«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(16), 2011

Научная жизнь

Роль ВПК США в развитии национальной инновационной системы

А.Г.Калашник, студентка МЭО МГИМО

В статье рассматривается влияние военно-промышленного комплекса США на развитие национальной инновационной системы страны. Анализируются такие важные факторы, как: трансфер технологий, сотрудничество с университетами, создание специальных научных программ.

Ключевые слова: инновации, США, ВПК США, Министерство обороны США, военные НИОКР, трансфер технологий, военные патенты, военные лицензии, военные научно-исследовательские центры США, Агентство передовых исследовательских проектов, специальные научно-исследовательские и опытно-конструкторские соглашения.

A.Kalashnik, The impact of the MIC of the USA on the development of the national innovation system.

The article deals with the influence of the American MIC on the development of the national innovation system. It examines such important factors as technology transfer, collaboration with universities, creating special organizations and advancing particular programs.

Key words: innovations, the USA, MIC, Department of Defense, S&T based military innovation, technology transfer, military patents, military licensing, the USA military R&D centers, DARPA, CRADA.

США имеют, пожалуй, самую масштабную инновационную систему в мире, и Министерство обороны США является постоянным источником новых технологий и запатентованных изобретений как через свои собственные лаборатории, так и через совместную деятельность с гражданскими образовательными и исследовательскими учреждениями. Порядка 60% всех государственных расходов на НИОКР идут в военный сектор, поэтому в контексте изучения инновационной системы страны изучение военного сектора чрезвычайно актуально. На протяжении многих лет Министерство обороны, наряду с другими организациями, занимается трансфером технологий непосредственно из военного сектора в гражданский как при помощи патентного лицензирования (PLAs), партнеров-посредников (partnership intermediaries), так и при помощи специальных научно-исследовательских и опытно-конструкторских соглашений (CRADAs).

В 2009 году из государственного бюджета США Министерству обороны было выделено порядка 661 млрд долл. США (включая затраты на военные «миссии» в Ираке, Афганистане и Пакистане)[1]. Данная сумма составляет порядка 43% всех мировых государственных военных затрат на 2009 год, далее с большим отрывом идут Китай (6,8%), Франция (4,2%), Великобритания (3,8%), Россия, несмотря на устойчивое второе место в мировом экспорте вооружений, лишь на пятом месте с общими затратами, составляющими всего 3,5% мировых. По предварительным подсчетам, на 2010 год общие государственные военные расходы США составили свыше 690 млрд долл. США, на 2011 администрацией президента утвержден бюджет 708 млрд долл. США [2].

Диаграмма 1. Мировые государственные расходы стран мира,
2009 год, млрд долл. США.

Источник: SIPRI(2010) SIPRI Yearbook 2010, Military Expenditure Database, Stockholm International Peace Research Institute.

Министерство обороны планирует выделить в 2011 году 78 млрд долл. США на НИОКР, являющиеся основным звеном в инновационном процессе. Данная сумма уменьшилась по сравнению с 2010 годом (по подсчетам AAAS) на 5,2%, в то время как все государственные расходы на НИОКР уменьшились незначительно, на 0,3%: с 148,5 млрд долл. США до 148,1 млрд долл. США[3]. Инвестиции в НИОКР нацелены на то, чтобы улучшить фундаментальное понимание материи, энергии и биологии, лежащие в основе всей инновации, и существенно помочь созданию новых, потенциально прорывных технологий.

Диаграмма 2. Государственные затраты США на НИОКР, млрд долл. США.

Источник:AAAS (2010) AAAS Report XXXV Research and Development FY 2010, AAAS (2011) AAAS Report XXXVI Research and Development FY 2011

