«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(17), 2011

Внешнеэкономическая политика

Современные тенденции государственной поддержки экспортной и инвестиционной деятельности зарубежных государств

Д.А.Дегтерев,к.э.н., ст. преподаватель

Статья посвящена современным тенденциям микроэкономической дипломатии (в системе МИД) и деятельности по государственной поддержке экспортной и инвестиционной деятельности зарубежных государств (в рамках специализированных агентств).

Ключевые слова: экономическая дипломатия, продвижение экспорта, микроэкономическая дипломатия, агентства по продвижению экспорта, привлечение прямых зарубежных инвестиций (ПЗИ),

D.Degterev.Actual trends of government assistance in export and investment promotion in foreign states. The article deals with actual trends in commercial diplomacy (MFA system) and government activities in export and investment promotion in foreign states (special agencies).

Key words: economic diplomacy, export promotion, commercial diplomacy, export promotion agencies, promotion of foreign>

Государственная поддержка экспортной деятельности и деятельность по привлечению иностранных инвестиций реализуются как по традиционным каналам (Министерство иностранных дел, Министерство экономики), так и посредством получивших распространение в последние годы специализированных агентств, работающих на принципах государственно-частного партнерства.

Эволюция микроэкономической дипломатии

Традиционным каналом продвижения экспорта является микроэкономическая дипломатия, которая подразумевает поддержку отдельных предприятий, фокусируется на индивидуальных действиях экономических операторов[1].

В англоязычных источниках вместо микроэкономической дипломатии употребляют термин коммерческой дипломатии (от англ. commercial)[2], в подавляющем большинстве случаев подразумевая под economic diplomacy лишь макроэкономическую дипломатию[3].

Микроэкономическая (коммерческая) дипломатия включает работу дипломатических миссий по поддержке отечественного бизнеса и финансового сектора в их стремлении достичь экономического успеха и главной цели страны — национального развития. Она включает содействие стимулированию притока инвестиций в страну и поощрению зарубежных капиталовложений[4], а также торговли. Важными аспектами работы дипломатии на данном направлении является снабжение информацией об экспортных и инвестиционных возможностях, организация и сопровождение визитов торговых миссий. В некоторых случаях экономические дипломаты могут содействовать стимулированию связей путем рекомендаций в принятии инвестиционных решений[5].

Канадский исследователь Э.Поттер определяет коммерческую (микроэкономическую) дипломатию как «…применение инструментов дипломатии для содействия извлечению особых коммерческих выгод путем продвижения экспорта, привлечения зарубежных инвестиций и защита отечественных капиталовложений за рубежом, а также поощрение преимуществ от технологических трансфертов»[6]. При этом связь микроэкономической дипломатии с дипломатией макроэкономической он видит в том, что микроэкономическая использует сравнительные преимущества и капитализирует международные возможности, созданные макроэкономической дипломатией.

Интересное определение коммерческой дипломатии предлагает английский исследователь Д.Ли: «работа сети государственных и частных лиц, которые управляют коммерческими отношениями посредством дипломатических каналов и процедур»[7].

В былые времена дипломатическая служба являлась фактически единственным достоверным источником информации о зарубежных бизнес-возможностях. По мере развития информационно-коммуникационных технологий и сокращения транзакционных издержек на проведение международных сделок появилось множество альтернативных источников информации, а роль микроэкономической дипломатии несколько ослабла. Ряд исследователей даже поднимает вопрос о целесообразности существования самого института микроэкономической дипломатии в современную эпоху.

В этой связи особый интерес представляет эконометрический анализ взаимозависимости между сетью дипломатических и консульских учреждений и интенсивностью экспортных потоков, проведенный американским исследователем Эндрю Роузом[8]. Он рассматривает экспорт в 200 стран мира из 22 ведущих государств, имеющих наибольшую сеть загранучреждений (в т.ч. Австралия, Бельгия, Бразилия, Великобритания, Индия, Индонезия, Испания, Италия, Канада, КНР, Корея, Мексика, Нидерланды, Польша, Россия, США, Турция, Франция, ФРГ, Швеция, Швейцария, Япония). На основе анализа экспортных потоков с использованием стандартных гравитационных моделей[9] он пришел к выводу о том, что существует положительная статистически значимая зависимость между открытием дополнительных посольских и консульских загранучреждений и увеличением экспортных потоков. По подсчетам Э.Роуза открытие каждого нового посольства или консульства в среднем приводит к росту экспорта между странами на 6-10%, причем по мере открытия дополнительных загранучреждений в данной стране предельная эффективность сокращается.

