли и внутренние причины и особенности ее структуры. Низкая капитализация кредитной системы, неразвитость рынка корпоративных облигаций привели к тому, что сбережения внутри страны использовались неэффективно, и большая их часть уходила за рубеж, потом эти же средства в виде еврооблигаций, синдицированных банковских кредитов и других механизмов заимствовались для инвестирования в российские предприятия.

Внешний долг российских компаний на 1 октября составляет, по данным ЦБ, $303,5 млрд, из них большая часть кредиты — $237 млрд. Это немногим меньше, чем объем внутренней задолженности банков и предприятий: объем корпоративных кредитов, выданных российскими банками, достиг 12,8 трлн руб. ($435 млрд), объем корпоративных рублевых облигаций — 458 млрд руб. ($15,5 млрд). Кредиты банковскому сектору — 2,7 трлн руб. ($91 млрд), рублевые долговые заимствования банков — 186 млрд руб. ($5,3 млрд).[13]

Центральный банк России предлагает дестимулировать внешние заимствования для российских компаний и банков, ужесточив налогообложение операций по привлечению кредитных средств из-за рубежа. Если до кризиса компании могли освобождать от налогообложения до 15% от стоимости валютных заимствований, а с сентября прошлого года — 22%, то с нового года ЦБ предлагает освобождать от налога всего 3 %. Однако многие эксперты отмечают, что на сегодняшний момент ресурсы для инвестирования предприятий по приемлемым ставкам можно привлечь только у государства, и российские банки не смогут заменить зарубежные кредиты.

Падание спроса и мировых цен на сырье привело к серьезным потерям экспортных доходов российских компаний и государства. В экспорте России нефть и нефтепродукты составляют более 40%, природный газ около 20%, лес, химудобрения и урановая руда — более 10%.[5,21-22] Доминирование сырьевых товаров в экспорте ставит бюджет страны и ее платежный баланс в более жесткую зависимость от циклических колебаний, чем в диверсифицированной экономике. В последние десятилетия рост цен на нефть оказывал большое влияние на экономический рост России, снижение же цен отрицательно сказалось на темпах роста ВВП. В 2008 году темпы роста снизились до 6% по сравнению с 8,1% в 2007 году по данным Минфина.

Также мировой экономический кризис вызвал в России:

  1. Резкое прекращение притока, а затем отток капитала в результате бегства инвесторов, а также вывод средств банками на зарубежные счета. Чистый вывоз капитала в 2008 году по данным ЦБ составил 129,9 млрд долл.
  2. Профицит бюджета и платежного баланса в России стал фактором привлечения иностранного капитала в Россию, расширявшего плечо заимствований. В начале кризиса произошло сжатие кредитного плеча, что немедленно привело к падению фондового рынка.
  3. Падение стоимости ценных бумаг привело к потере вложенных в них банковских активов, а, следовательно, и снизило кредитные возможности банков.
  4. Проблемы с ликвидностью на фондовом рынке и в банковской системе

Для поддержки финансового сектора Правительством России были предложены следующие меры:

  • Выделение российским банкам субординированных кредитов, для которых выплата основной суммы долга происходит одним платежом по окончании срока действия договора, на общую сумму в 950 млрд руб
  • Упрощение порядка взыскания обеспеченной залогом задолженности
  • Проведение дополнительной эмиссии акций и облигаций отдельных стратегических предприятий с их последующим выкупом уполномоченными организациями
  • Предоставление Внешэкономбанком кредитов российским компаниям для рефинансирования внешней задолженности
  • Организация рефинансирования Внешэкономбанком кредитов, выданных коммерческими банками малым предприятиям и др.

В соответствии с Программой антикризисных мер Правительства РФ на 2009 год на рефинансирование банковской системы в 2009 г. будет выделено (в основном, за счет ресурсов Центрального Банка) около 1 трлн. руб., включая 200 млрд. руб. ВТБ, 130 млрд. руб. Внешэкономбанку, 225 млрд. руб. коммерческим банкам на обеспечение целевого финансирования реального сектора экономики.[12]

В целом антикризисная политика России похожа на действия властей за рубежом. Можно выделить три основных направления, которых придерживается большинство стран в условиях кризиса:

  • восстановление банковской и финансовой системы через вливание финансовой ликвидности,
  • поддержание незащищенных слоев населения,
  • стимулирование внутреннего спроса через систему государственных расходов, поддержки системообрзующих компаний и отраслей (таких как автомобилестроение, строительство).

