«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(16), 2011

Научная жизнь

Проблемы социально-экономического развития стран Латинской Америки

А. Доманов, МО III

Регион Латинской Америки крайне интересен для изучения экономического благосостояния человека. На этот регион следует обратить внимание, ведь страны Латинской Америки демонстрируют успехи в борьбе с бедностью, неграмотностью и другими важными социальными проблемами. Правда, наряду с достижениями, можно увидеть и проблемы, от которых страдают жители региона. Выяснение успехов, провалов и их причин станет целью нашего исследования.

Основные показатели социального развития стран Латинской Америки

Для того чтобы получить общую картину экономического благосостояния жителей Латинской Америки (ЛА), следует рассмотреть основной показатель благосостояния — Индекс человеческого развития.[1] Как известно, этот показатель является средним арифметическим ожидаемой продолжительности жизни при рождении, охвата образованием и уровня ВНД по ППС на душу населения. Поскольку ООН причисляет все страны ЛА к развивающимся, интересно будет посмотреть и ИЧР без учёта уровня ВНД на душу населения.

В 2010 году средний ИЧР в странах ЛА составил 0,704 (без учета ВНД на душу населения — 0,746). По этому показателю ЛА находится на уровне стран ЦВЕ и Центральной Азии.

Страны ЛА довольно сильно отличаются по уровню социально-экономического развития. Среди них можно выделить страны с относительно высоким показателем ИЧР, средним и относительно низким.

К наиболее развитым странам ЛА можно отнести страны с индексом выше 0,74: например, Чили, Аргентину, Мексику и некоторые другие. Лидерство же принадлежит небольшим по размеру Барбадосу и Багамским островам (ИЧР около 0,78). Страны этой группы занимают 40-е строчки рейтинга Human Development Report. Интересно, что без учета сравнительно низкого ВНД этих стран их индекс составил бы 0,82–84.

Отметим, что к этой группе, возможно, относится и Куба. Без учёта ВНД её ИЧР составляет 0,89: на уровне Норвегии. Но, к сожалению, посчитать ВНД Кубы международная статистика не может, так что её финальный ИЧР неизвестен.

Успех стран этой группы, скорее всего, объясняется высокой эффективностью систем здравоохранения. Благодаря этим системам, средняя продолжительность жизни сохраняется на уровне 77–79 лет даже в странах тяжелого климата Центральной Америки и влажного климата Чили. Что касается Барбадоса и Багамских островов, их высокие показатели обусловлены большими доходами от туризма.

К наименее развитым странам ЛА можно отнести страны с ИЧР ниже 0,57. Они находятся в Центральной Америке: это Никарагуа, Гватемала и Гаити. ИЧР Гаити находится на уровне слаборазвитых стран Африки: 0,404.

Получив общее представление о предмете исследования, мы можем приступить к более подробному изучению благосостояния стран ЛА.

Бедность и неравенство

В целом в странах ЛА бедность распространена не так широко, как в других развивающихся регионах. Прежде всего, следует сказать, что существуют некоторые методологические проблемы измерения бедности в этом регионе. Поскольку во многих странах велик масштаб неформальной экономики (а значит и фактические доходы населения выше известных статистике) и международная, и национальная черта бедности не отражают реального положения дел в экономике. Поскольку мы не располагаем точными цифрами масштаба теневой экономики, наше исследование будет не совсем объективно.

Тем не менее, попытаемся оценить бедность в ЛА по международной шкале бедности, не беря в расчет разницу потребительских корзин стран.

В среднем, крайняя бедность, то есть число людей, имеющих доход ниже 1,25 долл. в год, в странах ЛА составляет лишь 8% (2005). Глубина бедности составляет 3%, то есть доход бедных, в среднем, находится чуть ниже уровня черты бедности.[2]

Успехов в борьбе с бедностью добились Чили, Уругвай, Венесуэла (менее 3,5%). С другой стороны, с Чили соседствует самая неблагополучная в этом отношении страна Южной Америки: Боливия (16% сверхбедных). Самый проблемный регион ЛА — это Центральная Америка (Гондурас — 18% сверхбедных, Никарагуа — 16%).

