«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(29), 2014

Международное движение капитала

Инвестиционный климат России по оценкам международного бизнес–сообщества

М.Петровски, к.э.н.

В статье делается попытка проанализировать и сопоставить Россию, Бразилию, Турцию, Мексику и Индию на базе международных рейтингов.

Ключевые слова: Россия, Бразилия, Турция, Мексика, Индия, прямые иностранные инвестиции, инвестиционный климат, ретроспективный анализ, мировые сопоставления

M.Petrovsky. Russia’s investment climate based on the international ratings

In the article an attempt is made to analyze and compare five countries (Russia, Brazil, Turkey, Mexico, India) based on international country’s ratings.

Key words: Russia, Brazil, Turkey, Mexico, India, foreign>

В этой статье автор проанализирует наиболее значимые международные исследования в области развития стран по следующим признакам: динамика деловой активности, привлечение прямых иностранных инвестиций, качественные характеристики государственного сектора, инвестиционного климата, экономической деятельности и конкурентоспособности. В частности, будут проанализированы и сравнены с Россией четыре страны — Турция, Бразилия, Индия и Мексика. В конце статьи автор обобщит все полученные данные и проведет сравнительный анализ по балльной системе.

Данные показывают, что на первом месте по чистому накопленному притоку прямых инвестиций стоит Бразилия, на втором — Мексика, на третьем — Турция, на четвертом — Индия и на пятом — Россия. Как было описано ранее, автор проанализирует четырнадцать международных исследований (включающих 20 рейтингов, см. табл.25), при этом главным вопросом будет следующий — в таком ли порядке распределятся страны, по мнению международных инвесторов?

В 2013 г. в экономику России поступило 170,2 млрд. долл. иностранных инвестиций, что на 10,1% больше, чем в 2012 году. По состоянию на конец 2013 г. накопленный иностранный капитал в экономике России составил 384,1 млрд. долл. США, что на 6,0% больше по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года. Объем погашенных инвестиций, поступивших ранее в Россию из-за рубежа, составил 127,2 млрд. долл., или на 6,9% меньше, чем в 2012 году. [1]

По типовой структуре поступления иностранных инвестиций ситуация следующая. Наибольший удельный вес в накопленном иностранном капитале приходится на прочие инвестиции, осуществляемые на возвратной основе, — 66,3% (на конец сентября 2012 г. — 59,2%), доля прямых инвестиций составила 32,3% (38,3%), или 122 млрд. долл., а портфельных — 1,4% (2,5%).

После нескольких лет бурного поступления прямых иностранных инвестиций в период 2000 — 2009 гг. в экономику Российской Федерации, когда их среднее значение в процентном отношении по всем типам инвестиций составляло около 20–25%, в период 2010—2012 гг. это соотношение значительно ухудшилось. Так, в 2010 г. иностранные инвестиции составляли уже 12%, в 2011 г. снизились до 9,7%, а по итогам 2013 г. вновь выросли до 15,4%. В абсолютном отношении в 2000 г. они были на уровне 4,4 млрд. долл., постепенно увеличиваясь до 27 млрд. долл. в 2008 г. Далее в 2009 г. произошел резкий спад до 15,9 млрд. долл. За период 2010—2013 гг. наблюдается постоянный рост инвестиций — с 13,8 млрд. долл. в 2010 г. до 26,1 млрд. долл. на конец 2013 г. В 2013 г. доля прямых иностранных инвестиций составила 15,4%, а доля прочих — 84% всего объема иностранных инвестиций, при этом большую часть составили различные кредиты.

Прямые иностранные инвестиции в 2013 г. поступали в форме кредитов от зарубежных совладельцев совместных предприятий и как взносы в уставные капиталы предприятий. На взносы в основной капитал приходится почти 10,0 млрд. долл., или 38% всех прямых инвестиций (в 2012 г. — 50%), а на кредиты от зарубежных совладельцев фирм — 14,6 млрд. долл., или 56% (в 2012 г. 41%).

