«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(28), 2014

Материалы из будущего учебника по мировой экономике и международным экономическим отношениям

Бразилия и другие страны Латинской Америки

А.Габарта, к.э.н., доцент Э.Панков, к.э.н., доцент

В статье делается попытка анализа бразильской экономики на фоне остальных крупных латиноамериканских стран

Ключевые слова: Бразилия, Латинская Америка, экономика

Бразилия, Латинская Америка, экономика

Authors are making attempt to analyze Brazil’economy against the background of other leading Latin America economies

Key words: Brazil, Latin America, economy

Латинская Америка — крупный экономический регион (его вес в мировом ВВП по
ППС составляет около 9%) и один из наиболее продвинутых среди менее развитых регионов мира (по доходу на душу населения уступает только Центрально-Восточной Европе). Около трети ВВП региона приходится на Бразилию, ненамного от нее отстает Мексика, вслед идут Аргентина, Колумбия, Чили, Венесуэла.

Ведущие страны региона имеют экономические модели, которые отличаются друг от друга, но в их основе обычно лежит неолиберальная модель модернизации, хотя ряд латиноамериканских стран используют модели на другой основе и это прежде всего Венесуэла.

1. Экономические модели в регионе
Бразильская модель
Предыдущая бразильская экономическая модель начала формироваться перед Второй мировой войной и укреплялась в послевоенные десятилетия, ориентируясь на неокейнсианскую модель модернизации. Она активно использовала импортозамещение и вначале это стимулировало рост национальной экономики, защищенной системой протекционизма и использующей преимущественно внутренний рынок, причем приоритет отдавался государственному сектору. Но потом эта модель привела к разбуханию бюрократического аппарата, разрастанию коррупции, росту инфляции, расточительству и, как следствие, снижению темпов роста национальной экономики. Поэтому в 1990-е гг. произошел переход страны к национальной экономической модели, базирующейся на неолиберальной модели модернизации с ее более открытой экономикой и меньшей ролью государства.

Используя эту модель, страна пытается решить свои стратегические задачи — сокращение огромного неравенства в доходах и смягчение других жгучих социальных проблем, а также осуществить модернизацию экономики и перейти на инновационную стадию развития. Для этого активно используются имеющиеся в стране ресурсы для модернизации экономики — это и высокий дух предпринимательства, и неплохой ресурс знаний, а также сравнительно прочная база для социального диалога и богатая культурная и интеллектуальная среда.

На базе новой экономической модели стране удалось добиться успехов. Была сокращена безработица и бедность, а вместе с ними неформальный сектор в экономике и преступность, наметилось уменьшение неравенства в доходах. Страна смогла осуществить досрочные выплаты по внешнему долгу и провести реструктуризацию государственного долга за счет выпуска новых государственных облигаций под более низкий процент. Как показал последний мировой экономический кризис, бразильская модель оказалась достаточно устойчивой к потрясениям в мировой экономике (ВВП в годы кризиса почти не сократился).

Экономическая стабильность в сочетании с социальной и политической, создание благоприятного инвестиционного климата повысили доверие к Бразилии со стороны иностранного капитала. Он, особенно в последние годы, значительно увеличил инвестиционную активность в бразильскую экономику (Бразилия входит в число стран-мировых лидеров по привлечению ПИИ), придав многим отраслям современный технологический облик. Именно иностранные технологии позволили практически создать в современную мобильную связь и интернет, повысили производительность труда в различных отраслях промышленности, модернизировали структуру экономику. В конституцию страны внесена поправка, снимающая практически все ограничения в деятельность иностранного капитала на территории Бразилии.

