«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(13), 2010

Мировой экономический кризис

Особенности экспорта частных прямых инвестиций из России в условиях мирового финансового кризиса

С.В. Шепелев к.э.н., доцент

В данной статье автор анализирует тенденции и проблемы, с которыми российские ТНК столкнулись в условиях мирового финансового кризиса в процессе осуществлении своей деятельности по инвестированию средств в зарубежный материальный сектор, а также подвергает актуализации вопрос о роли и месте государства в этом процессе на современном этапе.

Ключевые слова: Транснациональные компании, мировая экономика, мировой финансовый кризис, российский капитал, прямые иностранные инвестиции, транснациональные сделки, государственная политика, страхование инвестиций.

S.Shepelev. Private

In the article the author makes the analysis of the trends and problems, Russian TNC has confronted with during global financial crisis while investing assets in foreign producing sector. He is also specifying importance of state support to this process nowadays.

Key words: Transnational corporations, World economy, Global financial crisis, Russian capital,>

Мировой финансовый кризис, источником зарождения которого явился перегрев рынка ипотечного кредитования в США, начиная с 2008 года привел к замедлению развития мировой экономики, проблемам с кредитованием и снижению прибылей корпораций. В этих условиях многие в мире транснациональные компании (ТНК) вынуждены были существенно скорректировать свои инвестиционные программы на кратко- и среднесрочную перспективу, что, в свою очередь, не могло не сказаться и на объемах прямых трансграничный вложениях мировых компаний в зарубежные производительные активы. Причем, если еще в первом полугодии 2008 года в силу глубокой взаимной интегрированности американской и европейской экономик мировой финансовый кризис первостепенно «покрывал» своим негативным воздействием прежде всего финансовые системы США и развитых стран Европы (в последнем сегменте, наибольшее снижение интенсивности вывозимых ТНК за рубеж прямых иностранных инвестиций (ПИИ) приходилось на развитые страны Западной Европы, где особенно масштабное падение экспортных объемов ПИИ наблюдалось по большинству стран еврозоны). То уже к лету 2008 года глобальный финансовый кризис охватил не только развитые страны, но и «по принципу домино» с разной степенью интенсивности и глубины воздействия многие развивающиеся страны и страны с переходной экономикой. Согласно ежегодному «Докладу о мировых инвестициях», подготовленному ЮНКТАД в 2009 году, глобальные показатели вывоза ТНК прямых иностранных инвестиций упали со своего рекордно высокого исторического уровня в размере 2,147млрд. долл. в 2007 году до 1,858 млрд. долл. в 2008 году [1].

Таблица 1.

Экспорт ПИИ в мире и из России в 2001-2008 гг.

 

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Экспорт ПИИ в мире, млн.долл. США

721501

652181

561104

877301

880808

1396916

2146522

1857734

Экспорт ПИИ из России, млн.долл. США

2533

3533

9727

13782

12767

23151

45916

52390

Доля российских ПИИ в мировом экспорте ПИИ, %

0,4

0,5

1,7

1,6

1,5

1,7

2,1

2,8

Источник: World Investment Report, 2004-2009, UNCTAD; расчеты автора.

Предпринимательский сектор Российской Федерации, выступая в последние годы все более активным участником глобализационных процессов в области мирового вывоза ПИИ, также оказался в поле расширяющего свое негативное влияние мирового финансового кризиса. Тем не менее, с точки зрения международного позиционирования в этом процессе России удалось (на фоне значительного падения инвестиционной активности прежде всего со стороны крупнейших западных стран — доноров ПИИ) не только сохранить свои конкурентные позиции, но и, по некоторым показателям, характеризующим ее участие в международном инвестиционном пространстве, даже заметно их улучшить. Так, например, по данным ЮНКТАД, доля России в мировом экспорте прямых иностранных инвестиций возросла с 2,1% в 2007 году до 2,8% по итогам 2008 года, что, в свою очередь, переместило страну по этому международному показателю на 12-е место в мире, против 13 строчки в 2007 г.