Наибольшее увеличение финансирования (6,7%) представлено в базовых исследованиях. Деньги, вложенные непосредственно в базовые исследования (1,999 млрд долл. США), приводят к созданию не новых технологий, а к созданию новых «знаний», идей, то есть это лишь предпосылка, научная база создания технологий, поэтому данные исследования осуществляются в основном в университетах. Так, в 2011 году Министерством обороны планируется выделить из бюджета 336 млн долл. США только на студенческие гранты за исследования в данной сфере (спад на 7 млн долл. США по сравнению с 2010 годом), лишь 40 млн долл. США будет выделено на исследования в собственных военных лабораториях (38 млн долл. США в 2010 году), 1,3 млрд долл. США на финансирование оборонных наук. Значительный спад финансирования (11,2%) произойдет в сфере прикладных исследований, которые представляют собой внедрение фундаментальных исследований в конкретные проекты. Исключение составляют лишь проекты, руководимы DAPRA (+0,7%). Наибольший спад финансирования будет осуществлен в сфере развития передовых технологий (-18,1%), которая представляет собой систематическое применение результатов, полученных в базовых и прикладных исследованиях, для широкого производства передовой техники [4].

Диаграмма 3. Структура расходов на НИОКР Министерством обороны,
млрд долл. США.

Источник:AAAS (2011) AAAS Report XXXVI Research and Development FY 2011

Процесс, охватывающий базовые и прикладные исследования, а так же развитие передовых технологий и медицинские разработки, принято называть S&T-based military innovation [5], подразумевающий прямое долгосрочное сотрудничество и поддержку со стороны военных ведомств базовых исследований, прикладных исследований и развитие передовых технологий. Иными словами, продукт (товар, услуга, процесс, метод), прошедший данные стадии, является инновационным, так как является новым (либо значительно улучшенным), так как прошел через базовые и прикладные исследования, и введенным в употребление, так как прошел стадию развития передовых технологий (согласно определению инновации, данному в руководстве Осло [6]. Значительная часть исследований в рамках проводится в университетах: в целом, здесь реализуется порядка 50% бюджета базовых исследований, 15% от прикладных исследований, 10% от развития передовых технологий. Около 40% бюджета фундаментальных и прикладных исследований тратится в ста лабораториях Министерства обороны, расположенных в США, 35% через исследовательские контракты с промышленностью, оставшиеся 25% в университетах [7].

С конца 1990-х до недавнего времени можно наблюдать постоянное увеличение бюджетного финансирования военных S&T. Однако, в связи с тем, что Пентагон остро сокращает свои затраты на данный сектор каждый год последние 5 лет, общие расходы неумолимо сокращаются, не смотря на постоянную поддержку Конгресса. По словам Джона Холдрена, советника Барака Обамы по научно-технической политике, сокращение финансирования происходит так как необходимо показать, что власти считаются с необходимостью экономить деньги в условиях острого финансового кризиса, но в то же самое время цифра остается по-прежнему значительной, желая показать, что Америка не жалеет средств на поддержание своего научно-технического лидерства в современном мире. Так, бюджет 2011 года предусматривает падение расходов на S&T на 16,3% или на 2,4 млрд долл. США до 12,3 млрд долл. США [8].

Диаграмма 4. Динамика государственных затрат на S&Tbasedmilitaryinnovation, млрд долл. США.

Источник:AAAS (2011) AAAS Report XXXVI Research and Development FY 2011

Как же количественно измерить инновационность оборонного сектора США, помимо исследования затрат на НИОКР? Согласно руководству Осло, сведения о патентах (патентных заявках и выданных патентах) играют роль важного показателя результативности инновационной деятельности, а также позволяют судить об инновационном потенциале любой организации. Так, принято считать, что предприятие, подававшее патентные заявки, способно создавать инновации, являющиеся новыми для всего мира. Согласно же ежегодному отчету Президенту и Конгрессу Национального Института стандартов и технологий за 2008 год, в отчетном периоде лабораториями Министерства обороны было открыто 1018 новых изобретений, что составляет 23% от всех изобретений федеральных лабораторий. По данному показателю Министерство обороны обгоняют только Министерство Энергетики и Национальное управление США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA) с показателями 34% и 25% соответственно. Что касается непосредственно патентов, в 2008 году лабораториями Министерства обороны было подано 590 заявок (30% от всех) и получено 462 (36% от всех)[9].

Диаграмма 5. Патенты лабораторий Министерства обороны 2008 года, заявленные и выданные соответственно.

Источник:DOC (2008) Summary Report on Federal Laboratory Technology Transfer, Office of Secretary, US Department of Commerce, Washington DC.