По данным Госкомстата РФ, в 2013 г. в нефинансовый сектор российской экономики (обрабатывающие производства) поступило 89,8 млрд. долл. иностранных инвестиций (или 53% общего итога), а выбыло (т. е. направлено за рубеж для обслуживания и погашения кредитов, а также в виде части инвестиционного дохода) 51,4 млрд. долл., или чистый общий итог составил 38,4 млрд. долл. Большая часть вложений иностранных инвесторов в 2013 г. направлялась в производство кокса и нефтепродуктов — 60%, металлургическое производство и производство готовых металлический изделий — 14%, производство транспортных средств и оборудования — 8%.

По объему накопленных иностранных инвестиций в экономике России ведущими странами являются Кипр (69 млрд. долл., или 18%), Нидерланды (68 млрд. долл., или 18%) и Люксембург (49,2 млрд. долл., или 13%), т. е. эти три страны составляют 48% общего накопленного объема иностранных инвестиций. По объему накопленных прямых иностранных инвестиций (126 млрд. долл. на конец декабря 2013 г.), ведущими странами являются также Кипр (44,8 млрд. долл., или 35% всех прямых инвестиций), Нидерланды (23,7 млрд. долл., или 19%) и Германия (12,7 млрд. долл., или 10%), т. е. эти три страны составляют 64% общего накопленного объема прямых инвестиций. Любопытно, что такие непроизводственные страны, как Кипр, Виргинские острова и Люксембург, вместе взятые, составляют около 63% всех накопленных прямых инвестиций за рубежом на конец декабря 2013 г.

По данным Госкомстата РФ, в 2013 г. инвестиции Кипра направлялись в основном в оптовую и розничную торговлю — 9,1 млрд. долл. (из них только 4,7 млрд. долл. поступили как прямые), на операции с недвижимостью — 4,7 млрд. долл. (2,4 млрд. долл.), на добычу полезных ископаемых — 2,5 млрд. долл. (716 млн. долл.), на добычу топливно-энергетических полезных ископаемых — 2,8 млрд. (1 млрд. долл.), в металлургическое производство — 1,9 млрд. долл. (67 млн. долл.) и строительство — 288 млн. долл. (35 млн. долл.). За этот период все поступившие иностранные инвестиции из Кипра составили 14% общего объема.

В этом контексте интересно проанализировать данные Центрального Банка о прямых инвестициях в Россию из-за рубежа на 01.01.2013 г. (последнее обновление 8 октября 2013 г.) [2], а они показывают следующее: Кипр, Нидерланды и Люксембург составляют 48% (или 240 млрд. долл. из всего объема 496 млрд. долл.) всех прямых инвестиций. Если прибавить такие страны-инвесторы, как Бермуды, Багамы, Гибралтар, Остров Кайман и Британские Виргинские острова, то доля всех восьми стран составляет уже 71%. [3]

Таблица 1. Прямые инвестиции в Российскую Федерацию из-за рубежа в разбивке по странам-инвесторам по состоянию на 01.01.2013 (млн. долл. США)


Страна прямого инвестора

Всего

Участие в капитале

Долговые обязательства

Общий объем инвестиций

496 396

376 170

120 226

Кипр

150 409

127 548

22 861

Люксембург

30 315

3 888

26 427

Нидерланды

59 565

41 804

17 761

Итого, в млн. долл.

240 289

173 240

67 049

Итого, в %

48%

46%

56%

Багамы

29 310

29 199

111

Бермуды

30 934

30 928

7

Гибралтар

299

-

299

Каймановы острова

242

114

128

Виргинские острова, Британские

48 989

43 737

5 252

Итого, в млн. долл.

109 774

103 978

5 797

Итого, в %

22%

28%

5%

Всего 8 стран, в млн. долл.

350 063

277 218

72 846

Всего 8 стран, в %

71%

74%

61%

Источник:
http://www.cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/dirinv_in_country.htm&pid=svs&sid=ITM_58761

В этой статье автор проанализирует методом случайной выборки наиболее значимые международные исследования в области развития стран по следующим признакам: динамика деловой активности, привлечение прямых иностранных инвестиций, качественные характеристики государственного сектора, инвестиционный климат, экономическая деятельность и конкурентоспособность. В частности, будут проанализированы и сравнены с Россией четыре страны — Турция, Бразилия, Индия и Мексика. В конце статьи автор обобщит все полученные данные и проведет сравнительный анализ по балльной системе.
Анализ ситуации с прямыми иностранными инвестициями в экономике России следует начать с Доклада о мировых инвестициях ЮНКТАД (UNCTAD’s World Investment Report 2013: Global Value Chains: Investment and Trade for development), который был опубликован в июне 2013 г.

