«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(12), 2010

Экономическая теория и практика

Макроэкономическая нестабильность в новой экономике: человеческий фактор

И.Ю.Мосягин, аспирант

Статья посвящена вопросу о влиянии специфики новой экономики и особенностей человеческого поведения на макроэкономическую динамику. Экономические агенты, действующие в условиях новой экономики, часто принимают решения в условиях крайней неопределенности: не ясны перспективы как различных отраслей, так и действующих в них компаний. Поскольку человек в такой ситуации склонен действовать в соответствии с поведением других людей, возникает опасность принятия значительным числом игроков — инвесторами, аналитиками, регуляторами — одинаковых неверных решений, что усиливает нестабильность на финансовых рынках.

Ключевые слова: новая экономика, информационные каскады, инвестиции, макроэкономическая нестабильность

I.Y.Mosyagin. Macroeconomic Instability in the New Economy: the Human Factor.

This article explores the influence of the peculiarities of the New economy and of human behavior on the macroeconomic dynamics. Economic agents acting in the New economy are often forced to make decisions in high uncertainty: they cannot be sure about perspectives of particular industries and companies. As it is psychologically comfortable for a human being in such situations to repeat other agents’ decisions, it becomes probable that a lot of agents — investors, analysts, regulators — will make similar incorrect decisions, which increases instability of the financial markets.

Key words: New economy, informational cascades, investment, macroeconomic instability.

Введение

История человечества показывает, что изменения в технологиях способны оказывать существенное влияние на социально-экономические реалии. Современные технологии не являются исключением. Одним их связанных с ними социально-экономических процессов является становление новой экономики, под которой понимается воздействие специфики высоких технологий на экономическое окружение, ведущее к изменению экономических параметров. В теории новой экономики немало дискуссионных вопросов. Проблема макроэкономической нестабильности в ее условиях является одной из самых острых и, как показывают недавние события в мировой экономике, одной из самых актуальных.

В 1990-е годы, когда новая экономика только начинала развиваться, некоторые аналитики полагали, что она не только характеризуется ускорением экономического роста, но и способна положить конец циклам деловой активности. Однако события 2000-х годов — крах «дот-комов» и недавний мировой финансово-экономический кризис — заставляют усомниться в этой гипотезе. Некоторые экономисты считают основной причиной этих явлений ошибки регуляторов, в частности, ФРС США.[1] По нашему мнению, они во многом вызваны объективными причинами — спецификой новой экономики и особенностями человеческого поведения.

В самом деле, характер экономического развития во многом является результатом огромного количества решений, принимаемых различными участниками экономического механизма — потребителями, инвесторами, регуляторами — а значит, на макроэкономическую динамику должны влиять особенности человеческой психологии. Такого мнения придерживался, в частности, Дж.М. Кейнс, который учитывал эмоциональную составляющую в принятии инвестиционных решений и связывал экономический цикл с изменениями настроений и ожиданий инвесторов.[2] Среди современных экономистов этот подход развивают Дж. Акерлоф и Р. Шиллер.[3]

Но характер происходящих в наше время социально-экономических изменений заставляет задуматься о том, что современные технологии (в частности, Интернет) способны изменить экономическое поведение человека, а также усилить значимость тех или иных особенностей человеческой психологии. Этому вопросу и посвящена предлагаемая статья. Сперва мы вкратце рассмотрим особенности поведения человека в новой экономике, затем проанализируем, как они влияют на макроэкономическую динамику.

Новая экономика и поведение человека

Известно, что человек, принимающий экономические решения, действует в условиях недостаточности информации. Развитие информационных технологий, в частности, Интернета, отчасти решает эту проблему, существенно расширяя объемы доступной информации. По существующим прогнозам, через 15-20 лет практически вся накопленная человечеством информация будет оцифрована и станет доступной.[4] Однако у этого процесса есть «обратная сторона».

