«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(25), 2013

Офшоризация российской экономики – мотивы, последствия, методы борьбы

Н.Шульга, студентМЭОIII

Офшоризация российской экономики приняла большие масштабы. Это требует вмешательства государства в данную проблему

Ключевые слова: Россия, офшоризация экономики

N.Shulga. Offshorization of Russian Economy: Motives, Consequences and Methods of Counteraction

Offshorization of Russian economy attained a great scale. The government intervention to the problem is necessary.

Key words: Russia, offshorization of economy.

В современном мире практика использования бизнесом офшоров и налоговых гаваней является неотъемлемой частью экономической жизни общества. Существуют разные причины, по которым капитал стремится выехать из родной страны — чрезмерное налоговое бремя, плохой инвестиционный климат, отсутствие верховенства права частной собственности, нестабильная экономическая и политическая ситуация.

Еще с конца 80-х годов мы могли наблюдать поспешное бегство капитала сначала из СССР, затем из Российской Федерации. В 90-е годы его размеры достигли чудовищных масштабов: по разным оценкам, за этот период из страны было вывезено от 200 млрд. до 1 трлн. долларов. По мнению экспертов, на данный момент более 70% российских производственных активов принадлежит фирмам, зарегистрированным в офшорах, в то время как в США и Евросоюзе не более 10%. При этом, в офшорах регистрируют свои финансовые компании не только частные, но и государственные компании.

Во время предвыборной кампании начала 2012 года вопрос о репатриации капитала имел особую популярность: о необходимости возвращения денег в страну говорили все — Миронов, Прохоров и, конечно же, Путин. Еще в декабре 2011 года он обвинил ряд энергокомпаний страны в отмывании денег через офшоры и выстраивании коррупционных схем через подставные организации. По его словам, «с оффшорным наследием надо заканчивать», а «вывод национальной экономики, ее стратегических отраслей из оффшорных денег — наша приоритетная задача на предстоящий период». Стоить заметить, что задача эта была поставлена еще 10 лет назад. Еще в 2002 году на съезде Торгово-промышленной палаты тот же Путин посоветовал бизнесу без всяких условий возвращать капиталы из офшоров, иначе в результате действий развитых стран, ведущих борьбу с финансированием терроризма, «вы замучаетесь пыль глотать, бегая по судам и размораживая свои средства». Впоследствии в одном из посланий Федеральному собранию он же заявил, что «деньги должны работать на нашу экономику, а не болтаться в офшорных зонах».

Очевидно, что проблема носит весьма неоднозначный характер: оценки такого явления, как офшоризация, зависят от конкретных интересов различных групп — бизнеса, нацеленного на максимизацию прибыли и комфортные условия для своего развития; богатых граждан, использующих офшорные убежища для сокрытия своих капиталов и тайн их происхождения; отдельных групп правящих элит офшорных стран, стремящихся сохранить свою собственность и власть, и, наконец, добросовестных налогоплательщиков, чьи интересы в наибольшей степени соответствуют национальным интересам. Естественно, при исследовании последствий офшоризации российской экономики следует исходить в первую очередь из интересов народа.

В данной работе будут рассмотрены основные причины утечки российского капитала в офшоры, указаны угрозы офшоризации и ее последствия для российской экономики, отмечены уже предпринятые и предпринимаемые в данный момент меры по решению проблемы.

Основные мотивы использования офшоров и налоговых гаваней российским бизнесом

В своем труде «Офшорные юрисдикции в глобальной и национальной экономике» Б. А. Хейфец приводит следующие мотивы использования офшорных юрисдикций:

