«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(24), 2013

Социальная сфера

Особенности социальной политики Ирана в период исламской государственности

Н.Мамедова, к.э.н.,доцент

В статье рассматриваются различные аспекты социальной политики, проводимой в Иране после установления исламской формы правления. При этом новый режим, учитывая опыт шахского режима, провозгласил своей основной целью поддержку «обездоленных», более широкое участие населения в экономических программах и в процессе приватизации, используя выпуск акций участия и акций справедливости. Однако тенденция к росту неравенства населения сохраняется. Более значительных успехов исламскому режиму удалось добиться в области образования. Ужесточение санкций против Ирана значительно ухудшило экономическое положение. В этих условиях особенно возрастает значимость социальной политики, чтобы сохранить доверие населения к исламской форме правления

Ключевые слова: Иран, социальная политика, принципы исламской правовой системы, акции участия, субсидии, исламские фонды

N.Mamedova. Specificities of Iranian Social Policy in the Period of Islamic Governance

This article examines various aspects of the social welfare policies implemented in Iran after the Islamic Revolution. The new, Islamic form of government, reacting to conditions under the Shah’s regime, declared its primary goal to be support for the “disenfranchised” and the expansion of benefits from economic programs and privatizations to a wider segment of the population through the issuance of so-called “participation papers” and “justice shares.” Yet despite these efforts and the Islamic regime’s significant accomplishments in the field of education, a trend toward inequality among the population remains, as increasingly harsh sanctions have worsened the economic situation in the country. These difficult conditions only elevate the importance of social policy in preserving the public’s confidence in an Islamic form of governance

Key words: Islamic Republic of Iran, social policy, the principles of the Islamic legal system, participations papers, subsidies, Islamic foundations

Социальная политика государства, как и социальное развитие общества, тесно связаны с динамикой и направлениями экономического развития. Но эта взаимосвязь не прямолинейна, и расхождение между этими двумя основными сторонами процесса социально-экономического развития особенно остро проявляются в периоды социально-экономических преобразований, в периоды смены страной социально-экономических моделей развития. Наглядным примером такого противоречия между экономическим ростом и социальным состоянием общества стала «белая революция» в Иране, сменившаяся «исламской революцией». Шахская социально-экономическая модель, сформированная на основе реформ 1960-70х годов, обеспечила Ирану в течение десятилетия (с середины 60-х до середины 70-х годов) одни из самых высоких темпов экономического роста в мире — свыше 10%. Однако эта модель потерпела крах, главным образом, из-за того, что не был найден нужный баланс в отношениях между богатевшим за счет валютных доходов от нефти государством и обществом. В целом объем ВВП на душу населения вырос (за десять лет, с 1966/67г. по 1976/77г.) в 3,8 раза[1], однако стало быстро расти и расслоение общества. Накануне революции коэффициент Джини, показывающий уровень равномерности или справедливости распределения доходов, составлял 0,514[2]. Это, конечно, не столь критично, как было в других соседних с Ираном странах. Но понятие неравенства, как и бедности, помимо объективного измерения, всегда имеет и субъективное измерение. Понятие субъективного неравенства включает разные аспекты — от экономических до культурных. Это и разница в бытовых условиях, особенно, в быте европеизированной прослойки населения и традиционных слоев, не получивших практически ничего от нефтяных денег, разница в доступе к здравоохранению, образованию, к возможности более широкого использования крупными национальными меньшинствами родного языка. Особенное недовольство вызывало распространение проституции, алкоголя, засилье иностранного влияния не только в экономике, но и в культуре, пренебрежение к традиционным ценностям, в том числе к религиозным. Повышение жизненного уровня городского населения имело громадный демонстративный эффект для жителей деревень, особенно для тех, кто не получил в результате аграрной реформы землю в собственность, и стал особенно быстро пополнять ряды городской малоквалифицированной и часто сезонной рабочей силы в 70-е годы. По субъективной оценке неравенство в Иране уже к середине 70х годов стало весьма сильным, что отчетливо проявилось в повышении уровня социальной напряженности, а с 1978г.- в открытом противостоянии с шахским режимом не только традиционных слоев, но и большей части иранского общества.

