«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3(14), 2010

Международное движение капитала

Рынок труда арабских стран в ХХI веке: контуры и специфика развития

Л.С. Бочарова, к.э.н., доцент, доцент кафедры экономики и экономгеографии стран Азии и Африки ИСАА

На фоне особенностей демографической ситуации в арабских странах проанализированы масштабы современного рынка труда, темпы его роста, трансформация структуры занятости и социально — профессионального состава работников, а также специфические черты миграции рабочей силы.

Ключевые слова: рынок труда, рабочая сила, демографическая структура, миграции населения, отраслевая и социальная структура занятости

L.Botcharova. Labour Markets in Arab Countries in the 21-st Century: Main Features and Development Trends

Taking into consideration specific features of the demographic situation in Arab countries the author of the arrticle analizes main features of their modern labour markets, their rate of growth, changes in the employment structure, social and professional breakdown of employees, as well as specific features of labour migration.

Key words: Labour market, labour force, demographic structure, migration, social employment structure, employment structure by industry.

Население и рабочие руки, являясь главной составляющей ресурсно-экономического потенциала, служат фактором стабильного экономического роста и развития любой арабской страны. Чтобы понять состояние рынка труда, необходимо проанализировать его количественные и качественные характеристики, выявить общие и специфические черты.

Масштабы рынка труда определяются, прежде всего, параметрами воспроизводства рабочей силы, которые, в свою очередь зависят от динамики общей численности населения. Совокупная численность жителей арабских стран составляла в 2007 году по разным данным от 313 млн. до 331 млн. человек 1, что эквивалентно одной пятой населения Китая и половине совокупного населения Европы и Центральной Азии. За последние 17 лет численность жителей региона выросла на 40%. Существенный вклад в этот показатель внес Египет. Его население за межпереписной период (1996-2006 гг.) увеличилось на 25%. К 2015 году численность жителей арабского региона вырастет еще на 16% и достигнет 385 млн.чел., несмотря на снижение ежегодных темпов прироста населения с 3,2% в 1970-1975 гг. до 2,1% в 2000-2005 гг. Период 2005-2010 гг. отмечен, по мнению специалистов, дальнейшим сокращением рассматриваемого показателя до уровня 2%, а в последующие 5 лет (2010-2015 гг.) и до 1,9%. Тем не менее, он все равно остается и будет оставаться почти в два раза выше среднемирового — 1,2% и 1,1% соответственно. И это несмотря на наметившуюся в конце прошлого века тенденцию снижения фертильности с 6,7 в 1975-1980 гг. до 3,6 в 2000-2005 гг. По числу рождений, приходящихся на одну женщину в 2000-2005 гг., арабские страны опережали государства Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) — 1,9, Латинской Америки и Карибского бассейна — 2,5, Южной Азии — 3,2, развивающиеся страны — 2,9 и мир в целом.

Сохранению высоких темпов прироста населения в немалой степени способствует и будет способствовать в ближайшем будущем сохранение традиций семейных отношений, в частности, раннего замужества. Данные последних обследований показывают, что удельный вес женщин в возрасте от 20 до 24 лет, вышедших замуж до наступления 18-летнего возраста, составлял 45% в Сомали, 37% в Йемене и Мавритании, 30% на Коморских островах и 27% в Судане. При этом в «европеизированных» Тунисе и Алжире рассматриваемый показатель снижался соответственно до 10 и 2%. 2 Таким образом, и в обозримом будущем арабские страны будут оставаться регионом с самыми высокими темпами прироста населения.

Отличительной особенностью демографической структуры населения арабских стран является преобладание доли молодых людей: 60% населения моложе 25 лет, а 33% жителей не достигли и 15-летнего возраста. Минимальный процент детей в возрасте до 15 лет зафиксирован в ОАЭ (20%), а максимальный (45%) — в Йемене и Мавритании. При этом средний возраст жителей арабских государств не превышает 22 лет. При сопоставлении с аналогичными показателями по другим регионам и миру в целом (28 лет), можно утверждать, что это самый молодой субрегион мира. 3

Отмеченные особенности демографической структуры оказывают самое непосредственное влияние на воспроизводство рабочей силы. Рост населения молодых возрастов — основной источник пополнения трудовых ресурсов. Годовые темпы прироста населения в трудоспособном возрасте (15-64 года) с 1990 г. по 2007 г. составили 3,4%. Самый высокий показатель был зарегистрирован в ОАЭ — 6,2%. Это и не удивительно, поскольку трудовые ресурсы до сих пор пополняются в значительной степени за счет притока иностранных рабочих. Значительными оказались и темпы прироста экономически активной части населения Иордании (5%) и Йемена (4,6%), что можно связать как с быстрым омоложением населения, так и отчасти с возвращением мигрантов из зоны военных конфликтов в Персидском заливе.

На противоположном «полюсе» арабского мира расположились страны, темпы роста рабочей силы которых находились в диапазоне 2,3-2,5%: Марокко, Ливан, Египет и Тунис. Столь низкий рост экономической активности объясняется рядом причин. Во-первых, в некоторых странах (например, Тунисе и Марокко) статистикой не учитывается довольно большая группа населения, главным образом женщины, работающие на дому в кустарной промышленности или в качестве семейных работников в сельском хозяйстве. При проведении опросов они относят себя к домохозяйкам, т.е. не принадлежащим к экономически активному населению. Во-вторых, развитие системы высшего и среднего образования сузило границы экономической активности молодежи. Так соответствующий показатель по возрастной группе до 25 лет сократился в Тунисе с 70,4% в 1975 до 64% в 1991 г. и продолжает снижаться. В-третьих, несомненный урон национальным трудовым ресурсам наносит эмиграция как квалифицированной, так и неквалифицированной рабочей силы. Среди выезжающих мигрантов преобладают люди в возрасте 20-40 лет.

