«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№4(19), 2011

Научная студенческая конференция «Международное движение капитала и участие в нем стран и регионов мира»

Хеджевые фонды

Бохер С., 2 курс МЭО

В статье раскрывается сущность хеджевых фондов, их структура, а также разрушается стереотип о независимости хеджевых фондов от общего рынка и низкой степени риска, которую фонды обеспечивают.

Ключевые слова: хеджевые фонды, офшорные зоны

S.Bokher. Hedge Funds

The article covers the subject of hedge funds, their structure and casts doubt on hedge funds’ independence of the global market and their low degree of risk.

Key words: hedge funds, offshore zones

На сегодняшний день в мире существует множество способов заработать деньги при помощи спекулятивных операций. Однако люди или организаций, имеющие довольно крупные капиталы, вероятнее всего отдают предпочтение доверительному управлению и ищут возможность сэкономить, заработать больше и минимизировать степень неопределенности, которая окутывает абсолютно все экономические процессы. Чаще всего выбор падает на хеджевые фонды.

Так что же такое хедж-фонд, и какие преимущества он имеет перед остальными инвестиционными фондами? Прежде всего, хеджевый фонд — это частный, не ограниченный нормативным регулированием, либо подверженный более слабому регулированию инвестиционный фонд, недоступный широкому кругу лиц и управляемый профессиональным инвестиционным управляющим.

В качестве инвесторов выступают как физические, так и юридические лица, однако на 61% они финансируются из институциональных источников. В фонде есть управляющий и, инвесторы, которые полностью доверяют свой капитал хеджеру. Обычно инвестиционный управляющий имеет большой опыт реализации инвестиционных проектов и может предсказывать ключевые финансовые события.

В чем же, на наш взгляд, состоят преимущества хеджевых фондов?

Прежде всего, это свобода в выборе инвестиционного стиля. Фонд свободен в выборе тех стратегий, которые могут дать наилучший результат в текущих обстоятельствах. Так, например, одновременная торговля на различных рынках зачастую приносит достаточно высокие доходы, позволяя извлекать выгоду из разницы цен по одним и тем же активам. Помимо этого, проблема создания диверсифицированного портфеля, являющаяся практически неразрешимой для основного числа инвесторов, очень легко решается в рамках хедж-фонда. Наконец, инвесторы получают возможность объединить свои активы в единый пул, с огромным капиталом, который позволяет существенно снизить риски. Это один из примеров диверсификации рисков.

Однако на практике хедж фонды имеют свои недостатки. Во-первых, это ограниченный круг лиц и высокий уровень стартовых инвестиций. Например, в США для того чтобы вступить в хедж фонд, физическому лицу необходимо предоставить 5 млн. долларов, а юридическому — 25 млн. долл., что накладывает значительные ограничения на их деятельность. Тем не менее, выход всегда находят. И, как не трудно догадаться, выход — это офшорные зоны, особенно Каймановы острова, Виргинские острова, Люксембург, Бермуды.

Во-вторых, деятельность фондов обычно слабо регулируется законодательством. Первые хедж фонды появились еще в США в 1940-х гг., когда впервые начали страховать открытые длинные позиции короткими. С начала 1990-х имел место бурный рост числа хедж-фондов, который был остановлен банкротством самого крупного на тот момент хеджевого фонда Long-Term Capital Management (LTCM). Это было шоком для всего мира, потому что данных фондом управляли Роберт Мертон и Майрон Шоулз, имеющие дипломы МИТ, нобелевские премии за исследования в области хеджирования и высокий авторитет на Уолл-Стрит. После банкротства LTCM доверие ко всем такого рода фондам резко упало: люди поняли, что даже гении могут совершить ошибку.

Интерес к хедж-фондам опять начал расти только в середине 2000-х гг., вплоть до нового мирового финансового кризиса, не обошедшего стороной и хедж фонды. Их количество резко уменьшилось. Что же послужило тому причиной?