При этом, нельзя сказать, что в области социальной политики шахским режимом ничего не делалось, наоборот, был проведен комплекс социальных реформ. Сама концепция «белой революции», по замыслу шаха, предполагала, что все общество должно принимать участие в происходящем. Возможно, что это была попытка не только использовать опыт европейской социал-демократии, но и дать проводимым в стране реформам исламское обоснование. Ведь принцип соучастия- шаракят- это принцип, лежащий в основе всей исламской правовой системы. В период шахских реформ был принят вполне прогрессивный закон о труде, закон об участии рабочих в прибылях, закон о распределении части акций крупных государственных и частных предприятий среди их работников. Закон об участии рабочих в прибылях, который предусматривал обязательность для руководства компаний отчислять часть прибыли среди рабочих, был одним из первых в мировой практике. Многое было сделано для ликвидации неграмотности, повышения уровня образования, для приобщения женщин к участию в экономической и политической жизни. Когда в конце 70-х годов экономика в результате «вброса» в нее нефтяных денег была разбалансирована и возник дефицит товаров на внутреннем рынке, государство стало фиксировать цены на основные товары — тоже в интересах населения. Но хотя все экономические реформы проводились официально под лозунгом соучастия в них населения страны, и этот же принцип лежал в основе проводимой режимом социальной политики, фактически реального соучастия большинства населения в проводимых преобразованиях не произошло. Сформировавшийся на основе сращивания бюрократического, включая шахскую семью, и иностранного капитала узкий олигархический слой фактически перекрыл каналы для полноценного подключения к социально-экономическим и социально-политическим процессам широким слоям мелких и средних предпринимателей. В результате режим пал (в феврале 1979г.) не в результате заговора или внешнего вмешательства, а в результате массовых выступлений против режима, в т.ч. против его социальной политики.

Исламский режим сделал своей основной целью поддержку обездоленных (мостаззефин), т.е. тех, кто не смог стать соучастником экономических изменений, а также тех, кто субъективно чувствовал себя ущемленным проходившими в стране процессами. В новой Конституции, принятой в декабре 1979г., говорилось, что «целью исламского правления является рост человеческой личности в направлении божественного строя, а также раскрытие и расцвет способностей человека»[3], и что «исламское правление обязано обеспечить равные возможности для всех, занятость и удовлетворение потребностей человека для продолжения его развития».[4] Новое исламское руководство встало перед задачей: какова должна быть конкретная социальная политика, как она должна быть соотнесена с исламскими принципами справедливости?

В начальный период после исламской революции многие законы и организации, созданные при шахе и которые отвечали за социальную политику, были отменены и распущены. Но постепенно, по мере взросления исламского государства, оно стало использовать некоторые из тех направлений и институтов социальной политики шахского режима, которые не противоречили целям нового государства.

Практически по всех принятых после исламской революции пятилетних планах социально-экономического и культурного развития целью социальной политики признавалось (и признается) снижение уровня экономического неравенства путем справедливого распределения доходов. При этом само понятие справедливого распределения на разных этапах было разным. Так в первое десятилетие исламским принципом справедливости объяснялась национализация крупной собственности в пользу всей уммы, в настоящее время религиозный лидер страны объясняет необходимость приватизации также принципом справедливости, которое заключается в доступе к государственной собственности широких масс населения.

