«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3(14), 2010

Финансы

Исламские финансовые институты в мировой экономике

Р.В. Шелгунов, научный сотрудник отдела международных экономических исследований РИСИ

В статье рассматривается текущее состояние исламских финансовых институтов и перспективы их распространения в мировой экономике, выявляются проблемы и риски, которые они могут привнести в традиционную финансовую систему. Даётся оценка развитию исламских финансов в России.

Ключевые слова: исламские финансовые институты, исламские банки, исламские инвестиционные фонды, исламские облигации (сукук).

R.Shelgunov. Islamic Financial Institutions in the World Economy

The article considers the current state of Islamic financial institutions (IFI) and the prospects of their distribution in the global economy, identifies problems and risks that IFI can bring to the traditional financial system, evaluates the development of Islamic finance in Russia.

Введение

Исламскую финансовую систему можно охарактеризовать как совокупность финансовых институтов и используемых ими финансовых инструментов, позволяющих осуществлять экономическую деятельность без нарушения базовых принципов, сформулированных в шариате [1].

Исламские финансовые институты (далее ИФИ) получили достаточно широкое распространение в мире, как вследствие роста спроса на специфические финансовые услуги, так и в результате накопления некоторыми мусульманскими странами значительных финансовых ресурсов. В среднесрочной перспективе существующие тенденции в развитии ИФИ сохранятся, учитывая, что страны-экспортеры нефти продолжат получать значительные доходы, а финансовые рынки этих стран продолжат развиваться [2].

В последние годы наблюдается существенный рост интереса традиционных банков к вхождению на рынок исламских финансовых продуктов. Так, большинство транснациональных банков уже имеют «исламские окна». Это связанно с увеличением численности мусульманского населения в развитых странах, а также с ростом заинтересованности исламских инвесторов в географической диверсификации своих инвестиционных портфелей.

Масштабы проникновения ИФИ в США и Западной Европе позволяют предположить, что рано или поздно они появятся и в российской финансовой системе. Вместе с тем, функционирование ИФИ сопряжено с необходимостью внесения изменений в законодательство. Кроме того, они осложнят задачу поддержания стабильности национальной финансовой системы.

Текущее состояние исламской финансовой системы

Совокупные исламские финансовые активы на начало 2010г. оценивались в $964,2 млрд. что составляет всего 1% мирового рынка финансовых услуг. Однако значение ИФИ, особенно в мусульманских странах, постепенно усиливается. Например, в Иране и Судане финансовые системы целиком подчиняется нормам шариата, и все финансовые организации этих стран являются исламскими. По имеющимся прогнозам к 2015г. доля исламских финансовых услуг достигнет 50% на рынках Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), и от 15% до 25% на рынках Юго-Восточной Азии [3].

Современное состояние индустрии исламских финансов позволяет выделить три основных сегмента ИФИ, оперирующих на мировом рынке финансовых услуг — исламские банки, инвестиционные фонды и сукук, на долю которых приходится 99,6% совокупных активов отрасли (диагр. 1).

Диаграмма 1

Институциональная структура исламской финансовой системы, 2009

Источник: Global Islamic Finance>, 2009

Исламские банки (далее ИБ) — ИФИ, принимающие депозиты и осуществляющие инвестирование накопленных средств. В данный сегмент попадают как полноценные исламские банки, так и специализированные банковские подразделения или исламские «окна» традиционных банков.

В настоящее время всё большее значение в системе международных финансовых отношений приобретают исламские инвестиционные фонды и сукук — исламские облигации. Сукук — специальный вид облигаций, доходность которых связана с отдачей от реальных активов. Выпуск сукук аналогичен стандартному процессу секьюритизации, при котором разрабатывается механизм, позволяющий приобрести активы и создать возможность сформировать финансовые обязательства по отношению к ним (более подробную информацию о специфике деятельности различных сегментов ИФИ см. [10]).

Сегментация ИФИ даёт возможность объяснить гибкость развития системы исламских финансов в контексте мирового финансово-экономического кризиса (МФЭК) и технического дефолта крупного исламского фонда Dubai World в ноябре 2009г. Возрастание системных рисков, связанное с этими событиями, спровоцировало отток мусульманских клиентов в относительно более надёжные банковские активы и позволило сектору ИБ ещё больше укрепить своё положение в отрасли. Вместе с тем, по мере выхода мировой экономики из кризиса в индустрии усиливается спрос на более доходные финансовые операции, осуществляемые инвестиционными фондами. В свою очередь расширение инвестиционных возможностей банков и фондов формирует растущий спрос на финансовые активы, в том числе на сукук.