Наконец, отметим, что минимальная динамика темпов роста рабочей силы 1,7% зафиксирована в Сомали. Здесь военно-политическая обстановка и экономическое положение привели к резкому увеличению потока беженцев. Только в 2007 году их число достигло 334 тыс. 859 человек..

Важный элемент характеристики экономически активного населения — структура его занятости. По данным международной статистики в 2003-2006 гг. среди мужского населения арабских стран Ближнего востока и Северной Африки она выглядела следующим образом: 18,6% были заняты в сельском хозяйстве, 22,4% — в промышленности и близких к ней по характеру занятости отраслях и 59% — в сфере услуг. К сожалению, по большинству арабских стран ввиду отсутствия аналогичных данных за предыдущие годы динамику отраслевой занятости проследить невозможно. Представлены лишь сведения по Сирии и Египту. Они говорят о том, что структура занятости сирийских мужчин не претерпела существенных изменений на протяжении 1990-2006 гг.: 23% из них по-прежнему заняты в растениеводстве и животноводстве, доля занятых в промышленности выросла на 1 процентный пункт и составила 29%, а занятость в третичном секторе сократилась на 1 процентный пункт до 48%.

Более глубокими оказались сдвиги в отраслевой структуре занятости египтян. Проводимая с 1970-х годов политика «открытых дверей» привела к опережающему росту занятости в сфере услуг с 41% в 1990-92 гг. до 49% в 2003-2006 гг., некоторому снижению рассматриваемого индикатора в промышленности с 25% до 23% и более резкому сокращению в сельском хозяйстве с 35% до 28%.

Фермерский труд в Египте крайне тяжелый. За последнее десятилетие в результате роста производственных расходов поднялась себестоимость фиников, хлопка, цитрусовых и бахчевых. Еще 20 лет назад фермерством зарабатывали себе на жизнь от 40% до 50% египтян. Сегодня менее трети трудоспособного населения посвящает свою жизнь сельскому труду. Сокращается клин сельскохозяйственных угодий (за последние 15 лет практически в два раза), что наряду с прочими факторами свидетельствует о снижении популярности крестьянского труда.

Рост занятости в сфере услуг связан прежде всего с туристическим бумом, начавшимся более 20 лет назад. Иностранцы и богатые арабы за незначительные суммы арендовали у правительства Египта землю, на которой возводили отели по принципу максимального сервисного обслуживания в одном месте. В этих условиях египтянину открыть свой личный путь в небольшой бизнес было очень сложно.

Конечно, в курортных городах появлялись самостоятельные, не принадлежащие владельцам отелей рестораны, кафе, магазины. Но у коренных жителей своих серьезных накоплений не было, поэтому первые аудовск-кафе, ювелирные салоны и бутики одежды в Хургаде и Шейх-аш-Шарме принадлежали гражданам Франции, Германии, Великобритании и даже американцам.

Перелом в туристическом предпринимательстве произошел в 1997 году после расстрела 58 иностранных туристов в Луксоре. Напуганные иностранцы-бизнесмены стали за бесценок продавать свой бизнес, который покупали египтяне, имевшие небольшие накопления. Кроме того, египетское правительство постоянно поощряет своих работающих за рубежом граждан к репатриации капитала. Им предлагаются уникально высокие ставки по депозитам в местных банках. При этом сохранность вкладов гарантируется на самом высоком уровне. Еще большие льготы предоставляются тем, кто свои зарубежные накопления вкладывает в частное дело, открывает фирму или предприятие на территории страны. Налоговые льготы и субсидии таким предпринимателям гарантированы. К тому же сегодня страна позиционирует себя как светское государство, пригодное и для отдыха, и для бизнеса.

Тщательный анализ структуры занятого населения по отраслям позволяет провести классификацию тех 10 стран арабского мира, которые достаточно полно представлены международной статистикой. Относительно низкий уровень развития производительных сил и аграрный характер в 2003-2006 гг. был характерен для экономики Марокко, где 40% занятого населения трудилось в сельском хозяйстве, 21% в промышленности 39% в сфере услуг. Во вторую группу попали Египет, Алжир и Сирия с цифрами по сельскому хозяйству на уровне 23-28%, индустрии — 23-29% и сферы услуг 48-53%. Третью группу составили Ирак и Палестинская национальная администрация, где занятость в растениеводстве и животноводстве снизилась до 14% и 12%, а в сфере услуг выросла до 66% и 59% соответственно. Наконец, в Саудовской Аравии и Иордании сельское хозяйство сосредотачивало лишь 4-5% занятого населения при явной развитости третичного сектора 85% и 73%. По этому показателю данные арабские государства вплотную приблизились к развитым странам Европы и Америки. Во многом концентрация большей части населения в сфере услуг Королевства Саудовская Аравия является продолжением проводимой прежде политики, когда долгие годы государство предоставляло своим гражданам «необременительную» работу. Физический труд никогда не пользовался почетом у жителей стран Аравийского полуострова, а коренные жители предпочитают работать в торговле из-за возможности получать пусть не слишком большое, но относительно постоянное вознаграждение за свой труд.