Известные американские миллиардеры, хеджеры и аналитики, Джеймс Симонс и Джордж Сорос нашли, кого обвинить в этом. Симонс считает, что во всем виноваты рейтинговые агентства. Для них выгодно завышать рейтинг компаниям или финасовым инструментам, так как часто им за это платят. Это притупило бдительность инвесторов, которые вложили деньги. А когда случился кризис, компании с завышенным рейтингом просто обанкротились, а хедж фонды понесли миллиардные убытки.

Джордж Сорос рассматривает проблему еще шире: по его мнению, все бремя ответственности падает на несовершенство нынешней финансовой систему.

Кроме того, количество хедж фондов уменьшилось вследствие еще одного явления. Управляющие фондами всегда привлекали инвесторов низкой степенью риска и высокой доходностью. Например, когда после испуга 2000 года NASDAQ потерял 70% стоимости, а весь рынок 30%, хедж фонды приносили стабильный доход в размере 15–20%.

Доверительные управляющие говорили клиентам: смотрите, мы можем формировать ваш портфель так, что вам неважно, падает рынок или растет. Мы, говорили они, можем убрать рыночный риск, построить инвестиционную стратегию, нейтральную к рынку, которая пусть и немного, но зарабатывает всегда. И это отсутствие корреляции портфеля с рынком в целом в условиях низких процентных ставок всех привлекало.

Сначала, конечно, все сомневались — как и во всем новом. А прошел год, полтора, люди смотрят: ну ведь работает, могут же? Значит, в этом что-то есть. И вот тогда, в 2002–2006 годах в отрасль и поступило большинство новых денег. Если в 2000 году всех хедж фондов было где-то 400, то в 2007 году — уже 14 тыс. Да, 2 трлн. долл. средств инвесторов в хедж фондах — кажется, это не очень много по сравнению с 50 трлн. в мировой системе доверительного управления. Но хедж фонды, в отличие от всех остальных, могли привлечь на эти 2 трлн. десятки триллионов заемных средств, что резко повысило их влияние на рынки капиталов.

Конечно, пара сотен гениальных трейдеров во всем мире могут построить фонды, постоянно генерирующие доход. Но для этого необходимы деривативы от надежных финансовых институтов для страхования рисков, активы, постоянно движущиеся против рынка, и относительно небольшой объем таких стратегий по отношению к рынку в целом. Но к 2008 году хедж фонды и стали рынком. А потом случился такой кризис, когда все активы стали себя вести одинаково плохо, то есть корреляция стала почти 100-процентная, никаких защит не осталось — ни географических, ни по классам активов. А банки и страховые компании, эмитирующие деривативы, то есть страховку от рынка, практически обанкротились. И все эти пресловутые нейтральные стратегии на 85% оказались коррелируемыми с рынком. И все самые совершенные инвестиционные модели обманули ожидания инвесторов.

На сегодняшний день хедж фонды не восстановили свою репутацию. Трейдеры считают нынешнюю ситуацию на рынке аналогичной тому, что происходило в 2008 году, однако теперь у инвесторов нет уверенности, что мировые регуляторы примут меры, чтобы успокоить рынки.

По данным Hedge Fund Research, в сентябре 2011 активы хеджевых фондов снизились в среднем на 2,8%, в третьем квартале — на 5,5%. Стратегии фондов, фокусирующихся на рынках акций, оказались безуспешными, активы этих фондов за девять месяцев 2011 года сократились на 8,7%, что соответствует динамике индекса Standard & Poor’s 500. В сентябре лишь две стратегии хедж фондов из 18, отслеживаемых Hedge Fund Research, оказались прибыльными.

Таким образом, мы можем заключить, что, несмотря на все преимущества: низкий уровень риска, высокую доходность и т. д., хеджевые фонды не смогли пережить кризис. На сегодня перспективы выглядят мрачно и проблема остается открытой. Нельзя с уверенностью сказать, что произойдет в дальнейшем с хеджевыми фондами.