Однако в масштабах национальной экономики для российских инвесторов, осуществляющих свою инвестиционную деятельность в зарубежный материальный сектор, наступили достаточно непростые времена. Вступив в фазу острого дефицита свободных финансовых ресурсов, российский бизнес оказался не в состоянии поддерживать на докризисном уровне динамику транснациональной деятельности по инвестированию средств в зарубежный материальный сектор.

Наиболее уязвимыми в условиях мирового финансового кризиса оказались прежде всего ТНК сырьевых и базовых отраслей российской экономики. Именно в этих секторах экономики, продолжающих обладать (на фоне устойчивого в целом мирового спроса на природные ресурсы и продукты их первичной переработки) серьезными конкурентными преимуществами и испытывающих на себе влияние глобальных процессов консолидации, сформировались наиболее крупные ТНК, определяющие, по существу, в условиях переходного периода реформирования отечественной экономики, масштабы и динамику зарубежной инвестиционной экспансии российского бизнеса. Аккумулируя в докризисный период крайне благоприятной товарной конъюнктуры значительные избыточные доходы от экспорта сырьевых товаров (особенно энергоносителей) и широко используя возможности привлечения все более дешевых (в условиях существенного реального укрепления обменного курса национальной валюты) заемных средств у зарубежных кредиторов (зачастую, на условиях залога ценных бумаг и стоимостной корректировки залога в случае снижения его рыночной стоимости) российские нефтегазовые, металлургические и горнодобывающие компании осуществляли масштабные инвестиции в материальный сектор зарубежной экономики, в том числе финансировали, по различным оценкам, до 75-80% от общего объема транснациональных сделок российских ТНК по приобретению зарубежных производительных активов [2]. Таким образом, инвестиционная экспансия многих, и особенно наиболее активно осуществляющих инвестирование средств в зарубежный материальный сектор крупных ТНК сырьевых и базовых отраслей российской экономики становилась все более зависимой от состояния мировой конъюнктуры, в том числе от положения на финансовых (включая фондовые) рынках.

Распространение влияния мирового финансового кризиса уже к августу 2008 года начало заметно сказываться на масштабах и динамике внешней экспансии российского бизнеса. В условиях значительного ухудшения мировой товарной конъюнктуры (особенно по товарам энергогруппы и металлам) [3], конъюнктуры на фондовых биржах (в виде обвального падения рыночной стоимости обращающихся корпоративных ценных бумаг) и рынках ссудного капитала (в виде значительного удорожания заемных средств) многие, и особенно крупные российские транснациональные компании сырьевых и базовых отраслей экономики страны столкнулись с необходимостью пересмотра своих производственных и финансовых планов.

Для стабилизации финансово-экономического состояния и повышения эффективности своей инвестиционной деятельности многие запланированные российскими компаниями транснациональные сделки и проекты, в том числе в странах, где уже удалось закрепиться в предыдущие годы, вынуждено были отложены. К таким сделкам можно отнести, например, так и не состоявшуюся в конце 2008 года покупку российской металлургической компанией «НЛМК» 100% пакета акций у группы зарубежных инвесторов (в число которых входила американская инвестиционный компания «Carlyle Group») крупнейшей независимой североамериканской трубной компании «John Maneely Company» за 3,53 млрд. долл., а также сорвавшиеся в том же время года переговоры по приобретению крупным российским производителем строительных материалов — компанией «Сибирский цемент» турецких активов компании «Set Group» за 400 млн. евро у итальянской компании «Italcementi Group» (из-за отказа последней в возможности покупки российским инвестором активов на условиях частичной рассрочки платежа на сумму 100 млн. евро) [4].

По ряду уже открытых транснациональных сделок удалось договориться с партнерами о частичной рассрочке платежей, что, однако, далеко не всегда в последствии заканчивалось успешной реализацией достигнутых договоренностей. Так, например, крупнейшая нефтегазовая компания «Лукойл», договорившись с зарубежными контрагентами по ряду инвестиционных проектов о годовой рассрочке платежей, к осени 2009 года смогла результативно для своей транснациональной деятельности закрыть сделку по покупке у итальянской компании «ERG S.p.А.» 49% акций крупнейшего сицилийского нефтеперерабатывающего комплекса «ISAB» за 1,347 млрд. евро, а также приобрести у турецкой компании «Aytemiz-Djiner Group» 100% пакет акций турецкой компании «Akpet» (производителя моторных масел и владельца крупной розничной сети АЗС и нефтегазовых терминалов) за 555 млн. долл.