После Второй мировой войны правительство США учредило набор организаций с целью поиска, создания, поддержки и аналитического наблюдения преимущественно военных S&T разработок. К ним относятся Бюро технической оценки проектов (1972–95гг.) иЦентр управления научных исследований и усовершенствований (1941-47гг.), созданные для обеспечения Конгресса и различных комитетов надежной информацией о текущих научных и технических разработках; Совет по оборонным наукам, являющийся специальным комитетом при Министерстве обороны, анализирующим современные тенденции в военных разработках. Были так же созданы специальные центры в ведении высших учебных заведений: Институт техники программного обеспечения под руководством Секретариата министра обороны при Университете Карнеги-Меллона, всемирно известная лаборатория Линкольна под руководством Министерства военно-воздушных сил при Массачусетском технологическом институте. Огромным современным исследовательским центром является корпорация RAND, работающая по заказам американских правительственных организаций, проводящая исследования по проблемам национальной безопасности: по военно-техническим и стратегическим аспектам. После Второй мировой войны выделились научно исследовательские центры непосредственно под контролем Министерства Армии и Министерств военно-воздушных и военно-морских сил: Бюро армейских исследований, Исследовательская лаборатория ВВС США и Отдел военно-морских исследований министерства ВМС США соответственно.

Но самой большой военной научно-исследовательской организацией США, которая порой сравнивается по некоторым показателям с военно-морскими, военно-воздушными силами или армией США, является Агентство Передовых Оборонных Исследовательских Проектов (DARPA). Это организация, занимающаяся научно-исследовательскими работами по прорывным, необходимым для Министерства обороны США направлениям. Ее создание было реакцией на запуск первого советского спутника. Советский союз неожиданно для американцев сумел обойти США в космической гонке, и, чтобы предотвратить подобные технологические «сюрпризы» в будущем и добиться превосходства США в мире, по распоряжению президента Эйзенхауэра и было организовано Агентство в 1958 году. 50 лет работы DARPA оказались чрезвычайно плодотворными. В списке достижений Агентства — беспилотные системы, технологии снижения радиолокационной заметности, системы глобального позиционирования и технологии глобальной сети Интернет, прообразом которой была ARPANET[10], созданная Агентством. На данный момент организация занимается разработкой синтетической крови, экзоскелетов, искусственных конечностей, управляемых мозгом, кибернетических насекомых, звездолета «100-Year Starship», суперкомпьютеров, программируемых материй и даже автомобилей для слепых. Фактически, Агентство выступает как своеобразный венчурный фонд, «бизнес-ангел», поддерживающий самые рискованные, но достаточно продуманные проекты. Преимущество, позволяющее реализовать большинство данных проектов, заключается в том, что руководить каждым предприятием назначается менеджер, который будет управлять им в среднем 4-6 лет. Казалось бы, столь быстрая смена кадров должна действовать негативно на реализацию проекта, но на самом деле, данная организация «развязывает руки» менеджерам, позволяя не думать о своих личностных выгодах в смысле карьеры, и в действительности многократно ускоряет введение проекта в жизнь. Бюджет DARPA достигнет 3,1 млрд долл. США в 2011 году (прирост 3,7%). Половина бюджета DARPA идет на базовые и прикладные исследования, тогда как остальная — на развитие передовых технологий. Затраты на базовые исследования будут увеличены на 12,4% до 1,3 млрд долл. США, тогда как финансирование прикладных исследований претерпит спад на 1,7% до 448 млн долл. США. DARPA активно сотрудничает с университетами (Массачусетский технологический институт, Стэнфордский университет, Гарвардский университет, Университет Карнеги-Меллона и др.) и выделяет многочисленные студенческие гранты. Дабы усилить данное сотрудничество, Агентство запустило программу YFA[11], нацеленную на поиск и поддержку талантливой молодежи на «младших» позициях в научном мире. Программа предполагает значительные гранты талантливым студентам, с условием дальнейшего их вовлечения в военные исследовательские центры. Частой практикой Агентства является выставление на конкурс инновационного проекта, с целью поиска его будущего «реализатора», в качестве которого в большинстве случаев выступают университеты, и последующим его спонсированием. Например, на протяжении 2010 года Агентство пытается реализовать проект Transformer — модель беспилотного летающего автомобиля. Изначально контракт получила компания AAI Corporation, затем Lockheed Martin, и, наконец, совсем недавно контракт на сумму 988 тыс. долл. США получила лаборатория Университета Карнеги-Меллона, которая участвует и в проекте разработки робота метателя гранат, проводимого DARPA. В 2006 году Агентство запустило проект исследования нано- и микроэлектромеханических систем (NEMS/MEMS) совместно с Гарвардским университетом, с общим бюджетом в 2 млн долл. США. В прошлом году Агентство так же организовало «шуточный» конкурс для тестирования возможностей социальных сетей, запустив 10 шаров по всей территории США, который выиграла команда Массачусетского технологического института, найдя 9 из них за 9 часов и выиграв 40 тыс. долл. США. Очень важно, что для России изучение развития Агентства актуально сейчас как никогда, так как в нашей стране планируется создание аналогичной организации при сотрудничестве фонда «Сколково»[12][13].