  1. налоговая оптимизация — традиционный и постоянно действующий мотив использования офшорных юрисдикций, бизнес получает возможность легально снизить налоговое бремя и тем самым увеличить доходы от своего бизнеса;
  2. владение активами — постоянно усиливающееся социальное неравенство и, как следствие, нестабильность политической ситуации, ее непредсказуемость, криминализация экономики и коррумпированность власти, неурегулированные отношения собственности являются основными причинами, по которым российские бизнесмены отдают предпочтение офшорным юрисдикциям, обеспечивая тем самым большую сохранность активов;
  3. структурирование активов — в своей повседневной деятельности финансово-промышленные группы и корпорации применяют большое количество офшорных фирм и различных схем, с помощью которых оптимизируются операции компаний с финансами и другими активами, в том числе и при их реструктурировании;
  4. управление активами — для управления активами часто используются компании из классических, условных или спарринг-офшорных юрисдикций, при этом применяются сложные, многоступенчатые схемы;
  5. скрытие информации об истинных участниках сделки в сочетании с возможностью налоговой минимизации и другими традиционными удобствами офшорного владения собственностью;
  6. создание офшорных трейдеров — в офшорах концентрируются трейдеры, которые становятся центром концентрации прибыли, причем офшорных трейдеров создают не только частные фирмы, но и бизнес-структуры, где контрольный пакет акций принадлежит государству (до недавнего времени самой активной такой компанией был голландский нефтетрейдер Gunvor, принадлежащий давнему другу Путина Геннадию Тимченко; через него проходило до 80% экспортных поставок «Роснефти», так же поставщиками сырья являлись «Сургутнефтегаз», «Газпромнефть» и ТНК-BP; однако после недавнего конфликта между Тимченко и Сечиным Gunvor проиграл тендеры на продажу нефти тех же «Роснефти», «Сургутнефтегаза» и ТНК-ВР; победу в тендерах одержали Vitol и Glencore, а также компания Shell);
  7. использование для международных инвестиций и осуществления международной экспансии — офшорные компании часто позволяют сохранить тайну реальных участников таких сделок, особенно если речь идет о среднем и малом бизнесе и относительно небольших объектах поглощения;
  8. размещение ценных бумаг на иностранных фондовых рынках — офшорные компании часто используются для получения дополнительных источников финансирования за счет размещения на зарубежных рынках акций и корпоративных облигаций;
  9. осуществление инвестиций в Россию — с помощью офшоров на родину частично возвращаются ранее вывезенные капиталы; значительная часть этих инвестиций возвращается в виде кредитов и ссуд: таким образом «зарубежные» инвесторы пытаются защитить свои инвестиции при неблагоприятном для них стечении обстоятельств с помощью международных судов; существуют и другая точка зрения об инвестициях из офшорных зон: они могут представлять собой форму вывода активов за рубеж, когда в офшоре учреждается фирма, а затем приобретает за счет своих средств, зачастую по фиктивной стоимости, либо весь, либо контрольный пакет акций российской компании у своего же учредителя; и, конечно же, льготные налоговые юрисдикции могут легально использоваться для создания специальных фондов по инвестированию в Россию;
  10. осуществление расчетов за пределами России с помощью офшоров — этот мотив особенно важен был в 90-е годы, когда до половины расчетов с деловыми партнерами российский бизнес производил через такие корпоративные расчетные центры.

Когда мы говорим о мотивах использования офшоров, не стоит забывать, что сам по себе данный институт является вполне легальным инструментом международного налогового планирования. Однако в России он (как и рыночная система в целом) принял дикие формы.

Последствия офшоризации российской экономики

Как уже было упомянуто, подавляющее большинство российских производственных активов принадлежат фирмам, зарегистрированным в офшорах, а это означает, что национальная экономика недополучает гигантские объемы потенциальных налоговых поступлений. Есть интегральные оценки, что через офшоры корпорации РФ уводят от налогообложения от 2/5 до 4/5 реальных доходов. Некоторые эксперты всерьез заявляют, что увод капиталов в офшоры является своеобразной заменой налоговой реформы. Однако данный тезис представляется абсолютно несостоятельным — ведь эти капиталы не зарабатывают на хай-теке, не используются для модернизации национальной экономики и, конечно же, не защищают интересы забитого в России малого бизнеса. Данные капиталы в основном состоят из вывезенной части природной ренты или других квазидоходов, полученных из-за монополизации и коррупционности российской экономики. А зачастую офшоры используются для банального отмывания капиталов (в том числе добытых преступным путем), с которых не были уплачены налоги.

По словам начальника главного управления экономической безопасности и противодействию коррупции МВД России генерал-майора полиции Дениса Сугробова, основной массив от объема отечественных коррупционных средств, оседающих за рубежом, составляют деньги, полученные в виде, так называемых, "откатов" в сфере госзаказа. Кроме того, это средства, похищенные напрямую из бюджетов различных уровней.

Конечно же, нельзя сказать, что офшоры самим фактом своего существования наносят ущерб российской экономике, однако они создают благоприятные условия для дальнейшего процветания казнокрадства в Российской Федерации — доходы, добытые преступным путем, отправляются за рубеж, где уже намного сложнее отследить, кем и при каких обстоятельствах они были получены.