В тоже время крупнейшая российская металлургическая и горнодобывающая компания «Евраз» так и не смогла в условиях кризиса осуществить один из наиболее масштабных транснациональных проектов, позволяющих значительно расширить географию рынка сбыта своей продукции, оцениваемого в размере порядка 1,5 млрд. долл. Приобретя в первой половине 2008 года 10,01% акций крупного китайского производителя стали и металлотрейдера — компанию «Delong Holding», российский инвестор так и не смог довести к августу 2009 года (даже с учетом двух переносов платежей партнерами по сделке) долю своего участия в капитале китайской компании до предусмотренного условиями опциона уровня в 51% акций.

Однако, в ряде случаев, в условиях жесточайшего дефицита свободных средств и невозможности договориться о рефинансировании значительных внешних обязательств перед кредиторами российские компании были вынуждены для погашения задолженности зачастую идти на радикальную реструктуризацию своих инвестиционных портфелей посредством распродажи определенной части зарубежных активов (особенно по тем кредитам, которые предоставлялись на условиях залога пакета акций приобретаемых зарубежных компаний). В числе таких вынужденных сделок, например, можно привести отказ в пользу кредиторов крупнейшим российским холдингом «Базовый элемент» (формирующим ТНК в разных отраслях зарубежного материального сектора) осенью 2008 года от заложенных им ранее в качестве кредитного обеспечения пакетов акций ряда крупных зарубежных производительных активов (приобретенных годом ранее через подконтрольные российской бизнес-структуре компании на общую сумму порядка 2,24 млрд. долл.), а именно: блокирующего пакета акций канадского производителя автокомпонентов «Magna» и 9,99% акций немецкого строительного холдинга «Hochtief»; продажу российским металлургическим гигантом — компанией «Металлинвест» осенью 2009 года на австралийской фондовой бирже 10,37% акций крупной австралийской золотодобывающей компании «Medusa Mining Limited» за сравнительно невысокую рыночную цену, эквивалентную порядка 50 млрд. долл.

Таблица 2.
Некоторые статистические показатели, характеризующие деятельность российского частного сектора в области вывоза ПИИ за рубеж в 2007-2009 гг.

Показатели

2007 г.

2008 г.

2009 г.

1 кв.

2 кв.

3 кв.

4 кв.

1 кв.

2 кв.

3 кв.

4 кв.

Вывоз прямых инвестиций за границу частным сектором РФ, млрд. долл.*

49,3

17,2

16,1

12,2

10,7

13,6

11,8

9,9

11,4

Международная инвестиционная позиция частного сектора РФ за рубежом в форме прямых инвестиций (накопленные иностранные активы на начало соответствующего года), млрд. долл.**

220,6

374,2

205,5

Примечание:
* С учетом частных инвестиций по приобретению российским бизнесом за рубежом пакетов акций компаний, не превышающих 10% их уставного капитала, методологически учитываемые ЦБ РФ при составлении платежного по статье «Портфельные инвестиции» в графе «Участие в капитале».
** С учетом сравнительно незначительной, по оценкам автора, доли госсектора (не выделяемой ЦБ РФ в структуре накопленных за рубежом ПИИ отдельной позицией), а также частных инвестиций по приобретению российским бизнесом за рубежом пакетов акций компаний, не превышающих 10% их уставного капитала, методологически учитываемые ЦБ РФ по статье «Портфельные инвестиции» в графе «Участие в капитале».

Источник: Платежный баланс и международная позиция РФ за соответствующие годы, Банк России (http://www.cbr.ru/statistics/?Prtid=svs); расчеты автора.