В условиях новой экономики проблему нехватки информации может сменить ситуация чрезмерного ее количества. В этом случае перед экономическим агентом встает проблема не поиска информации, а выделения тех деталей, которые действительно нужны для принятия решения. Поэтому в условиях новой экономики становится особо значимой проблема, отмеченная Г. Саймоном: «Каждый индивидуум живет в такой среде, которая ежесекундно генерирует миллионы бит информации, но наше восприятие, подобно горлышку бутылки, может пропустить не более 1000 бит в секунду, а возможно, гораздо меньше».[5]

Таким образом, принятие решений в новой экономике означает попытку обработать частично недостаточную и частично избыточную информацию об исключительно сложной и постоянно меняющейся внешней среде, совершаемую ограниченно рациональным и отчасти иррациональным субъектом.

Не менее важным процессом является изменение структуры потребностей человека. Известно, что по мере научно-технического и экономического развития в потребительской корзине снижается доля благ, удовлетворяющих физиологические потребности, и растет значение благ, обладание которыми связано с какой-либо психической реакцией, например, с самоутверждением или с удовольствием от получения нового знания. На исключительно важное следствие этого явления еще в 1960-е годы обратил внимание Дж.К. Гэлбрейт. Между физиологическими и психическими потребностями существует фундаментальное различие: первые носят объективный и непреодолимый характер, в то время как «психические реакции не проистекают из такой же внутренней потребности, а поскольку они существуют в сознании, то они подвержены воздействию всего того, что оказывает влияние на сознание. И если голодного человека нельзя заставить предпочесть зрелища хлебу, в отношении сытого это можно сделать… Чем дальше человек ушел в своих потребностях от физиологического минимума, тем больше возможность убедить его или руководить им в отношении того, что он покупает».[6]

Инвестиционные решения и «цикл нового типа»

Если посмотреть на динамику курсов акций с 1990-х годов, то бросаются в глаза их резкие колебания, причем рецессии начала 2000-х годов в США и мировому финансово-экономическому кризису соответствует их резкое падение. Как представляется, это не случайное совпадение. Инвестиционные решения в новой экономике часто принимаются в условиях крайней неопределенности. Во-первых, наше время отличается высокими темпами технологического развития: если раньше между радикальными изменениями технологий проходило несколько веков или десятилетий, то сейчас они могут происходить с интервалом в несколько лет. При этом крайне трудно заранее определить, какие именно технологии будут наиболее значимыми и коммерчески успешными. Как известно, в 1990-е годы многие эксперты недооценивали перспективы сотовой связи и Интернета.

Во-вторых, некоторые отрасли новой экономики отличаются принципиально неравновесным характером конкуренции. Если полезность продукта для потребителя находится в прямой зависимости от количества потребителей, выбравших этот продукт (это происходит, например, при приобретении программного обеспечения), то небольшое увеличение рыночной доли одного из конкурентов способно запустить механизм положительной обратной связи, в результате чего он может вытеснить с рынка остальных игроков и фактически стать монополистом (см. рис. 1). При этом не всегда возможно заранее определить, кто именно из конкурентов займет доминирующее положение. То есть инвестиционные решения в новой экономике принимаются в условиях «двойной» неопределенности: не ясны перспективы как различных отраслей, так и действующих в них компаний.

Рис. 1. Неравновесная конкуренция и монополизация отрасли в новой экономике

Таким образом, в современный условиях создается возможность для резких колебаний курсов акций и ожиданий инвесторов, с очевидными последствиями для мировой экономики. По словам М. Кастельса, сейчас можно говорить «не о возврате традиционного цикла деловой активности, а о возникновении экономического цикла нового типа, по сути дела, новой схемы предпринимательской деятельности, характеризующейся неустойчивостью и чередующимися резкими повышениями и понижениями рыночной оценки в результате информационной турбулентности».[7]

