«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3-4(26-27), 2013

Экономика зарубежных стран

Экономические модели остальных стран Центральной Азии и Закавказья

Н.Мамедова, к.э.н., ст.науч.сотр.

В статье дается широкая картина экономических моделей закавказских и центрально-азиатских стран, кроме Казахстана.

Ключевые слова: Закавказье, Центральная Азия, экономическая модель

N.Mamedova. Economic Models of Trans-Caucasian and Central Asian Countries

The article depicts the scope of economic models of Transcaucasia and Central Asia

Key words: Transcaucasia, Central Asia, economic model.

Экономические модели стран Центральной Азии

Экономические модели Киргизии, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана обладают рядом совпадающих черт, обусловленных тем, что эти страны имеют много общего в историческом развитии, географическом положении и цивилизационных особенностях. В тоже время на различия в моделях заметно повлияла неравномерность распределения между странами природных ресурсов. Практически все запасы органического топлива сосредоточены в Туркмении и Узбекистане (для Туркмении запасы газа и нефти являются основой экономики и главной статьей экспорта, Узбекистан полностью обеспечивает ими свои потребности), а Киргизия и Таджикистан полностью зависят от импорта нефти и газа. Но на долю Киргизии и Таджикистана приходится 90% гидроресурсов, что чрезвычайно важно в условиях обостряющейся в регионе водной проблемы, однако в попытках ее решения преобладают национальные экономические интересы в ущерб региональным, что заводит проблему в тупик: уменьшается количество водных ресурсов, ухудшается их качество, что еще больше тормозит экономическое развитие стран региона.

В советский период, несмотря на большие инвестиции из общесоюзного бюджета, модернизация в центрально-азиатских странах шла медленно, особенно в сфере социальных и трудовых отношений, было велико влияние религиозных и местных обычаев. Все они до сих пор относятся к аграрно-индустриальным странам, т.е. с доминированием в промышленности сырьевых отраслей и большими размерами аграрного сектора.

После распада СССР все центрально-азиатские страны, пережив острый социально-экономический кризис, в разной степени, но стали внедрять принципы рыночной экономики, провели приватизацию, стали привлекать иностранные инвестиции. Наиболее быстрыми темпами рыночные реформы проводились в Киргизии. В Таджикистане проведение реформ после окончания гражданской войны тормозилось бедностью населения и оттоком трудоспособного населения. Узбекистан избрал курс на умеренную либерализацию. В Туркмении с ее наиболее выраженным тоталитарным характером власти экономика до сих пор продолжают сохраняться черты командной экономики, но разработанная в начале 2013г. программа приватизации свидетельствует о наметившейся тенденции к проведению экономической либерализации и здесь. В рейтинге экономической свободы, публикуемым Heritage Foundation, в 2013г. из 185 стран Киргизия заняла 89-е место, Таджикистан-131-е, Узбекистан-162-е, а Туркмения-169-е место.

Доминирующей чертой их экономических моделей является государственный капитализм как следствие присущего всем странам региона политического авторитаризма. Наиболее отчетливо он проявляется в туркменской экономической модели, достаточно очевиден в узбекской модели, все более заметно проявляется в таджикской модели, а модель Киргизии является более либеральной.

Несмотря на то, что в настоящее время Центральная Азия представляет собой один из самых динамичных регионов мировой экономики, за этим фактом скрывается сильное отставание региона от среднемирового уровня развития. Так, все население региона в 2011г. составило 48 млн. человек, т.е. 0,7% всего населения мира, но при этом доля региона в мировом ВВП была в семь раз меньшей — 0,12%. По подушевому размеру ВНД по ППС особенно отстают Таджикистан (2020долл.) и Киргизия(2200долл.), в Узбекистане этот показатель выше на 40%, а в Туркмении близок к 9 тыс. долл.

Поэтому общим для всех центрально-азиатских моделей является низкий или очень жизненный уровень основной массы населения, высокий уровень включенности государственного аппарата в экономику, и как следствие — большая ненаблюдаемая экономика и коррумпированность. Уровень ненаблюдаемой экономики, по разным оценкам, доходит до 50-60%. Клановость и высокий уровень коррупции стали здесь системообразующим фактором. По индексу восприятия коррупции за 2012г. страны Центральной Азии в мировом рейтинге (из 176 стран) заняли одни из последних мест в мире: Узбекистан и Туркмения-170-е, Таджикистан-157-е, Киргизия-154-е место.