Массачусетский технологический институт, в свою очередь, играет важную роль в американских военных НИОКР. Министерство обороны является вторым по масштабу источником финансирования научных исследований MIT, выделив на них в 2009 году 97,5 млн. долл. США, что составляет 13,6% всего исследовательского финансирования[14].

Диаграмма 6. Финансирование НИОКР Массачусетского технологического института Министерством обороны, млрд долл. США.

Источник:http://web.mit.edu/ (официальныйсайт the Institutional Research section of the Office of the Provost)

Институт активно участвует в различных международных проектах и тесно сотрудничает с другими образовательными центрами и крупными технопарками как на национальном, так и на международном уровне, такими как Стэнфордский университет или Силиконовая долина. Также, во время визита Д.А. Медведева в США MIT заключил с фондом «Сколково» рамочное соглашение о начале сотрудничества в области образования и исследований в России. К другим университетам, получающим значительную поддержку (на 2007 год) со стороны Министерства обороны относятся: Университет Джонса Хопкинса (547 млн долл. США), Университет Пенсильвании (177 млн долл. США), Университет штата Юта (62 млн долл. США), Университета Карнеги-Меллона (43 млн долл. США), Стэнфордский университет (40 млн долл. США), Техасский университет в Остине (39 млн долл. США), Калифорнийский университет в Санта-Барбаре (29 млн долл. США), Гарвардский университет (15 млн долл. США) и др.[15].

Помимо сотрудничества с лабораториями университетов, Министерство обороны создало сеть собственных исследовательских центров University Affiliated Research Centres (UARC) на базе университетов. Несмотря на то, что такие центры существуют уже более 60 лет, официальный статус они получили лишь в 1996 году. Цель их создания — обеспечить поддержку существования необходимых военному комплексу научно-технических исследований. Первыми официально зарегистрированными центрами являлись лаборатории прикладных исследований Министерства военно-морских сил. К ним относятся лаборатории при Университете Джонса Хопкинса, при Университете Пенсильвании, при Техасском университете в Остине, а так же при Вашингтонском университете. То есть по сути, те же университеты, которые сейчас максимально финансируются Министерством обороны. Существуют и другие менее крупные военные центры, по факту вовлеченные в такую же деятельность.

Министерство обороны концентрирует свою исследовательскую деятельность на национальной обороне и его лаборатории традиционно не были обеспокоены трансфером технологий (Т2), так как были хорошо спонсированы и большинство разработанных ими технологий удерживалось от патентования, публикации и т.д. Как бы то ни было, после окончания холодной войны и распада Советского Союза Министерство обороны пересмотрело свое отношение к трансферу, предчувствуя спад R&D финансирования и учитывая тот факт, что многие ведущие технологии успешно дорабатываются частным сектором в критических точках. Поэтому в 1993 году Конгрессом было создано Ведомство трансфера технологий (OTT), которое контролирует успешную передачу технологий, созданных на благо национальной обороны, в частный сектор, для того, чтобы расширить промышленную базу и усилить национальную конкурентоспособность. Данный трансфер был многократно усилен после утверждения конгрессом США двух важнейших законодательных актов, известных как акт Стивенсона-Уидлера[16] (1980г.) и Бэй-Доуля [17] (2000г.). Первый из них обязывал каждую федеральную лабораторию образовать специальный офис (ORTA), занимающийся распространением научно-исследовательской информации данной лаборатории по всей сети федеральных лабораторий. Второй был создан главным образом для создания возможности патентования изобретений университетами, институтами и мелкими компаниями, созданных ими посредством федеральных грантов и контрактов (до данного акта такой возможности не существовало), дабы усилить коммерциализацию изобретений.