Следует отметить, что сохраняются фундаментальные предпосылки дальнейшего развития индустрии. Так мусульманские страны-экспортеры нефти продолжают получать значительные доходы, финансовые рынки этих стран продолжают развиваться, а западные компании конкурируют за привлечение иностранных инвесторов. При этом объём мирового рынка исламских финансовых услуг не соответствует масштабам мусульманского населения, вовлечённого в экономическую деятельность. Так, из 1,6 млрд. мусульман по всему миру только 14% пользуются банками, тогда как в развитых странах банками пользуются 90-95% населения.

В этой связи, по прогнозам аналитиков, в ближайшие пять лет отрасль исламских финансов с ежегодными темпами роста в 20-40% останется одной из наиболее быстрорастущих сфер международных финансовых отношений.

Тенденции развития исламских банков

На начало 2010г. в мире насчитывалось 627 ИБ против 614 годом ранее (диагр. 2). Совокупные активы ИБ за 2009г. увеличились на 28,6% до $822 млрд. по сравнению с $639 млрд. в 2008г. Тогда как активы традиционных коммерческих банков за 2009г. увеличились всего на 6,8%. Сектор ИБ на протяжении периода 2006-2009гг. демонстрирует устойчивые показатели роста в среднем 27,86% в год, и прогнозная оценка совокупных активов на 2010г. составляет $1033 млрд., что соответствует 25,7% роста [3].

Сектор сконцентрирован преимущественно на корпоративном финансировании и обслуживании богатых социальных слоёв мусульманских стран, однако в последние годы наблюдается существенный рост интереса традиционных банков к вхождению на рынок исламских финансовых продуктов. Так большинство транснациональных банков уже имеют «исламские окна», в том числе ABN Amro, Soci é t é G é n é rale, Goldman Sachs, Nomura Securities, J. P. Morgan Chase, Citibank, Deutsche Bank, HSBC и др. Это связанно с увеличением численности мусульманского населения в развитых странах, а также ростом заинтересованности исламских инвесторов в географической диверсификации своих инвестиционных портфелей.

Диаграмма 2

Количество исламских банков в мире, 2007-2009гг.

Источник : Top 500 Islamic Financial Institutions, The Banker, 2009

Наибольшая доля в мировых исламских банковских активах принадлежит ССАГПЗ — 42,9%, или $353,2 млрд. Иран является лидирующим по размерам исламских банковских активов отдельным государством, обладая долей в 35,6%. За пределами Ближнего Востока, лидирующие позиции занимают Малайзия (10,5%) и Великобритания (2,5%). Оставшуюся группу стран, организации которых используют исламские финансовые инструменты, как посредством локальных, так и международных банковских структур, представляют США, Франция, Испания, Дания, Люксембург, Австралия, Германия, Япония, Сингапур, Таиланд, Китай, Южная Корея и Турция (диагр. 3).

Практически не изменились темпы экспансии ИБ в мировую экономику. ИБ оказались относительно более устойчивыми к МФЭК и его последствиям, чем традиционные банки, в том числе благодаря ограниченной интеграции в мировую финансовую систему, благоприятному налоговому климату в основных юрисдикциях и осторожной инвестиционной политике.

Диаграмма 3

Страны лидеры по размерам исламских банковских активов, $ млрд.

Источник : Top 500 Islamic Financial Institutions, The Banker, 2009

Об устойчивости системы говорит тот факт, что за 2009г. не произошло существенных изменений в первой двадцатке крупнейших ИБ. Лидирующие позиции в этом списке занимают основные страны, в том числе Иран — 8 банков, включая самый крупный ИБ — Bank Melli ($56 млн.); Саудовская Аравия — 4 банка, включая второй по величине активов ИБ — Al Rajhi Bank ($44 млн.); ОАЭ — 3; Малайзия — 2; по одному банку — Бахрейн Катар и Кувейт. [3].