Отмеченные тенденции нашли свое адекватное отражение и в национальной статистике. Несмотря на то, что в ежегодно подготавливаемом Банком России платежном балансе (ПБ) страны по итогам 2008 года был зафиксирован очередной абсолютный максимум по объемам вывоза частных прямых иностранных инвестиций из России в размере порядка 56,2 млрд. долл. (против 49,3 млрд. долл. в 2007 году), интенсивность вывоза за рубеж отечественными транснациональными компаниями ПИИ уже во втором полугодии 2008 года значительно снизилась (почти в 1,5 раза) — до 22,9 млрд. долл. (против 33,3 млрд. долл. в первом полугодии того же года), отражая, тем самым, вхождение российского бизнеса в период более умеренных инвестиционных возможностей в части осуществления прямых капитальных вложений в зарубежный материальный сектор. По данным Банка России, объем вывоза частным сектором российских прямых иностранных инвестиций по итогам 2009 года сложился на уровне порядка 46,7 млрд. долл., что заметно не дотягивает до ежегодных объемов инвестирования ПИИ за рубеж последних предыдущих двух лет [5].

Если говорить о трансграничных сделках по приобретению российскими ТНК уже функционирующих за рубежом иностранных компаний, получивших в последние годы широкое распространение в качестве формы вывоза ПИИ за рубеж, то и в кризисный период они также в русле общей тенденции имели неуклонный понижательный тренд (особенно существенный в 2009 году), что не могло не повлиять на формирование консолидированных объемов и динамику инвестирования российским бизнесом капиталов в зарубежный материальный сектор. Так, например, по подсчетам аналитической группы ReDeal (в рамках проекта Mergers.ru/ «Слияния и Поглощения в России»), понижательная корректировка показателей транснациональных приобретений с участием российских компаний по количеству заключенных сделок и размеру валовых вложений в зарубежные активы сумм выглядела в 2008-2009 гг. следующим образом: 113 и 21,8 млрд. долл. и 66 и 12,4 млрд. долл. соответственно (против 113 и 23,3 млрд. долл. США соответственно в докризисный 2007 год) [6].

По накопленным частным сектором за рубежом прямым инвестициям (особенно с точки зрения масштабности снижения абсолютного показателя) статистическая картина оказалась еще более негативной. По данным Банка России, международная инвестиционная позиция по накопленным российским бизнесом иностранным активам в форме прямых инвестиций в стоимостном выражении сократилась до порядка 206 млрд. долл. к началу 2009 года (против порядка 374 млрд. долл. по состоянию начало 2008 года) или более чем в 1,8 раза.

На столь значительной понижательной корректировке данного показателя не могло не сказаться прежде всего обвальное падение рыночной стоимости зарубежного инвестиционного портфеля российских транснациональных компаний. Особенно это касается российских вложений в производительные активы северо-американских и западно-европейских стран, наиболее сильно испытывающих последствия негативного влияния мирового финансового кризиса. По данным агентства «РБК. Рейтинг», только на таких крупнейших западных площадках мира, как Лондонская фондовая биржа (LSE) и Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE), фондовые индексы, характеризующие уровень капитализации компаний, по итогам 2008 года значительно снизились — на 31,33% (индекс UK FTSE 100) и 40,89% (индекс NYSE Comp.) соответственно [7]. Кроме того, к факторам, оказавшим понижательное влияние на стоимостной показатель накопленных за рубежом прямых инвестиций, следует также отнести и вынужденную распродажу определенной частью российского бизнеса ранее приобретенных за рубежом производительных активов.

Если говорить о причинах сохраняющейся в условиях кризиса, хотя и с заметно меньшей интенсивностью, деятельности российских компаний по инвестированию средств в зарубежный материальный сектор, то следует указать на наличие целого ряда факторов, преимущественно способствующих поддержанию у определенной части российского бизнеса сравнительно умеренной транснациональной активности.