Отличительная черта экономически активного населения арабских стран заключается в том, что основную его массу составляют мужчины. Что же касается женщин, то их удельный вес в среднем не превышает 25% и существенно дифференцирован по отдельным государствам. Максимальные показатели в 2007 году зафиксированы в двух наименее развитых странах: Мавритании — 42,9% и Сомали — 38,9%, минимальные — в ОАЭ — 14,5% и Саудовской Аравии — 14,9%. Весьма невысоким исследуемый показатель оказался в Иордании и Палестинской национальной администрации — по 16,9%.В прочих арабских государствах женщины составляли от 20 до 30% всего экономически активного населения.

На пути участия женщин арабских стран в общественном производстве все еще сохраняются различные преграды, связанные как с религиозными традициями, так и недостаточно высоким уровнем развития производительных сил, закреплением за женщинами определенного вида работ, дискриминацией в оплате труда. Именно поэтому только треть трудоспособных женщин (а точнее 26,7%) в 2005 году входила в категорию экономически активных. Этот показатель был самым низким в мире. Для наглядности можно привести сопоставимые данные по Южной Азии 36,2%, Латинской Америке и странам Карибского бассейна 51,9%, Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона 65,2%, в целом по развивающимся странам 52,4% и развитым государствам 61,8%. 4

Сегодня занятость среди женщин в арабских странах — самая низкая в мире 32%. Но даже в Объединенных Арабских Эмиратах, где этот показатель гораздо выше 77%, две трети безработных также составляют женщины

Отраслевая структура занятости женского населения дает неоднозначную картину. В Йемене она отражает все еще низкий уровень развития производительных сил и аграрный характер экономики. По данным международной статистики в первичном секторе здесь трудилось в 1995-2005 гг. около 88% жительниц этой страны.. Достаточно высокой оказалась концентрация женщин в растениеводстве и животноводстве Сирии (58%), Марокко (57%), Египта (39%) и на палестинских территориях (34%). Что касается стран Персидского залива, то основным сегментом рынка труда являются отрасли третичного сектора, концентрировавшие в 1995-2005 гг. в Королевстве Саудовская Аравия 98% женского занятого населения, Катаре 97%, ОАЭ 86%, Омане 80%. 5 Это связано не только с активной женской иммиграцией в данный регион. Коренные жительницы Аравийского полуострова также стремительно прогрессируют. В ОАЭ, например, они занимают больше руководящих должностей, чем местные мужчины. Растет число представительниц слабого пола в частном секторе. Коренные эмиратки составляют более трети местных представителей бизнеса. Действующий в стране Совет женщин-предпринимательниц насчитывает, по данным газеты «Аль-Иттихад», 10,4 тыс человек. Свыше 4 тыс. из них работают в Дубае, 2,7 тыс. — в Абу-Даби, 3 тыс. — в Шардже. Капиталы женщин-предпринимательниц составляют 3,4 млрд долларов. Они инвестируются в основном в недвижимость.

В школах число учениц превышает число учеников. В ВУЗах девушки составляют 65% студентов. При этом среди эмиратцев, обучающихся за границей, юноши явно преобладают, поскольку лишь немногие семьи позволяют своим дочерям учиться за рубежом.

Вместе с тем, местным женщинам приходится преодолевать многие препятствия на пути своего признания из-за существующей дискриминации по профессиям. Только в 2004 г. первая жительница эмиратов получила портфель министра. Через четыре года в правительство вошли уже четыре предствительницы «слабого пола». По этому показателю ОАЭ занимают второе место в регионе, уступая лишь Марокко, где министерские посты занимают семь женщин. 6 Вообще по масштабам представительства женщин в органах законодательной и исполнительной власти арабский мир существенно дифференцирован. Так, в парламенте Йемена только 0,7% мест принадлежит женщинам. В высшем законодательном органе Кувейта они занимают уже 3,1% мест, Египта — 3,8%. В то же время у представительниц Судана в парламенте 16,4% всех мест, Мавритании — 17,6%, Туниса — 19,3%, ОАЭ — 22,5% и Ирака — 25,5%. Арабские женщины отвоевывают себе «место под солнцем» и в прочих органах легитимной власти, на руководящих постах и в менеджменте. В этих сферах на них приходится 31% в Королевстве Саудовская Аравия, 12% в Марокко, 11% в ПНА, по 9% в Египте и Омане, по 8% в Катаре и ОАЭ и лишь 4% в Йемене.

Серьезным тормозом в трудоустройстве женщин, особенно тех, кто приобрел образование и специальность, является растущая конкуренция со стороны специалистов-мужчин. И тем не менее, в среде профессиональных и технических работников в Сирии они составляют 40%, Египте, Алжире, Омане, Марокко и ПНА 30-35%, ОАЭ и Катаре достигают четверти всех занятых, а в Йемене их удельный вес снижается до 15%.

Наиболее ярко дискриминация женщин проявляется, пожалуй, с сфере доходов. Так, в Саудовской Аравии средняя зарплата женщины составляет 15% от мужской, в Египте — 23%, в Марокко — 25%, в Иордании — 30%, в Сирии — 33%, а в Израиле — 64%. 7

Наряду с отмеченными проблемами дискриминации арабских женщин, нарастает процесс их феминизации. Это, в частности, проявляется в росте занятости в индустриальном секторе. Статистика свидетельствует о существенной дифференциации в этой сфере. Так, в 2003-2006 гг.25% занятых в национальном хозяйстве жительниц Алжира находили применение своему труду на крупных, средних и мелких промышленных предприятиях. Этот показатель превышал аналогичный по Марокко (16%) в 1,5 раза, Иордании (12%) в 2 раза, Ираку (7%), Сирии (8%), ПНА (8%) в 3 раза, Египту (6%) в 4 раза, а по Саудовской Аравии (25%) в 25 раз!