Поведение экономических агентов в таких условиях может быть объяснено в терминах теории информационных каскадов. Если человек принимает решение в условиях недостаточной информации, то он склонен основывать свой выбор на выборе, сделанном другими людьми, а не на имеющейся у него информации. Следовательно, возможна ситуация когда большое количество рациональных экономических агентов принимает одно и то же решение (например, приобрести акции какой-либо компании), даже если оно является неверным.[8] На финансовых рынках информационные каскады способны вести к появлению «пузырей» как при допущении, что поведение инвесторов полностью рационально, так и когда они подвержены эмоциям.[9]

Роль экспертов и регуляторов

Можно ожидать, что экспертное сообщество и регуляторы способны своими действиями смягчить макроэкономическую нестабильность. У регуляторов есть инструменты, позволяющие «охладить» перегретую экономику, а качественный анализ, проведенный кем-либо из экономистов, может сделать ожидания экономических агентов более реалистичными. Однако, по нашему мнению, специфика новой экономики существенно осложняет выполнение этих задач.

Увеличение объемов доступной людям информации, казалось бы, должно делать принимаемые ими решения более обоснованными, и тем самым способствовать снижению макроэкономической нестабильности. Однако опыт истории не подтверждает этого: «тюльпановая мания» XVII века совпала с появлением и распространением газет, а события 1920-х годов — с развитием радиовещания.[10] Воздействие современных информационных технологий, как представляется, также весьма неоднозначно.

Разумеется, благодаря Интернету человек, принимающий решения, может получить доступ к широкому спектру различных мнений, но само по себе это не является решением указанной нами проблемы. Во-первых, по данным психологов, человек склонен воспринимать окружающий мир и принимать решения на основании известных ему историй, а не «сырой» информации. Это значит, что экономическая конъюнктура отчасти зависит от соотношения историй успехов и провалов,[11] а новая экономика, будучи инновационной по своей сути, в состоянии «снабдить» инвесторов большим количеством как тех, так и других. При этом резкое увеличение объемов доступной информации автоматически увеличивает объемы доступных человеку историй. Тем самым может возникнуть положительная обратная связь: успехи тех или иных инноваций означают увеличение количества историй успеха, что делает ожидания игроков более оптимистическими, что толкает вверх курсы акций, из-за чего количество историй успеха становится еще больше. Аналогичным образом во время рецессии распространение историй провалов способно ускорить падение котировок и тем самым усилить спад.

Во-вторых, многие их доступных человеку мнений могут быть некорректными. В самом деле, в новой экономике принятие экспертами решения о том, какое высказать мнение по какому-либо вопросу, отчасти сходно с принятием решения об инвестициях, поскольку может предполагать существенную нехватку информации. Следовательно, среди экономистов также могут возникать информационные каскады, и не исключена ситуация, когда разделяемое большинством мнение будет ошибочным.

Известен психологический эксперимент, в ходе которого группе людей задают последовательность простых вопросов, причем всех участников группы, кроме одного, заранее подговаривают давать совпадающие неверные ответы. Участники эксперимента, столкнувшись с противоречием между своими ощущениями и «единодушным мнением» группы, испытывают дискомфорт, и начинают давать те же ответы, что и группа.[12] Таким образом, доступность огромных массивов информации оборачивается проблемой «информационных шумов», и тем самым способна еще больше осложнить принятие решений в новой экономике.

Что касается регуляторов, то уместно вспомнить, что в 1990-е годы руководитель ФРС США А. Гринспен высказывал обеспокоенность по поводу того, что курсы акций высокотехнологических компаний могут быть завышены. Однако он не предпринял решительных мер, поскольку не был уверен в своем «диагнозе».[13] По нашему мнению, это не случайность, а признак серьезной проблемы. Действия регуляторов — это результат большого количества непростых решений (например, велика ли в экономике вероятность «пузыря», и если да, то требуется ли государственное вмешательство). Но подобно другим участникам экономического механизма, регуляторы вынуждены действовать в условиях недостаточной информации. Если они принимают решения в соответствии с мнением рынков и экспертного сообщества, то они становятся участниками информационного каскада, поскольку инвесторы, в свою очередь, могут учитывать мнение регуляторов. Если это мнение неверно, но возникает риск еще большего усиления макроэкономической нестабильности.