Но, несмотря на достигнутые успехи, Бразилия все еще остается бедной страной с острыми социальными проблемами: 6% ее населения имеет доходы ниже $1,25 по ППС, а 8% неграмотно. Разрыв в распределении доходов продолжает оставаться одним из самых высоких не только в Латинской Америке, но и в мире: коэффициент Джини, хотя и снижается, составляет 0,57, что далеко позади Мексики (0,47) и Аргентины (0,45). Другая настораживающая черта современной бразильской экономики состоит в том, что на ее основе стране не удалось ускорить прежний невысокий для менее развитых стран экономический рост.

Тем не менее, предпринимательская и политическая элита Бразилии оптимистически смотрят в будущее. Для них ключевая цель экономического развития бразильского общества — модернизация экономики в ХХI в. и превращение Бразилии из разряда полупериферийных стран (в терминологии И.Валлерстайна) в развитую. Вне зависимости от возможной смены политических сил на вершине власти и перепадов международной экономической конъюнктуры, модернизация Бразилии уже приобрела такую внутреннюю динамику и инерцию, что страна неизбежно будет идти к дальнейшему наращиванию своей роли в мире.

Мексиканская модель
Среди стран со схожим уровнем экономического развития Мексика выделяется уровнем макроэкономической стабильности, большим внутренним рынком, хорошо развитой транспортной инфраструктурой.

Экономическая модель Мексики имеет ряд черт, типичных для стран Латинской Америки. Здесь, как и в большинстве стран региона, в начале 1990-х гг. произошла смена национальной экономической модели — вместо неокейнсианской модели модернизации Мексика стала ориентироваться на неолиберальную. При этом отличительной особенностью мексиканской экономической модели является не только ориентация на глобализацию и высокий уровень открытости экономики, но и участие в НАФТА, приведшее к включению целых отраслей экономики Мексики в производственные звенья американских ТНК. В результате у Мексики наблюдается возрастающая зависимость от экономических циклов американского партнера по НАФТА: в разгар кризиса в США в 2009г. ВВП Мексики сократился на 4,5%, а после начавшего в США оживления мексиканская экономика показывает неплохие для Латинской Америки темпы роста — во второй половине этого десятилетия прогнозируется рост в 3–4%.
Слабой стороной мексиканской модели является недостаточно развитая институциональная база: неэффективное функционирование государственных учреждений, высокий уровень преступности, коррупция, недоверие к властным структурам со стороны общества.

Другими проблемами являются социальные. Хотя Мексика по индексу человеческого развития занимает неплохое для ее уровня развития 61-е место (ИЧР — 0,77), серьезной проблемой остается достаточно высокий уровень расслоения общества: в нынешнем десятилетии индекс Джини колебался в диапазоне 0,47–0,51. Другая проблема — это высокий уровень занятости экономически активного населения в ненаблюдаемом секторе экономики (43%), причем не только в неформальном, но также в теневом и криминальном.

Особую роль в экономической модели страны играют промышленные предприятия «макиладорас», продукция которых ориентирована преимущественно на экспорт. Это сборочные предприятия североамериканских ТНК, создаваемые преимущественно в приграничной зоне с США. На их основе с использованием местной дешевой рабочей силы производится конечная продукция или полуфабрикаты, предназначенные на экспорт, главным образом в США. В настоящее время предприятия «макиладорас» в основном специализируются на выпуске автомобилей, электротехники, обувной, швейной и мебельной продукции.

Расходы на НИОКР в 2000-х гг. составляли около 0,4% ВВП, что ниже среднего показателя по региону. В отличие от Бразилии, в которой наблюдаются попытки сформировать собственный научно-исследовательский комплекс, Мексика ориентируется на использование импортных технологий. Тем не менее, по общему уровню технологического развития она обгоняет Бразилию.

Вклад внешней торговли в формирование ВВП достаточно значителен (на экспорт идет около 30% ВВП). Мексиканская экономика в большой степени ориентирована на внешний рынок и прежде всего рынок США, на который приходятся 78% экспорта. В результате структурных преобразований произошли существенные сдвиги в структуре экспорта страны: доля готовых изделий в экспорте страны выросла с 43% в 1990 г. до 70% в 2011 г., а удельный вес высокотехнологичных изделий в промышленном экспорте приближается к 17%, что заметно выше среднего показателя по региону.

