«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(29), 2014

Экономика зарубежных стран

Бразилия: некоторые аспекты социальной политики

Э.Панков, к.э.н., доцент

Статья анализирует современные тенденции в социальной сфере и социальной политике Бразилии.

Ключевые слова: Бразилия, социальная политика, социальная сфера

E.Pankov. Brazil: some aspect of social policy

The article analyzes the modern trends in social sphere and social policy of Brazil.

Key words: Brazil, social policy, social sphere

В середине 90-х гг. прошлого столетия переход от импортозамещения к новой неолиберальной модели развития потребовал от бразильцев внесения существенных корректив в стратегию экономического роста. Исследователи и политики пришли к выводу, что экономическая и технологическая модернизация страны невозможна без решения острых социальных проблем — устранения огромных зон бедности и нищеты, диспропорций в развитии регионов, неграмотности, детского труда, организованной преступности, проституции, непомерного имущественного неравенства, которое, даже по меркам наименее благополучных стран, не выдерживало никакой критики. В 1994 г. 10% населения имело суточный доход меньше 1 долл., а 24% — около 2 долл. В 90-х гг. зарплата директоров бразильских предприятий в 50 и более раз превышала зарплату рабочих этих предприятий, в то время как в развитых странах — максимум в 7 раз.

Большие надежды в 90-х годах бразильское руководство возлагало на приватизацию предприятий промышленности и сферы услуг, в том числе финансовых. Вырученные от приватизации средства в значительной степени шли на решение оперативных социальных задач. «Бразилия не только не знала практики „назначения мультимиллионерами“ и дармовой раздачи бывшей госсобственности „приближенным лицам“ в частные руки, но и показала во многих отношениях пример успешной и эффективной приватизации».[1] Общий объем вырученных от приватизации средств достиг почти 100 млрд. долларов, что составило свыше 50% всей выручки от приватизации в Латинской Америке. И сегодня опыт бразильской приватизации используется во многих развивающихся стран мира.

В 2002 г. победу на президентских выборах одержал лидер левоцентристской Партии трудящихся Луис Инасио Лула да Силва (Лула). Главным направлением деятельности нового правительства стала подготовка условий для реализации инновационной стратегии, направленной на борьбу с голодом и хорошо известной под названием «Fome Zero» («Нет голоду»). Программа «Fome Zero» была призвана охватить десятки миллионов голодающих по всей стране и через механизмы государственной помощи населению расширить и развить внутренний рынок. Это направление было вписано в общую стратегию по обеспечению продовольственной безопасности и рассматривалось как инструмент продвижения Бразилии по пути экономического и социального развития. Оно не означало обычную раздачу еды, а носило комплексный характер, необходимый для «изменения облика Бразилии».[2] Вместе с тем стоит подчеркнуть, что поначалу приходилось именно раздавать еду, чтобы хоть как-то снизить социальную напряженность в обществе.

Для финансового обеспечения столь масштабной задачи бразильское руководство пошло на беспрецедентный шаг — оно приостановило действие контрактов по закупке новейшего вооружения для армии, а также существенно урезало расходы всех министерств.

Первым шагом правительства Лулы стало выявление «зон риска», то есть регионов, где проживали беднейшие семьи Бразилии. Критическими зонами или «зонами риска» были признаны Север, Северо-Восток, отдельные районы штата Минас-Жерайс, места проживания индейского населения и некоторые другие районы страны.
Бразильское руководство понимало, что истинные причины бедственного положения трети населения Бразилии кроются в структурных диспропорциях экономики. Дуализм бразильского общества и экономики был повсюду, прежде всего в сосуществовании современных заводов и огромных зон архаики, где процветала безработица, низкая оплата труда, чудовищная система распределения доходов. На разбухший теневой сектор приходилась почти половина объема ВВП.

Несмотря на острый дефицит финансовых средств, правительство приступило к реализации программы «Fome Zero». Она включала в себя три группы социальных проектов, которые в общей сложности охватывали 46 млн. человек. Первая группа (структурная политика) была направлена на искоренение наиболее глубоких причин голода и нищеты. Вторая (специальные программы) — охватывала нуждающиеся семьи для радикальной помощи малолетним голодающим детям и их матерям. С этой целью помимо прямой финансовой помощи организовывались многочисленные «народные столовые», устраивались бесплатные школьные обеды. Третья группа касалась специальных продовольственных программ на местах (в префектурах, муниципиях, маленьких городках). Здесь создавались альтернативные каналы продажи продуктов для малообеспеченных граждан путем заключения договоров с супермаркетами и оптовыми рынками, организовывались потребительские кооперативы, а также продажа продовольствия без посредников.

