«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3-4(26-27), 2013

Экономика зарубежных стран

Усиление региональных диспропорций в Италии в период кризиса

М.Овакимян , к.э.н., преподаватель А.Бибишев студент IV курса МО

Одной из важнейших стратегических целей итальянской экономики является устранение региональных диспропорций, которые существуют в Италии на протяжении многих десятилетий. Однако затяжная рецессия итальянской экономики лишь усугубляет проблему неравномерности развития регионов

Ключевые слова: Италия, проблема «север-юг», экономический кризис

M.Ovakimyan, A.Bibishev. Growth of regional disparity in Italy

Regional disparities are a long-standing problem in Italy. Since the recession has started the regional disparities are becoming increasingly more severe

Key words: recession in Italy, North–South divide, economic crisis

Масштабные региональные диспропорции уже не первый год характеризуют макроэкономическую ситуацию в Италии, в рамках которой сосуществует постиндустриальный север, достигший уровня ведущих государств Европы, и индустриально-аграрный юг, имеющий довольно низкий уровень развития и неспособный решить свои социально-экономические проблемы. В настоящее время на юге проживает 35% населения, однако там производится только ¼ итальянского ВВП[1]. Для того, что выяснить причину неравномерного развития южной части Италии, необходимо совершить краткий исторический обзор. В первую очередь стоит отметить, что в середине XIX в. Италия была аграрным государством, которое было пока слабо затронуто промышленной революцией. В то время развитие именно вторичного сектора влекло за собой резкое повышение благосостояния населения, в условиях же в основном аграрного хозяйства какие-либо значительные различия были невозможны. В 1870 г. в США средний доход на душу населения был лишь в 8 раз выше прожиточного минимума (в условиях отсутствия данных об уровне жизни в беднейших государствах того времени этот показатель можно считать максимально возможным разрывом того времени). Через 140 лет среднедушевой доход в США был в 125 раз выше, чем в беднейшем государстве мира — Демократической республике Конго[2]. Другими словами, к середине XIX в. большие диспропорции в принципе не могли иметь место, особенно в аграрной Италии. Отсутствие какого-либо значительного разрыва подтверждается статистикой, более того, по отдельным показателям юг опережал север., как например по уровню урбанизации и занятых во вторичном секторе экономики[3].

На протяжении 150 лет после объединения Италии на юге ВВП на душу населения вырос в 9 раз, в то время как на севере — в 15[4]. С чем связано такое неравномерное развитие? Одни исследователи искали причины подобных диспропорций в истории средних веков, кто-то — в национальном характере южан, а отдельные эксперты выдвигают теории о разном генетически обусловленном уровне IQ жителей рассматриваемых регионов[5]. Лежащие на поверхности причины — это меньшая производительность труда и слабое участие населения в экономической деятельности. Эти факторы обусловлены тем, что несомненно, в первую очередь, видную роль сыграли различия в национальном менталитете жителей регионов, формировавшиеся в течение многих веков. На юге больше распространена коррупция и организованная преступность, что во многом и определяет непривлекательность региона для инвестиций и низкие рейтинги по удобству ведения бизнеса. Впрочем, объясняя возникновение диспропорций, нельзя ограничиться лишь этим тезисом. Особый интерес представляет географический фактор. Как известно, первой страной, которую затронула промышленная революция, стала Англия, и к концу XIX в. все ведущие державы, вступившие на путь индустриализации, находились на севере от Италии. Поэтому понятно, что при прочих равных условиях предприниматели предпочитали размещать производства ближе к крупным промышленным центрам, т.е. на севере Италии.

Кризис ударил сильнее по югу, чем по северу, что обусловлено его меньшей конкурентоспособностью и небольшой привлекательностью для инвесторов. В условиях ухода с рынка целого ряда промышленных предприятий, юг столкнулся с угрозой деиндустриализации. Таким образом, в результате кризиса среднедушевой доход упал во всех областях Италии, однако размер этого падения заметно отличается на севере и на юге. Несмотря на то, что на юге, как уже упоминалось выше, производится лишь примерно 25% итальянского ВВП, на него приходится 36% общих потерь в ходе кризиса[6]. В то время как на севере среднегодовые темпы падения ВВП за период 2008-2011 гг. составили 1%, на юге этот показатель равнялся 1,7%[7]. В 2011 г. на фоне общей стагнации экономики на севере был зафиксирован небольшой рост, однако на юге экономическая конъюнктура лишь ухудшилась. Наиболее неудовлетворительные результаты был показаны в Молизе (-1,9%), Кампании (-0,8%) и на Сицилии (-1,3%)[8].

Из-за отрицательных темпов роста показатель ВВП в среднем по стране вернулся к уровню 2004 г. На севере падение оказалось незначительным, более того, в области Больцано уже восстановлен предкризисный уровень. Юг, в свою очередь, фактически потерял 15 лет развития, опустившись до показателей конца 90-х гг.

alt
Рис. 1. Изменение показателя ВВП в ходе кризиса на начало 2012 г.
Источник : Statistiche Report: Conti economici regionali anni 1995-2011. Istat — Roma, 2012, p.4.

Показатель занятости в Италии также свидетельствует о коренных различиях между регионами, особенно в том, что касается участия женщин. Как уже говорилось выше, именно недостаточное участие населения на юге является одной из двух основных причин отставания этого региона. В последнем квартале 2012 г. показатель занятости на севере составил 64,8%, в то время как на юге — 43,6%, притом на юге имела место отрицательная динамика. Особый интерес представляет соответствующий показатель у женщин, который на юге не превышает 32%[9]. На юге женщины традиционно менее вовлечены в производственный процесс, чем их соотечественницы на севере, ввиду сохранения черт патриархального общества на юге Италии.