Аргентинская модель
Аргентина выделяется среди крупных экономик латиноамериканского региона сильными колебаниями экономического роста (правда, не испытывая после 2002г. падения ВВП), что отчасти связано с ее сильной сырьевой (точнее, агропромышленной) ориентацией на внешний рынок. Более того, в прошлом и этом десятилетии в стране происходило замещение обрабатывающих отраслей промышленности продукцией агропромышленного сектора и добывающих отраслей, а в результате доля сельского хозяйства в формировании ВВП возросла в 1,5 раза — с 7% до 10%, что выше, чем в остальных ведущих латиноамериканских стран. В тоже время одним из конкурентных преимуществ Аргентины продолжает оставаться человеческий капитал — здесь большое количество высококвалифицированной рабочей силы, в стране неплохая инновационная активность (правда, в основном на базе импортных технологий).

Начиная с прошлого десятилетия, аргентинская экономическая модель стала ориентироваться на неолиберальные принципы, результаты которых оказались противоречивыми. С одной стороны, Аргентине удалось стабилизировать экономическую ситуацию после предыдущих десятилетий с их частыми кризисами. С другой стороны, незавершенность начатых в первой половине 1990-ых гг. неолиберальных экономических преобразований из-за популизма и боязни разрешить болезненные социальные проблемы, а также из-за нередкой реализации вашингтонского консенсуса без учета местных реалий и опоры экономического роста на иностранный ссудный капитал, в конечном счете, свели на нет неолиберальный эксперимент в стране.

С 2003 г. в экономическом развитии Аргентины начинается новый период: неолиберальная модель модернизации постепенно замещается неокейнсианской, которая предполагает большее вовлечение государства в экономику. Ввиду попыток национализировать стратегические отрасли экономики у Аргентины возникают большие сложности с привлечением иностранного капитала (по притоку ПИИ страна отстает от остальных ведущих латиноамериканских государств). В связи с этим одной из отличительных особенностей аргентинской экономической модели стала ориентация преимущественно на внутренние источники роста. В поисках внутренних ресурсов правительство даже решилось на проведение реформы пенсионной системы, в результате которой средства (более 30 млрд. долл.), находившиеся в ведении частных управляющих компаний, были переданы в руки государства.

Одновременно в последние годы наблюдается ухудшение институциональной среды в Аргентине, которое проявляется в неэффективном функционировании товарных и финансовых рынков, а также рынка труда. Усилившиеся административные методы управления экономикой искажают рыночные сигналы, что препятствует росту конкурентоспособности аргентинских предприятий. Правительство страны все чаще прибегает к нерыночным методам стимулирования национального хозяйства: с 2002 г. и вплоть до настоящего времени внутренние цены на газ и электроэнергию заморожены (хотя в этом десятилетии инфляция поднялась до 10–11%), введено лицензирование импортных операций.

Аргентина занимает достаточно скромное место в международной торговле (менее 0,5% мирового экспорта товаров, а экспортная квота не превышает 20%). Доля сельхозпродукции в структуре экспорта страны составляет более 50%. Ведущее положение во внешнеторговых связях занимает основной партнер по интеграционному объединению МЕРКОСУР — Бразилия, а также ЕС и Китай, и лишь затем США.

Венесуэльская модель
Главной характерной чертой венесуэльской экономики является ее нефтяная направленность, что обусловлено огромными запасами нефти (1-е место в мире — 18% мировых прогнозных запасов), правда, тяжелой.