Социальная политика имеет много аспектов, рассмотрим некоторые из тех ее направлений, которые наиболее тесно связаны с исламским характером власти. Прежде всего, необходимо остановиться на общих показателях, характеризующих уровень жизни иранского населения и степень его расслоения. В 2010г. ВНД на душу населения составил по обменному курсу 4520 долл.(116 место в мире), по ППС (паритетам покупательной способности) — 11500 долл.(95 место).[5] Это — выше среднего по миру уровня. Индекс Джини в 2005 г. оценивался в 0,383, в 2006 г.- 0, 445 (2006), в 2008г. — 0,400.[6] Таким образом, уровня выше 0,45, который уже грозит социальными потрясениями, в настоящее время в Иране нет, но все-таки видна тенденция к некоторому повышению. С 1998 г. по 2005 г., хотя и незначительно, но изменились в лучшую сторону показатели бедности. Доля населения, живущего за чертой международного уровня в 1,25 долл. в день не изменилась и составляла менее 2%, но индекс глубины бедности этой группы населения уменьшился с 0,5 в 1998г. до 0,34 в 2005 г. Уменьшение с 1998 г. по 2005г. доли населения, живущего на доходы менее 2долл. в день (с 8,3% до 8%),[7] при сохранении одинакового индекса глубины бедности можно расценивать как повышение их доходов. В 2008 г. на самую низшую децилю населения пришлось 2,2% всех доходов, на вторую — 3,6%, третью — 4,7%. [8] Таким образом, на три низших группы пришлось лишь чуть более 10% доходов населения, а наибольшая его часть — 72% пришлась на четыре высших децили. Государственной политикой предусматривается оказание социальной поддержки именно трем низшим децилям населения, о чем говорится в тексте действующего пятилетнего плана (2010-2015 гг.) и Двадцатилетней программы социально-экономического развития (до 2025г.). В целях ликвидации бедности и неравенства руководство страны предприняло ряд мер.

Постоянно повышается уровень минимальной заработной платы, от которой ведутся начисления по социальным выплатам. Минимум заработной платы определяется ежегодно. С 2000/1 по 2010/11 г., по данным Центрального банка Ирана, она выросла более чем в 4,5 раза — с 57 до 303 долл. в месяц[9]. Эти показатели в целом корреспондируются с данными, приводимыми Всемирным банком в последнем отчете за 2013г. В нем указано, что реальная минимальная заработная плата (в ценах 2005 г.) выросла с 154 долл. в 2007 г. до 277 долл. в 2010 г. Четко прослеживается зависимость оплаты от стажа работы. В 2012 г. разница в оплате занятого после 10 лет работы в десять раз превышала зарплату работника, имевшего 1 год работы.[10] В ноябре 2012 г. приняты поправки в налоговое законодательство, согласно которым от выплаты подоходного налога освобождаются физические лица, занятые в частном и государственном, годовой доход которых не превышает 84 млн. риалов, или 6850 долл.[11]( 550-580 долл. в месяц).

Происходит качественное изменение жизни даже в самых низших децилях, особенно среди городского населения, имеющего одинаковый с высшими децилями доступ ко всем базовым коммунальным услугам. Этот низший слой населения более чем наполовину обеспечен всеми бытовыми электроприборами. Сельское население к 2010г. почти на 100% обеспечено качественной питьевой водой, электроэнергией, газом. Число пользователей интернетом в 2009-10гг.. по стране составило 11-13 на каждые 100 человек.[12] Компьютерами оснащены даже все сельские школы.

В целях воплощения принципа исламской справедливости реализуются разные программы по участию населения в различных экономических проектах. Каждое из правительств пытается внести свои формы привлечения населения к более активному участию в экономике. Наиболее наглядно это проявляется при проведении приватизации.

Как и в других странах, которые начинали осуществлять программы приватизации, в Иране в 90-е годы одной из форм приватизации стала продажа акций по сниженным ценам для своих работников. Но этот вид привлечения широких масс населения в экономику не получил сколько-нибудь значительного социального эффекта, т.к. на первоначальном этапе приватизации акции нередко скупались руководством компаний.