Возвращаясь к вопросу о налоговой реформе, столь жизненно необходимой России, стоит отметить, что она должна отвечать задачам структурной перестройки экономики и ее инновационного развития. Однако здесь многое зависит и от качества государственных институтов. А с этим, как водится, большие проблемы. В рейтинге восприимчивости коррупции (Corruption Perceptions Index), составляемом неправительственной международной организацией по борьбе с коррупцией Transparency International, Россия делит 143 место (из 182) с такими странами, как Нигерия, Того и Уганда.

Сама государственная власть показывает плохой пример частным компаниям. Она фактически поощряет широкое использование госкомпаниями офшорных трейдеров, явно и скрыто аффилированных с ними (что мы прекрасно видим на примере того же Gunvor), а это наносит многомиллиардный ущерб бюджету. Строгая правительственная комиссия, жестко отбиваясь от серьезных иностранных инвесторов, становится по-отечески мягкой, когда речь идет о некоторых новоявленных институциях с запасных офшорных аэродромов, позволяя им вкладываться в перспективные стратегические активы. А госбанки своими кредитами помогают делать такие выгодные покупки.

Говоря о других негативных последствиях офшоризации, стоит отметить, что она строит жизнерадостные декорации для реальной весьма плачевной ситуации с экспортом из/импортом в Российскую Федерацию капитала — когда говорят об инвестициях из одной страны в другую, то подразумевают, что деньги там будут работать, делать новые деньги и в конечном итоге приносить пользу стране экспортеру капитала, при этом предоставляя прекрасную возможность развития стране импортеру капитала. Если же взглянуть на структуру российского импорта и экспорта капитала, в какие страны Россия вкладывает деньги и какие страны вкладывают в Россию, то станет очевидным тот факт, что активная инвестиционная деятельность по большей части является бутафорной — большая доля инвестиций до сих пор приходится на офшорные зоны.

Некоторые эксперты могут отметить, что эта доля заметно снизилась в последнее время, однако это свидетельствует лишь о том, что российские компании становятся хитрее и осторожнее в использовании открытых офшорных схем и активнее прибегают к использованию в качестве промежуточных звеньев компаний из респектабельных неофшорных стран. Показательным является также тот факт, что более четверти всех поступающих инвестиций приходится на финансовый сектор, инвестиции сюда приходят из Швейцарии, Кипра и Люксембурга, что еще раз свидетельствует об обращении российского бизнеса к данным юрисдикциям при проведении финансовых операций и построении финансовых структур.

alt

 

alt

Источник: сайт Федеральной службы государственной статистики

Социальные последствия офшоризации также носят большое и зловещее значение. Можно по-разному относиться к личности Владислава Суркова, но он был абсолютно прав, когда в 2006 году, выступая на закрытом заседании Единой России, заявил о существовании в России так называемой «офшорной аристократии» и угрозах, которые она несет для российского общества: «Вроде хозяева жизни, но при этом они видят свое будущее, будущее своих детей не в России. Живет он ментально не здесь, не в России, и держаться за нее такие люди не будут, и заботиться о ней тоже не будут. То есть у них не только деньги в офшоре, но и голова там же. И если наше деловое сообщество не трансформируется в национальную буржуазию, то, конечно, будущего у нас нет».

С тех пор прошло уже шесть лет, а ситуация только ухудшилась, социальное неравенство усилилось, и, как следствие, сформировалось серьезное протестное движение. Однако нельзя сказать, что с офшоризацией все это время не велось абсолютно никакой борьбы.

Методы борьбы с офшоризацией российской экономики

Можно отметить как минимум четыре достижения российских властей в борьбе с офшорами: первое — обновление налоговых соглашений с ключевыми для российского бизнеса налоговыми гаванями; второе — лишение резидентов офшоров права на льготное налогообложение дивидендов при стратегическом владении; третье — введение обязательного контроля сделок с офшорами в рамках принятого в 2011 году закона о трансфертном ценообразовании; четвертое — успехи налоговых органов в судебном оспаривании действий минимизаторов налогов с помощью зарубежных компаний.

К пересмотру налоговых соглашений Министерство финансов приступило в 2010 году. С «дикими» офшорами типа БВО у российских властей как не было, так и нет контактов, так что было принято решение налаживать отношения с договороспособными европейскими юрисдикциями. В частности, в 2010 году была подписана новая редакция соглашения об избежании двойного налогообложения между Российской Федерацией и Кипром — российские власти считали, что подписанное в 1998 году соглашение позволяет российскому бизнесу чрезмерно экономить на налогах (например, налог на дивиденды на Кипре — 5%, в России — 15%). В новую редакцию также была включена крайне важная статья об информационном обмене между налоговыми службами. Раньше получить подобную информацию было практически невозможно, что даже вынудило Минфин включить Кипр в список экзотических офшоров. Приказом от 31 октября 2012 года он оттуда был исключен.