Весьма значительную роль в развитии рынка женской рабочей силы играет микрофинансирование, осуществляемое действующими неправительственными организациями. В качестве примера можно привести «Организацию Ага Хана по развитию». Уделяя особое внимание роли женщины в традиционном исламском обществе, эта организация занимается, в частности, микрокредитованием их деятельности, особенно в труднодоступных горных и пустынных районах. В 2005 г. удельный вес женщин среди всех получивших кредиты по этой линии, составил 39% в Египте и 22% в Сирии. Через год цифры увеличились соответственно до 50% и 24%. 8

Обращает на себя внимание тот факт, что в арабских странах довольно высок уровень детской занятости. Необходимые данные на эту тему были собраны в ходе выборочных обследований, проведенных в Египте (2005 г.), Ираке (2006 г.), Марокко (1998-1999 гг.), Сомали (2006 г.), Судане (2000 г.), Сирии (2006 г.) и Йемене (1999 г.).Опросы показали, что наиболее впечатляющими оказались масштабы применения детского труда в Сомали — 43,5% в возрастной группе от 7 до 14 лет. Аналогичные данные по Судану были в два раза меньше — 19,1%, в Ираке составляли 14,7%, Марокко-13,2%, Йемене-13,1%. Минимальные цифры использования детского труда были зафиксированы в Египте — 7,9% и Сирии — 6,6%. В каком бы секторе экономики ни применялся детский труд, он практически всегда тесно связан с нерегулируемой неформальной экономикой, которая находится за пределами досягаемости официальных институтов, включая службы инспекции труда. От 80% до 95% детей в перечисленных выше странах помогают в домашнем хозяйстве и относятся по классификации Международной организации труда (МОТ) к неоплачиваемым семейным работникам. Большинство из них помогает родителям засевать и обрабатывать участки, разводить и выращивать скот. Удельный вес занятых в сельском хозяйстве детей в Йемене возрастает до 92%, а в Марокко снижается до 61%. Что касается рынка детского наемного труда, то его масштабы невелики: максимальное значение в Сирии (21,5% занятых подростков от 7 до 14 лет), а минимальное в Сомали — 1,6 %.

Детский труд носит достаточно динамичный характер. Дети меняют виды работы, нанимаются и увольняются в зависимости от возраста, времени года, а нередко и дня, наличия в семье денежных средств, собственных желаний и нужд, а также возможностей. Часто для них нет противопоставления «школа или работа». Они совмещают различными путями и то, и другое. Их удельный вес среди всех занятых рассматриваемой возрастной категории достигал в Египте 79%, Ираке 67,6%, Сирии 65,4%. Однако в наиболее бедных в социально-экономическом плане государствах преобладают те, кто вынужден был заниматься лишь поиском «хлеба насущного». В Марокко они составляют 93,2%, Йемене 64,3%, Судане 55,9%, Сомали 55,3%. 9 Таким образом, несмотря на растущие усилия правительств, детский труд все еще имеет распространенный характер и практически все страны арабского мира в той или иной степени затронуты проблемой рынка детского труда. Отмеченные моменты находятся в русле мировых тенденций. По данным Международной организации труда во всем мире насчитывается 361 млн. экономически активных детей или 23% всей 5-17 летней молодежи, которые осуществляют все виды работ (от легкой до носящей характер эксплуатации) как в формальном, так и неформальном секторах экономики. 10

На рынке труда Северной Африки и Ближнего Востока наблюдается уникальная ситуация. Несмотря на значительную долю молодежи и крайне низкую занятость женщин, в регионе сохраняются высокие показатели безработицы (в среднем до 24%) и импорта рабочей силы (в ряде стран до 90%).

Проблема безработицы и неполной занятости — одна из наиболее актуальных и сложных в социально-экономическом развитии арабских стран. По данным международной статистики в 2004-2007 гг. в странах Ближнего Востока и Северной Африки уровень безработицы достигал 12,1% от экономически активного населения, вдвое превосходя аналогичный мировой индикатор (6,4%). В «региональном разрезе» исследуемый показатель был в два раза выше зафиксированного в Южной Азии (5,3%) и в три раза превосходил уровень безработицы в государствах АТР (4,5%).

Ускоренный рост численности жителей региона, постоянно увеличивающееся аграрное перенаселение и вследствие этого миграция избыточной рабочей силы в города, разорение ремесленников — все эти факторы привели к тому, что увеличение абсолютных и относительных показателей безработицы нарастало быстрыми темпами. В результате выделилась группа стран, где безработица была наиболее высока: Мавритания (33% рабочей силы), ПНА (21,6%) Тунис (14,2%), Иордания (12,4%), Алжир (12,3%), Марокко (10%) и Египет (9%). Одновременно в странах Персидского залива удельный вес безработных был минимален: в Саудовской Аравии 5,6%, ОАЭ 3,1%, Кувейте 1,7%. 11 Но наличие даже такой сравнительно небольшой армии безработных вызывает беспокойство руководства монархий Персидского залива. В связи с этим министр труда Саудовской Аравии Гази аль-Гусайби в конце 2008 г. сделал ряд заявлений, касающихся безработицы в стране. Он отметил, что многие компании игнорируют правила «саудизации», т.е. национальной политики, требующей от компаний резервировать часть рабочих мест для граждан Королевства. В качестве примера он привел данные по одной из действующих компаний, которая сфабриковала более 170 фальшивых документов о принятии на работу аудовских граждан. Министр отметил, что в стране насчитывается 270 тыс безработных в то время, как на местном рынке труда занято 7 млн. официально зарегистрированных иностранцев. 12

Хронический характер носит безработица в странах Магриба. 43% безработных никогда не имели оплачиваемой работы. Нерациональная структура занятости и огромная армия безработных и полубезработных являются следствием социально-экономической структуры общества, унаследованной от эпохи колониализма. Ликвидировать пока еще возрастающую безработицу можно только путем вмешательства государства в экономику для обеспечения максимальных темпов экономического развития посредством проведения политики ускоренной индустриализации, радикальных аграрных преобразований и мобилизации наличных трудовых ресурсов трех стран.