В последние годы наблюдается активизация интереса к ИБ со стороны новых игроков. Если до кризиса определённым препятствием для региональной экспансии ИБ было настороженное отношение к ним со стороны правительств немусульманских стран, то после кризиса ситуация изменилась. Так в 2009г. ИБ появились в странах с неразвитой исламской финансовой инфраструктурой, в частности в Китае, Сирии и Казахстане.

Всего в течение 2009г. на рынке появились 28 новых ИБ, что, несмотря на некоторое замедление (51 новый банк в 2008г. и 78 банков в 2007г.), характеризует динамичноё и позитивное развитие сектора [3].

Драйвером роста ИБ стала их коммерческая деятельность, в частности наблюдается значительный приток депозитов населения, а также рост операций с исламскими кредитными картами. Это связано с тем, что в кризис клиенты ИФИ стали более осторожными и можно говорить о некотором бегстве вкладов в ИБ из более рискованных инвестиционных продуктов.

В целом, оценивая новые тенденции в развитии ИБ, следует выделить усиление их позиций на сегментах рынка социальных групп со средним и низким уровнем доходов, причём как мусульман, так и не мусульман; в малом и среднем бизнесе; в малом и среднем бизнесе; на финансовых рынках развивающихся стран с большими мусульманскими общинами. В числе приоритетных географических ниш — Индонезия, Китай, мусульманские страны Африки и Центральной Азии, а также Россия. По оценкам специалистов выход из ниши корпоративного финансирования и кредитования богатых слоёв мусульманского общества на обозначенные рынки позволит ИБ расширить клиентскую базу и увеличить свои масштабы в мировой экономике. [3] [4].

Вместе с тем развитие сектора ИБ по-прежнему сдерживает ряд факторов. В том числе: недостаток квалифицированных кадров; низкая конкурентоспособность на традиционных рынках, где за ИБ не закреплён особый статус; избыточная ликвидность, связанная с отсутствием эффективных межбанковских валютных рынков; неразвитая система надзора и регулирования деятельности ИБ; «специфические» риски соответствия шариату; высокая степень региональной фрагментации в секторе.

В этой связи эксперты прогнозируют усиление следующих тенденций в развитии сектора ИБ. Первая связана с постепенным переходом от количественного роста исламских банковских продуктов к их упрощению и стандартизации. Вторая с консолидацией в отрасли и образованием крупных диверсифицированных ИБ, ориентированных на межрегиональную экспансию [5].

Проблемы исламских инвестиционных фондов

На начало 2010г. в мире насчитывалось более 500 исламских инвестиционных фондов, при этом их совокупные активы составили всего $52 млрд., для сравнения: у ИБ в управлении активами на указанную дату находилось порядка $240 млрд. Это отражает существующие предпочтения клиентов ИФИ осуществлять инвестиции через банки, а не через фонды [7].

Основная часть исламских фондов функционирует на рынках ССАГПЗ — около 70% совокупных активов сектора, или $35 млрд. Лидером с долей в 44,2% является Саудовская Аравия. За пределами Ближнего Востока лидирующие позиции занимают Малайзия (9,8%) и США (5,1%) (диагр. 4).

Диаграмма 4

Страны лидеры по размерам активов исламских инвестфондов, $ млрд.

Источник : The Islamic Funds and Investments Report 2010, Ernst and Young

Основными налоговыми юрисдикциями являются Малайзия — 184 зарегистрированных фонда и Саудовская Аравия (174), однако более 150 действующих исламских фондов предпочитают вести свою деятельность через оффшоры. Большой популярностью в секторе пользуются Каймановы острова — 63 фонда, Люксембург (35) и Ирландия (24) [7].

Следует отметить низкую капитализацию исламских фондов, так 70% фондов имеют в управлении менее $100 млн. А также их концентрацию на акциях и реальных активах. В частности на фонды акционерного капитала приходится $18,5 млрд. или 35% совокупных активов сектора (диагр. 5).

Диаграмма 5

Структура сектора исламских инвестиционных фондов, 2009г.

Источник : The Islamic Funds and Investments Report 2010, Ernst and Young

Сдерживает развитие сектора дефицит инструментов, позволяющих хеджировать валютные и процентные риски. Это связанно с тем, что нормы шариата не допускают арбитраж и короткие продажи. Кроме того мировые рынки исламских финансовых инструментов остаются неглубокими, а вторичный рынок находится в стадии становления [5].

