«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3(18), 2011

Внешнеэкономические связи России

Экономические интересы России и Ирана в регионе

Н.М.Мамедова,  к.э.н., доцент

В статье раскрываются экономические интересы России и Ирана на Среднем Востоке

Ключевые слова: экономические интересы, Россия, Иран, Средний Восток

N.Mamedova. Economic Interests of Russia and Iran in the Region

The article focuses on economic interests of Russia and Iran in the Middle East

Key words: economic interests, Russia, Iran, Middle East

Хотя интересы России в отношении стран Центральной Азии, Закавказья, Ирана и других стран Среднего Востока, как и во времена российской империи и советского периода, продиктованы, прежде всего, геополитическими интересами, экономические интересы играют также важную роль. Эта роль повышается в последнее время — в связи с тем, что в период глобализации некоторые из экономических аспектов оказываются непосредственно связанными с геополитическими интересами. Наиболее наглядно это проявляется в проектах по развитию транспортной и энергетической инфраструктуры. А такая проблема как борьба с наркотрафиком затрагивает широкий аспект интересов, включая геополитические, экономические, проблемы безопасности.

По большему кругу проблем геополитические интересы России и Ирана друг другу не противоречат, часто совпадают. Главная из геополитических задач — стабильность в регионе — приобрела характер общенациональной как в Иране, так и в России и связана с предотвращением сепаратизма и распада наших стран по национальным и конфессиональным причинам. И Россия и Иран против присутствия военных сил третьих стран регионе и на Каспийском море. Но как соотносятся экономические интересы России и Ирана в регионе, чего в них больше- совпадений или противоречий?

Для России укрепление своего экономического потенциала в регионе продиктовано необходимостью восстановления сложившихся ранее производственных связей, отвечает интересам стран региона, внешняя торговля которых, несмотря на разный уровень политических отношений с Россией, ориентирована на Россию.

Внутрирегиональные связи как в Центральной Азии, так и на Кавказе, чрезвычайно слабы. Если в советский период это объяснялось их ориентированностью на общесоветский производственный комплекс, то в настоящее время –однотипностью экономик, их аграрно-сырьевой направленностью. И это обстоятельство повысило шансы для появления в регионе новых экономических лидеров. Это- страны ЕС, Китай, Турция и Иран. Еще в середине 2000-х годов иранское руководство утвердило перспективный план развития страны (до 2025г.), который был подписан лидером страны- рахбаром Али Хаменеи, что придало ему характер обязательного закона как государственного и как религиозного. В этом плане была поставлена задача — стать региональным лидером, значительно повысив свой экономический потенциал («занять первое место в сфере экономики, науки и технологий, опираясь на динамичный рост, повышение дохода на душу населения и обеспечение полной занятости»), что должно обеспечить реализацию такой стратегической цели как расширение исламского влияния[1].Оказавшись в сложной экономической ситуации под влиянием мирового кризиса, и главным образом, в результате санкций 2010г., рахбар страны объявил 2011/12г. годом экономического джихада.

Для России, помимо восстановления старых производственных связей, наиболее перспективным с точки зрения экономических интересов является рынок стран региона, как условие для собственной модернизации, условие для развития высокотехнологических производств. Россия и в настоящее время является поставщиком в регион не сырья, а промышленных товаров, но в будущем может стать активным участником вторичной индустриализации. Как это сопоставимо с интересами Ирана? С одной стороны, Иран также заинтересован в региональном рынке для сбыта своей промышленной продукции, и в этом отношении он является конкурентом России. Но, с другой стороны, сама структура российских и иранских потребностей в региональном рынке иная. Иран сейчас и в ближайшей перспективе в большей степени заинтересован в сбыте своих потребительских товаров, а Россия- оборудования и полуфабрикатов для промышленности. Для Ирана большим, чем Россия, конкурентом на региональном рынке потребительских товаров является Турция и, конечно, Китай, который значительно потеснил уже позиции Турции на таких традиционных для нее направлениях, как текстильная и обувная продукция. Иран, в свою очередь переживающий стадию вторичной индустриализации, сам для России представляет один из наиболее перспективных рынков, особенно если учесть его больший, по сравнению с большинством стран региона, уровень экономического развития и кредитоспособность. Однако велика вероятность, что уже вскоре Иран может стать конкурентом России на рынках товаров с высокой добавленной стоимостью. У Ирана есть денежные средства, опыт в таких отраслях как металлургия, нефтехимия, фармакология, ирригация, за последние несколько лет в несколько раз увеличилось число выпускников вузов самых разных специальностей. Иран в последние годы добился, несмотря на санкции, а возможно и благодаря им, серьезных успехов в промышленном развитии, в т.ч. в области высоких технологий, тяжелой и космической промышленности[2].

Главным средством повышения экономического лидерства в регионе перспективный план провозгласил освоение новых технологий. Поэтому в условиях давления со стороны ЕС и США, он крайне заинтересован в совместном сотрудничестве с Россией или любой из стран Европы для продвижения на региональный рынок своих освоенных технологий и подготовленных кадров.

Экономический интерес для России и Ирана могут представить природные ресурсы Центральной Азии и Кавказа. Здесь сосредоточено до 4% мировых запасов нефти (Казахстан, Азербайджан), почти 7% мировых запасов газа. Если для России и Ирана наличие этих запасов неоднозначно для проведения их энергетической политики, то достаточно прямолинейна заинтересованность в других ресурсах, как например уран (если Россия располагает 11,4% общих запасов урана, то Казахстан- 17,3%, Узбекистан-2%)[3]. Казахстан богат запасами железной руды, страны Центральной Азии- цветными и драгоценными металлами, которые представляют особый интерес для Ирана из-за перспективы усиления внешней изоляции и для пополнения золотого запаса страны.