Во-первых, предпринятый с конца 2008 года правительством страны комплекс антикризисных мер по финансовому оздоровлению состояния национальной кредитно-финансовой системы и реального сектора экономики (в том числе в форме предоставления через институт уполномоченных банков финансовой помощи некоторым оказавшимся в наиболее тяжелом положении кредитным организациям и компаниям), с одной стороны, в принципе оживил и сделал относительно доступным рынок кредитования в стране, с другой стороны, позволил ряду компаний (прежде всего крупным сырьевым компаниям) начать осуществлять переговоры с кредиторами по реструктуризации своей значительной внешней задолженности.

Во-вторых, уже начиная со второго квартала 2009 года наметилась устойчивая тенденция к постепенному улучшению мировой товарной конъюнктуры (особенно по энергоносителям и цветным металлам [8]), что позитивно сказалось на прибылях компаний сырьевого и базового секторов экономики страны, их рыночной капитализации и возможностях привлечения новых займов на внутреннем и внешнем рынках.

Указанные факторы, в сочетании с возможностью приобретения за рубежом существенно подешевевших в кризисный период зарубежных материальных активов, предопределили стремление ряда российских бизнес-структур, и прежде всего, ряда крупных компаний сырьевых и базовых отраслей экономики продолжать осуществлять в этом направлении свою транснациональную деятельность.

В этот период некоторые крупные российские транснациональные компании «первого эшелона» смогли сравнительно экономично и стратегически конструктивно для своей производственной деятельности осуществлять ряд транснациональных сделок по приобретению производительных зарубежных активов. В частности, такие крупные российские бизнес-структуры, как металлургическая и горнодобывающая компания «Мечел» и золотодобывающая компания «Полюс золото» в стремлении прежде всего расширить свои ресурсные возможности за счет мобилизации зарубежного потенциала результативно для своей производственной деятельности смогли заключить следующие транснациональные сделки. Первая, когда в мае 2009 года закрыла сделку по приобретению 100% пакет акций крупной американской угольной компании «Blueston Coal» за 870 млн. долл. (с учетом долговой нагрузки и выпуска привилегированных акций «Мечела» для бывших владельцев зарубежного актива), против изначально запрошенной цены за американский актив в размере около 4 млрд. долл. Вторая, когда в октябре 2009 года покупала контрольный пакета акций (51%) крупнейшей в Казахстане золотодобывающей компании «KazakhGold» за 269 млн. долл. (с учетом 30% дисконта, которого удалось достигнуть в ходе переговоров о покупке доли в зарубежном активе).

Российские компании «второго эшелона», представленные преимущественно несырьевым сектором, также продолжают в условиях финансового кризиса проявлять интерес к инвестированию капиталов в зарубежный материальный сектор. Однако их вовлеченность в процесс транснационализации по прежнему упирается прежде всего в проблему недостаточной концентрации в бизнесе капитала, поэтому их деятельность по инвестированию в зарубежную производственную сферу продолжает характеризоваться в целом не столь масштабными приобретениями. В тоже время благоприятный период для ведения переговоров в условиях относительно подешевевших зарубежных активов не мог не отразится на интенсивности транснациональной деятельности этой группы компаний (некоторые из которых осуществляли приобретения впервые).

Особенно активизировались компании, представляющие отрасли, которые оказались менее чувствительны к циклам деловой активности и действуют на рынках со сравнительно стабильным спросом (такие как агропромышленный комплекс, фармацевтическая промышленность и некоторые смежные с ней отрасли, многие сектора услуг). На этом фоне, например, российский производитель косметической продукции и средств личной гигиены концерн «Калина» к началу 2010 года смог полностью консолидировать в своей собственности 100% пакета акций известного немецкого брендового производителя косметики и парфюмерии «Dr. Scheller Cosmetics AG»; российские производители сельхозтехники концерн «Тракторные заводы» и компания «Ростсельмаш» в третьем квартале 2009 года завершили сделки по приобретению соответственно 74% акций немецкого чугунолитейного предприятия «Luitpoldhutte A.G.» (специализирующегося на выпуске технически сложных и крупногабаритных деталей из серого чугуна преимущественно для сельскохозяйственной техники) и части активов американской компании «Red Ball» (для производства опрыскивателей сельскохозяйственного назначения); российских туроператор «Tez tour» осенью 2009 года приобрел долю в капитале австрийской туристической компании «Melour», занимающейся организацией отдыха на горнолыжных и термальных курортах Австрии.