Изменения в психологии и экономическая динамика

Ранее мы в неявном виде предполагали, что современные технологии влияют условия принятия решения человеком, но не меняют самого человека, а делают особенно значимыми некоторые особенности поведения (например, упомянутый нами психологический эксперимент был поставлен в 1950-е годы). Но можно поставить вопрос и том, как на экономическую динамику влияют изменения внутреннего мира человека.

Весьма интересным представляется мнение Х. Джеймса, который связывает недавний мировой финансово-экономический кризис с изменениями в человеческом мировосприятии. Он обращает внимание на то, что в результате усложнения технологий современный человек вынужден пользоваться устройствами, принципы функционирования которых не понимает (этим, например, современный автомобиль отличается от автомобиля начала ХХ века). В результате мировосприятие современного человека напоминает отношение к миру, характерное для Средневековья, когда «люди были окружены процессами, которые им было сложно понять. Как им казалось, они жили в мире, населенном демонами и сверхъестественными силами».[14] Подобное поведение становится характерно, в частности, для участников финансовых рынков, что ведет к использованию крайне сложных производных финансовых инструментов и ко все большей оторванности цен активов от реальности. По нашему мнению, это весьма интересная постановка вопроса, и поставленная Х. Джеймсом проблема заслуживает более глубокого анализа.

Кроме того, изменение структуры потребностей, как представляется, способно повлиять на поведение потребителей о время рецессии. Отличительной чертой психологических (в терминологии Дж.К. Гэлбрейта) потребностей является то, что человек в принципе может отказаться от их удовлетворения, чего нельзя сказать о физиологических. Так, человек, готовый по соображениям престижа купить дорогой автомобиль, возможно, воздержится от такой покупки во время рецессии. Можно предположить, что в новой экономике потребительские расходы во время рецессий снижаются сильнее, чем могли бы снижаться при иной структуре потребностей. С другой стороны, отличительной чертой нематериальных потребностей является то, что их часто можно удовлетворить бесплатно (например, найти текст книги в Интернете). Это, по-видимому, снижает социальную цену макроэкономической нестабильности.

Заключение

Принятие решений в новой экономике означает попытку обработать частично недостаточную и частично избыточную информацию об исключительно сложной и постоянно меняющейся внешней среде, совершаемую ограниченно рациональным и отчасти иррациональным субъектом.

В частности, инвестиционные решения в принимаются в условиях «двойной» неопределенности: не ясны перспективы как различных отраслей, так и действующих в них компаний. Но когда человек принимает решение в условиях недостаточной информации, то он склонен основывать свой выбор на выборе, сделанном другими людьми. Это ведет к так называемым информационным каскадам, и возможна ситуация, когда большое количество рациональных экономических агентов принимает одно и то же решение, даже если оно является неверным. Тем самым в новой экономике велика вероятность значительных колебаний курсов акций и ожиданий инвесторов, что закономерно ведет к макроэкономической нестабильности.

Члены экспертного сообщества и регуляторы также принимают решения в условиях неопределенности, и поэтому могут принять участие в информационных каскадах. В этом случае доступность огромных массивов информации оборачивается проблемой «информационных шумов», а регуляторы рискуют не справиться с задачей стабилизации экономики.

Научно-техническое и экономическое развитие ведут к тому, что в «корзине» потребностей человека доля физиологических потребностей снижается. С одной стороны, в новой экономике может возрасти зависимость потребительских расходов от экономической конъюнктуры, с другой, это может привести к снижению социальной цены рецессий.

Таким образом, новая экономика открывает перед людьми новые возможности, но вместе с тем она ставит инвесторов, регуляторов и экспертное сообщество перед непростыми задачами. Характерная для нее нестабильность требует, чтобы лица, принимающие решения, проводили собственный, независимый анализ ситуации, а не стремились безоговорочно принимать мнение большинства.