Текущие мировые тенденции движения ПИИ

Глобальные притоки прямых иностранных инвестиций (ПИИ) уменьшились на 18% в 2012 г., снизившись в абсолютном выражении с 1,65 трлн. долл. в 2011 г. до 1,35 трлн. долл. Сильное падение оборотов притока ПИИ напрямую контрастирует с другими макроэкономическими переменными — такими, как ВВП, торговля и занятость, которые остались на положительной отметке в 2012 г. (см. Таблица 3).

Приток ПИИ по региональному признаку

В 2012 г. ухудшение глобальной экономической ситуации — в частности в связи с углублением кризиса в Еврозоне и снижением темпов роста развивающихся экономик — отчетливо охладило настрой инвесторов для осуществления зарубежных инвестиций. В общем, снижение глобального спроса и высокая конкуренция вынудили большинство игроков перенести свои усилия на улучшение финансовой отчетности и на доходы своих акционеров, а не фокусироваться на развитие и инвестиции. Это относилось как к гринфилд-инвестициям, так и к сделкам по слиянию и приобретению.

Развивающиеся страны в 2012 г. впервые аккумулировали больше прямых инвестиций, чем развитые страны, при этом девять развивающихся стран попали в список 20 крупнейших получателей ПИИ в мире (а именно — Китай, Бразилия, Сингапур, Россия (страна с переходной экономикой по классификации ЮНКТАД), Чили, Индия и др.). Так, приток ПИИ в развивающиеся экономики составил 700 млрд. долл. в 2012 г., второй по величине рекорд, тогда как в развитые страны приток прямых инвестиций составил 561 млрд. долл. (или треть пика 2007 года). [4]

В частности, среди развивающихся регионов притоки ПИИ в развивающуюся Азию снизились на 7% (до 407 млрд. долл.), но по-прежнему остались на высоком уровне. Эта тенденция повторяется во всех субрегионах, но более отчетливо видна в регионах Южной Азии, где приток ПИИ снизился на 24% до уровня 34 млрд. долл. В частности, в Индии приток ПИИ снизился на 28%, достигнув 25,5 млрд. долл. в 2012 г. В Восточной Азии снижение составило 8%, но при этом доля Китая (падение составило 2%) и Гонконга (- 23%) в общем притоке ПИИ составляет более 91%.

Величина оттока ПИИ из стран Азии осталась стабильной в 2012 г. и достигла 308 млрд. долл., снизившись всего на 1% (в 2011 г. 311 млрд. долл.). При этом доля составляла 22% всех мировых ПИИ (равняясь доли Европейского Союза). Умеренный рост оттока капитала из стран Восточной и Юго-Восточной Азии компенсировался 29-процентным снижением объемов вывезенных ПИИ из Южной Азии.

Регион Западной Азии показывает также отрицательные тенденции, но здесь падение притока ПИИ составило лишь 4% — с 49 млрд. долл. в 2011 г. до 47 млрд. долл. в 2012 г. Несмотря на этот факт, снижение притока инвестиций продолжает последовательную отрицательную тенденцию с 2008 г., когда величина притока ПИИ составила 93,5 млрд. долл. Основными факторами этой отрицательной тенденции выступают продолжающаяся политическая неопределенность на региональном уровне и туманные экономические перспективы на мировой сцене. Эти факты сдерживают интересы и возможности иностранных инвесторов для капиталовложений в данный регион.
В регионе Южной Азии ряд стран, включая Бангладеш, Индию, Пакистан и Шри-Ланки превратились в крупных игроков в производстве и экспорте одежды (ready-made garments). Контрактное производство помогло повысить производственные мощности в RMG-индустрии в Южной Азии, включая вышеназванные страны, в глобальные цепочки поставок и рынков. Так, Бангладеш и Индия занимают соответственно четвертое и пятое места в мире по производству одежды, после Китая, Европейского Союза и Турции. Главными преимуществами, которые способствуют развитию экспортноориентированной индустрии производства одежды, являются низкие затраты на рабочую силу и поддержка со стороны государства.