В рамках программы «Fome Zero» был создан проект «Bolsa Familia» («Семейный кошелек»), который предусматривал сугубо денежную помощь малообеспеченным семьям.

Гражданское общество горячо откликнулось на призыв правительства поддержать программу «Fome Zero» и заявило о готовности внести свой вклад в ее осуществление. 87% населения Бразилии, включая армию и католическую церковь, поддержали этот проект.

В одном из своих выступлений президент Лула подчеркнул, что «в истории Бразилии не было случая, когда само общество столь активно включилось бы в осуществление подобных социальных проектов».[3]

За два президентских срока правления Лулы бедность, пусть не радикально, но все же отступила. Доля бедных уменьшилась почти вдвое. И это на фоне значительного роста населения — более чем на 40 млн. человек. Кроме того, снизилась детская смертность, выросла продолжительность жизни, увеличились государственные расходы на образование и здравоохранение (см. табл.).

Основные социальные показатели Бразилии[4]

Показатель

1990 2011

Доход на душу населения

4859 11900

Средняя продолжительность жизни (кол-во лет)

66 72

Детская смертность (на 1 тыс. новорожденных

60 20

Количество бедных (в % от населения)

48 26

Доля лиц, страдающих от голода (в %)

12 6

Госрасходы на образование (% от ВВП)

3,9 5,0

Уровень грамотности (%)

81 87

Госрасходы на здравоохранение (% от ВВП)

3,9 5,0

Средний уровень образования (годы обучения)

3,9 6,5

Помимо борьбы с голодом, бедностью и нищетой проводились и другие реформы: пенсионная налоговая аграрная. Был принят ряд специальных программ для повышения образования и улучшения здравоохранения. Но главное — они решили проблему голода и повлияли на увеличение платежеспособного спроса населения, что положительно отразилось на расширении внутреннего рынка, и, в целом, снизили социальную напряженность.
Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что социальная сфера, крайне запущенная в течение многих десятилетий, до сих пор остается наиболее уязвимым звеном в развитии Бразилии. Для наиболее полного решения социальных проблем необходим системный подход, который носит долгосрочный характер и неспособен в короткие сроки дать желаемых результатов.

Как и вся социальная политика правительства, программа «Fome Zero» находилась в центре острой критики, в том числе со стороны радикального крыла Партии трудящихся. Программу критиковали за неадекватность целям развития, пропагандистский характер, разбазаривание огромных средств, которые можно было бы направить на завершение аграрной реформы и т. д. Отвечая на критику оппонентов, Лула заявил: «Хочу сказать вам, что я действительно являюсь президентом всех бразильцев. Но, чтобы никто не обманывался на сей счет, скажу, что, даже будучи президентом всех бразильцев, я буду продолжать делать то, что делает любая мать: я буду опекать самых нуждающихся, самых слабых, тех, кто в наибольшей степени нуждается в помощи государства».[5]

В 2010 г. Лула передал свои полномочия одному из своих ближайших сторонников, победивших на президентских выборах — Дилме Руссефф. Основные ориентиры социальной деятельности нового президента лежат в русле политики правительства Лулы. Вместе с тем, все больший акцент в социальной политике Дилмы Руссефф приобретают вложения в человеческий капитал — образование и здравоохранение, что характерно для развитых государств. Бразилия тратит на здравоохранение 7,9% ВВП. Это больше, чем Южная Корея (5%), Испания (7,6%), Великобритания (7,7%).Одновременно была возобновлена незаслуженно забытая программа «Социальное содружество», нацеленная на повышение качества образования, включая высшее. Кроме того, были приняты или активно продолжены такие проекты, как «Мой дом — моя жизнь», «Свет для всех», «Первая работа», «Университет для всех», «Грамотная Бразилия».

Среди практических мер, принятых новым правительством, можно также отметить повышение минимальной заработной платы, активизацию борьбы с преступностью, сокращение теневого сектора, налаживание полезного диалога с «Движением безземельных крестьян» — основной народной силой в борьбе за аграрное переустройство.

Подходит к концу первый срок правления Дилмы Руссефф. В октябре 2014 г. пройдут перевыборы президента и нет сомнения в том, что, независимо от победы того или иного претендента, курс Бразилии, взятый в 90-х гг. и направленный на построение «социальной экономики, будет сохранен и продолжен.


[1] Мировая экономика и международные отношения, № 10, 2012

[2] www.fomezero.org.br

[3] Foha de Sao Paulo, 01 02 2004

[4] Human Development Report, 1990,2009, 2012

[5] www.http://noticias.vol.br/bbc/reporter/2007