Финансовый кризис еще более актуализировал в России вопрос о роли и месте государства в процессе осуществления отечественными компаниями транснациональной деятельности по инвестированию капиталов в реальный сектор зарубежной экономики. Сдержано-настороженное отношение у органов власти к легальной инвестиционной экспансии российского бизнеса на зарубежные рынки постепенно начало трансформироваться в общее прагматичное понимание того, что в современных условиях для эффективного противостояния страной новым глобальным вызовам и угрозам и рациональному включению в систему мирохозяйственных связей как никогда важно развивать партнерское взаимодействие государства с бизнесом.

В настоящее время деятельность органов власти в этой области ограничивается программой содействия в распространении российскими экспортерами товаров и услуг. В тоже время в правительственном арсенале отсутствуют сколько-нибудь серьезные инструменты содействия выходу российского капитала на мировые рынки. При этом практически все страны-члены ОЭСР и основные конкуренты РФ из числа экономик с развивающимися рынками (Китай, Индия. Бразилия) активно применяют (через институт экспортно-кредитных агентств) широкий инструментарий мер господдержки (в т.ч. финансовой) национального капитала на внешних рынках, формируя, тем самым, благоприятные для национального бизнеса предпосылки для успешной конкурентной борьбы за мировые рынки сбыта промышленной продукции и услуг и расширения коммерческого присутствия в перспективных (особенно наукоемких) секторах мировой экономики.

С учетом зарубежного опыта в этой области к настоящему времени правительство разработало проект Концепции по созданию уже в 2010 году на базе государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» (далее — ГК «Внешэкономбанк») новой финансовой структуры (со 100% участием государства в капитале) — специализированного Агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (далее — Агентство). Согласно проекту Концепции, имеющемуся в распоряжении ВНИКИ (как независимой экспертной и консалтинговой организации), в функции Агентства должны будут входить, на ряду с прочими страховыми услугами, осуществление поддержки инвестиционных проектов российского бизнеса за рубежом в виде страхования инвестиций от политических рисков. Однако реальное внедрение этого гарантийно-страхового инструментария предлагается начать не ранее 2015 года, поскольку именно к этому времени, как предполагается разработчиками, капитализация Агентства достигнет приемлемого уровня, сопоставимого с уровнем капитализации ведущих аналогичных зарубежных структур, а также только к указанному периоду Агентство будет обладать достаточным опытом, солидным страховым портфелем и крупным резервным фондом, репутацией российского игрока на рынке страхования экспорта. Иными словами, на первом этапе своего функционирования (оцениваемом разработчиками Концепции в достаточно длительный период времени) специализированной структуре предстоит сосредоточиться на предоставлении широкой линейки гарантийно-страховой помощи собственно по обслуживанию экспортных операций. В случае утверждения правительством данного проекта документа в предлагаемом виде можно говорить о существенном «размывании» срочности применения в стране одного из действенных инструментов финансовой поддержки инвестиционных проектов частного бизнеса за рубежом — страхования частных прямых иностранных инвестиций с высоким уровнем политических рисков.

В русле поднимаемой идеи оказания в стране действенной государственной поддержки инвестициям за рубежом следует также отметить и еще один немаловажный момент, который, в случае своего дальнейшего развития, по мнению автора, может неконструктивно сказаться на задумках государства в этой области. По поручению наблюдательного совета структурное дочернее подразделение ГК «Внешэкономбанк» — ЗАО «Росэксимбанк» представило обновленный вариант Основных направлений (Концепцию) своего развития на последующие годы в области оказания комплексной финансовой (гарантийной) поддержки экспорта промышленной продукции в стране. Согласно имеющемуся в распоряжении ВНИКИ проекту документа, руководство ЗАО «Росэксимбанк» также предлагает в дальнейшей своей деятельности расширить перечень оказываемых услуг за счет предоставления российским компаниям, осуществляющим прямые инвестиции за границей, возможности получать государственные гарантии инвестиций от политических рисков. В этой связи нельзя не отметить, что любое в этой области дублирование и пересечение функций между специализированными структурами ГК «Внешэкономбанк» (т.е. планируемым к созданию в стране Агентством по страхованию экспортных кредитов и инвестиций и собственно ЗАО «Росэксимбанк») будет иметь скорее «распыляющий» эффект и не принесет ожидаемого результата от внедрения в стране финансового (гарантийного) инструментария поддержки российского бизнеса за рубежом.