Использование запасов газа тесно связано с маршрутами газопроводов, и это является зоной российско-иранских противоречий. Нельзя не согласится с Аббасом Малеки, что «в настоящее время практически все общие направления политики в Центральной Азии и на Кавказе» вырабатываются при консультации с руководством нефтегазовых компаний»[4]. Тоже можно отнести и ко всему региону в целом, примером чему может служить позиция Турции. В самом Иране позиции России на газовом рынке Ирана невелики, но переговоры о создании совместной компании с целью реализации проектов в Иране, России или странах региона, не очень пока успешно, но ведутся. Примером согласованных действий по прокладке маршрутов может служить построенный в 2008г. газопровод в Армению. Более спорной является ситуация со строительством новой линии газопровода в Турцию (так называемый Персидский газопровод), который осложнил наши переговоры с Турцией по условиям прохождения Южного потока. При этом объективно оправдана заинтересованность Ирана в увеличении своего газового экспорта, в т.ч. через Турцию, на европейский рынок, тем более что практически не идут поставки газа в Пакистан(через построенный Ираном до границы с Пакистаном газопровод). Конечно, санкции США, а теперь и ЕС, будет влиять на схемы обмена энергоресурсами с участием Ирана. Это сузит возможности Ирана участвовать в экспортных проектах, но это, как можно с высокой степенью вероятности прогнозировать, ослабит и возможные рычаги влияния на него со стороны других участников совместных проектов. Также как выход из Ирана крупнейших российских компаний, фактическое отсутствие в настоящее время экономически выгодных совместных проектов, значительно снизили возможности и политического влияния России. Более дальновидным было бы усиление заинтересованности Ирана в энергетических региональных проектах, тем более, что после окончания мирового кризиса и роста спроса на газ вопросы выборов маршрутов вывода газа на мировые рынки приобретут особую актуальность, в т.ч. для стран Европы (особенно, если учесть, что значительная часть российских поставок обеспечивается за счет покупаемого Газпромом газа).

Фактором, более сближающим региональные экономические интересы Ирана и России, является их участие в электроэнергетических проектах, особенно в электрораспределительных системах. Так как этот аспект экономической деятельности не попадает под санкционный режим, он может оказаться весьма перспективным. Россия и Иран участвуют в строительстве электростанций в регионе (например, в Таджикистане). Электросеть Ирана уже соединена с электросетями Турции, Азербайджана, Армении, Туркменистана, Афганистана. Происходит обмен электроэнергией между странами в зависимости от времени года. Можно ожидать выхода на иранский электроэнергетический рынок и некоторых западных компаний через российские компании.

Конечно, наиболее актуальным и отвечающим интересам обеих стран остаются в настоящее время проблемы создания единой региональной транспортной сети. К сожалению, до сих пор не завершен проект МТК «Север-Юг». Тем не менее, он реализуется, к нему подключаются новые маршруты, в том числе за счет активной деятельности Ирана в Афганистане. Строительство Ираном первой в Афганистане железной дороги, новой шоссейной дороги до Герата, запланированное новым пятилетним планом ИРИ широкомасштабное строительство новых железных дорог в самом Иране, способно значительно увеличить экономическую привлекательность государств центральной Евразии, получающих выход к мировым рынкам. В феврале 2011г. в Тегеране подписано трехстороннее соглашение (между Ираном, Азербайджаном и Россией) об ускорении реализации проекта МТК «Север- Юг»- в отношении строительства с участием ОАО РЖД железной дороги Казвин-Решт-Астара. Задержка со строительством была связана не только с финансовыми вопросами. Эта дорога затрагивает интересы Армении, так как сделает нерентабельной проектируемую дорогу из Ирана в Армению.

Безусловным является совпадение интересов по предотвращению распространения афганских наркотиков (на Иран в настоящее время приходится до 40% афганского наркотрафика), в этой области налажены контакты, в т.ч. в рамках ШОС.

Нельзя не сказать и о том, что для России и Ирана регион интересен с точки зрения возможностей развития их мелкого и среднего бизнеса (в производстве и сфере услуг), учитывая, что доля частного сектора в ВВП стран региона постоянно растет. В таких странах как Азербайджан, Армения, Грузия, Киргизия, Турция она превысила 75%, в Казахстане приблизилась к этому уровню- 65%, и лишь в Туркмении и Узбекистане достаточно сильны позиции государственных компаний [5].

Таким образом, экономические интересы России и Ирана в регионе в целом совпадают. Наиболее разъединяющим фактором является санкционная политика в отношении Ирана, т.к. противопоставление ей грозит России, экономически ориентированной на Запад, значительными экономическими потерями, увеличивает для России как политические, так и экономические риски.


1. Роль и место Ирана в регионе. Колл. монография. М.2007. С.187-188.

2. Akbar E. Torbat. Industrialization and Dependency: the Case of Iran. www.ecosecretariat.org. September 27, 2010

3. www.mineral.ru./Facts/stat.

4. ж. «Аму-Дарья», 2010,№35-36.

5. Экономика стран ближнего зарубежья. Под ред. А.С. Булатова. М. Магистр. 2011. С.21.