В ответ на критику в свой адрес традиционные службы экономической дипломатии, функционирующие в рамках министерств иностранных дел, перестраивают работу. В этой связи показателен пример Франции, где в 2009 г. создана Генеральная дирекция по глобализации, развитию и партнерствам[10]. Создание дирекции считается крупнейшей реорганизацией МИД Франции со времен присоединения к нему Министерства сотрудничества в 1998 г.

В ответ на активизацию глобализации, интенсификацию трансграничных потоков разных видов (факторы производства, информация и др.), обострение глобальных проблем человечества (в т.ч. экологической проблемы), усиление взаимозависимости в современном мире в различных областях деятельности, МИД Франции предлагает следовать принципу «больше открытости вовне, больше упреждающего действия, больше межминистерской координации, больше европейского измерения, больше междисциплинарности и быстрее реакция». Именно эти принципы стали идеологической основой нового департамента французского МИД, призванного взаимодействовать с различными категориями заинтересованных сторон (стейкхолдеров), включая экспертные круги, профессиональные сети, мозговые центры, территориальные сообщества, неправительственные организации, традиционные и религиозные власти, а также частные предприятия и фонды.

Синергия в продвижении национальных интересов, как экономических, так и политических достигается путем комплексного подхода, «увязывание» вопросов продвижения отдельных предприятий на внешних рынках (функции отдела по инновациям и предприятиям) к вопросам обеспечения глобальной энергетической безопасности и формирования других глобальных общественных благ, продвижения культурного многообразия и принципов демократического управления (см. рис. 1).

Рисунок 1. Организационная структура Генеральной дирекции по глобализации, развитию и партнерствам МИД Франции

Источник: Составлено на основе http://www.diplomatie.gouv.fr/fr/ministere_817/missions-organisation_823/structure-administration-centrale_808/direction-generale-mondialisation-du-developpement-partenariats_72692.html

В рамках реализации своей миссии, Генеральная дирекция осуществляет координацию деятельности целого ряда автономных учреждений, в т.ч. Французского агентства развития (вопросы содействия международному развитию), Агентства по обучению французскому за рубежом (вопросы распространения французского языка), «CulturesFrance» (продвижение французской культуры), «Egide» и «CampusFrance» (студенческие обмены), «Франция международное сотрудничество» (децентрализованное сотрудничество), «ESTHER» (борьба со СПИДом) и другие.

Отдел по инновациям и предприятиям — основное подразделение Генеральной дирекции, осуществляющее мероприятия микроэкономической дипломатии. Основные приоритеты его работы:

  • сотрудничество в сфере технологических инноваций и поддержки французских «полюсов конкурентоспособности»;
  • поддержка оборонной промышленности, экспорта вооружений и программ военно-технического сотрудничества;
  • гражданская ядерная программа (взаимодействие с промышленным сектором, проект ИТЭР, многостороннее сотрудничества);
  • космическая политика Франции и Европейского союза;
  • международные аспекты гражданского авиастроения (взаимодействие с промышленным сектором, обеспечение безопасности авиатранспорта, участие в работе в Международной организации гражданской авиации)
  • автомобильный, железнодорожный и морской транспорт (промышленные и торговые аспекты, участие в работе Международной морской организации);
  • биотехнологии и нанотехнологии.

Заслуживают внимания две инициативы отдела инноваций и предприятий МИД Франции — Клуб послов и Клуб предпринимателей. Клуб послов — это регулярно проводимые выступления послов иностранных государств, аккредитованных во Франции, перед французскими промышленниками, представителями некоммерческих организаций, университетов, прессы. В 2006-2011 г. было организовано уже более 50 встреч такого рода. Клуб предпринимателей — это регулярные выступления представителей крупнейших французских компаний перед иностранными послами, аккредитованными во Франции. В 2007-2011 г. было организовано около 30 встреч такого рода.

Другим примером централизации государственных функций по продвижению на внешние рынки являлась т.н. Сборная Канады (Team Canada Inc.), межведомственный директорат, с 1997 г. объединявший внешнеэкономические усилия 23 федеральных агентств и ведомств. По аналогии с хоккеем, «Сборную» составляла пятерка ключевых «игроков» (заместители министров иностранных дел и внешней торговли, сельского хозяйства и продовольствия, промышленности, природных ресурсов, канадского наследия), которая единым фронтом продвигала канадские торгово-экономические интересы «в гостях»[11]. Сборная Канады регулярно организовывала широко освещаемые поездки в страны, где находились ключевые рынки, при этом в состав делегаций входили премьер-министр Канады, премьеры провинций, министры федерального правительства, представители деловых кругов. Любимое «детище» Жана Кретьена, позволявшее активно развивать альтернативные США рынки сбыта (в первую очередь, КНР) кануло в лету вместе с уходом в 2003 г. премьер-министра со своего поста и переориентацией внешнеполитического и внешнеэкономического курса на традиционного южного партнера.