Список литературы

  1. Гэлбрейт Дж., Новое индустриальное общество, М.: Издательство АСТ, 2004.
  2. Кастельс М., Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе, Екатеринбург, У-Фактория, 2004.
  3. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег — М.: Гелиос АРС, 2002.
  4. Нариньяни А.С., Между эволюцией и сверхвысокими технологиями: новый человек ближайшего будущего// Вопросы философии, №4, 2008.
  5. Саймон Г, Теория принятия решений в экономической теории и науке о поведении// Вехи экономической мысли. Теория потребительского поведения и спроса, т.1, под ред. В.М. Гальперина, СПб.: Экономическая школа, 1999.
  6. Стиглиц Дж., Ревущие девяностые. Семена развала, М.: Современная экономика и право, 2005.
  7. Akerlof G.A., Animal spirits: how human psychology drives the economy, and why it matters for global capitalism/ G.A. Akerlof, R.J. Shiller — Princeton University Press, 2009.
  8. Akerlof G.A., Behavioral Macroeconomics and Macroeconomic Behavior// http://www.nobelprize.org/.
  9. Bikhchandani S., Hirshleifer D., Welch I., A Theory of Fads, Fashion, Custom, and Cultural Change as Informational Cascades// The Journal of Political Economy, Volume 100, Issue 5 (Oct., 1992).
  10. James H., Who is to Blame?// http://www.project-syndicate.org/.
  11. Shiller R., Conversation, Information and Herd Behavior// American Economic Review (1995), 85(2).
  12. Shiller R., How a Bubble Stayed Under the Radar// http://www.nytimes.com/.
  13. Shiller R., Why We’ll Always Have More Money Than Sense// http://www.newsweek.com/.
  14. Taylor J.B., The Financial Crisis and the Policy Responses: An Empirical Analysis of What Went Wrong// www.stanford.edu/~johntayl.

[1] См., например, Taylor J.B., The Financial Crisis and the Policy Responses: An Empirical Analysis of What Went Wrong// www.stanford.edu/~johntayl.

[2] Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег — М.: Гелиос АРС, 2002, с. 291-295.

[3] См., например, Akerlof G.A., Behavioral Macroeconomics and Macroeconomic Behavior// http://www.nobelprize.org/; Akerlof G.A., Animal spirits: how human psychology drives the economy, and why it matters for global capitalism/ G.A. Akerlof, R.J. Shiller — Princeton University Press, 2009.

[4] Нариньяни А.С., Между эволюцией и сверхвысокими технологиями: новый человек ближайшего будущего// Вопросы философии, №4, 2008, с. 14.

[5] Саймон Г, Теория принятия решений в экономической теории и науке о поведении// Вехи экономической мысли. Теория потребительского поведения и спроса, т.1, под ред. В.М. Гальперина, СПб.: Экономическая школа, 1999, с. 42.

[6] Гэлбрейт Дж., Новое индустриальное общество, М.: Издательство АСТ, 2004, с. 290-291.

[7] Кастельс М., Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе, Екатеринбург,

У-Фактория, 2004, с. 112.

[8] Bikhchandani S., Hirshleifer D., Welch I., A Theory of Fads, Fashion, Custom, and Cultural Change as Informational Cascades// The Journal of Political Economy, Volume 100, Issue 5 (Oct., 1992), p. 994.

[9] Shiller R., How a Bubble Stayed Under the Radar// www.nytimes.com.

[10] Shiller R., Why We’ll Always Have More Money Than Sense// www.newsweek.com.

[11] Akerlof G.A., Animal spirits: how human psychology drives the economy, and why it matters for global capitalism/ G.A. Akerlof, R.J. Shiller — Princeton University Press, 2009, p. 51.

[12] Shiller R., Conversation, Information and Herd Behavior// American Economic Review (1995), 85(2), p. 182.

[13] Стиглиц Дж., Ревущие девяностые. Семена развала, М.: Современная экономика и право, 2005, с. 110.

[14] James H., Who is to Blame?// www.project-syndicate.org.