Важно отметить увеличивающуюся роль российского банка развития — Внешэкономбанка в преодолении кризиса. В целом ряде стран именно банки развития стали инструментом реализации антикризисных мер. Например, в Германии банки развития поддерживают государственную политику в финансировании малого и среднего бизнеса, развитии технологий и инноваций и т.д. Огромные возможности банкам развития предоставляет ЕС. Только за 2002-2007 гг Европейская комиссия выделила около 200 млрд евро финансовой помощи на устранение структурных, экономических и социальных проблем в наименее развитых регионах Германии.

В России из всего пакета мер по финансовой стабилизации и поддержке ликвидности значительная часть приходится на Внешэкономбанк. На Внешэкономбанк возложены полномочия по рефинансированию внешнего корпоративного долга и предоставлению долгосрочных субординированных кредитов. По распоряжению правительства от 23 июня 2009 года принято решение внести в уставный капитал Внешэкономбанка имущественный взнос РФ в сумме 100 млрд руб для реализации мер по поддержке реального сектора РФ. Внешэкономбанк занимается санацией проблемных банков, включается в поддержку рынка ценных бумаг. Он успешно осуществляет на коммерческой основе гарантийную поддержку российского промышленного экспорта в такие страны как Ливия, Иран,Сирия, Алжир, Мексика, Венесуэла и др. Планируемый объем осуществления Внешэкономбанком гарантийных операций в 2008 — 2012 гг. составит порядка 9,46 млрд долл.[6,28]

Внешэкономбанк был преобразован в Банк развития для того, чтобы наиболее эффективно инвестировать в развитие национальной инфраструктуры, поддерживать инновационный сектор и развивать приоритетные отрасли. Очень важно, что в нашей стране переходят к полному пониманию основной задачи этого института, которая заключается прежде всего в росте эффективности работы всей национальной банковской системы и увеличении объема инвестиций в экономику. Банк развития должен и далее предоставлять коммерческим банкам долгосрочные кредитные ресурсы и разделять с ними кредитные риски, а коммерческие банки — осуществлять предварительный отбор инвестиционных проектов клиентов и доводить свои инвестиционные заявки до Банка развития. Создание на основе Банка развития, Инвестиционного фонда, ведущих российских коммерческих банков системы массовых инвестиций в экономику позволило бы увеличить их объем за 2-3 года на 35-40%.[3,3]

В текущих условиях важно, чтобы банк сохранил приоритетность программы развития, так как это, с одной стороны, является эффективным инструментом по преодолению кризиса, а с другой — закладывает основы для качественно иного уровня экономического развития в среднесрочной перспективе.

Кризис и новые возможности. Говоря о мировом экономическом кризисе, нельзя забывать, что помимо негативных последствий он несет в себе и новые возможности. Целесообразно вспомнить высказывание Уинстона Черчилля: «Любой кризис — новые возможности». В мировом масштабе кризис способен остановить негативные тенденции во многих сферах, в том числе и в финансовом секторе.

В начале кризиса можно было выделить два основных сценария развития мировой финансовой системы:

  • через замену существующих традиционных институтов принципиально новыми институтами посткризисного мира
  • через регулирование проблем с помощью существующих институтов, которые претерпят модернизацию, чтобы соответствовать реалиям посткризисного мира.

На данный момент становится ясным, что был выбран преимущественно второй вариант развития. По итогам саммитов можно сделать вывод о том, что основными чертами нового мирового порядка станут:

  • Развитие наднациональной системы регулирования и надзора
  • Повышение роли отдельных наднациональных организаций (Банк международных расчетов, Форум финансовой стабильности, при ряде условий — МВФ)
  • Ужесточение надзора в области финансовой отчетности, аудита, рейтинговых агентств, создание надзора в секторе производных финансовых инструментов
  • Реформа корпоративного управления и систем управления рисками
  • Унификация национальных систем законодательного регулирования финансовых рынков; ускорение формирования мегарегуляторов

В России кризис показал остроту проблем повышения конкурентоспособности, диверсификации экономики и развития финансовой системы, а также открыл новые возможности для их решения. Произошедший кризис должен стать одним из факторов качественного изменения характера развития российского банковского сектора — перехода от фазы бурного роста, когда банки стремились выходить на новые рынки и получать прибыль, удовлетворяя масштабный неохваченный спрос населения и компаний на кредитные продукты и в меньшей степени заботясь о будущем развитии, к периоду более сбалансированного роста, когда они будут также нацелены на поддержание долгосрочных отношений с клиентами, повышение качества риск-менеджмента.