Специализированные агентства по торговле и инвестициям

В последние годы в зарубежных государствах все чаще функции по продвижению экспорта и привлечению иностранных инвестиций передаются специализированным автономным агентствам, «модельным» примером которых является Агентство торговли и инвестиций Объединенного королевства (UK Trade and Invest, UKTI)[12]. Многие страны мира, например, ФРГ, преобразовали существовавшие ранее государственные структуры по поддержке экспорта в аналоги UKTI.

Агентство торговли и инвестиций Объединенного королевства (до октября 2003 г. — British Trade International), созданного в мае 1999 г. на базе ряда подразделений Министерства торговли и промышленности и МИД Великобритании). Одновременная подотчетность агентства госсекретарю по торговле и промышленности и госсекретарю по иностранным делам и делам содружества позволяет эффективно разрешать межведомственный конфликт интересов.

Вторая уникальная особенность агентства — оно занимается как продвижением отечественного бизнеса за рубежом (структурное подразделение «Торговля Объединенного королевства»), так и стимулированием притока ПИИ в национальную экономику (структурное подразделение «Инвестиции Объединенного королевства»)[13]. Примечательно, что агентство координирует экономическую дипломатию британских ведомств как внутри страны, так и за рубежом. Агентство имеет штаб-квартиры в Лондоне и Глазго, а также представлено в 9 регионах Англии как подразделение по международной торговли в региональных агентствах развития. Посредством сети данных агентств осуществляется и привлечение иностранных инвестиций в экономику Великобритании. По аналогичной схеме UKTI взаимодействует и с соответствующими агентствами в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии[14].

Для более полного использования возможностей корпоративной (бизнес) дипломатии, в 2008 г. по инициативе премьер-министра был создан институт бизнес-послов (Business Ambassadors), включающий в настоящее время более 30 руководителей крупнейших английских компаний и ректоров вузов. Миссия бизнес-послов заключается в лоббировании интересов английских компаний (в первую очередь, представителей малого и среднего бизнеса) в ходе зарубежных поездок. Таким образом, крупный английский бизнес создает бизнес-возможности для малого и среднего предпринимательства на международных рынках.

Прослеживаются аналогии с ролью английского бизнеса в развитии национальной экономической дипломатии в прошлые века — с 1582 г. прямые агенты Левантской компании (The Levant Company) выполняли дипломатические функции Великобритании и вплоть до 1805 г. компания полностью покрывала все расходы на выполнение такого рода функций. При этом совмещение ими функций торговых агентов и официальных представителей Великобритании позволяло им работать намного эффективней, чем кадровым дипломатам в традиционных Генеральных консульствах. Аналогичная практика существовала и в Ост-Индской компании Великобритании, а также в Ост-Индской компании Голландии. Поскольку поиск новых рынков сбыта и источников сырья являлся национальным приоритетом Великобритании, то зачастую даже командиры кораблей Ее Величества обладали всеми необходимыми полномочиями для ведения дипломатических переговоров[15].

Институт бизнес-послов также в целом напоминает механизм работы советников Франции по внешней торговле, который существует уже более 100 лет. Руководители крупнейших французских предприятий за рубежом, долгое время работающие в зарубежных государствах и реально знающие ее бизнес-среду, назначаются советниками по внешней торговле (всего в мире 3400 советников, объединенных в 100 секций).

Помимо экспортного и инвестиционного направления в рамках UKTI функционирует и Организация по обороне и безопасности (Defence and Security Organisation, DSO), пришедшая на смену традиционной Организации обслуживания экспорта военных товаров (Defence Export Services Organisation, DESO), с 1966 г. входившую в структуру Министерство обороны. Революционное по своему характеру преобразование поначалу вызывало опасение руководителей военно-промышленных корпораций, опасавшихся разрыва сложившихся за десятилетия межправительственных и межведомственных взаимодействий (минобороны Великобритании — минобороны страны-заказчика), однако четкое закрепление параметров взаимодействия с минобороны на основе подписания специального соглашения (Service Level Agreement, SLA) в целом позволило избежать негативных последствий. Примечательно и включение в компетенцию нового подразделения вопросов поддержки и продвижения на внешние рынки не только военной продукции, но и продукции, связанной с обеспечением безопасности в самом широком контексте[16].