Трансфер военных технологий подразумевает многочисленные виды сотрудничества между военными лабораториями и частным сектором. Наиболее часто встречающимся типом сотрудничества является специальное научно-исследовательское и опытно конструкторское соглашение (CRADA), узаконенное государственным актом о трансфере технологий 1986 года, являющимся дополнением акта Стивенсона-Уидлера. CRADAs позволяют отраслям промышленности официально сотрудничать с федеральными лабораториями с целью научных исследований и усовершенствований технологий как для дальнейшей их коммерциализации, так и для использования соответствующим государственным органом. Лаборатории Министерства обороны имеют больше CRADAs чем любое другое федеральное агентство — 54% всех действующих в 2008 году (1993 шт.)[18]. CRADAs представляют собой значительный источник доходов лабораторий, так как промышленные предприятия готовы платить немалые суммы за доступ к уникальным возможностям и оборудованию Министерства обороны. Так, доход от данных соглашений Министерства обороны в 2009 году составил чуть меньше 80 млн долл. США, хотя в 2008 году — почти 100 млн долл. США. Примерами успешных CRADAs являются соглашения с BAE York о производстве самоходных гаубиц «Паладин» или же соглашения с General Dynamics о производстве универсальных боевых машин (Mounted Combat System XM-360)[19].

Диаграмма 7. Действующие CRADAs 2008 года, заключенные между гражданским сектором и государственным.

Источник:DOC (2008) Summary Report on Federal Laboratory Technology Transfer, Office of Secretary, US Department of Commerce, Washington DC.

Патентное лицензирование (PLAs) является главным механизмом, благодаря которому запатентованные (ожидающие патента) изобретения передаются частному сектору. В данной сфере трансфера Министерство обороны не занимает лидирующих позиций — 10% (52 шт.) от всех новых активных лицензий 2008 года. Однако данная деятельность так же приносит доход — 16 млн долл. США[20].

Диаграмма 8. Лицензии, полученные гражданским сектором в 2008 на изобретения, запатентованные в государственном секторе.

Источник:DOC (2008) Summary Report on Federal Laboratory Technology Transfer, Office of Secretary, US Department of Commerce, Washington DC.

Данное отставание обуславливается ограниченным коммерческим потенциалом военных изобретений, которые обладают огромной специфичностью — такие, как управляемые ракетные системы, подводные лодки, артиллерия — или же вовсе запрещены к передаче третьим лицам. Одним из ключевых методов, используемых для увеличения лицензирования Министерством обороны, является использование Партнеров-посредников (Partnership Intermidiaries). Ими являются организации как на государственном уровне, так и на местном, которые способствуют усилению трансфера технологий. К крупнейшим из них относятся TechLink, созданный на базе Университета Монтаны, TechMatch, созданный отделом военно-морских исследований министерства ВМС США и FirstMatch, созданный на базе Университета Питсбурга[21]. К 2005 году TechLink стал заключать в среднем 50 соглашений о лицензии, внося значительный вклад в данный сектор трансфера. Существуют так же программы, направленные на взаимодействие с непосредственно малыми технологическими компаниями. К таким программам относятся программа развития малого инновационного бизнеса (SBIR) и программа трансфера технологий посредством малого бизнеса (STTR)[22]. Суть программы SBIR, например, заключается в том, что любая коммерческая компания (до 500 работников), в которой не менее 51% принадлежит гражданину США, может обратиться в профильное федеральное агентство за грантом в размере до 100 тыс. долл. США на срок не более года, чтобы попытаться разработать какую-либо технологию или продукт. В случае успеха на первом этапе компании может быть предоставлен двухлетний грант в размере до 700 тыс. долл. США на создание опытного образца. При достижении прогресса, компания может самостоятельно выйти на рынок. В 2009 году Министерство обороны выделило грантов на сумму в 1 млрд долл. США в рамках SBIR, тогда как их общая сумма приблизилась к 2 млрд долл. США