Важно отметить, что время кризиса стало перспективным для крупных инфраструктурных проектов с участием государственного капитала.

На прошедшем 18 сентября 2009 года в Сочи международном инвестиционном форуме «Сочи-2009» глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина заявила: «Задвигать в дальний ящик инвестиционные планы совсем не время. Нужно видеть не только плохое, но и хорошее в кризисе… Один из очевидных уроков кризиса — нам нужны инвестиции в эффективность, в инфраструктуру, в малые и средние проекты, которые могут изменить структуру нашей экономики, повысить ее эффективность».

К крупным инвестиционным проектам, реализующимся в России, можно отнести строительство Западного скоростного диаметра, скоростной автомагистрали Москва-Петербург, новых взлетно-посадочных полос московских аэропортов, а также работы по подготовке к проведению зимних Олимпийских игр в Сочи.

Причем государство берет на себя большую часть расходов по реализации этих проектов. Например, как сообщил вице-губернатор Петербурга Юрий Молчанов, в ближайшие два года годах строительство Западного скоростного диаметра будет продолжаться за счет средств городского и федерального бюджетов, а сдача проекта общей стоимостью 212,7 млрд руб. переносится с 2012-го на 2013-2014 годы. Первоначально же планировалось реализовывать этот проект на концессионной основе, за счет средств инвестора (50%), городского бюджета (16%) и Инвестфонда (34%).

Россия — не единственная страна, сделавшая ставку на инфраструктурные проекты в кризисной ситуации. Аналогичная программа, но более крупная по масштабу уже заявлена в Китае. План стимулирования американской экономики также предусматривает прямые инвестиции в развитие инфраструктуры США и создание новых рабочих мест при одновременных налоговых послаблениях. Правда, как заявил в феврале глава инфраструктурного подразделения Morgan Stanley Роб Коллинс в прямом эфире CNBC, расходы на инфраструктуру в США, которые в правительственной программе поддержки экономики занимают только 10%, необходимо увеличить. «Они могут обеспечить значительный прирост рабочих мест. Частные инвестиции в этот сектор позволят уменьшить безработицу на 17%. Каждый миллиард долларов, вложенный в инфраструктурные проекты, обеспечивает около 35 тысяч новых рабочих мест. А совокупные инвестиции частных компаний и правительства могут создать целых 2 миллиона новых вакансий", — сказал он. И мнение Роба Коллинса, как подтверждают результаты исследования «Инфраструктура и развитие бизнеса", проведенного специалистами Economist Intelligence Unit по заказу международной консалтинговой компании KPMG International, разделяют руководители высшего уровня во всем мире.[2,9]

Важно отметить, что России нужны не только проекты, основанные на бюджетных деньгах, но массовые инвестиции за счет привлечения частного капитала, прибыли предприятий, накоплений населения. К этим проектам относятся строительство жилья, развитие электроэнергетики, сельского хозяйства, сельхозпереработки и др. Такой вариант способен подвести прочную базу под социально-экономическое развитие нашей страны и создать основу перехода к инновационной экономике. Альтернативой этому является продолжение варианта «экспорта сырья», который показал в ходе кризиса свою опасность.

Таким образом, на основании проведенного анализа можно выделить следующие причины экономического кризиса: отрыв финансового сектора от реальной экономики, недооценка рисков самими участниками рынка при стремлении максимизировать свою прибыль, недооценка рейтинговыми агентствами кредитных рисков.

Кризис показал, что безоблачное прошлое, когда можно было положиться на действие встроенных стабилизаторов экономики, давно прошло. Сегодня без участия государства трудно преодолеть кризисные явления и выстроить траекторию устойчивого роста. Очевидно, совместные усилия международного сообщества все равно не позволят полностью обезопасить мировую экономику от рисков и связанных с ними кризисов. Более того, как мы видим, отдельные страны стремятся выгодно использовать сложившуюся ситуацию в своих интересах.