Катастрофическая ситуация наблюдается на Гаити: 55% населения имеют доход ниже 1,25. Возможно, это связано с нестабильностью политических режимов в Центральной Америке. Эта нестабильность не даёт правительствам приняться за решение проблем бедности.[3]

Коэффициент Джини, то есть коэффициент неравенства в распределении доходов, неуклонно повышался 70-х по 90-е годы[4] и, в среднем, к 2008 году составил 0,5. По этому показателю Латинская Америка также неоднородна. Мода ряда коэффициентов большинства стран ЛА составляет около 0,52. Однако, если в Венесуэле и Уругвае коэффициент составляет, соответственно, 0,41 и 0,44, то в Боливии он доходит до 0,56 (2007), в Гондурасе — до 0,58, в Бразилии — до 0,59. Неизвестен коэффициент социалистической экономики Кубы, где, возможно, доходы распределяются наиболее равно.[5]

Экономические составляющие качества жизни

Определим физическое благосостояние жителей ЛА.[6] В 2005–07 гг. отмечались серьезные проблемы с продовольственным обеспечением жителей ЛА. Недоедали 9% жителей. Видимо, сейчас, после мирового продовольственного кризиса, ситуация только ухудшилась.

Доступа к качественной питьевой воде не имели 7% населения (2008 г.). Причем, если в городах водоснабжение не имели лишь 3%, то в деревне — 20%. Наиболее проблемные страны — это Перу (25%), Парагвай (14%) и Гондурас (14%). Заметим, что Перу и Парагвай имеют обширные горные области, где трудно наладить водоснабжение. В этом странам ЛА помогает Всемирный Банк.[7]

На 2010 год в трущобах проживает 24% населения. Эта проблема остро стоит практически перед всеми странами.

Экологическая ситуация в странах ЛА довольно плохая. Кроме вырубки лесов, велики выбросы углекислого газа в атмосферу на человека. Среднее значение — 4 т в год на человека.

Занятость

Индекс занятости в странах ЛА составляет 61% (2008 год)[8]. В первичном секторе заняты 10–40% населения. Наибольшее число людей заняты в этом секторе в странах Центральной Америки (Гондурас, Гватемала) и горные страны Южной Америки (Эквадор, Парагвай). Во вторичном секторе повсюду занято по 20–30% населения. В третичном — 40–70% населения (наибольшее число — в Венесуэле и Чили).[9]

Очень распространена неформальная занятость, в основном, в странах с сильными общинными традициями. Например, в Бразилии эта цифра составляет 50%. Чаще всего неформально занятые трудятся в сельском хозяйстве. Прямым следствием этого является распространение незащищенного труда. В основном, это горные страны: Колумбия (41% работников незащищены), Боливия (62%), Парагвай (47%), Перу (40%).[10]

Для уменьшения стоимости труда предприниматели устанавливают станки или используют более гибкие формы использования рабочих рук: временный наем, наем без контракта для молодежи, женщин, низкоквалифицированных работников. Обычно эти категории населения не имеют доступа к социальному обеспечению и медицинскому страхованию, а их статус неформально занятых только усугубляет ситуацию.[11]

Безработица до кризиса составляла 9–16%.[12] Основным видом безработицы до кризиса была структурная безработица: из-за недостатка образования люди не могли работать на модернизированных производствах. Но нужно отметить, что в ЛА сравнительно много людей с полным средним образованием, то есть достаточно квалифицированной рабочей силы. Как будет сказано ниже, полное среднее образование имеют около 32% населения региона (в Чили и Перу — более половины населения)[13]. Отсюда можно сделать вывод о недостаточной экономической эффективности систем образования некоторых стран. Видимо, образовательные программы не соответствуют потребностям рынка труда, либо в образовательных учреждениях обучают недостаточное количество людей.

Стоит отметить половую дифференциацию безработицы: безработных женщин в 2005 г. было, в среднем, на 4% больше, чем мужчин.[14]

Безработицу усиливает зависимость экономик некоторых стран ЛА от мировой экономической конъюнктуры. Например, спад в экономике США в начале 2001 года повлек за собой закрытие свыше 400 макиладорас и увольнение 120 тыс. рабочих на границе Мексики и США.[15]

Наблюдается трудовая эмиграция из стран ЛА из-за высокого уровня безработицы и политической нестабильности.

Здоровье [16]

Ожидаемая продолжительность жизни в среднем по странам ЛА самая высокая среди развивающихся регионов: 74 года. Взрослая смертность составляет 287 человек на 1000. Младенческая (до года) — 19 на 1000, до 5 лет — 23 на 1000 живорожденных (2008 год).[17]

Здравоохранение в странах ЛА финансируется лучше, чем во всех остальных развивающихся регионах, кроме ЦВЕ. В среднем, на человека тратится 730 долл.

Создана развитая инфраструктура здравоохранения. В среднем, страны ЛА располагают 24 больничными койками на 10 тыс. человек. Это определяет высокий уровень вакцинации против важнейших болезней (например, кори и туберкулеза). Правда, около половины населения не вакцинированы в Панаме, Венесуэле, Эквадоре и Парагвае.