МФЭК, бегство международных инвесторов в ликвидные финансовые инструменты (US Treasuries ), а мусульманских инвесторов в ИБ на фоне падения мировых цен на акции и реальные активы обнажили неустойчивость сектора исламских инвестиционных фондов. Это отразилось в падении общей доходности сектора (таб. 3) и серии дефолтов, самым крупным из которых стал технический дефолт Dubai World в ноябре 2009г.

Таблица 1

Доходность исламских инвестиционных фондов, 2007-2009гг.

Фонды

2007

2008

2009

средняя

лидер

средняя

лидер

средняя

лидер

Фонды акционерного капитала

17,4%

41,7%

-41,8%

-10,4%

20,9%

48,6%

Фонды сукук

2,4%

8,2%

0,1%

5,5%

4,4%

11,6%

Товарные фонды

8,0%

21,3%

-15,1%

2,5%

29,0%

56,5%

Фонды денежного рынка

3,4%

6,5%

2,5%

5,6%

1,9%

4,1%

Фонды недвижимости

3,5%

16,4%

-12,4%

13,8%

-2,9%

11,3%

Источник : The Islamic Funds and Investments Report 2010, Ernst and Young

В результате, несмотря на рост доходности в 2009г. говорить о восстановлении сектора всё ещё рано. Во-первых, на фоне роста объёма совокупных активов традиционных инвестиционных фондов с $19 трлн. в 2008г. до $22 трлн. в 2009г. инвесторы не возвращаются в исламские фонды (диагр. 6). Во-вторых, в 2009г. соотношение зарегистрированных фондов к ликвидированным практически выровнялось — 29 к 27,тогда как в ё2008г. их соотношение составило 78 к 19; в 2007г. — 173 к 11 [7].

Таким образом, в отличие от ИБ исламским фондам не только не удалось упрочить свои позиции в мировой экономике в результате кризиса, а напротив, их положение ухудшилось. При этом потенциал сектора на начало 2010г. оценивался в $360-480 млрд. [7].

Диаграмма 6

Динамика совокупных активов исламских инвестиционных фондов, $ млрд.

Источник : The Islamic Funds and Investments Report 2010, Ernst and Young

По оценкам аналитиков рост в секторе возобновится по мере выхода мировой экономики из кризиса и восстановления интереса исламских инвесторов к более рискованным финансовым операциям. А одним из ключевых факторов роста станут финансовые инновации, связанные с развитие исламских производных финансовых инструментов (деривативов).

Фактически исламские деривативы уже существуют, в том числе аналоги таких традиционных инструментов как валютные и процентные свопы, а также кредитно-дефолтные свопы. Однако их использование продолжает вызывать критику со стороны мусульманских правоведов, связанную с тем, что на практике сложно отделить хеджирование рисков от спекуляций.

Учитывая, что лидерами в исламском финансовом инжиниринге выступают западные инвестиционные банки, в том числе Deutsche Bank, HSBC, Standard Chartered и Citigroup, специалисты всё чаще говорят о потенциальной возможности развития кризиса «несоответствия шариату» [5].

В целом развитие финансовых инноваций и расширение инвестиционной базы исламских фондов усилит тенденции к консолидации и географической экспансии в секторе. Это в свою очередь будет стимулировать развитие мировых рынков сукук.

Возможности рынка исламских облигаций

По различным оценкам на начало 2010г. объём мирового рынка сукук составил $90-100 млрд., что соответствует 9-11% совокупных исламских финансовых активов [6]. Из всех секторов исламской финансовой системы рынок облигаций оказался наименее устойчивыми к МФЭК и его последствиям. В 2008г. объём мирового выпуска сукук упал на 45% до $15 млрд. по сравнению с пиком в $35 млрд. в 2007г. (диагр. 7).

Диаграмма 7

Динамика мирового выпуска сукук, 2004-2010гг., $млрд.

Источник: Global Islamic Finance>, 2009

Снижение доверия инвесторов к исламским облигациям во второй половине 2008г. было связано с несколькими причинами. Во-первых, международный кризис ликвидности и ужесточение условий кредитования обнажили слабое место сегмента — неразвитый вторичный рынок. Во-вторых, в разгар кризиса со стороны Организации по бухгалтерскому учету и аудиту ИФИ (AAOIFI ), а также ряда исламских правоведов прозвучали заявления о несоответствии отдельных выпусков сукук требованиям шариата.