В отношении способа привлечения прямых инвестиций регион Южной Азии показал сильное снижение сделок по слияниям и поглощениям, а также гринфилд-инвестициям. В 2012 г. продажи по M&A снизились на 75% до уровня 2,6 млрд. долл. В первый раз, начиная с 2007 г., инвестиции из развивающихся стран превысили ПИИ из развитых стран, главным образом в связи с экспансией компаний из ОАЭ в этот регион. В это же время сделки по гринфилд-ПИИ проектам снизились на 1/3 до 40 млрд. долл., показав худший результат с 2004 г. Несмотря на эти факторы, перспективы привлечения ПИИ в регион Южной Азии выглядят весьма положительно, главным образом из-за ожидаемого роста ПИИ в Индию.

Более подробно автор рассмотрит экономическую ситуацию и положение с прямыми иностранными инвестициями в Индии. В 2012 г. Индия получила 25,5 млрд. долл. прямых иностранных инвестиций, что на 29% меньше по сравнению с 2011 г. (36,1 млрд. долл.). Снизился также и отток ПИИ с 12,4 млрд. долл. в 2011 г. до 8,5 млрд. долл. в 2012 г.
Индия остается главным реципиентом ПИИ среди стран Южной Азии, однако индийская экономика продолжает испытывать трудности. Это выражается в высокой инфляции, что напрямую влияет на инвестиционную активность как местных компаний, так и международных ТНК. В последние несколько лет доверие инвесторов ослабло, и этот факт напрямую отразился на объеме притоков ПИИ в эту страну. Но существуют и позитивные факторы, которые влияют на перспективы привлечения новых инвестиций. Растут ПИИ в сфере услуг благодаря либерализации ключевых секторов экономики — таких как розничная торговля. Потоки ПИИ в производственный сектор также имеют все шансы на увеличение по причине образования специальных индустриальных зон со стороны таких стран, как Япония, Южная Корея и Чехия.

В последние годы индийское правительство направило все усилия для привлечения прямых иностранных инвестиций посредством установления индустриальных зон для инвесторов в так называемом Дели-Мумбайском Индустриальном Коридоре (DMIC). Заключая двусторонние соглашения и используя государственные фонды зарубежных стран, Индия надеется на привлечение значительных потоков ПИИ в такие секторы экономики, как производство электронного оборудования. В феврале 2013 г. было подписано соглашение между правительствами Индии и Японии по образованию специальной экономической зоны для японских компаний — производителей электроники. Это будет первым индустриальным парком в Индии, который построен специально для развития определенного сектора промышленности, а также под конкретную страну. Накопленный приток ПИИ из Японии больше, чем из Южной Кореи, но в секторе производства электроники японские компании значительно отстают от их южнокорейских коллег на индийском рынке. И как раз успешное начало работы этой зоны поможет в значительной степени сократить этот разрыв и расширить присутствие японских компаний в Индии.

Тем временем Южная Корея пытается всеми силами сохранить преимущества, которые получила из-за более раннего вступления на индийский рынок. В марте 2013 г. Корейское Торгово-Инвестиционное Агентство заключило Соглашение об образовании индустриальной зоны специально для южнокорейских компаний в Неемране. По этой причине ожидается существенный рост прямых инвестиций из Южной Кореи в экономику Индии.

Правительство Индии также ведет переговоры с Чехией об участии чешских компаний в инвестиционных процессах в индустриальных зонах. В этом случае целевым сектором промышленности будет являться производство автомобилей, где у Чехии сильные конкурентные преимущества.

В Турции приток прямых инвестиций в 2012 г. составил 12,4 млрд. долл., или снизился на 23% по сравнению с 2011 г. (16 млрд. долл.) и 45% по сравнению с пиком привлечения ПИИ в 2007 г. Отчеты показывают и снижение на 70% сделок по слияниям и поглощениям. С другой стороны, Турция превратилась в крупного инвестора, при этом накопленные оттоки инвестиций из этой страны регистрируют рост в размере 73%, или 4 млрд. долл., в 2012 г.