Для более широкого подключения населения к участию в экономической жизни была разработана программа по выпуску специальных акций, или так называемых «бумаг участия» (participation Papers)- оураге мошарекят. Их первый выпуск был проведен еще в 1994 г. Тегеранским муниципалитетом для модернизации фабрик и реконструкции шоссе Навваб.[13] В исламской финансовой правовой системе такого рода ценные бумаги относятся к категории «сукук», исламскому эквиваленту облигаций. Все поступления от «сукук» связаны с реальными активами или доходами от созданных активов, а не являются просто полученной прибылью в виде процентов. Действие этих первых акций, или облигаций, было рассчитано на 4 года, годовая прибыль гарантировалась на уровне 20%, реальный размер дивидендов составил 20,5%. Впоследствии акции стали выпускаться различными государственными компаниями и банками, оплата по ним гарантировалась Центральным банком за счет бюджетных средств, средств других банков, компаний, за счет местных бюджетов. Средства от реализации этих акций через Тегеранскую биржу или банки идут на строго определенные проекты, включая например, нефтехимию в 2011 г., когда часть заводов вынуждена была перейти из-за санкций на экспорт в Иран бензина на его выпуск на нефтехимических объектах. Наиболее известным является выпуск акций участия по программе Мехр, принесшая популярность Ахмадинежаду, который еще в первую предвыборную кампанию выступил с лозунгами справедливости («адалят»). Программа Мехр предусматривает строительство жилья для малоимущих, особенно в провинциях. Построенные дома и квартиры предоставляются в аренду сроком на 99 лет. Хотя меджлис сократил бюджетную поддержку этой программе, более половины выпуска акций участия в 2010/11г. по программе Мехр обеспечил Ипотечный банк — более чем на 6 млн.долл.[14]

Была также разработана программа, предусматривавшая соблюдение религиозного принципа справедливости при приватизации государственной собственности путем выпуска акций справедливости. Если акции, или бумаги участия, предполагали участие населения в финансировании различных проектов и в получении прибыли по результатам их выполнения, то целью выпуска акций справедливости являлось участие населения в приватизационном процессе в целом. Такие акции стали выпускаться после принятия руководством страны во второй половине 2000-х гг. (после смены реформаторских сил в руководстве страной неоконсерваторами) программы приватизации большей части государственной собственности. Были определены категории различных групп населения, получающих акции, и очередность распределения акций. Первая и самая многочисленная группа (более 7 млн.человек) получала акции на безвозмездной основе. К ней были отнесены семьи, потерявшие родных на войне с Ираком, имеющие доход ниже прожиточного уровня, инвалиды войны и семьи, не имеющие кормильца. Акции выпускал Фонд справедливости, в который передавалось 20-30% акционерного капитала приватизируемых предприятий. Предполагалось охватить этой программой до 24-25 млн. человек. Конечно, эффект от этих акций может быть значительно снижен в условиях санкций, но внимания заслуживает уже сама попытка придать процессу приватизации более справедливый характер.

Социальная политика, как и во всех странах, направлена в ИРИ на улучшение условий труда. Трудовое законодательство приведено в соответствие с требованиями МОТ. Но в нем больше внимания уделено доплатам на детей, за выслугу лет, организации ухода за маленькими детьми работников. Увольнение работников крайне затруднено, что зачастую тормозит процессы модернизации и приватизации, так как новый собственник сталкивается с проблемой сокращения избыточной рабочей силы. Затраты на обеспечение социальной безопасности работников составили в 2005-2010 гг. 30% от заработной платы, что сравнимо со многими европейскими странами.[15]

Одной из наиболее острых социальных проблем Ирана остается проблема безработицы, несмотря на принимаемые меры. Из 74-миллионного населения страны свыше 65%- это лица рабочих возрастов, а доля занятого населения не превышает 49%. При приблизительно одинаковом соотношении в трудоспособном населении мужчин и женщин(мужчин — 65%, женщин даже больше — 67%), доля занятых среди мужчин составляет 74%, а женщин — в 4 раза меньше, т.е. около 20%.[16] По данным Всемирного банка уровень безработных оставлял в 1990-92г. — 11,1%, а в 2007-2010г.- опустился лишь до 10,5%, при этом уровень безработицы среди мужчин составлял соответственно 9,5% и 9,1%, а среди женщин- 24,4% и 16,8%.[17] Он особенно велик среди молодежи от 15 до 24 лет: среди мужчин- 20%, среди женщин- 34%.[18] По неофициальным оценкам безработица достигает 40%. Но нужно отметить, что до 2009г. уровень безработицы стабильно снижался, но с 2009г., помимо кризиса, на экономическую ситуацию огромное влияние стали оказывать санкции. Многие предприятия, уменьшившие импорт комплектующих изделий, были вынуждены сокращать производство. Приостановлена реализация многих проектов. Практика в ИРИ в отношении безработных в целом аналогична другим странам.