Министерство обороны США является одним из крупнейших центров инноваций, который активно содействует как разработке новых продуктов, так и их массовому производству через свои многочисленные лаборатории, связи с университетами, Партнеров-посредников и различные программы. Американское правительство четко осознает необходимость инвестирования в развитие инноваций, особенно созданных на базе военного комплекса, так как «вложение в инновации — это ключ к построению экономики будущего», — Джон Холдрен, советник Барака Обамы по научно-технической политике США[23].


  1. SIPRI Yearbook 2010, Military Expenditure Database, Stockholm International Peace Research Institute.
  2. FY2011 Defense Budget, Office of the Under Secretary of Defense (Comptroller).
  3. AAAS (2011) AAAS Report XXXV Research and Development FY 2011, Chapter 5, American Association for the Advancement of Science, Washington DC.
  4. AAAS (2011) AAAS Report XXXV Research and Development FY 2011, Chapter 5, American Association for the Advancement of Science, Washington DC.
  5. Hagelin, B.(2004) Science- and technology-based military innovation: the United States and Europe, SIPRI Yearbook 2004.
  6. Руководство Осло, Рекомендации по сбору и анализу данных по инновациям, Третье издание, Москва, 2010, http://mon.gov.ru/files/materials/7766/ruk.oslo.pdf
  7. Swearingen, W. and Dennis, J. (2009) ‘US Department of Defense technology transfer: the partnership intermediary model’, Int. J. Technology Transfer and Commercialization, Vol. 8, Nos 2/3, 2009.
  8. AAAS (2011) AAAS Report XXXV Research and Development FY 2011, Chapter 5, American Association for the Advancement of Science, Washington DC.
  9. DOC (2008) Summary Report on Federal Laboratory Technology Transfer, Office of Secretary, US Department of Commerce, Washington DC.
  10. http://www.darpa.mil/ (официальный сайт Агенства Передовых Оборонных Исследовательских проектов)
  11. http://www.seas.harvard.edu (официальный сайт The Harvard School of Engineering and Applied Science)
  12. Из послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 30 ноября 2010 г.: «..Поэтому мы создаем специальную структуру, которая будет заниматься поиском и разработкой прорывных технологий для «оборонки».»
  13. http://www.vedomosti.ru/ (официальный сайт газеты Ведомости)
  14. http://web.mit.edu (Сайт Массачусетского технологического института)
  15. NSF (2010) Academic Institutional Profiles: 2007, Science and Engineering Statistics, National Science Foundation.
  16. TIA (2000) Technology Innovation Act of 1980 (the Stevenson-Wydler Act).
  17. USBRRA (2000) University and Small Business Patent Procedures Act (the Bayh-Dole Act).
  18. DOC (2008) Summary Report on Federal Laboratory Technology Transfer, Office of Secretary, US Department of Commerce, Washington DC.
  19. Ryan,T. (2010) ‘CRADAs: A DoD Perspective’, Presentation to FLC NE Region, U.S. Army Research, Development and Engineering Command, 2 March 2010.
  20. DOC (2008) Summary Report on Federal Laboratory Technology Transfer, Office of Secretary, US Department of Commerce, Washington DC.
  21. DoD OTT (2006) Report to Congress on the activities of the DoD Office of Technology Transition, Office of Technology Transition, Deputy Under Secretary of Defense for Advanced Systems and Concepts, Office of the Secretary of Defense, Washington DC.
  22. http://www.acq.osd.mil/osbp/sbir/index.htm (официальный сайт The Office of the Undersecretary of Defense for Acquisition, Technology and Logistics)
  23. http://www.prime-tass.ru (официальный сайт Агентства экономической информации ПРАЙМ-ТАСС)