Несмотря на опасения инвесторов объём мирового выпуска сукук в 2009г. вырос почти на 60% по сравнению с 2008г. и составил $24 млрд. В первой половине 2010г. рост продолжился — было выпущено сукук на $16,5 млрд. что на 116,3% больше чем $7,6 млрд. в соответствующий период 2009г.

Важную роль в восстановлении рынка со стороны спроса на сукук сыграли ИБ, испытывающие дефицит ликвидных исламских финансовых активов при росте пассивов. Однако основным драйвером роста стал интерес инвесторов из США к растущим азиатским финансовым рынкам, в том числе рынкам мусульманских стран региона, на фоне низких процентных ставок и проблем с суверенными долгами в ЕС.

В свою очередь бюджетные дефициты и активная долговая политика ключевых стран-эмитентов оказали поддержку рынку со стороны предложения. В результате более 70% мирового выпуска сукук составили суверенные и квазисуверенные сделки — 74% в 2009г. и 80% в первой половине 2010г. (диагр. 8). Лидером рынка стала Малайзия с долей 54% мирового выпуска в 2009г. и 60,5% в первой половине 2010г.

Диаграмма 8

Структура эмитентов мирового рынка сукук, 2009г.

Источник: Global Islamic Finance>, 2009

Следует отметить, что восстановление рынка сукук в 2009г. проходило на фоне схлопывания «пузыря недвижимости» в Персидском заливе — одном из мировых центров исламских финансов. При этом два крупных дефолта по облигациям-сукук компаний Investment Dar (Кувейт) и Saad Group (Саудовская Аравия), а так же технический дефолт по сукук государственной корпорации Dubai World (ОАЭ) вызвали недоверие у инвесторов к состоянию финансов в регионе ССАГПЗ, а не к мировому рынку исламских облигаций.

Если до «кризиса Dubai World » инвесторы из Персидского залива не высказывали опасений относительно концентрации своих инвестиций на региональном рынке, то начиная с 2009г. местные ИФИ активизировали интерес к географической диверсификации своих активов.

В свою очередь перспективы привлечения инвесторов из Ближнего Востока стимулировали интерес к выпуску сукук во всём мире. В 2010г. помимо традиционных стран — Малайзии, Индонезии, Сингапура, Гонконга и Южной Кореи о своих намерениях выйти на рынок исламских облигаций заявили в Великобритании, Франции, Германии, Японии, Турции, Таиланде, Казахстане и России. Если объявленные выпуски состоятся до конца года, то объём мирового выпуска сукук в 2010г. может составить от $30-40 млрд.

Даже один успешный выпуск может спровоцировать рост в секторе, в том числе рост в выпуске корпоративных сукук. Однако до сентября 2010г. ни один из возможных дебютов не состоялся. Немусульманские страны откладывают свой выход на рынок из-за опасений инвесторов относительно рисков «несоответствия шариату». Также сдерживают развитие сектора — неразвитый вторичный рынок, неурегулированность вопросов связанных с процедурами банкротства эмитентов и возврата средств держателям сукук, а также дефицит информации об участниках рынка.

Перспективы исламских финансов в России

Наиболее вероятным сценарием внедрения исламских финансовых продуктов в России может стать привлечение международных инвестиций через выпуск исламских облигаций [1]. При этом в силу отсутствия надлежащей правовой базы российские заёмщики будут вынуждены на первых порах осуществлять сделки исключительно на иностранных рынках.

Российские и зарубежные эксперты отмечают наличие обоюдного интереса со стороны заёмщиков из России и инвесторов из Персидского залива. Арабские инвесторы испытывают дефицит ликвидных финансовых активов, структурированных в соответствии с шариатом, и заинтересованы в географической диверсификации своих инвестиционных портфелей [8].

  1. Что касается российских заёмщиков, то потенциальными эмитентами сукук могут стать компании из капиталоёмкого сектора, достаточно крупные, но не настолько глобальные, чтобы легко выйти на рынки еврооблигаций. Это энергетические и телекоммуникационные компании, девелоперы, а также инфраструктурные проекты с долей государства или его стратегической поддержкой. Следует отметить, что возможности заимствования для них на европейском и американском финансовых рынках будут сокращаться по мере ужесточения кредитно-денежной политики в развитых странах [9].