В ИРИ широкое распространение получила практика субсидирования и производителей и потребителей. Практика субсидирования потребительских товаров, как говорилось выше, использовалась еще при шахе и подвергалась в тот период критике оппозиционного духовенства, тесно связанного с «базари» и синфами (организациями торговцев и ремесленников), на которые был возложен контроль за розничными ценами. Но после революции, особенно во время войны с Ираком, субсидирование цен было не только восстановлено, но и распространено на значительно больший большой круг товаров, чем в шахский период. После начала проведения в 90-е годы рыночных реформ система фактически тотального государственного ценообразования была разрушена. Тем не менее, поддержание цен на такие базовые товары и услуги, как хлеб, Электроэнергию, топливо, лекарства, коммунальные услуги и общественный транспорт продолжало дотироваться из бюджета. И эти выплаты в 2000-е годы продолжали расти, особенно после парламентских выборов 2004г., когда реформаторские силы были фактически вытеснены с порлитической арены. С 2003/4г. по 2007/8г. бюджетные выплаты на субсидии выросли в 1,7 раза, а доля бюджетных затрат на субсидирование соответственно увеличилась с 12,7% до 15,7%[19]. В настоящее время проводится, пожалуй, крупнейшая из экономических реформ в последние два десятилетия- сокращается субсидирование на эти базовые товары. Однако беспрецедентными являются и социальные выплаты малообеспеченному населению взамен потерь от повышения цен, так называемая адресная поддержка. Был создан специальный фонд за счет поступлений НДС с октября 2010г. на товары высшей ценовой категории. Помощь от него направляется, главным образом, малоимущим семьям (до 50% средств фонда), а также на поддержку производств, использовавших субсидированные ранее товары, т.е. на развитие промышленности, сельского хозяйства и транспорта (до 30%). Были введены упрощенные трансферты для любой семьи, которая подавала заявку на получение помощи. Желающими первой очереди оказались 19 миллионов семей, или почти 80% населения Ирана.[20] Эти социальные выплаты постепенно сокращаются, но, тем не менее, помогают именно низшим слоям населения адаптироваться к постепенному повышению цен.

Население Ирана охвачено системой социального страхования. Действует очень сложная и фрагментарная система пенсионного обеспечения, обеспечивающая пенсионерам довольно приличный уровень жизни. Минимальная пенсия равна минимальной заработной плате, или около 70% от средней зарплаты по стране. Действует несколько крупных пенсионных фондов (Организация социальной защиты[21], Организация социального обеспечения[22], Пенсионная организация государственных служащих[23]), кроме них, не менее 20 профессиональных пенсионных фондов. Последние принадлежат, главным образом, крупным предприятиям в области нефти, телекоммуникаций, транспорта, металлургии, финансов (в том числе Центральный Банк) и вооруженных сил. Социальная помощь оказывается и через фонды без взносов, это, прежде всего, исламские фонды, такие как через Комитет имама Хомейни, Фонд шахидов, Фонд 15 мордада, Фонд обездоленных. По разным оценкам, число только официально действующих в стране религиозных и общественных благотворительных фондов составляет около трех тысяч. Несколько десятков тысяч вакфов и других религиозных организаций занимаются благотворительной деятельностью. Для иранских условий такого рода помощь является типичным явлением. По оценкам отдельных международных и иранских экспертов различного рода субсидий иранская семья получает больше своего дохода от работы и от своей собственности. Отчеты о благотворительной деятельности Комитета имама Хомейни регулярно публикуются Статистическим центром Ирана. В марте 2007 г. этот фонд насчитывал 1357 отделений, которые оказывали регулярную и нерегулярную помощь малоимущим, а также в рамках проекта Шахид Раджаи для поддержки семей шахидов. Общая сумма выплат составила 9790,4 млрд. риалов (свыше 9 млрд.долл.), а все бюджетные расходы на социальные цели составили в этом же 2006/7г. 69959,1 млрд.риалов. Таким образом, только выплаты одного фонда-Комитета имама Хомейни составляли 14% общих государственных затрат на социальные нужды.[24]

Многие из социальных инициатив носят откровенно популистский характер, например, оплата расходов на свадьбы для молодежи, выдача единовременных пособий в связи с различными праздниками. Так, к празднованию нового года (новруза) в марте 2013 г. принято решение о создании специального Фонда новруза и выплате почти каждой семье 700-900 тысяч риалов (50-60 долл.)[25].