Безусловно, Италия вступила в фазу постиндустриального развития, но можно ли назвать экономику юга действительно соответствующей данному этапу развития? Сделать такое утверждение представляется маловероятным. Достаточно хотя бы взглянуть на занятость по секторам.
alt
Рис. 2. Занятость по секторам на юге в 2012 г.
Источник : Statistiche Flash: Occupati e disoccupati dati provvisori. Istat — Roma, 2013, p.6

На рис.2 отчетливо видно, что 7% населения на юге занято в первичном секторе, что чрезвычайно много для развитой страны. Всё это свидетельствует о недостаточном развитии экономики юга и гипертрофированной роли сельского хозяйства в жизни данного региона.

Дальнейшему углублению диспропорций между регионами способствует также растущая безработица. В Италии в 2012 г. её уровень достиг рекордных показателей в 11,6%, притом особенно тревожащим он выглядит среди молодежи — 39%. С начала кризиса более 300 тыс. человек на юге потеряли работу — 60% от общего числа людей, лишившихся работы[10]. В 2012 г. уровень безработицы составил 8% на севере и 18,3% на юге Показатель в северных областях в принципе сравним с уровнем безработицы в одной из самых стабильных стран еврозоны — Германией, где он равняется 7%. К сожалению, юг приходится сравнивать с менее благополучными странами, особенно если речь заходит о безработице среди молодежи, чей уровень достигает 46,7% и 56,1% у мужчин и женщин, соответственно[11].

Не вызывает никаких сомнений тот факт, что диспропорции между регионами в Италии гораздо заметнее, чем в других европейских государствах. Более того, в отличие от своих партнеров по интеграции, у которых существуют схожие территориальные различия, диспропорции между регионами в Италии не уменьшаются, фактически процесс сближения регионов уже в течение 40 лет стоит на месте. По прогнозам ЕС, при принятии следующей программы «конвергенции» регионов в Италии увеличится до 14% население, которому надо будет выделять средства для претворения в жизнь этой программы. В свою очередь, в Испании оно снизится до 0.9%, а в Германии вообще исчезнет[12]. Все это вынуждает проводить активную политику по сглаживанию территориальных диспропорций. В 2006 г. была принята программа по сближению регионов на 2007-2013 года, под которую в Италии подпадают Кампания, Апулия, Базиликата, Калабрия и Сицилия[13].

Италия, которой выделили средства на 66 программ, является самым крупным после Польши и Испании получателем помощи от ЕС. Главная. цель политики сближения — «создать условия, при которых южные области достигли бы среднего по ЕС показателя ВВП на душу населения и создали 473000 новых рабочих мест»[14].Особое внимание предполагается уделить инвестициям в человеческий капитал, на что было выделено 2,6 млрд. евро, и развитию транспортных сетей. Для каждого региона, подлежащего процессу «конвергенции» была принята своя специальная программа. Например, программа для развития Сицилии была одобрена в 2007 г., и ее реализация должна была обеспечить увеличение роста ВВП до 2% (с 1,5%), создать 15000 рабочих мест и снизить выбросы в атмосферу[15]. Однако эти планы пришлось скорректировать с приходом кризиса. После его начала по понятным причинам программа на 2007-2013 г. оказалась трудновыполнимой. По данным на начало 2013г. из 43,6 млрд, выделенных Италии, освоены были только 9,2 млрд. евро[16].

В итоге, несмотря на масштабные программы и инициативы, продолжающиеся на протяжении 20 лет, направленные на ликвидацию диспропорций между регионами, разрыв не уменьшается, порождая все больше пессимистических мыслей о будущем юга Италии.

К сожалению, многочисленные программы, принимаемые для сближения уровней юга и севера, обычно заканчиваются неудачно, и вот уже в течение 40 лет лидеры государства не могут добиться положительных результатов в этом направлении. Для разрешения данной проблемы видится необходимым акцентирование внимания на развитии социальной сферы, повышении качества государственных услуг, здравоохранения и, конечно, образования.


Библиография


[1] Giuseppe Travaglini. The Mezzogiorno in the Italian Economy over the Last Twenty Years. Firenze, 2010, p.2.
[2] Vittorio Daniele, Paolo Malanima. Il divario nord-sud in italia 1861-2011. Roma, 2011, p.50
[3]Там же, стр. 15
[4]Там же стр. 49
[5] Richard Lynn. In Italy, North–South Differences in IQ Predict Differences in Income, Education, Infant Mortality, Stature, and Literacy. Intelligence, 2010.
[6]La crisi sociale del Mezzogiorno. Censis — Roma, 2013, p.8.
[7]Statistiche Report: Conti economici regionali anni 1995-2011. Istat — Roma, 2012, p.1.
[8]Там же, стр. 4
[9]Statistiche Flash: Occupati e disoccupati dati provvisori. Istat — Roma, 2013, p.5.
[10]La crisi sociale del Mezzogiorno. Censis — Roma, 2013, p.18.
[11]Statistiche Flash: Occupati e disoccupati dati provvisori. Istat — Roma, 2013, p.9.
[12]La crisi sociale del Mezzogiorno. Censis — Roma, 2013, p.16.
[13]European Cohesion Policy in Italy. Eurostat — 2009, p.1.
[14] Там же, стр. 2
[15] Programma operative Sicilia. Eurostat — 2009, p.1.
[16]La crisi sociale del Mezzogiorno. Censis — Roma, 2013, p.2.