Более низкие темпы мирового экономического роста и политика снижения финансирования (fiscal tightening) со стороны Европейского союза (главного внешнеторгового партнера Турции), привели к уменьшению спроса на турецкие товары, и в наибольшей степени это повлияло на экспортноориентированный автомобильный сектор.

Турецкая автомобильная промышленность была создана посредством объединения с международными партнёрами, и страна была включена в мировой цепочке создания стоимости (global value chain) после вступления в Таможенный Союз в 1996 г. Турция превратилась в привлекательную автомобильную производственную базу в основном для экспорта, при этом главным преимуществом являлись низкие затраты труда и благоприятное географическое расположение с удобным доступом к таким рынкам, как Западная и Восточная Европа, Россия, Северная Африка и Ближний Восток. Выделяются три совместные предприятия, которые доминируют в этом секторе, при этом их доля равняется приблизительно ¾ всех автомобилей, произведенных в Турции. Это объединения турецких и международных производителей — Tofas-Fiat, Oyak-Renault и Ford-Otosan. Как было сказано ранее, этот сектор высоко экспортноориентированный, и свыше 65% всех произведенных автомобилей в стране продаются преимущественно в Европе.

В основном период 2010—2011 гг. характеризовался бурным ростом этого сектора. Низкие процентные ставки, легкий доступ к кредитным ресурсам и увеличенное внутреннее потребление компенсировало падение спроса на экспортные рынки и стимулировало сильный рост продаж автомобилей (в 2010 г. он составил 26%, в 2011 г. — 8,6%). Но в 2012 г. турецкая автомобильная промышленность зарегистрировала снижение производства в размере 9,8%. Причиной тому были снижение экономической активности и ужесточение условий по выдаче кредитов, а в дополнение к этому — и изменения в фискальной политике стран Евросоюза.

Негативный прогноз по потреблению автомобилей в странах Европы заставило ТНК в Турции сфокусироваться на продаже в быстрорастущих развивающихся рынках. Азиатские автомобильные ТНК, а именно Toyota, Honda, Isuzu (Japan), Hyundai (Korea) и Chery (China) планируют увеличить производственные мощности в Турции для этой цели. Например, Ford-Otosan строит третье производственное предприятие в Турции с перспективой увеличения экспорта в США.

В 2012 г. ПИИ в Латинскую Америку и Карибы снизились только на 2,2% по сравнению с 2011 г. и достигли 244 млрд. долл. Значительный рост инвестиций наблюдался в странах Южной Америки (144 млрд. долл., или 12%), а в регионе Центральной Америки, наоборот, зафиксирован резкий спад поступлений ПИИ в 2012 г. (21,7 млрд. долл.) по сравнению с 2011 г. — 29,9 млрд. долл. (-27%). По накопленным инвестициям за период 1990–2012 гг. Южная Америка занимает долю в 56%, или 1 290 млрд. долл. (из всех поступивших прямых инвестиций в Латинскую Америку и Карибы), а Центральная Америка — всего лишь 17% (397 млрд. долл.) (см. таблицу 3). Большую роль в этом регионе играют и оффшорные финансовые центры. После глобального финансового кризиса по итогам 2012 г. ПИИ снизились на 16% и составили 74 млрд. долл., но остались на высоком уровне. Доля этих стран в привлечении ПИИ выросла с 17% в 2001—2006 гг. до 36% в 2007—2012 гг.

Отток прямых иностранных инвестиций из этого региона в 2012 г. по сравнению с 2011 г. снизился незначительно, достигнув отметки в 103 млрд. долл. Величина вывода средств из оффшорных центров составила 54 млрд. долл. (или 50% всего оттока из стран Латинской Америки и Карибов), снизившись на 15% по сравнению с 2011 г. В Бразилии также зафиксирован спад за период 2011—2012 гг. Причиной этого явлению является высокий уровень выплаты межфирменных кредитов со стороны филиалов и подразделений бразильских компаний за рубежом. В отличие от Бразилии, отток капиталов из Мексики в 2012 г. зарегистрировал резкий рост (111%, или 26 млрд. долл.) по сравнению с 2011 г. — 12 млрд. долл.