Бюджетные ассигнования на социальные выплаты с 2003/4 г. по 2007/8г. увеличились вдвое, а их доля общей сумме бюджетных расходов возросла с 12,7% в 2003/4 г. до 16,1% в 2007/8 г. (а в 2006/7 г., т.е. до начала действий санционного режима, 18,5%.[26]

Значительное место в социальной политике уделено образованию. Режим возвел необходимость получения образования в религиозную обязанность (согласно фетве Хомейни). В отношении взрослого населения была расширена начатая при шахе программа по борьбе с неграмотностью. Курсы по ликвидации неграмотности получили право на выдачу дипломов о среднем образовании, дававших возможность поступать в вузы. Расширена сеть вузов. Если согласно переписи 1966 г. число грамотных в общем населении страны составляло всего 28,7% (в т.ч. среди женщин — 17,4%), накануне исламской революции согласно переписи 1976г. — 47,5% (среди женщин — 35,5%), то уже в 1986 г. этот показатель вырос до 61,8%(среди женщин — 52,1%), в 1996 г. — до 79,5%, 2006 г.- до 84,6%. Показательно, что быстро стал сокращаться разрыв между общей и женской грамотностью. Уже согласно переписи 1996г. уровень грамотного женского населения поднялся до 74,2%, а в 2006 г. –до 80,3%, практически сравнявшись с общим показателем грамотности.[27] С 1976 г. по 2010 г. доля грамотного населения (с 15 лет и выше) увеличилась с 47,5 до 85%[28]. С 1995г. по 2010г. доля грамотности среди молодежи возросла с 77% до 99%.[29] В 2009-2010 гг. расходы на образование составили около 5% ВВП, и почти 20% всех бюджетных расходов. При этом нужно учитывать, что в результате демографических изменений, которые приближают Иран к европейским трендам, уменьшается постепенно доля населения школьных возрастов, а расходы на образование увеличиваются. Число учащихся в школах и колледжах в 2010г. превысило 13 млн., в вузах –свыше 4 млн., кроме того, полтора миллиона учатся в системе университета Азад (Свободном, или Открытом университете).[30]

Большое внимание уделяется вопросам здравоохранения. Продолжительность жизни увеличилась с 58 в 1979 г. до 70 лет для мужчин и до 73 лет для женщин к 2010 г.[31]. Показатели здоровья по Ирану выше средних по региону. Уровень смертности детей до пяти лет в ИРИ неуклонно снижалась — от 65 (на 1000) в 1990 г. до 27 в 2009 г. Коэффициент материнской смертности за тот же период снизился с 150 до 30 (на 100.000 новорожденных).[32]Постоянно растут бюджетные расходы на здравоохранение и их доля в ВВП страны (до 5-6%). Доля государства, несмотря на участие частного сектора в этом секторе социальной инфраструктуры в общих расходах на здравоохранения продолжает оставаться высокой- выше 40 %. Всего на душу населения на цели здравоохранения было потрачено в 2010 г. по ППС 836долл., по обменному курсу- 317 долл. Обследование расходов городских семей показывает, что каждой семье в 2006/7г. было предоставлено различных медицинских услуг на 10,7 млн.риалов, однако, расходы самих семей на здравоохранение не превысили 40% от этой суммы.[33]

В определенной мере успешность социальной политики характеризует такой показатель как Индекс развития человеческого потенциала. Этот индекс за период 2000-2010 гг. в Иране имеет постоянную тенденцию к повышению, что свидетельствует о положительной динамике социального развития. Индекс развития человеческого потенциала Ирана растет быстрее, чем общемировой и региональный. Иран в 2010 г. занял 70 место в рейтинге стран по этому показателю (Турция- 83), в 2011 г.-88 (Турция-92), войдя в группу с высоким уровнем[34].