Хотя доля сельского хозяйства в ВВП в сравнении с 2000г. почти во всех странах Центральной Азии, кроме Таджикистана, значительно снизилась, она остается достаточно высокой — в Узбекистане и Киргизии-19%, в Таджикистане-27%. При этом в сельском хозяйстве преобладает мелкое натуральное хозяйство, сохраняется низкий уровень производительности. Наиболее положительные сдвиги в отраслевой структуре за последнее десятилетие произошли в Туркмении, где повышение доли промышленных отраслей, включая добычу нефти и газа, сопровождалось четырехкратным увеличением вклада в ВВП обрабатывающей промышленности, включая нефтехимию и производство сжиженного газа. Самую отсталую отраслевую структуру сохраняет Таджикистан, в котором увеличение доли услуг происходило не столько за счет расширении мелкой розничной торговли и традиционных форм услуг, сколько за счет сокращения промышленного производства, уменьшившего свою долю в ВВП с 2000 по 2011гг. более чем в 4 раза (с 34% до 8%).

Ориентация на аграрно-сырьевые отрасли предопределяет слабое развитие финансового сектора в регионе, тормозит развитие современных форм производств в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности, укрепляет систему семейно-кланового государственного капитализма,во многом из-за которого не сформировался массовый слой современных мелких и средних предпринимателей.

В условиях высокой рождаемости это обостряет проблему безработицы, порождая огромную миграцию трудоспособного населения как характерную черту экономики региона. В России трудятся до 80-85% мигрантов из Киргизии, Таджикистана и Узбекистана (ежегодно свыше 2,5млн. мигрантов из Узбекистана, более 1 млн.- из Таджикистана и более 0,5 млн. — из Киргизии). В Киргизии и Таджикистане в процесс миграции вовлечено до трети активного населения.

В значительной мере экономические модели всех стран Центральной Азии ориентированы на внешние факторы развития, а не на связи с соседями по региону. Отсутствие тесной кооперации между государствами Центральной Азии в советский период не только не было преодолено в постсоветский период, но было углублено в результате разнонаправленной экономической политики стран региона, а также политических и этнических процессов в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии. Формирование экономических моделей происходит без учета региональной кооперации, котораявесьма ограничена из-за однотипности экономик и их аграрно-сырьевой направленности.

Этому способствует и высокая степень их экономической открытости стран: если ее измерять как отношение внешней торговли к ВВП, то наиболее низкий показатель (за 2011г.) у Узбекистана (51%), у Таджикистана — более 68%, Туркмении — около 73%, у Киргизии- свыше 105%.

Основная часть их внешней торговли приходится на Россию и страны ЕС. В последние годы внешнеэкономические связи центрально-азиатских стран все более переориентируются на сотрудничество с Китаем, западными странами и Турцией.

Для экономических моделей стран региона характерна заинтересованность в использовании иностранных инвестиций, независимо от внешнеполитической ориентации — российских, западных, турецких или китайских. Однако для центрально-азиатских стран, не экспортирующих энергоресурсы, это делает актуальной проблему возврата внешнего долг. Если внешний долг Туркмении составляет менее 2% ВВП, Узбекистана — менее 19%, то для Таджикистана этот показатель превышает 50%, а для Киргизии-80%.

В целом сложившиеся в центрально-азиатских странах экономические модели не носят устойчивого характера, особенно в долгосрочной перспективе, и могут стать основой нового этапа перераспределения собственности и политических кризисов.

Экономические модели стран Закавказья

Модели стран региона, несмотря на их географическую близость и общее историческое прошлое, имеют в настоящее время больше отличий, чем совпадений, главным образом из-за разницы стратегических интересов, что обусловливает политическую и этническую конфликтность и политизацию внешнеэкономических связей. Страны оказались даже более дистанцированными друг от друга в экономическом отношении, чем в советское время.

Свое влияние на экономические модели оказывают и цивилизационные различия.

Наличие в каждой из стран больших анклавных этно-конфессиональных групп стало в последние десятилетия одним из главных факторов военно-политических конфликтов в регионе, вплоть до образования новых независимых государств, высокой нагрузки на бюджет военных расходов (главными поставщиками вооружения для Грузии и Азербайджана являются страны-члены НАТО, для Армении, Абхазии, Северной Осетии — Россия), роста миграционных потоков из региона.

Высокая степень интегрированности экономик Закавказья в советский период в единую общесоюзную экономику, превалирующее значение связей с Россией и общесоветским рынком усугубило их кризис после распада СССР. Сложившаяся в советский период отраслевая структура хозяйства, относительно высокий уровень подготовки рабочей силы и развитая сфера услуг оказали благоприятное влияние на формирование новых, рыночных моделей экономического развития. Странам Закавказья удалось преодолеть спад, связанный с распадом СССР, и в прошлое десятилетие, вплоть до начала мирового экономического кризиса, темпы их экономического роста были весьма высокими — более 10% в Грузии и Армении, более 25%- в Азербайджане.