Это привело к развитию в Венесуэле прежде всего нефтедобычи и нефтепереработки. Нефтяные доходы позволяли Венесуэле долгое время перераспределять доходы, получаемые от продажи нефти, не осуществляя при этом серьезных структурных преобразований. В результате на протяжении большей части второй половины ХХ в. происходило типичное для «голландской болезни» постепенное перемещение экономических ресурсов в добывающую промышленность, ослабляя тем самым стимулы для развития обрабатывающей промышленности и создания новых технологичных производств. В современной структуре ВВП Венесуэлы более 52% занимает промышленность, из которых на долю добывающих производств приходится более 38%.

В последние три десятилетия Венесуэла дважды меняла свою экономическую модель. В начале 1990-х гг. в стране начались масштабные неолиберальные преобразования. Однако они привели к увеличению диспропорций в уровнях доходов между социальными группами и росту социальной напряженности в обществе. К тому же это происходило на фоне неблагоприятной конъюнктуры на мировом рынке нефти, что при сырьевом характере венесуэльской экономики вело к резкому снижению экспортных поступлений и вынуждало к проведению жесткой монетарной и фискальной политике.

В результате начался постепенный отход от неолиберальной модели модернизации к неокейнсианской, а с 1998 г. в стране наступает радикальное переосмысление и этой модели. Страна предприняла попытку выработать социально справедливую экономическую модель в рамках того, что тогдашний президент Уго Чавес называл «боливарианской революцией» и «построением социализма ХХI века».

Были национализированы не только нефтяная, но и металлургическая, цементная промышленность, электроэнергетика, коммунальные услуги и мобильная связь. Для снижения безработицы правительство активно увеличивало численность персонала госкомпаний, а их доходы переориентировало на социальные цели. С 2003 г. в стране централизованно устанавливаются цены на 400 видов товаров, включая продукты питания, но побочным результатом стал их дефицит, рост инфляции (до 40% в год, хотя и раньше она была велика). Высокие социальные расходы повлекли постоянный и нарастающий дефицит госбюджета.

В 2002 г. в Венесуэле была инициирована аграрная реформа, целью которой являлось изъятие у крупных собственников их земель и последовательное перераспределение в пользу безземельных крестьян. Сложности с получением государственных кредитов со стороны фермеров, а также отсутствие электроэнергии, связи и других коммуникаций на новоприобретенных участках, препятствуют успешной реализации аграрной реформы. Оборотной стороной аграрной реформы стало уменьшение производительности сельского хозяйства. Венесуэла усилила свою зависимость от импорта продуктов питания, особенно зерна, мяса и молока.

В связи с увеличением вмешательства государства в экономику Венесуэлы и ростом административных методов управления в стране стремительно ухудшается институциональная среда, что проявляется в неэффективном функционировании государственных учреждений, высоком уровне коррупции, недоверии со стороны бизнес-сообщества к властным структурам, отсутствии независимой судебной системы. Данное положение дел сильно снижает привлекательность Венесуэлы для иностранных инвесторов (страна получает всего 2–3 млрд.долл. ПИИ в год).

Темпы экономического роста Венесуэлы испытывают очень сильные колебания, но достижению устойчивой траектории экономического препятствует нестабильная макроэкономическая ситуация — не только высокий уровень инфляции и дефицит госбюджета, но и неэластичный рынок труда, неразвитость финансовой системы, фиксированный обменный курс. Низкий уровень конкуренции на внутреннем рынке, высокие бюрократические издержки по созданию нового бизнеса, высокие пошлины на импорт товаров, а также высокий уровень регулирования ПИИ также тормозят экономический рост Венесуэлы.

Ключевым торговым партнером остаются США, на которые приходилось более 20% экспорта Венесуэлы. Второе место в экспорте и третье место в импорте стал занимать Китай.