С другой стороны, отток ПИИ не отражает в точности динамики производственной активности латиноамериканских ТНК за границей. Данные показывают рост международных приобретений в размере 74% или 33 млрд. долл. в 2012 г., при этом 50% приходится на развивающиеся страны и 50% — на страны Латинской Америки и Карибы. [5] Тенденция увеличения приобретений заграничных активов началась в 2006 г., достигнув своего пика в 2007 г., но после начала мирового финансового кризиса количество и стоимость международных сделок упали в несколько раз. В период 2010—2012 гг. рост возобновился, и латиноамериканские ТНК потратили около 67 млрд. долл. на заграничные приобретения. Причины этой тенденции были следующие: неблагоприятные условия выкупа на местном рынке, свободные наличные средства, насыщенность местных рынков. Возможности перед латиноамериканскими ТНК также возросли, когда европейские компании, в условиях жестких рамок погашения кредитной задолженности, начали распродажу своих непрофильных международных активов для привлечения свежих финансовых ресурсов и концентрации на основном бизнесе. Латиноамериканские ТНК также начали европейскую экспансию, из-за начавшегося финансового и экономического кризиса в Европе, и, воспользовавшись благоприятной ситуацией, выкупали активы по заниженной цене.

Характерно для всего региона и то, что ТНК развитых стран в последние несколько лет выводят свои активы посредством продаж местным компаниям. Эта тенденция наблюдается с 2009 г., когда ТНК из развивающихся стран, в основном из Азии, начали приобретать местные нефтегазовые компании. В 2011 г. добавилась и новая тенденция — рост приобретений из внутрирегиональных источников (в основном из Аргентины, Бразилии, Чили и Колумбии). Компании некоторых развитых стран вывели свои активы из нескольких важных секторов экономики — добывающей промышленности, финансовой сферы, химических производств и распределения электричества, газа и воды.

Рост притока ПИИ в странах Южной Америки в основном связан с оживлением потребительского спроса, что стало причиной привлечения значительного объема рыночноориентированных инвестиций, а также благодаря стабильности цен на основные товары. Другие факторы, движущие потоки инвестиций в этот регион, — богатство нефтяных, газовых и рудных месторождений, а также быстрорастущий средний класс. Многие страны этого региона привлекают ресурсоориентированные прямые иностранные инвестиции, так как они следуют модели экономического развития на основе конкурентных преимуществ добычи природных ресурсов. ПИИ в Южной Америке возрастают в основном в секторе добычи полезных ископаемых, при этом иностранные компании являются важными игроками в горнодобывающей промышленности всех стран этого региона, кроме Бразилии.

Прямые иностранные инвестиции в Бразилию немного снизились (-2%), но остались на высоком уровне (65,2 млрд. долл. в 2012 г.), поднимая страну на четвертое место в мире по притоку прямых инвестиций.

В связи с возросшей конкуренцией со стороны производителей с низкими расходами труда и особенно после начала мирового экономического кризиса Бразилия и Аргентина ускорили процесс перехода к новой индустриальной политике. В рамках новой политики под названием Plano Brazil Major Бразилия начала развивать национальную промышленность используя улучшенные технологические возможности. Новые меры вступили в апреле 2012 г. и включили в себя набор фискальных стимулов для трудоемких производств, привлекательные кредитные условия для автомобильного и IT секторов, расширение финансирования экспортных программ, а также меры по стимулированию национальной промышленности посредством государственных закупок.