Что касается абсолютных масштабов безработицы, то в целом по странам Ближнего Востока и Северной Африки в период 1996-2005 гг. они составили 7 млн 328 тыс человек. Треть из них (2 млн 241 тыс.) проживали в Египте, а суммарный показатель по Египту, Алжиру и Марокко достигал 4 млн 942 тыс человек (67,4% всех безработных). Самое незначительное число не нашедших применения своему труду было зарегистрировано в странах ССАГПЗ — 465 тыс. (6% всех безработных арабского мира). Но и здесь дифференциация была существенной: в Королевстве Саудовская Аравия численность безработных (327 тыс.) оказалась в 25 раз больше, чем в Катаре (13 тыс). Еще больший разрыв (172 раза) был зафиксирован между Египтом с самым высоким уровнем безработицы и Катаром с минимальным числом незанятого населения. 13 В докладе Арабской организации труда отмечается, что решение проблемы безработицы во всем регионе при сохранении нынешних темпов прироста населения потребует создания 51 млн. новых рабочих мест к 2020 г. 14

На протяжении последних десятилетий отмечалось усиление диспропорций в использовании труда мужчин и женщин. В 2004-2007 гг. доля безработных женщин (18,4%) в арабском регионе была почти в два раза выше, чем доля мужчин (10,4%). Эта общая тенденция четко прослеживается и в большинстве арабских стран. В Египте в исследуемый период неработающих женщин (18,6%) было в три раза больше, чем мужчин (6%). Та же картина наблюдалась и в Саудовской Аравии: женская безработица (13,2%) втрое превосходила мужскую (4,2%). Справедливости ради следует отметить, что в изучаемом регионе есть и государства, где гендерные различия в незанятых сегментах рынка женского и мужского труда не проявлялись столь резко. Так, в Тунисе доля безработных женщин была лишь на 32% больше аналогичного показателя по мужскому населению. В Иордании разрыв гендерных индикаторов безработицы составлял 40%. В Марокко был зафиксирован паритет показателей на уровне 10%. И лишь на палестинских территориях относительные данные по мужской безработице были выше соответствующих показателей по женскому населению. 15

Армия безработных арабских стран существенно дифференцирована по образовательному уровню. Представленные данные свидетельствуют о том, что большинство тех, кто не может найти применение своему труду, имеют лишь начальное образование. Их удельный вес среди всех безработных составлял в 2004-2007 гг.: в Тунисе 79,1%, Алжире 59,3%, ПНА 54,3%, Марокко 51,1%. В странах же Персидского залива за счет притока иностранной квалифицированной рабочей силы индикаторы снижаются до 24,3% в ОАЭ, 19,4% в Кувейте и 12,3% в Саудовской Аравии. В этом субрегионе за рамками рынка труда нередко остаются лица, имеющие аттестаты об окончании средней школы и дипломы высших учебных заведений. В Саудовской Аравии в исследуемый период выпускники средних школ составляли 43,9% всех безработных, Кувейте 41,4%, ОАЭ 36%. Удельный вес безработных с дипломами университетов и институтов достигал 40% в Королевстве, 22% в ОАЭ и Марокко, 23,5% в ПНА. Отсюда становятся понятны и цифры, которые характеризуют безработицу среди молодежи. Данные на 2005/2006 гг. свидетельствуют о том, что безработными были 46% молодых людей в Алжире и 6,3% в ОАЭ. На уровне Алжира оказались показатели по Ираку, а также наименее развитым в арабском мире странам — Мавритании, Сомали, Судану и Джибути. Значительно меньшие показатели были зафиксированы в странах с высоким и средним уровнем дохода. В целом безработица среди молодежи в арабских странах (30%) была в два раза выше, чем в мире (14%). По неофициальным данным, уровень безработицы среди 18—30-летних граждан Бахрейна составляет 14%, Саудовской Аравии — 15%, а в Омане превышает 20%. В ряде стран Персидского залива молодые люди проводят демонстрации и требуют от правительства создания преимуществ для национальных кадров. Пока власти стран Персидского залива способны обеспечить безбедное существование своим гражданам, но со временем ситуация может измениться. Логика экономического развития, так или иначе, потребует снижения непроизводительных расходов, отмены многих субсидий и льгот для местного населения.