Адекватный подход для любой страны сегодня — научиться жить в условиях глобальной нестабильности и управлять рисками. Очень сложной является задача приспособления к этим условиям экономической политики государства. Однако наряду с негативными последствиями кризис открывает и новые возможности для преобразований мировой финансовой системы на глобальном уровне, а для экономик отдельных стран и их отраслей — для оптимизации кадров, внедрения передовых технологий, разработки программ государственных инвестиций в инфраструктуру. Особенно это важно для России. Необходимость перемен понимает как высшее руководство страны, так и ее граждане. Свое видение стратегических задач, которые предстоит решать России, президент Дмитрий Медведев изложил в своей статье «Россия, вперед!», опубликованной СМИ 10 сентября 2009 года. В комментариях к статье на Интернет-блоге президента жители страны поделились своими пожеланиями относительно модернизации страны, борьбы с коррупцией, социальной политики, образования и других вопросов. Важно отметить, что на многие предложения Дмитрий Медведев делал упор в своих последних выступлениях накануне оглашения послания Федеральному собранию 12 ноября 2009 года, главной темой которого была как раз модернизация. Дмитрий Медведев отметил, что за прошедший период страна мало продвинулась на пути к преодолению сырьевой зависимости, что в свою очередь тормозит инновационное развитие. Президент заявил: «Больше медлить с этим нельзя. Мы должны начать модернизацию и технологическое обновление всей производственной сферы. По моему убеждению, это вопрос выживания нашей страны в современном мире». Актуальность проблемы модернизации экономики страны очевидна, так как альтернативный вариант развития на основе экспорта сырья, которого придерживалась Россия до мирового финансового кризиса, показал свою опасность по мере роста социально-экономических проблем в глобальном масштабе.


Список использованной литературы

  • Постановление Правительства РФ от 14 февраля 2009 г. № 109 «О внесении изменений в положение о министерстве финансов РФ»// URL: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/191131
  • Барановская Н. «Дорога из кризиса» — «Российская газета» — 27.02.09 — №4858
  • Беляков А., Плесецкий Д. «Обеспечить внутренний спрос — первоочередная задача дня» — «Бизнес и банки» — 10.09.-№39-с.3
  • Буглай В.Б. «Финансовые причины современного экономического кризиса» — «Российский внешнеэкономический вестник». - 2009 — №7- с.10-14
  • Воронин Ю.М. «Россия и кризис — 2008» — 2009 — №5 — с.21-22
  • Захаров А.Н. «Мировые тенденции использования банков развития для повышения конкурентоспособности экономики России»- «Вестник ФА»- 2009 — №5 — с.28
  • Захаров А.Н. «Мировой финансово-экономический кризис и возможные пути его преодоления» — «Российский внешнеэкономический вестник» — 2009 — №3 — с.13-19; №4 — с.12
  • Захаров А.Н., Смирнова Л.Р. «Кто греет руки на кризисе?» — «Деловой вторник» — 25.05.09 — №18-с.3
  • Моисеев С. «Регулирование деятельности рейтинговых агентств на национальном рынке» — «Вопросы экономики» — 2009 — №9 — с.39
  • Мойер Л.Лэмберт Э. «Новые хозяева биржи» — «Forbes» — 10.09-с.196
  • Патрон П.А. «Мировой финансовый кризис: истоки, роль государства, перспективы развития» — «США-Канада» — 2009 — №7-с.25
  • Программа антикризисных мер РФ на 2009 год — «Российская газета» — 20.03.09 // URL: http://www.rg.ru/2009/03/20/programma-antikrisis-dok.html
  • Биянова Н. «Занимай отечественное»- «Коммерсант»-№195-20.10.09// URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspxDocsID=1259126
  • Косарева Н. «Ипотечный кризис в США: уроки для России», 10.2009// URL: http://www.rusipoteka.ru/publications/fondegor-1.htm
  • «Сhicago Board options Exchange» — Market Statistics 2008 // www.cbot.com/data/marketstats — 2008.pdf
  • S.Armour «Foreclosures 46% higher in March than a year ago» — 16.04.09 — «USA today».// URL: http://www.usatoday.com/money/economy/housing/2009-04-16-foreclosures_N.htm
  • «A warning sign from Lehman» — CBS news — 20.10.2008// URL: http://www.cbsnews.com/stories/2008/10/20/cbsnews_investigates/main4535072.shtml
  • «Warning sighs of a bad home loan»-.19.05.2008- Consumer financial services company «Bankrate» //URL: http://www.bankrate.com/brm/news/mortgages/20040615a2.asp