В силу того, что в российском законодательстве сукук не подпадает под определение ценной бумаги, в настоящее время их выпуск в России невозможен. Тем не менее, выпуск сукук через компании специального назначения (SPV ) в оффшорных зонах под российские активы вполне реален [9].

Ряд российских финансовых структур изучает такую возможность. В частности, о своих намерениях выступить организатором российских сукук заявили «ВТБ Капитал» и «Газпромбанк».

В среднесрочной перспективе возможность выпуска сукук в России и листинг на национальных площадках будут обусловлены заинтересованностью со стороны государства и регулирующих органов.

Что касается развития ИФИ внутри страны, то этому препятствуют три фактора. Первый — законодательство, не предусматривающее функционирование подобных организаций; второй — отсутствие специального органа, который бы давал заключение о соответствии различных финансовых продуктов шариату; третий — практика применения законодательства о борьбе с терроризмом и о легализации доходов, полученных преступным путем [2].

Арабские эксперты обращают внимание на то, что в России инициатором внедрения исламских методов финансирования в экономику выступают не центральная власть, а регионы с большой долей мусульманского населения. Учитывая федеративное устройство России, эксперты делают вывод о возможности распространения ИФИ в Поволжье и на Северном Кавказе в обход инертного российского законодательства. В частности, в Татарстане в апреле 2010г. совместно с Исламским банком развития был образован один из первых ИФИ в России — «Татарстанская международная инвестиционная компания», зарегистрированная как нефинансовый институт [8].

В целом, как показывает мировой опыт, рано или поздно ИФИ появятся в российской финансовой системе. При этом нет необходимости форсировать данный процесс. Иными словами, регулирующим органам следует исходить из того, что ИФИ и используемые ими инструменты должны сначала доказать свою востребованность и эффективность в рамках действующего законодательства и только потом ставить вопрос о внесении в него изменений.

Заключение

Совокупные активы ИФИ составляют всего 1% мирового рынка финансовых услуг. Однако их значение постепенно усиливается, особенно в Персидском заливе и мусульманских странах Юго-Восточной Азии, где по прогнозам к 2015г. доля исламских финансовых услуг может достичь от 15% до 50% регионального рынка. Кроме того, в последние годы наблюдается рост интереса традиционных институтов к вхождению на рынок исламских финансов, а многие транснациональные банки уже имеют «исламские окна».

ИФИ продемонстрировали относительно большую устойчивость к мировому кризису и его последствиям, чем традиционные финансовые институты. Это связано с несколькими причинами, в том числе с ограниченной интеграцией в мировую финансовую систему, благоприятным налоговым климатом в основных юрисдикциях, осторожной инвестиционной политике.

По прогнозам специалистов, в ближайшие пять лет отрасль исламских финансов с ежегодными темпами роста в 20-40% останется одной из наиболее быстрорастущих сфер международных финансовых отношений.

Доминирующей тенденцией в развитии индустрии исламских финансов становится расширение и углубление её клиентской базы. Во-первых, усиливаются позиции ИФИ на сегментах рынка социальных групп со средним и низким уровнем доходов, причём как мусульман, так и немусульман; в малом и среднем бизнесе; на финансовых рынках развивающихся стран с большими мусульманскими общинами. Во-вторых, наблюдается постепенный переход от количественного роста исламских финансовых продуктов к их упрощению и стандартизации. В-третьих, усиливается значение финансовых инноваций и исламских инструментов хеджирования рисков.

Что касается институциональной структуры, то возрастание системных рисков, вызванное кризисными событиями, спровоцировало отток мусульманских клиентов в относительно более надёжные банковские активы и позволило исламским банкам ещё больше укрепить своё положение в отрасли. Вместе с тем, по мере выхода мировой экономики из кризиса в индустрии усиливается спрос на более доходные финансовые операции, осуществляемые исламскими инвестиционными фондами. В свою очередь расширение инвестиционных возможностей банков и фондов формирует растущий спрос на финансовые активы, в том числе на исламские облигации — сукук.

Следует отметить, что восстановление рынка сукук в 2009г. проходило на фоне схлопывания «пузыря недвижимости» в Персидском заливе — одном из мировых центров исламских финансов. Если до кризиса инвесторы из Персидского залива не высказывали опасений относительно концентрации своих инвестиций на региональном рынке, то начиная с 2009г. местные ИФИ активизировали интерес к географической диверсификации своих активов.