В регионе не хватает врачей-специалистов. Например, лишь 86% родов проводятся при участии акушеров, что повышает младенческую смертность.

Образование [18]

Ситуация с образованием в ЛА хорошая, причем не только в Южной Америке, но и в Центральной Америке и Карибском бассейне. Грамотность в странах региона составляет 91,1%, что много для развивающегося региона.

Везде, кроме Ямайки и Доминиканской республики, 90-процентный охват начальным образованием, то есть на уровне стран ЦВЕ. Охват образованием второй ступени (средняя школа) в Южной Америке составляет около 2/3 (исключения представляют Чили — 85%, Эквадор и Парагвай — 58–59%), а в остальных странах — 50–60%. Охват высшим образованием составляет в среднем 30%[19].

Средняя ожидаемая продолжительность обучения — 15–16 лет. При этом на Кубе она составляет 18 лет. В Никарагуа и Гватемале эта цифра составляет лишь 10–11 лет. Фактический срок обучения здесь — 4–6 лет.

Образовательная инфраструктура стран региона развита. В Колумбии, Венесуэле, Боливии, а также Аргентине и Уругвае на одного учителя приходится до 20 учеников. В Центральной Америке (кроме Мексики) и Карибском бассейне прослеживается общая закономерность: при хорошей обеспеченности школ учителями (тоже около 20 учеников на учителя) многие учителя (более 20%) не имеют педагогического образования. В Белизе и Гондурасе, например, непрофессиональные учителя составляют основную часть работников образования.

Пожалуй, единственной вопиющей проблемой систем образования в странах ЛА является невостребованность образовательных услуг населением. В среднем, начальную школу бросают 18% учеников. В благополучных Аргентине и Чили так делают около 5%, в остальных — до четверти (как, например, в Бразилии), в Никарагуа — половина учеников.

В некоторых странах, даже имеющих хороший охват образованием, высокий процент бросивших школу не дает полностью использовать возможности системы образования. Так, в Венесуэле, Гондурасе, Никарагуа и Доминиканской республике люди учатся меньше 7 лет (в Гватемале и на Гаити — менее 5 лет), хотя имеют все возможности продолжать образование. Этот феномен требует специального изучения, но можно предположить, что корни этого явления лежат в менталитете жителей или отсутствии высококвалифицированных рабочих мест.

Кроме этого, системы образования нуждаются в адаптации к реалиям рынка труда, о чем было сказано выше. Сейчас на рынке сохраняется структурная безработица при большом количестве образованных людей.

Следствием нежелания населения учиться в школе и неадаптированности систем образования является растрата части государственных средств впустую.

Анализ структурных реформ последних лет в странах ЛА (на примере Бразилии)

В качестве примера борьбы государства с социальными проблемами в странах ЛА можно рассмотреть реформы бразильского президента Луиса Инасио Лула да Силвы, начавшиеся в 2002–2003 годах. По схожему механизму проходили некоторые реформы в Мексике и Чили.

Основными проблемами благосостояния человека в Бразилии тогда являлись бедность населения, неравенство в распределении доходов и безработица.

На борьбу с бедностью и неравенством направлена программа Bolsa Família («Семейный кошелёк»), объединившая социальные программы предшественника Лулы, Фернандо Кардозу. В рамках этой программы сверхбедным семьям выделяются пособия из госбюджета. В этой программе применяется мексиканское изобретение: механизм «условных денежных переводов» («conditional cash transfers»). Всем сверхбедным семьям выдаются в размере примерно 32 долл. в месяц. Бедные же семьи получают пособия лишь при наличии детей или беременной женщины (до трех пособий). Кроме того, все люди, претендующие на помощь, должны регулярно проходить медицинское обследование. Программа охватила более 11 миллионов семей, то есть до ¼ населения Бразилии.

Частью программы Bolsa Família является программа «Школьный кошелек», направленная на повышение числа посещающих школу. Проблема назрела, поскольку бросают школу около 24% учеников. Это привело к тому, что среднее образование имеют лишь 22% бразильцев. Программа построена по тому же принципу, что и «Семейный кошелек»: денежные пособия бедным семьям выдаются при условии, что их дети ходят в школу и регулярно делают прививки. В школе дети получают регулярное питание в перерыве между уроками, что снижает расходы их родителей. Пособие выдается за каждого ребенка, максимум — за три ребенка на семью. Таким образом, дополнительными эффектами программы можно считать снижение рождаемости, улучшение питания и укрепление здоровья детей, а также снижение расходов родителей на питание ребенка. В 2006 году на программу израсходовано 2,5% государственного бюджета, то есть около 0,5% ВВП [20].