Если говорить комплексно о создании действенной системе государственного содействия транснациональной деятельности российского частного капитала за рубежом, то она должна предполагать наличие широкого набора инструментов поддержки — от информационного и дипломатического сопровождения российских инвестиций до финансового содействия этому процессу (причем, желательно в самых разнообразных формах, включая кредитование, субсидирование процентных ставок, страхование от политических рисков и др.).

Совершенно очевидно, что финансово устойчивые и достаточно опытные крупные российские компании (в основном сырьевого и базового сектора экономики) в большей степени нуждаются в господдержке в виде дипломатического лоббирования их интересов за рубежом (особенно на рынках развитых государств). Как известно, главный сдерживающий фактор для них — это проблема негативного имиджа, в определенной степени сформировавшегося за рубежом в виду неосведомленности и ложных стереотипов о современном российском бизнесе. Однако целенаправленная информационная компания и дипломатическое сопровождение инвестиционных проектов за рубежом по линии государства должны неразрывно сопровождаться также и активными действиями высшего руководства самих компаний, особенно по части проведения четких структурных реформ и внедрения международных стандартов во всех областях, начиная с прозрачности, и заканчивая деловой этикой, экологией и безопасностью [9].

В тоже время в отношении зарождающихся в России ТНК менее крупных размеров, с их сравнительно небольшим финансовым потенциалом и недостаточной опытностью и информированностью о внешних рынках, было бы целесообразно в процессе осуществлении ими инвестиционных вложений в зарубежные производительные активы применять более широкий инструментарий господдержки.

Если говорить о наиболее действенном инструменте содействия инвестициям — финансовой поддержке, то с учетом международного опыта приоритет в этой области целесообразно, прежде всего, отдавать: (1) проектам, увеличивающим обеспеченность национальной экономики природными ресурсами; (2) проектам, способствующим экспорту национальных технологий, товаров и услуг; (3) приобретению активов, позволяющих использовать в национальной экономике результаты зарубежных исследований, технологические разработки, опыт управления и иностранных специалистов; (4) слияниям и поглощениям, повышающим конкурентоспособность отечественных компаний и ускорению их выхода на зарубежные рынки.

Государственная идеология содействия проникновению российского капитала в зарубежные производительные активы должна также предусматривать более активное использование потенциала российских загранпредставительств (в том числе через расширение области их присутствия в наиболее крупных и значимых для РФ государствах, где они уже учреждены, в виде открытия отделений в разных районах страны пребывания).

Важное место должно отводиться взаимодействию государства с рядом способствующих усилению транснациональных потоков специализированных международных организаций. В их числе — Международное агентство по инвестиционным гарантиям (МИГА), членом которого является Россия, а также Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), в который Россия пока не вступила.

Не менее значимая роль в содействии проникновению российского капитала в экономику зарубежных стран должна принадлежать деятельности государства по извлечению большей выгоды от членства в страновых интеграционных объединениях, предполагающих возможность выхода на более высокий уровень интеграции — создание свободного рынка передвижения товарных и капитальных потоков. Одним из таких потенциально конструктивных проектов, способных уже в ближайшие годы реально привести к созданию единого экономического пространства — Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии.

Работа по расширению практики применения механизма урегулирования задолженности государств-должников перед Россией через механизм конверсии их долгов в собственность и инвестиции также должна являться составной частью государственной политики по продвижению российского капитала в реальный сектор зарубежной экономики.


Библиография

Дикушин А. Зачем русским покупать компании на Западе.// «Russia: Going global? Российский бизнес и глобальная экономика. — «Ведомости ФОРУМ» (Приложение к газете «Ведомости», издаваемое совместно с «The Wall Street Journal & Financial Times»), ноябрь, 2005.