2. Пропорции и эффективность экономического развития, экономический рост и инвестиции
Достижение устойчивого экономического развития признано бразильским руководством одной из приоритетных задач. Ведущие бразильские экономисты неоднократно подчеркивали важность создания в стране такой экономики, которая опиралась бы на сбалансированный и пропорциональный рост. Однако стране не удается достичь таких темпов экономического роста, которые были бы высокими по меркам менее развитых стран (впрочем, это характерно для большинства латиноамериканских стран). Во многом это следствие недостаточно высокой нормы валового накопления капитала.

alt

Межотраслевые пропорции в стране изменялись главным образом за счет роста третичного сектора, доля которого достигла 68% ВВП (на первичный сектор приходится 5%, вторичный — 26%). Внутриотраслевые пропорции изменились более существенно и прежде всего за счет обрабатывающей промышленности. Причем снизилось значение традиционных обрабатывающих отраслей (пищевая, текстильная, кожевенная, обувная), и напротив, возросла доля отраслей средней наукоемкости (нефтепереработка, фармацевтика, автопром) и одновременно формируются отрасли высоких технологий (авиакосмическая, атомная, телекоммуникационная).

Что касается производительности труда в Бразилии, в частности, в обрабатывающей промышленности, то в минувшем десятилетии она в среднем возрастала на 5,3%, то есть выше, чем в ряде развитых стран, таких как США (3,6%), Германия (2,3), Япония (2,0%). Это происходило, прежде всего, за счет роста квалификации работников и новых технологий. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что если за период 1994–1999 гг вклад общей производительности факторов в экономический рост составил 1/10, то за за период 2002–2010гг. — уже около 1/3. Тем не менее, несмотря на заметный рост производительности труда в бразильской экономике в целом, ее уровень к началу 2012 г. составил лишь 38% от аналогичного показателя в США.
3. Соотношение форм бизнеса
В Бразилии по масштабам производства ВВП лидируют малые предприятия с числом занятых до 100 человек — их доля в ВВП достигает 32%. Вместе со средними компаниями (от 200 до 500 человек) они составляют экономическую основу страны. На крупные предприятия приходится более 30% ВВП Бразилии. Как правило, в крупных компаниях значительная доля капитала принадлежит иностранным инвесторам или государству.

Сопоставление долей занятых в малом и среднем бизнесе (около 2/3) и его доли в ВВП (также около 2/3) говорит о том, что этот бизнес в Бразилии весьма производителен. Можно констатировать, что Бразилия здесь ближе к развитым странам, чем к другим менее развитым странам.

До перехода на неолиберальную модель развития государство играло главную роль в бразильской экономической модели. Предыдущая модель реализовывалась прежде всего на базе государственного сектора — в конце 1970-х гг. на госпредприятиях создавалось более трети ВВП. Роль государственного сектора значительно сократилась с проведением масштабной приватизации в середине 1990-х гг. Тем не менее, государство продолжает играть ключевую роль в экономическом развитии Бразилии. Во-первых, оно практически полностью контролирует отдельные сегменты хозяйственной деятельности, такие как нефтедобыча и нефтепереработка, крупные инфраструктурные объекты, ОПК. Во-вторых, активно занимается инвестиционной деятельностью и кредитованием.

Что касается государственных инвестиций, то они, как правило, направляются в низкорентабельные и убыточные отрасли, а также в отрасли, связанные с перспективой развития (фундаментальные науки, мирное использование атома, аэрокосмический сегмент). Таким образом, вся деятельность бразильского государства связана с осуществлением главной цели экономической политики — достижением устойчивого развития.

4. Человеческий капитал и инновационное развитие
По уровню развития человеческого капитала, если его измерять индексом человеческого развития, Бразилия находится на 85-м месте в мире. Однако большая величина этого капитала и его неплохие темпы роста позволяют стране все больше опираться на него в своем экономическом развитии.

В прошлом десятилетии среднегодовой прирост населения составил 1,35%. По оценке ЮНКТАД ООН, население страны, хотя и медленнее, будет продолжать расти и его численность стабилизируется к 2050 году, достигнув 250 млн. чел. (сейчас около 200 млн.чел.). Важно отметить, что население Бразилии молодо и в ближайшее время перед страной не возникнет проблемы его старения (средний возраст бразильцев составляет 29 лет).