Генеральный директор Арабской организации труда Ахмед Лукман (Ahmed Luqman), выступая в рамках международного форума по развитию и трудоустройству в 2008 г. отметил: « Арабская нация находится в большой опасности из-за высокого рейтинга безработицы, которую испытывают наши страны в течение последних 20 лет» 16

Однако официальная безработица, регистрируемая на биржах труда, это только вершина айсберга. Типичной для арабских стран является неполная занятость или «квазизанятость». Она характерна, прежде всего, для предприятий неформального сектора, в городском сегменте которого концентрируется около трети занятого населения. О значительных масштабах неполной занятости, наиболее широко распространенной в сельском хозяйстве, можно судить по крайне низкой производительности труда и уровню доходов в этом секторе экономики. Косвенным индикатором может служить и численность живущих в нищете. В докладе ООН, посвященном вопросам развития арабского мира в 2009 году, отмечено, что их число достигает 65 млн. При этом средний уровень бедности колеблется от 28,6% до 30% от общей численности населения в таких государствах, как Ливан и Сирия. Самый же высокий показатель в Йемене — почти 60%. В Египте нищенское существование влачат 41% жителей. Среди беднейших слоев общества господствует убеждение, что единственный способ вырвать семью из нищеты — это увеличить ее численность, что в свою очередь неизбежно ведет к росту безработицы. Таким образом, безработица является одной из главных причин отсутствия экономической безопасности в большинстве арабских стран.

Одной из важнейших составляющих современного рынка рабочей силы арабских стран является миграция населения. Но нигде она не служит столь важным фактором трансформации социальной, экономической и политической жизни, как в арабских монархиях Персидского залива. Здесь удельный вес иностранцев без учета нелегальных иммигрантов в общей численности занятых составляет более 2/3. Это намного больше, чем в странах ЕС, также активно использующих иностранную рабочую силу. Но если беспокойство жителей «старого света» связано с тем, что иммигранты будут конкурентами на рынке труда, то в зоне Персидского залива становится реальностью угроза серьезных культурных, демографических и этнических изменений. В заливных монархиях местные жители становятся национальными меньшинствами в собственных государствах.

Определить точную численность рабочих-иммигрантов в регионе непросто, т.к. достоверная статистика в силу объективных и субъективных причин отсутствует. Публикуемые данные носят, как правило, оценочный характер. Они свидетельствуют о том, что численность иностранной рабочей силы постоянно растет в этом субрегионе. В 1975 г. она составляла около 3 млн чел., в 1985 г. превышала 7 млн чел, а в настоящее время по некоторым данным достигает 10-15 млн чел. При этом относительные показатели снижаются. Это связано с одной стороны с более четкой реализацией программ социально-миграционного контроля, а с другой, с тем, что на рынок труда выходят новые национальные кадры, родившиеся в 1980-х гг. и достигшие работоспособного возраста. По самым последним доступным данным численность иностранцев в Омане достигает 600 тыс чел, что составляет 24% населения страны. Таким образом, оманские арабы пока еще не стали национальным меньшинством в своем государстве. Около 70% приезжих это, по-прежнему, выходцы из Индии, Пакистана, Бангладеш, Шри-Ланки. На долю иммигрантов из арабских государств приходится 10%, Ирана — 8% Подобная национальная структура иммиграции с некоторыми вариантами характерна и для прочих стран Персидского залива. 17

Удельный вес иностранцев в общем числе занятых во всех странах Персидского залива превышает 50%. При этом в Кувейте показатель достигает 80%, а в ОАЭ и Катаре 90%. В ОАЭ гражданами (т.е. жителями, получающими привилегии и гарантированные права) являются 18-25% населения, Катаре 20%, Кувейте 35-36%. Остальные работают в условиях отсутствия четкого трудового законодательства и могут быть депортированы в любой момент. Особенностью иностранной рабочей силы В Саудовской Аравии является значительная доля нелегальных иммигрантов. В период хаджа численность иностранцев за 1-1,5 месяца возрастает на 3-3,5 млн чел., часть из которых после отправления всех религиозных обрядов обязательно остается в Королевстве в качестве нелегальных работников. Оценки удельного веса иностранцев в рабочей силе Омана колеблются от 55% до 70%. В 2004 г. в частном секторе султаната работало почти 75 тыс коренных оманцев и 587 тыс иностранцев. Примечательно, что годовое увеличение показателя по коренному населению составило 2680 чел., а по иммигрантам — 6822 чел. Происходит рост занятости иностранцев по основным отраслям экономики: в учреждениях социальной инфраструктуры на 10,1% в 2003-2004 гг., в электро-газо-водоснабжении на 3,8%, в гостиничном и ресторанном бизнесе на 3,3%, в строительстве на 2,5%. Что касается конторских служащих и торговых работников, то их число, напротив, сократилось на 2,9% и 2,4% соответственно.

Существенные изменения претерпел и образовательный уровень рабочих-иностранцев. Суммарная численность работников с высшим и средним образованием приблизилась к числу работников со знаниями на уровне начальной школы. При этом на 5,9% сократилось число иммигрантов, имеющих начальное образование: на 0,8% снизилось численность окончивших средние учебные заведения и на 1,1% с университетским образованием. 18 Низко квалифицированные иностранные рабочие (как правило, выходцы из азиатских стран) выполняют в стране самую тяжелую работу и используются в качестве дорожных рабочих, уборщиков, домашней прислуги и т.д. Их заработная плата не превышает 130-195 долларов при минимуме для оманских граждан — 260 долларов.

Наиболее обеспеченным социальным слоем среди иностранной рабочей силы являются специалисты со средней технической и профессиональной квалификацией. Их нанимают на работу в качестве служащих государственных и частных организаций, предприятий и банков, медицинских работников и т.д. Высокооплачиваемыми специалистами являются также иностранные советники высокого уровня. Их общее число в странах ССАГПЗ несколько десятков тысяч. В Саудовской Аравии трудится не менее 50 тыс. американских специалистов и 30 тысяч британских, а также около 25 тысяч граждан других западных стран. По некоторым данным сейчас в ОАЭ работает приблизительно 70 тыс западнх специалистов. Особую группу составляют военные консультанты, советники и военнослужащие, размещенные на военных базах. Американские военные советники служат в вооруженных силах Кувейта, Катара и Бахрейна. Британские военные консультанты сотрудничают с правительствами Саудовской Аравии, Кувейта и Омана, французские — с властями ОАЭ и Катара. В частных компаниях работают в основном иностранные топ-менеджеры. Следовательно, растет уровень безработицы среди местного населения, развивается «кризис незадействованного населения».