Перспективы привлечения инвесторов из Ближнего Востока стимулировали интерес к выпуску сукук во всём мире. В том числе и в России, где возможности для заимствования на внешних рынках будут сокращаться по мере ужесточения кредитно-денежной политики в развитых странах.

Вместе с тем развитие индустрии исламских финансов по-прежнему сдерживает ряд факторов. В том числе: отсутствие единых стандартов в области надзора и бухгалтерского учёта; «специфические» риски соответствия шариату; дефицит инструментов хеджирования рисков; отсутствие эффективных межбанковских валютных рынков; недостаток квалифицированных кадров; низкая конкурентоспособность ИФИ на традиционных финансовых рынках; высокая степень региональной фрагментации в отрасли.

Существование таких трудностей требует создания не только адекватной системы регулирования деятельности ИФИ, но и институциональной инфраструктуры, обеспечивающей их интеграцию в традиционную финансовую систему. Проблема заключается в том, что в большинстве стран регулирующие органы не обладают необходимыми знаниями относительно специфики деятельности ИФИ и представлением о возможных рисках, которые они могут привнести в национальную экономику. По-сути, исламские финансы сегодня представляют собой «чёрный ящик», содержимое которого зависит от местной интерпретации норм шариата и готовности их воспринимать.

Проблемы поддержания национальной финансовой стабильности обуславливают осторожную позицию руководства развитых стран по отношению к возможности распространения ИФИ внутри страны.

Наиболее вероятным сценарием внедрения исламских финансовых продуктов в России может стать привлечение международных инвестиций через выпуск сукук. При этом в силу отсутствия надлежащей правовой базы российские заёмщики будут вынуждены осуществлять сделки на иностранных рынках. В настоящее время ряд российских финансовых структур уже заявили о своих намерениях выступить организатором российских сукук.

Что касается развития ИФИ внутри страны, то этому препятствуют три фактора. Первый — законодательство, не предусматривающее функционирование подобных организаций; второй — отсутствие специального органа, который бы давал заключение о соответствии различных финансовых продуктов шариату; третий — практика применения законодательства о борьбе с терроризмом и о легализации доходов, полученных преступным путем.

При этом в России инициатором внедрения исламских методов финансирования в экономику выступает не центральная власть, а регионы с большой долей мусульманского населения. Учитывая федеративное устройство Российской Федерации, существуют возможности распространения ИФИ в Поволжье и на Северном Кавказе в рамках действующего законодательства.

В целом, как показывает мировой опыт, рано или поздно ИФИ появятся в российской финансовой системе. При этом нет необходимости форсировать данный процесс. Иными словами, регулирующим органам следует исходить из того, что ИФИ и используемые ими инструменты должны сначала доказать свою востребованность и эффективность в рамках действующего законодательства и только потом ставить вопрос о внесении в него изменений.


Литература

1. «Исламская экономическая модель и современность», Беккин Р. И., 2-е изд., испр. и доп., Москва: Издательский дом Марджани, 2010 ISBN 978-5-903715-32-9.

2. «Исламская финансовая система: современное состояние и перспективы развития» / П. Трунин, М. Каменских, М. Муфтяхетдинова. — М.: ИЭПП, 2009. — 88 с.: ил. — (Научные труды / Ин-т экономики переходного периода; № 122Р). — ISBN 978-5-93255-268-1.

3. Top 500 Islamic Financial Institutions, Joseph DiVanna, Stephen Timewell /The Banker Supplement/, November 2009.

4. « Islamic Finance. Special Report» / Financial Times/ December 8, 2009.

5. «Islamic Finance. Special Report» / Financial Times/ May 13, 2010.

6. «Global Islamic Financial>

7. «The Islamic Funds and Investments Report 2010. Post Crisis: Walking up to an investor-driven world», David McLean /Ernst & Young Bahrain / 2010.

8. «Lack of legislation hinders Islamic finance march in Russia », Mushtak Parker/Arab News/ May 31, 2010

9. «Мировой рынок исламских ценных бумаг», С.К. Искаков /Банковское дело/ 2010 (8).

10. «Исламские финансовые институты», Гордеева О.Е., Львова Н.А. /Финансы и бизнес/, изд. Проспект, 2009 (3).

В ССАГПЗ входят ОАЭ, Саудовская Аравия, Оман, Бахрейн, Кувейт и Катар.