В результате рынок труда не испытывает недостатка в рабочей силе. Более того, темпы роста экономически активного населения превосходят темпы роста общей численности населения, в результате чего уровень безработицы в стране остается достаточно высоким (7-8%). В то же время быстрый рост рабочей силы оказывает позитивное воздействие на увеличение объема ВВП.

Пока основная масса рабочей силы в Бразилии не имеет высокого уровня общеобразовательной подготовки. По расходам на образование Бразилия отстает от наиболее развитых латиноамериканских стран. Диплом о полном среднем образовании имеет 41% населения в возрасте от 25 до 64 лет, в то время как в Аргентине 52%, а в Уругвае — 60%.

Для обеспечения собственных НИОКР в Бразилии принята программа научно-технического развития на 2007–2010гг. и позже продленная до 2014 г. Программа призвана и дальше увеличивать расходы на НИОКР, которые в начале этого десятилетия уже достигли 1,2%. Она нацелена на исследования в стратегически важных для Бразилии областях — это нанотехнологии, энергетика, аэрокосмическая отрасль, оборона, общественная безопасность, развитие районов в бассейне реки Амазонки. В целом Бразилия располагает необходимым потенциалом квалифицированных кадров в сфере науки и инноваций, который адекватен заданному курсу на интенсивное развитие национального научно-технологического комплекса. В 2011 г. высокотехнологичная продукция в экспорте Бразилии составляла 13% (в Индии — 5%, России — 7%, Китае — 30%).

5. Реальный сектор
Ключевую роль в реальном секторе Бразилии играет промышленность, а ее наиболее динамичным сегментом является обрабатывающая промышленность, доля которой в ВВП достигает 25%.

Из отраслей обрабатывающей промышленности наиболее важной для экономики страны является автомобилестроение, которое занимает первое место в Латинской Америке и восьмое в мире, выпуская около 3 млн. автомобилей в год. Причем используются собственные технологии. Так, бразильцы освоили выпуск автомобилей, работающих на бензине с добавлением спирта (этанола) из растительного сырья. В 2012 г на долю автомобилей с такими двигателями пришлось свыше 80% продаж.

Из высокотехнологичных отраслей выделяется авиационная промышленность. Здесь лидирует фирма «Эмбраер», на самолеты которой приходится значительная часть летательных аппаратов региональных авиалиний всего мира. Созданная как государственная, компания затем была приватизирована, в том числе с участием иностранного капитала (ему принадлежит 20% акций). Создается и авиакосмическая промышленность — Бразилия располагает собственным космодромом («Алкантара») и освоила запуски собственных ракет для метеообеспечения и картографических съемок.

По объему выпуска металлургической продукции Бразилия входит в первую десятку стран мира (статистика включает в нее и добычу металлургического сырья). В отрасли активно идет процесс слияний и поглощений, ведущих к созданию компаний мирового уровня. Химическая промышленность Бразилии представляет собой одну из наиболее современных отраслей, которая в значительной степени определяет уровень развития экономики всей страны и занимает большое место в ее экспорте. Во многом это следствие богатых полезных ископаемых страны, особенно металлов, а также углеводородов, большие запасы которых открыты на шельфе (на него приходится 85% добычи нефти в стране). Большая часть запасов нефти, ее добычи и экспорта принадлежит государственной компании «Петробраз», которая контролирует на внутреннем рынке 95% нефти и 90% газа. В энергетике страны доминируют ГЭС (87% выработки электроэнергии). На реке Парана работает одна из самых крупных в мире ГЭС «Итайпу» (12,6 Мвт.). Есть в стране и АЭС.