Таким образом, некоторые из направлений социальной политики Ирана адекватны общемировым, другие имеют религиозную окраску. Но то, что социальная политика является приоритетной для исламского режима- очевидно.Социальные показатели являются относительно высокими по региональным стандартам. Большинство показателей человеческого развития за время существования исламской республики заметно улучшились, особенно благодаря усилиям руководства страны по расширению доступа к образованию и здравоохранению. В условиях ужесточающегося санкционного режима и ухудшающейся экономической ситуации в Иране, когда высока вероятность сокращения бюджетных поступлений, значимость социального аспекта в политике исламского руководства еще более возрастает, так как от эффективности социальной политики во многом зависит сохранение доверия населения к исламской форме правления.


Примечания

[1] В постоянных ценах 1990/91г. Подсчет по данным: National Accounts of Iran. 1338-1379. Tehran. 2003. P.49.

[2] Iran Media Guide. Tehran. 2001.P.13.

[3] Конституция ИРИ. Раздел «Способ правления в исламе». Весна свободы.М.1994. Стр.67.

[4] Конституция ИРИ. Раздел «Экономика-это средство, а не цель». Стр.68.

[5] World Development Report 2012. P.392

[6] www. www.CIA.gov. World Factbook.2012.

[7] World Development Indicators 2012. P.69.

[8] Central Bank IRI. Economic Report and Balance Sheet. 2008/2009. P.198.

[9]Central Bank IRI. Annual Review 1389 (2010|2011).P.60.

[10] World Development Report 2013. P.368.

[11] Вестник Кавказа.01.11.2012.

[12] www.CIA.gov.World Factbook.2012.

[13] Central Bank of the IRI. Credit Department. Participation Paper, from Beginning up until Now. P.1

[14] Там же. С.4

[15] World Development Report 2013. P.370.

[16] World Development Report 2013. P.340,342,344.

[17] World Development Indicators 2012.P 59.

[18] www.CIA.gov.World Factbook.2012.

[19] Подсчитано по «Салнаме-йе амарие кешвар 1385. Тегеран. 2007.Таблица 18.2.

[20] Н.М.Мамедова. Санкционный режим в отношении Исламской республики Иран и его влияние на ситуацию в стране.- в сборнике статей «Санкции и их влияние на Иран». М.2012. С.9-10.

[21] Ставка взносов — 33%, из них 23% платит работодатель, 7% работник и 3% государство. 3% капитала фонда идет на страхование от безработицы, 9% на медицинское страхование, 21% на все виды пенсий и выплат.

[22] Реципиенты не платят взносов.

[23] Ставка социальных взносов в этот фонд составляет 22,5% от базовой зарплаты : 13,5% платит работник, 9% — работодатель. Служащие со стажем более 30 лет не платят взносы. Из этих средств финансируется пенсии по старости, нетрудоспособности и по случаю потери кормильца, а также медицинское страхование пенсионеров.

[24] Салнаме-йе амарие кешвар 1385. Тегеран. 2007.Расчет по данным таблиц 18.2 и 14.8.

[25] Решение было принято 11 февраля. www.mehrnews.com.aspx?NewsID=1814587 (дата обращения 17.02.2013).

[26] Подсчитано по данным Салнаме-йе амарие кешвар 1385, таблица 18.2.

[27] Салнамее амарие кешвар 1385 (2006/7). Тегеран.1387. Таб.15.2 (Population and number of literate people by sex and age group.

[28] World Development Bank. Iran, Islamic Rep. at a glance. 29.03.2012.

[29] World Development Bank. October 2012. Iran Overview.

[30] Annual Review 1389 (2010|2011).P.61.

[31] World Development Report 2012. P.392.

[32] World Development Bank. October 2012. Iran Overview.

[33] Салнаме-йе амарие кешвар 1385. Табл. 19.2.

[34] Human Development Report 2011.