Особый акцент в своей деятельности агентство делает на клиентоориентированный подход (UKTI Commitment to customers), постоянный аудит и мониторинг своей деятельности. По этим признакам UKTI все больше приближается к сервисной компании, порывая с традициями государственной бюрократии.

По схожей модели с UKTI работает ряд агентств других стран, например, Швейцарское агентство по продвижению торговли и инвестиций (OSCE). Оно имеет 18 подразделений — Швейцарских центров содействия бизнесу (Swiss Business Hubs) по всему миру, таким образом помогая швейцарским компаниям выходить на международные рынки и одновременно привлекая иностранные предприятия в страну. При тесном взаимодействии с партнерами из сферы частного бизнеса и сетью кантональных организаций по содействию экономике осуществляется поддержка предприятий на разных этапах инвестирования — от установления контактов с региональными и кантональными инвесторганизациями до установления партнерских отношений со швейцарскими компаниями[17].

Примечательна усиливающаяся конкуренция между регионами за привлечение иностранных инвестиций и продвижение своей продукции. Например, в Швейцарии у каждого из 26 кантонов есть свои собственные кантональные агентства по экономическому развитию и привлечению инвестиций. Они предоставляют информацию о преимуществах осуществления капиталовложений в их кантоне, налаживают контакты с заинтересованными инвесторами, подготавливают конкретные предложения для инвесторов, оказывают инвесторам поддержку на местах через региональные агентства и муниципальные власти. Между ними идет жесткая конкуренция — у всех кантонов свое законодательство, разные условия по налогообложению компаний, разные квоты на жилую недвижимость, условия аренды коммерческой недвижимости. Все эти агентства финансируются государством, и консультационные услуги их сотрудников для клиента бесплатны.

В последнее время для увеличения эффективности привлечения инвестиций кантоны объединяются, образуя группы кантонов. Существует так называемая Greater Geneva Bern Area, включающая шесть кантонов, а также Greater Zurich Area, включающая семь кантонов и два города, и Basel Area, включающая три кантона. При этом Швейцарское агентство по продвижению торговли и инвестиций и кантональные агентства по продвижению инвестиций взаимодействуют как партнеры. OSEC представляет интересы Швейцарии в целом, будучи связующим звеном между кантонами и внешним миром.

Ряд стран, например, Чехия, разделили функции по продвижению экспорта и привлечению иностранных инвестиций между несколькими ведомствами. ЧехТрейд (CzechTrade) занимается развитием чешского экспорта, ЧехИнвест (CzechInvest) — привлечением иностранных инвестиций в страну, а ЧехТуризм (CzechTourism) — стимулирует развитие въездного туризма[18].

Эффективность работы агентств по продвижению экспорта

При том, что первое агентство по продвижению экспорта (export promotion agency, EPA), существующее и по сей день, было создано в 1919 г. в Финляндии, к 1960 г. они стали весьма распространенным механизмом по развитию экспорта и сокращению торговых дефицитов, действующих под эгидой Центра ЮНКТАД/ГАТТ (ныне — ВТО) по международной торговле . К началу 1990-х гг. эффективность их работы стала подвергаться сомнению.

Услуги, предлагаемые агентствами по продвижению экспорта условно можно разделить на 4 основные группы:

1) построение имиджа страны (реклама, промоакции, но также лоббирование);

2) услуги по поддержке экспорта (экспортные тренинги, техническое содействие, включая соответствие стандартам, информацию о торговом финансировании, логистике, таможенных платежах, упаковке, ценообразованию);

3) маркетинг (организация торговых выставок, делегаций экспортеров/импортеров, сопровождение сделок при участии загранучреждений);

4) маркетинговые исследования и публикации (общая информация, отраслевые исследования, информация по конкретным компаниям, публикации о лучших экспортерах, электронные базы данных экспортеров/импортеров).