Огромную роль в экономике Бразилии играет АПК. Из-за своих климатических особенностей и наличия больших площадей плодородных земель страна обладает одним из самых крупных в мире сельскохозяйственных потенциалов. В бразильском АПК создается 33% ВВП и занято 40% трудоспособного населения. Рост сельхозпроизводства в прошлом веке происходил достаточно высокими и устойчивыми темпами (3,1%), а в первом десятилетии нового столетия они выросли до 5,7%. Этот рост базируется на производстве большой гаммы товаров, во многом идущих на экспорт. Так, если сегодня на страну приходится около 38% продаж мяса на мировых рынках, то к 2020 г. эту долю правительство планирует довести до 45. В отличие от большинства латиноамериканских стран в Бразилии до сих пор сохраняются отдельные формы латифундизма, при котором до 40% земель не используется хозяевами латифундий. Одновременно идет бурный процесс концентрации сельскохозяйственного производства на крупных капиталистических сельхозпредприятиях. При этом важную роль в сельском хозяйстве играют 4 млн. семейных ферм, каждая из которых располагает площадью до 100 га.

6. Финансовый сектор
Финансовая система в 1940–1950-е гг. была во многом ориентирована на поддержку экспортного сектора сельского хозяйства, главным образом кофе, сахара и хлопка. Затем сферой приложения финансов во многом становятся капиталоемкие отрасли промышленности.

На протяжении всего послевоенного периода основной проблемой бразильских финансов была инфляция, которая к концу 1980-х гг. достигла четырехзначных значений (1585% в 1990г). Борьба с ней и стабилизация финансовой системы были для государства одной из самых трудных задач. Проблему удалось решить в середине 1990-х гг. и с тех пор инфляция находится на уровне 4–7% в год.

В 1995 г. было осуществлено реформирование денежно-кредитной системы, что позволило существенно повысить надежность и ликвидность финансовых учреждений, прежде всего за счет их слияний и концентрации банковского капитала (в стране сейчас действуют 180 частных коммерческих банков). Правительство смогло усилить конкуренции среди банковских учреждений, в том числе через отмену ограничений на деятельность иностранных банков, а в результате влияние иностранного капитала в банковской сфере Бразилии постоянно растет. Но и бразильский финансовый капитал наращивает свое присутствие за рубежом — ведущие банки страны, такие как «Брадеско», «Итау», «Унибанко» владеют сетью заграничных филиалов и банков. В 2011 г. кредиты, выданные банковской системой Бразилии внутри страны, составили 98% по отношению к ВВП, что является очень высоким показателем для латиноамериканских стран (Мексика — 45,5%, Аргентина — 31%, Колумбия — 66%, Чили — 71%, Венесуэла — 29%).

Налоговые сборы составляют 35–36% ВВП Бразилии, образуя основу доходной части консолидированного бюджета. Его главными расходными статьями бюджета являются трансферты штатам и муниципалитетам, заработная плата госслужащим и работникам бюджетной сферы и, конечно, расходы на социальные нужды (на них идут ¾ бюджета).

Бюджет традиционно сводится с дефицитом в размере 1,5–3,5 от ВВП. В результате растет госдолг — он составляет около 50-55% от ВВП.

7.Внешнеэкономический сектор
Бразилия является крупнейшей в Латинской Америке внешнеторговой державой. Она традиционно входит в число ведущих поставщиков на мировой рынок многих видов минерального и сельскохозяйственного сырья, а также продовольствия — концентрата апельсинового сока, кофе, сахара, какао, животноводческой продукции. Но одновременно растет значение Бразилии и как экспортера готовой продукции — текстильных и кожевенных изделий, машин, высокоточной аппаратуры. Тем не менее, на сырье (особенно руды металлов) и полуфабрикаты все еще приходится 33% и 14% бразильского экспорта соответственно.

alt

Бразилия предпринимает активные усилия по географической диверсификации экспортных потоков. В 2011 г. бразильский экспорт распределялся так: Китай — 15%, США — 10%, Аргентина — 9%, Нидерланды — 5%, Япония — 4%. Далее следуют Мексика, Чили, Германия и Италия. Россия заняла 14 место.