Улучшить качество жизни бедняков призвана программа Fome Zero («Нулевой голод» или «Уничтожение голода»). Её цель — обеспечить нормальный доступ к еде и воде. По этой программе в безводных регионах в глубине Бразилии создаются водохранилища, создаются малобюджетные столовые, распространяются витамины и даже пропагандируется вред беременности в молодом возрасте (для сокращения роста крестьянских семей и предотвращения аграрного перенаселения).

Программа «Семейный кошелек» достигла ощутимых результатов. Программы повысили уровень охвата образованием. Также, к удивлению многих экспертов, программы не снизили, а повысили уровень занятости населения. Видимо, получение образования адресатами помощи снизило структурную безработицу, которая, как было сказано выше, является основным типом безработицы в ЛА. Коэффициент Джини со времени принятия Ф. Кардозу программы «Школьный кошелек в 1995 году до 2004 года снизился на 0,047 (до 0,59).[21] Однако, почти не изменился совокупный спрос, поскольку вливания в экономику не превышали 3% ВВП каждый год.

На мой взгляд, причинами эффективности программ Лулы являются применение уловного механизма помощи и наработанный правительством Кардозу опыт в проведении программы «Школьный кошелек». Также следует отметить, что без заслуг Кардозу в борьбе с гиперинфляцией успех социальной политики Лулы был бы невозможен.

Возможно, достичь более серьезных успехов этим программам помешали ошибки государственного аппарата в определении адресатов помощи. Журнал Economist отмечает, что в 2005 году беднейшему квинтилю бразильцев уходило лишь 45% условных трансфертов, а 10% такой помощи доставалась богатейшему квинтилю.[22] В 2004 году половина реципиентов попала в список участников программы по ошибке.[23]

Заключение

Наше исследование показало масштаб социально-экономических проблем Латинской Америки. В регионе Южной Америки и Мексике наименьшее количество людей страдает от бедности, но присутствует значительное социальное неравенство. Самым бедным субрегионом с неравным распределением доходов является Центральная Америка. Кроме неравенства доходов, по всей ЛА заметно неравенство в доступе к элементарным благам: воде и еде. Особенно страдают в этом плане горные районы и, если смотреть шире, деревенские жители.

Мы выяснили, что структура занятости в регионе сильно варьируется от страны к стране, поэтому выявить общие тенденции занятости для всего региона тенденции. Можно лишь сказать, что по всей Латинской Америке основным видом безработицы является структурная.

Общей чертой для всех субрегионов ЛА являются развитые системы образования и здравоохранения, хотя в этих сферах и наблюдается необеспеченность специалистами, особенно, в странах Центральной Америки.

Мы также рассмотрели методы решения некоторых социально-экономических проблем на примере Бразилии. Запустив программу «Семейный кошелек», а в её рамках программы «Уничтожение голода» и «Школьный кошелек», Лула да Силва успешно решает создавшиеся проблемы с помощью механизма адресных трансфертов.

Таким образом, Латинская Америка представляется довольно развитым в социально-экономическом отношении регионом. Наше исследование позволяет смотреть в будущее региона с оптимизмом.


1. По материалам Human Development Report — 2010, табл. 1

2. http://unstats.un.org/unsd/mdg/Resources/Static/Products/Progress2010/MDG_Report_2010_Ru.pdf, Millennium Development Goals Report — 2010

3. Там же

4. http://www.nationmaster.com/graph/eco_pov_gap_at_1_a_day_ppp-poverty-gap- 1-day-ppp#source

5. HDR-2010, табл. 3

6. По данным MDG Report-2010

7. Partnership in Development, Washington, 2004. p. 44–45

8. MDG Report-2010

9. Informe Regional sobre Desarrollo Humano para América Latina y el Caribe 2010, New York, 2010. P. 37

10. HDR-2010, табл. 12

11. Кузнецова Э.Е., Пегушева Л.В., Латинская Америка: причины и последствия трудовой миграции// Латинская Америка, 2004, № 11. С. 25

12. По данным HDR-2007

13. HDR-2010, табл. 13

14. HDR-2010, табл. 4

15. Кузнецова Э.Е., Пегушева Л.В., Латинская Америка…, с. 24

16. По данным HDR — 2010, табл. 1

17. По данным MDG Report-2010

18. По данным HDR — 2010, табл. 13

19. Ros J., Poverty reduction in Latin America: the role of demographic, social and economic factors // CEPAL review, August 2009. P. 37

20. http://www.mfdr.org/sourcebook/ 6-1Brazil-BolsaFamilia.pdf

21. HDR-2010, табл. 2

22. http://www.economist.com/node/4408187?story_id=4408187

23.http://www. ipc-undp.org/pub/IPCEvaluationNote1.pdf. p.2