В Бахрейне ситуация отличается от всех стран Персидского залива. Эмират практически прекратил добычу нефти и сократил значительное количество рабочих мест в нефтяном секторе. Кроме того, в Бахрейне проще была процедура натурализации иностранцев. Значительная часть бывших иммигрантов за последние десятилетия стала гражданами. Поэтому сейчас они составляют 60% всех жителей страны и 60-65% занятых.

Свою особую нишу на рынке труда богатых нефтедобывающих стран занимают мигрирующие женщины. В докладе «Уязвимость женщин-мигрантов к ВИЧ: из Азии в арабские государства» исследуются социально-экономические проблемы, с которыми приходится сталкиваться зачастую этому контингенту женщин, особенно низкоквалифицированным. В условиях сегодняшнего глобального экономического кризиса, на фоне растущей безработицы, их ситуация может стать опасной, поскольку они, как правило, находятся в невыгодном положении при переговорах и часто соглашаются на плохие условия, чтобы получить или сохранить работу. На основе данных опроса, проведенного в четырех странах Азии (Бангладеш, Пакистан, Филиппины и Шри-Ланка) и трех арабских государствах (Бахрейне, Ливане и Объединенных Арабских Эмиратах), выяснилось, что женщины-мигранты, многие из которых работают прислугой, зачастую не защищены законом, страдают от принуждения и сексуальной эксплуатации на рабочем месте, и практически не имеют доступа к медицинским и социальным службам. По оценке, приведенной в докладе, 70-80% мигрантов из Шри-Ланки и Филиппин составляют женщины. В период с 1991 по 2007 гг. 60 процентов женщин-мигрантов из Бангладеш уехали в перечисленные арабские страны в поисках работы.

Поскольку во многих государствах иммигранты в той или иной степени представляют угрозу национальной безопасности, нередко они подвергаются депортации. Ежегодно в регионе Персидского залива проводятся операции по выявлению иностранцев с просроченными визами и нелегалов. В отдельные годы только из одной Саудовской Аравии по этой причине выдворялось около миллиона человек. Из ОАЭ, например, в 1998 г. было депортировано 13158 иностранцев, а в 2000 г. 21508 человек.

Иностранная рабочая сила остается важным фактором общественного и экономического развития стран Персидского залива. В ближайшем будущем эта ситуация вряд ли существенно изменится. Выдвинутые программы национализации кадров предполагают повышение доли местных трудовых ресурсов до 75% к 2020 г. Однако реализация этой цели представляется сегодня маловероятной.

Свою специфику имеет рынок рабочей силы тех арабских государств, которые сталкиваются с активной эмиграцией населения. Прежде всего речь идет о странах Северной Африки, где суммарный показатель, учтенный официальной статистикой, составил в 2005 г. 7 млн 615 тыс человек. При этом поисками нового места работы за пределами родной страны были заняты 2 млн 719 тыс марокканцев (8,6 % всего населения), 623 тыс тунисцев (6,2%), 1 млн 513 тыс алжирцев (5,4%), 2 млн 400 тыс египтян (3,2%), 90 тыс ливийцев (1,5%). 19 Самый значительный отток населения наблюдается в Марокко. С 1968 г. до 2005 г. численность марокканской общины за рубежом выросла в 15 раз.

Интенсивные миграционные потоки существенно меняют некоторые характеристики рынка труда стран эмиграции. Нередко родину покидают люди, получившие высшее образование. В 2005 г. из Марокко выехало 10,3% всех получивших дипломы о высшем образовании, Туниса — 9,6%, Алжира — 6,5%, Египта — 4,2%, Ливии — 3,8%. Это в свою очередь влияет на конкуренцию на местном рынке труда.

В результате оттока рабочей силы из североафриканских стран, их собственный рынок начинает испытывать дефицит кадров различной квалификации. Решая эту проблему, правительство Алжира разрешило найм работников из стран южнее Сахары. Однако эти потоки крайне неустойчивы из-за нестабильной политической и экономической ситуации в странах выхода мигрантов.

Иностранную иммиграцию поощряют и власти Ливии, расходуя на нее, по некоторым оценкам, до 10% ВНП.

В начале ХХ1 века стала расти роль Туниса как страны-реципиента для мигрантов из южноафриканских государств. В 2005 г. их насчитывалось около 16 тыс человек.

Оказывает свое влияние на рынок труда и феминизация миграции. Все большее доминирование третичного сектора в структуре занятости приводит к постоянно растущей потребности в женщинах-мигрантах, занятых преимущественно неквалифицированным и низкоквалифицированным трудом в сфере сервисного обслуживания. Таким образом, женщины становятся активными участниками миграционных процессов и опровергают мнение о том, что не являются инициаторами миграции, а только следуют за мужьями.