Важную роль во внешнеэкономических связях Бразилии играет международное движение капитала. Страна устойчиво занимает высокое место в рейтинге наиболее привлекательных для иностранных инвестиций, особенно прямых, накопленный объем которых в 2012 г. превысил 700 млрд. долл. На иностранных предприятиях в обрабатывающей промышленности Бразилии занято до 14% рабочей силы. Главной сферой приложения ПИИ является автомобилестроение (на его долю приходится 20% зарубежных инвестиций). Основная часть ПИИ принадлежит американским ТНК (25%), за ними идут страны ЕС.

Увеличивающаяся зависимость Бразилии от иностранного капитала не мешает ей самой стать заметным инвестором в ряде стран. В 2012 г. объем бразильских ПИИ за рубежом достиг 233 млрд. долл. Среди крупнейших инвесторов можно назвать такие сырьевые ТНК, как «Петробраз» и «КВРД», металлургический концерн «Жердау», самолетостроительную корпорацию «Эмбраер» и др.

В последние годы произошло существенное увеличение золотовалютных резервов Бразилии, которые превысили 350 млрд. долл. Одной из главных причин роста бразильского золотовалютного запаса является увеличивающийся с каждым годом приток зарубежных инвестиций.

8. Социальный сектор
В Бразилии социальный сектор является наиболее слабым и уязвимым звеном в ее модели. Накопившиеся за многие десятилетия такие проблемы, как огромные масштабы бедности, имущественное неравенство, неравномерность в развитии регионов, чрезмерные размеры ненаблюдаемой экономики, в которой, по некоторым данным, занято до 40 % населения страны — это далеко не полный перечень социальной проблематики, не изжитый и по сей день. На фоне определенных успехов в достижении макроэкономических показателей социальная сфера Бразилии продолжает оставаться одной из самых отсталых в Латинской Америке. Основные ареалы распространения бедности десятилетиями остаются без изменений. Особенно тяжелое положение наблюдается на Северо-Востоке страны, где концентрируется 67% бразильских бедных.

На исходе прошлого века политическая элита страны пришла к важному выводу: модернизация Бразилии невозможна без решения социальных проблем. На протяжении многих десятилетий любые попытки властей изменить ситуацию наталкивались на противодействие мощных сил, прежде всего крупного финансового капитала и латифундистов. В новом столетии ситуация изменилась — основную роль в экономическом и, в значительной степени, политическом развитии Бразилии играет промышленный и современный финансовый капитал, крайне заинтересованный в наращивании потребительского потенциала внутри страны, в создании современной структуры бразильского общества.

С приходом в начале прошлого века к власти левоцентристского правительства была разработана и стала осуществляться общенациональная программа борьбы с нищетой и бедностью «Fome Zero» («Нет голоду»). Ее основная цель состояла в том, чтобы за счет массовой помощи обездоленным слоям населения расширить диапазон внутреннего рынка и обеспечить развитие экономики. «Fome Zero» была дополнена программой «Семейный кошелек» («Bolsa Familia»), которая помогала бедным семьям, чьи доходы были ниже прожиточного минимума. В 2012 г. этой программой было охвачено более 13 млн. семей, то есть практически все бедное население Бразилии. А в целом каждый четвертый житель страны получил от государства финансовую или другую материальную помощь

В результате сейчас по доле расходов на социальные нужды Бразилия опережает все страны БРИКС, включая Россию. Налицо и результаты — выросла средняя продолжительность жизни, снизилась детская смертность, увеличились государственные расходы на образование и здравоохранение, снизился коэффициент Джини.

alt

Тем не менее, до решения социальных проблем еще очень далеко. Душевой ВВП остается низким, его распределение продолжает оставаться крайне несправедливым, расходы на образование не отвечают потребностям страны, очень неблагополучна ситуация с преступностью.