Общим для моделей всех стран региона является сохранение в экономике государственного монополизма и монополизма частных компаний, возникшего в результате первичного передела государственной собственности, и как следствие — недостаточное развитие сектора мелкого и среднего предпринимательства. Однако в целом влияние политического авторитаризма на характер экономических моделей стран менее выражено, чем в Центральной Азии. Оно более отчетливо проявляется в азербайджанской модели, сохраняющей значительное участие государства в экономике, в формировании экономических моделей Абхазии и Южной Осетии, более либеральными являются модели Грузии и Армении. Наличие больших нефтегазовых ресурсов в Азербайджане сдерживает здесь процессы приватизации, но при этом ускоряет привлечение иностранного капитала. Поэтому в Азербайджане по сравнению с другими кавказскими странами проведение реформ шло поэтапно, в значительной мере используя участие иностранного капитала (особенно турецкого), охватывая прежде всего легкую промышленность и торговлю. По индексу экономической свободы, рассчитанному в 2013г., Грузия заняла 21-е, Армения- 38-е, а Азербайджан- 88-е место из 177 стран.

Значительное влияние на отраслевую структуру моделей оказывает наличие природных ресурсов. Фактически все запасы нефти и газа сосредоточены в Азербайджане, благодаря чему Азербайджан стал наиболее динамично развивающейся страной в регионе и наиболее привлекательным объектом иностранных инвестиций. Рост мировых цен на энергоресурсы обеспечил Азербайджану рост ВВП с 2000г. по 2011г. в 12 раз, на его долю в 2011г. пришлось более 72% ВВП региона при доле населения в 53%. Азербайджан занимает первое место и по уровню подушевого ВНД (около 9 тыс. долл.), в Армении этот показатель составляет 6400 долл., в Грузии- 5310долл.

За счет нефтегазовой отрасли в Азербайджане доля промышленности поднялась до 67%, хотя при этом при этом доля обрабатывающих отраслей не превышает 6%,. В Армении и Грузии доля обрабатывающей промышленности в ВВП выше вдвое. Рост добычи нефти и газа в Азербайджане резко понизили долю сельского хозяйства (с 17% в 2000г. до 6% в 2011г.), но в Армении она остается высокой — 21%, а снижение ее в Грузии (с 22% до 9%) объясняется в значительной мере ростом услуг по транспортировке азербайджанских энергоресурсов в Турцию и далее в Европу.

Сохранявшиеся в регионе традиции индивидуального ведения сельского хозяйства, несмотря на формальное его ведение в советское время в рамках колхозов, обеспечили быстрое проведение работ по созданию хозяйств фермерского типа. Наиболее быстрыми темпами этот процесс прошел в Армении, более медленными — в Азербайджане и Грузии, где значительное место в сельскохозяйственной структуре занимали виноградники, чайные плантации, находившиеся в руках крупных совхозов и колхозов.

Довольно значительное место в экономиках закавказских стран занимает теневой бизнес, хотя его доля быстро сокращается. Достаточно высок уровень нелегальной торговли между странами региона и в международных связях. В Азербайджане стали утверждаться формы исламского бизнеса, особенно в банковской сфере, появились благотворительные фонды в виде вакфов, создаваемые на основе пожертвований членов мусульманской общины.

Характерной чертой экономических моделей региона продолжает оставаться коррупция. По индексу восприятия коррупции за 2012г. Азербайджан занял 139-е место, Армения-105-е место, а Грузия — 51-е место (в ней произошло радикальное снижение уровня коррупционности, главным образом, было образом за счет правоохранительной сферы).

Экономические модели всех стран региона, включая Абхазию и Южную Осетию, во многом ориентированы на использование иностранных инвестиций. Если до середины 2000-х гг. основной приток прямых иностранных инвестиций приходился на долю Азербайджана (более 70%), то уже в 2010г. в общей сумме накопленных в регионе ПИИ в размере 27 млрд. долл. на долю Азербайджана пришлось 41%, а второе место заняла Грузия — 40%. Позиции иностранного капитала наиболее сильны в отраслях, ориентированных на обеспечение экспорта. Для всех стран региона, кроме Азербайджана, имеющего за счет экспорта энергоресурсов положительное сальдо внешнеторгового баланса, остро стоит проблема внешнего долга. В 2010г. в Армении он составил 65% от ВВП, в Грузии — больше 80%.

Внешнеэкономические связи закавказских стран, ранее ориентированные на Россию и страны СНГ, все более переориентируются на сотрудничество с западными странами. Деятельность иностранного капитала оказывает влияние не только на экономику внутри страны, но и на объемы и структуру внешнеэкономических связей.

Несмотря на сокращение после 1990-х гг. экономических связей с Россией, она остается главным внешнеэкономическим партнером закавказских стран. Россия остается также основным рынком рабочей силы для трудовых мигрантов стран Закавказья и источником их денежных переводов в страны-доноры трудовой миграции. Практически монопольное место Россия занимает в экономике и внешних связях Абхазии и особенно Южной Осетии.