За последние десятилетия подверглась существенной трансформации социальная структура экономически активного населения. Имеющаяся в распоряжении автора статистика Международной организации труда (МОТ), во-первых, охватывает не все государства арабского региона, а, во-вторых, приводится за разные годы. Но, тем не менее, она позволяет выявить некоторые тенденции. Самый высокий удельный вес лиц наемного труда зафиксирован в монархиях Персидского залива: в Катаре 98,8% (2004 г.), Кувейте 97,3% (2005 г.), Омане 87,8% (2000 г.). 20 При этом дифференциации показателя по мужскому и женскому занятому населению или нет, или она незначительна: в Катаре 98,7% и 99,9%, Кувейте 96,6% и 99,5%, Омане по 87,8% соответственно. Если говорить о категории «нанимателей», то она в Катаре не превышала 0,7% (0,8 для мужчин и 0,1 для женщин), Кувейте 0,5% (0,7% и 0,2%)и лишь в Омане повышалась до 1,8% (2.0% и 0,6%).

Что касается традиционных социальных групп (самостоятельных хозяев и неоплачиваемых семейных работников), то их относительный показатель не улавливается статистикой Катара и Кувейта, но при этом в Омане достигает 10,4% с дифференциацией 10,1% по мужскому и 11,5 % по женскому населению.

Иная картина с точки зрения отношения к найму складывается в странах Северной Африки и Восточного Средиземноморья (Ливане, Сирии, Палестинской национальной администрации ). Минимальный относительный показатель лиц наемного труда отмечен в Марокко (43,8% в 2008 г.), максимальный — в Тунисе (64,3% в 2003 г.). Динамика рассматриваемого индикатора свидетельствует о том, что на протяжении 2000-х гг. он вырос: в Египте с 51,5% в 2001 г. до 58,5% в 2007 г., Марокко с 38% в 2001 г. до 43,8% в 2007 г., Сирии с 49,2% в 2001 г. до 53,7% в 2007 г., ПНА с 59,2% в 2002 г. до 59,8% в 2007 г. и несколько снизился в Тунисе с 68,4% в 1999 г. до 64,3% в 2003 г. и Алжире с 60,9% в 2000 г. до 59,8% в 2004 г. Ту же тенденцию демонстрируют относительные данные по нанимателям: рост в Египте с 17,9% до 14,1%, Ливане с 5,1% до 9,5%, Марокко с 2,3% до 2,5%, Сирии с 8,3% до 8,5%, ПНА с 3,7% до 4,1% и снижение в Алжире с 7% до 5%.

В отличие от монархий Персидского залива, в перечисленных государствах, а возможно и в тех, которые не представлены статистикой, существенный сегмент рынка труда занят теми, кто ведет хозяйство собственными средствами, не прибегая к найму чужого труда. Этот своеобразный социальный конгломерат самостоятельных работников включает ремесленников и кустарей, мелких торговцев и многочисленных работников сферы услуг, а также различные группы крестьян. В эту же категорию попадают лица свободных профессий. Удельный вес самостоятельных хозяев и помогающих членов семей составляет 27,3% в Египте, 27,7% в Ливане, 34,9% в Алжире, 36,1% в ПНА, 37,8% в Сирии и 52% в Марокко. Представленные цифры свидетельствуют о том, что трансформация традиционной социальной структуры в современную пока еще далека от своего завершения, что наряду с прочими отмеченными тенденциями составляет специфику развития рынка рабочей силы арабских стран.


БИБЛИОГРАФИЯ

  • Материалы МИД РФ
  • Послание Международной организации труда (МОТ) по вопросам детского труда. Режим доступа: www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/2003/
  • MOT. Статистический ежегодник. Режим доступа: www. laborsta. ilo. org /STP /guest /
  • Arab Human Development Report. CD-Rom Version.
  • Mediterranean Migration Report 2006-2007. MEDA Programme. Paris, 2008.
  • Satatistical Yearbook. Thirty Second Issue. October 2004. Ministry of National Economy. Sultanate of Oman. Режим доступа : www.moneoman.gov.om/mone/social.htm
  • UNDP. Human Development Report 2007/2008. N.Y., 2008
  • World Bank. World Development Indicators 2009, N.Y., 2009
  • Yearbook of AKAM 2005-2006, Wash., 2007
  • Arab News Newspaper, 22/04/2008
  • Newsru.com

1 UNDP. Regional Bureau for Arab States 2009. N.Y., 2009, p.34

2 Ibid. p.232

3 UNDP. Regional Bureau for Arab States 2009. N.Y., 2009, p.235

4 UNDP, HDR 2007/2008, p.256

5 Ibid., p.256

6 http://chatru.com/uae/index.php/topic,113357.0.html

7 [Recent Entries][Archive][Friends][User Info]January 18th, 2009

8 Year book of AKAM, 2005- 2006, Wash.,2007, p.218

9 World Development Indicators 2009, N.Y., pp..60-62

10 Послание международной организации труда (МОТ) по вопросам детского труда. Режим доступа:

http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/vestniksf_index13.htm

11 World Development Indicators 2009, CD, p.57

12 Arab News, 2 декабря 2008 г.

13 UNDP, HDR 2007/2008, pp.299-301

14 Arab Human Development Report, CD, p.10

15 World Development Indicators 2009, CD, p.56-58

16 NEWSRU.com 22 июля 2009

17 Материалы МИД РФ

18 Statistical Year Book Thirty Second Issue October 2004. Ministry of National Economy. Sultanate of Oman. http://www.moneoman.gov.om/Default-ar.aspx

19 Mediterranean Migration Report 2006-2007.MEDA Programme. Paris, 2008, pp.111-118

20 Здесь и далее данные по социальной структуре населения рассчитаны по: http://laborsta.ilo.org/STP/guest