Также соглашение об избежании двойного налогообложения было обновлено со Швейцарией. Аналогичное соглашение будет действовать с Люксембургом. Кроме норм об обмене информацией во все эти соглашения включена еще одна важная статья — о введении налогообложения сделок с акциями компаний, владеющих недвижимостью в РФ. Сейчас большинство девелоперов оформляют недвижимость на компании, зарегистрированные в офшорах, прежде всего — на Кипре. Так что при сделках продается не недвижимость, а сама компания. До сих пор налоги в этом случае в РФ не уплачивались, теперь — будут. Правда, лишь с 2017 года: Россия согласилась на отсрочку, необходимую для того, чтобы включить такую же статью в соглашения и с другими странами-партнерами.

Вторая антиофшорная мера — введение в 2008 году поправок в Налоговый кодекс о нулевой ставке налога на прибыль с дивидендов, получаемых российскими компаниями от своих «дочек». До 2008 года эти доходы облагались по ставке 9%, если же дивиденды платила иностранная компания — то 15%. Льгота предоставлена с рядом условий: получающий дивиденды холдинг должен не менее года владеть более чем 50% акций «дочки», и главное — она не должна быть зарегистрирована в странах-офшорах из списка Минфина. Освобождение было придумано ради стимулирования создания холдингов в России.

Об эффективности нового закона о трансфертном ценообразовании, согласно которому все сделки с офшорными компаниями на сумму более 100 млн. рублей в год подлежат контролю, судить пока рано. Накопление информации о таких сделках идет в пилотном режиме, пока без санкций за ошибки со стороны ФНС.

Последнее из отмеченных антиофшорных достижений властей — создание выгодных для российского бюджета судебных прецедентов. Эксперты отмечают, что успехи налоговых органов в судебной практике неоспоримы, а в различных нашумевших делах налоговые органы провели большую работу по сбору доказательств из зарубежных источников и смогли качественно оспорить созданные налогоплательщиком структуры налогового планирования.


Библиография

  1. Хейфец Б.А. Офшорные юрисдикции в глобальной и национальной экономике. М.,2008. С.167
  2. Гладунов О. «У России фактически нет своей экономики» // Свободная Пресса (13.02.12)
  3. См.: Хейфец Б.А. Офшорные юрисдикции в глобальной и национальной экономике. С. 186-202 См.: Столяренко В.М. Инвестиции, вывоз и репатриация капитала: проблемы и решения// Год планеты: политика, экономика, бизнес, банки, образования. — 2000. — С. 169
  4. Хейфец Б.А. Офшорные юрисдикции в глобальной и национальной экономике. С. 197
  5. СМИ: проблемы Gunvor — из-за ссоры Тимченко с Сечиным // BBC-Русская служба (17.09.12)
  6. Хейфец Б.А. Офшоризация non stop//Российская Федерация Сегодня. — 2010. — №10
  7. См.: Там же.
  8. Интервью начальника главного управления экономической безопасности и противодействию коррупции МВД России генерал-майора полиции Дениса Сугробова. Как выводят денежные активы // Интерфакс (15.08.11)
  9. Corruption Perceptions Index 2011 // Transparency International
  10. См.: Хейфец Б.А. Офшоризация non stop
  11. См.: Живихина О. Последствия применения офшоров российскими компаниями для экономики страны//«РИСК: ресурсы, информация, снабжение, конкуренция». — 2012. — №1
  12. Рискин А. Российские власти по-прежнему опасаются «оранжевой революции» // Час — Ежедневная газета Латвии (06.03.06)
  13. Вислогузов В. Борьба с переменным оффшором // Газета «Комерсантъ» (20.06.12)
  14. Кипр исключен из российского «чёрного списка» // URVISTA — Международные проекты
  15. См.: Вислогузов В. Борьба с переменным оффшором
  16. Там же.
  17. The Global Competitiveness Index 2012–2013 rankings and 2011–2012 comparisons // World Economic Forum
  18. Авторская статья Владимира Путина «О наших экономических задачах» // Путин 2012.