Зарубежные инвестиции российских компаний в условиях кризиса.// «БИКИ», №98, 2009.

Исследования рынка M@A в России // http://www.mergers.ru/market/process/review.html http://rating.rbc.ru/

Кузнецов А.В. Зарубежные инвестиции российских компаний в условиях кризиса: что дальше?// Информационно-аналитический

портал Фонда исторической перспективы «Перспективы» (http://www.perspektivy.info/rus/ekob/), март, 2009 г.

Новости слияний и поглощений (M@A).// http://www.maonline.ru/mna/

Фондовые рынки мира — итоги 2008 года. // http://rating.rbc.ru/article.shtml?2009/01/13/32268095

Шепелев. С.В. Деятельность российских ТНК за рубежом в начале нового тысячелетия: тенденции и перспективы.// «Вестник ГУУ» (Серия «Национальная и мировая экономика»), №2, 2007.

World Investment Report 2009. Transnational Corporations, Agricultural Production and Development. — N.Y., Geneva, UNCTAD, 2009.

http://.www.cbr.ru/statistics/

http:// www gks.ru/bgd/free/

1. Здесь и далее по тексту международные статистические показатели ЮНКТАД приводятся из: World Investment Report 2009. Transnational Corporations, Agricultural Production and Development. — N.Y., Geneva, UNCTAD, 2009, p. 247-250.

2. См., например, Дикушин А. Зачем русским покупать компании на Западе// Russia: Going global? Российский бизнес и глобальная экономика. — «Ведомости ФОРУМ» (Приложение к газете «Ведомости издаются совместно с The Wall Street Journal & Financial Times»), ноябрь, 2005, с.30.

3. По данным российской таможенной статистики (с учетом экспортных товарных операций с Белоруссией), только по нефти среднемесячная стоимость российского экспорта марки Urals упала к январю 2009 года до минимальных за последнее десятилетие размеров 291,6 долл. за тонну, против рекордных 887,4 долл. за тонну в июле 2008 года, или более чем в 3 раза (http://www.gks.ru/bgd/free/B09_03/Main.htm).

4. Здесь и далее по тексту более подробно о всех приводимых в статье примерах конкретных транснациональных сделок, осуществлявшихся российским бизнесом с зарубежными активами в 2008-2010 гг., смотри, например, на информационно интернет-портале «MAonline/ Слияния и поглощения» (http://www.maonline.ru/mna/).

5. Подробнее о статистических показателях ПБ РФ по инвестированию российским бизнесом средств в зарубежный материальный сектор смотри на официальном интернет-сайте Банка России (http://www.cbr.ru/statistics/?Prtid=svs).

6. Подробнее о информационно-аналитических и статистических сводках по рынку слияний и поглощений, осуществлявшихся в 2007-2009 гг. с участием российских ТНК в 2007-1009 гг., смотри, например, на интернет-портале аналитической группы ReDeal (в рамках проекта Mergers.ru/ «Слияния и Поглощения в России») (http://www.mergers.ru/market/process/review.html).

7. Подробнее о информационно-аналитических и статистических сводках по мировым фондовым

рынкам в 2008 году смотри на интернет-портале информационного агентства «РБК.Рейтинг» (http://rating.rbc.ru/article.shtml?2009/01/13/32268095).

8. По данным российской таможенной статистики (с учетом экспортных товарных операций с Белоруссией) только по нефти среднемесячная стоимость российского экспорта марки Urals уже в январе 2010 года составляла 521,2 долл. за тонну, что превышало пиково минимальный аналогичный показатель января 2009 года почти в 1,8 раза (http://www.gks.ru/bgd/free/B09_03/Main.htm).

9. Подробнее о причинах, сужающих возможности проникновения российского капитала на зарубежные рынки, смотри, например: Шепелев. С.В. Деятельность российских ТНК за рубежом в начале нового тысячелетия: тенденции и перспективы.// Вестник ГУУ (Серия «Национальная и мировая экономика»), №2, 2007, с.52.