Экономическое обоснование государственного вмешательства в процесс продвижения и содействия экспортным поставкам частных экономическим операторов связано с ассиметричной информацией и другими провалами рынка. Дело в том, что частные компании сами по себе не заинтересованы в получении и распространении такой информации о деловых возможностях на зарубежных рынках, которой могут воспользоваться их конкуренты, даже если они представляют ту же страну. В схожем положении оказывают и экспортеры, впервые выходящие на внешние рынки, осуществляющие зачастую мощные инвестиционные вливания на налаживание контактов и создание экспортной инфраструктуры, которой в дальнейшем могут воспользоваться их конкуренты. Это обусловливает необходимость использования системы государственного страхования экспортных кредитов. Государство как бы подталкивает свои компании к завоеванию внешних рынков.

Существуют различные формы организации внешнеторговых агентств и различный уровень их компетенций. Из более 100 агентств, имеющихся в реестре Центра ЮНКТАД/ВТО по международной торговле, лишь около 10% являются частными, 5% — софинансируются государством и частным сектором. 62% агентств имеют автономный статус под эгидой министерства, администрации президента или правительства. 23% агентств функционируют как структурные подразделения министерств, а сотрудники их состоят на государственной службе. Из 73 агентств имеющих исполнительный совет, 53% имеют более половины мест, закрепленных за представителями частного сектора. Также 80% агентств имеют доминирующее положение в стране.

Анализ показывает, что, как правило, наиболее эффективно функционируют такие агентства, в исполнительных (наблюдательных) советах которых значительная доля мест принадлежит бизнесу, при том что финансируются они преимущественно за счет государственных средств. Более эффективны крупные внешнеторговые агентства, занимающие монопольное или квазимонопольное положение в государстве-экспортере[19].

Основная цель 60% внешнеторговых агентств — это стимулирование экспорта, вне зависимости от отрасли или размера компании. Около 18% агентств заявляют о поддержке только нетрадиционного (т.е. высокотехнологичного) экспорта, а еще около 20% имеют другие отраслевые и структурные приоритеты.

В среднем бюджет агентств по продвижению экспорта составляет 0,11% от стоимости экспортируемых страной товаров и услуг, при этом в Латинской Америке данный показатель наивысший (около 0,17% стоимости экспорта), далее следуют страны ЦВЕ и Азии (0,12% экспорта); затем страны Ближнего Востока и Северной Африки, а также страны Тропической Африки. Наименьшие бюджеты (соответственно, наибольшую эффективность) имеют внешнеторговые агентства стран членов ОЭСР с показателями 0,09-0,10% от стоимости экспорта.

Доходная часть бюджета 52% внешнеторговых агентств более чем на 75% формируется за счет государственных средств; лишь 2% агентств имеют более 75% финансирования из частных источников. 3% агентств более 75% бюджета формируют за счет взимания платы за оказываемые услуги, а 2% — за счет средств двусторонних и многосторонних доноров. Таким образом, государственное финансирование остается доминирующей формой обеспечения деятельности агентств по стимулированию экспорта.

Расходная часть бюджета идет преимущественно на финансирование маркетинговых мероприятий и исследований рынка. В странах ОЭСР 75% агентств тратят на мероприятия, не связанные с продвижением экспорта, менее 10%, в то время как в странах Тропической Африки на эти цели тратится 10-25%. Подавляющая часть расходов идет на поддержку малого и среднего бизнеса, при этом лидируют, как правило, компании, долгое время экспортирующие свою продукцию.

Что касается сети зарубежных представительств, то 41% агентств имеют офисы за рубежом (22% агентств в странах Тропической Африки, 33% — в странах Ближнего Востока и Северной Африки, 47% — в ЦВЕ и Азии, 67% — в странах ОЭСР). В большинстве регионов мира лишь малая часть бюджета тратится на содержание сети зарубежных представительств, за исключением стран ОЭСР, где на эти цели идет 39% всех расходов[20].

* * *

Таким образом, при сохранении и некотором изменении роли институтов микроэкономической дипломатии в структуре МИД, полномочия и функции специализированных автономных агентств по торговле и инвестициям становятся более обширными, сохраняется преимущественно государственный характер финансирования их деятельности при увеличении участия частного сектора в органах их управления.


ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Зачастую происходит подмена понятий и под микроэкономической дипломатией ошибочно подразумевается двусторонняя дипломатия. Подробнее см. Каррон де ла Каррьер Г. Экономическая дипломатия: дипломат и рынок / МГИМО (У) МИД России. — М.: РОССПЭН, 2003. — 295 с.
  2. Не путать с торговой дипломатией (от англ. tradediplomacy), которая охватывает как микро-, так и макроуровень, но занимается исключительно вопросами торговой политики, под которой понимается политика государств и межгосударственных объединений, которая определяет, прямо или косвенно, условия доступа обращающихся в международной торговле товаров и услуг на внутренние рынки этих государств и межгосударственных объединений, а также обеспечивает доступ производимых ими товаров и услуг на внешние рынки. Подробнее см. 1) Основы торговой политики и правила ВТО. — М.: Международные отношения, 2005. — 448 с; 2) Бабин Э.П., Исаченко Т.М. Внешнеэкономическая политика: учеб.пособие. — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2006. — 463 с.
  3. Woolcock, S. and Bayne N. (2007), The New Economic Diplomacy: Decision-Making and Negotiating in International Economic Relations (G8 & Global Governance Series), Second Edition, Ashgate, UK.
  4. Булатов А.С. Защита интересов российских инвесторов за рубежом и национальные интересы России // Внешнеэкономический бюллетень. — 2002. — № 7. — С.27-31.
  5. Дегтерев Д.А., Мусаев Д.У. Дипломат, а также «экономист, коммивояжер, рекламный агент» // Международная жизнь. — 2009. — №2-3. Режим доступа — http://www.mid.ru/mg.nsf/ab07679503c75b73c325747f004d0dc2/4e9db2b3b31e253fc3257593002bb468?OpenDocument
  6. Potter, E.H. (2004), ‘Branding Canada: The Renaissance of Canada’s Commercial Diplomacy’, International Studies Perspectives, № 5, pp.55-60.
  7. Lee, D. (2004), ‘The Growing Influence of Business in U.K.Diplomacy’, International Studies Perspectives, № 5, pp.50-54.
  8. Rose A. The foreign service and foreign trade: embassies as export promotion. World Economy, 2007, 30 (1). 22-38 pp.
  9. Гравитационные модели описывают экономическое взаимодействие между пространственными объектами. В рамках моделей предполагается, что величина взаимодействия (интенсивность торговых потоков) пропорциональна произведению показателей значимости объектов (объема ВВП, численности населения) и обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними. Подробнее см. Anderson, James and Eric van Wincoop (2003) “Gravity with Gravitas: A Solution to the Border Puzzle” American Economic Review, 170-192.
  10. http://www.diplomatie.gouv.fr/fr/ministere_817/missions-organisation_823/structure-administration-centrale_808/direction-generale-mondialisation-du-developpement-partenariats_72692.html — официальная веб-страница Генеральной дирекции по глобализации, развитию и партнерствам МИД Франции.
  11. Денисов А.И. Бизнес стал понимать: обходить посольства — не в его интересах // Международная жизнь. — 2004. — № 6. — С.22-26.
  12. См. 1) Lee, D. (2004), ‘The Growing Influence of Business in U.K.Diplomacy’, International Studies Perspectives, № 5, pp.50-54.; 2) Махров А.В. Государственная поддержка национальных производителей и экспортеров по законодательству Великобритании // Внешнеэкономический бюллетень. — 2001. — № 11. — С.12-16.; 3) Спартак А.Н. России необходимо Федеральное агентство развития внешней торговли (поддержки экспорта) // Внешнеэкономический бюллетень. — 2005. — № 3. — С.28-38.
  13. http://www.youtube.com/watch?v=5DYeH5JWo74&feature=player_embedded#at=22 — It’s Everyone’s business. UKTIWeb.
  14. http://www.ukti.gov.uk — официальный портал UK Trade & Invest
  15. Дегтерев Д.А. Экономическая дипломатия: экономика, политика, право. — М.: Навона, 2010. — 176 с.
  16. Белоусов С. О системе государственного регулирования экспорта военных товаров (услуг) Великобритании // Мировая экономика и международные отношения, 2009. — № 6. — С.92-98.
  17. Долмов С. Швейцария зовет россиян // Эксперт, «Обзоры стран» № 1 (48), 24.01.2011. Режим доступа — http://expert.ru/countries/2011/01/shvejtsariya-zovet-rossiyan/.
  18. http://www.czechtrade.cz/ — официальный портал Чехтрейд, http://www.czechinvest.org — официальный портал Чехинвест, http://www.czechtourism.cz/ — официальный портал Чехтуризм.
  19. http://www.intracen.org/trade-support/tsi-directory/ — перечень организаций по развитию торговли Центра ЮНКТАД/ВТО по международной торговле.
  20. Lederman D., Olarreaga M., Payton L. Export promotion agencies: Do they work // Journal of Development Economics, 91 (2010). 257-265 pp.
  21. См. там же.