Автомобильная промышленность Бразилии, где главными инвесторами являются международные ТНК, является одним из главных секторов экономики. Правительственная программа поддержки этого сектора фокусируется на увеличении конкурентоспособности производства, обновлении технологического уровня, стимулировании местных поставщиков, замедлении импорта и предоставлении долгосрочного государственного финансирования. Целью программы стимулирования автомобильной промышленности Inovar-Auto явилось поощрение инвестиций в улучшение эффективности транспортировки, национального производства, R&D и в развитие новых автомобильных технологий. Все принятые нововведения привели к большому интересу со стороны местных и иностранных инвесторов к крупным капиталовложениям в форме прямых инвестиций как в обрабатывающую промышленность в целом, так и в производство автотранспортных средств, в частности. ПИИ в автомобильную промышленность Бразилии (сборка автомобилей и производство запасных частей) возросли на среднегодовом уровне с 116 млн. долл. в период 2007—2010 гг. до 1,6 млрд. долл. за 2011—2012 гг.[6]

Центральная Америка и Карибы, не считая оффшорные финансовые центры, привлекли в 2012 г. на 20% меньше инвестиций (которые составили 25 млрд. долл.), главным образом из-за снижения инвестиционной активности в Мексике (-41%). В этой подгруппе стран Мексика является главным получателем прямых иностранных инвестиций, при этом ее доля в 2012 г. составила 50% по сравнению с 68% годом ранее. Одной из причин спада явился вывод средств (4 млрд. долл., или 25%) испанского банка Banco Santander из его мексиканского подразделения. По накопленным инвестициям Мексика на конец 2012 г. занимает первое место среди стран Центральной Америки (314,9 млрд. долл., или доля в 80%) и второе место после Бразилии среди всех стран Южной и Центральной Америки (или доля около 20%). [7]

В последние годы идет рост переноса производственных операций или части производства (nearshoring) в Мексику. Главными причинами этого становятся как возросшие трудовые расходы в Китае (страна все еще является главным мировым направлением переноса производственных мощностей), так и колебания топливных затрат, которые вызвали удорожание поставки товаров через Тихий Океан, что приводит к возрастанию себестоимости производства. Также повлияли и колебания китайского юаня по отношению к доллару и евро в последние несколько лет. По этим причинам Мексика превратилась в привлекательное место для производства товаров, при этом главной целью новых производств является близость рынка США.

Несмотря на позитивные тенденции, Мексика пока проигрывает конкуренцию со стороны Китая. Международные инвесторы отмечают, что главное преимущество Китая как места для переноса всего или части производства — это хорошо отработанная связь в цепочке поставщики-производители. В Китае правительство выделяет и поддерживает так называемые «столбы промышленности» (pillar industries), а в Мексике функционируют небольшие и средние фирмы, которые могли бы стать поставщиками и установить связи с международными компаниями, но в настоящее время испытывают нехватку финансирования.

На данный момент мексиканские компании стремятся диверсифицировать производственные процессы для обслуживания региональных рынков в целях уменьшения транспортных расходов. При этом Мексика и в будущем будет выигрывать из-за близости США и подписанных торговых соглашений.

Страны Юго-Восточной Европы и СНГ в 2012 г. показали снижение притока прямых зарубежных инвестиций с 96,2 млрд. долл. в 2011 г. до 87,4 млрд. долл. (или 9%) (см. таблицу 3). Движущая сила этих результатов была в большей степени продиктована снижением международных сделок по слияниям и поглощениям. В страны Юго-Восточной Европы приток ПИИ упал почти наполовину (с 7,2 млрд. долл. в 2011 г. до 4,2 млрд. долл. в 2012 г.), главным образом из-за сниженной инвестиционной активности со стороны Европейского Союза, который является основным инвестором в этом регионе, но испытывает экономические трудности.

В странах СНГ прямые инвестиции снизились незначительно — с 88 млрд. долл. до 82,2 млрд. долл. (или около 7%). Иностранных инвесторов в первую очередь привлекали быстрорастущие потребительские рынки и сектор полезных ископаемых. Также наблюдается высокая концентрация прямых инвестиций — доля России, Казахстана и Украины по накопленному притоку ПИИ составляет 91% (691 млрд. долл.) среди стран-членов СНГ и 82% среди всех стран с переходной экономикой (Юго-Восточная Европа и СНГ).
В 2012 г. приток ПИИ в Россию составил 51,4 млрд. долл. (63% всех прямых инвестиций в странах СНГ), снизившись на 3,7 млрд. долл. по сравнению с 2011 г. (55,1 млрд. долл.). Общий отток ПИИ из группы стран с переходной экономикой снизился на 24% до 55 млрд. долл. в 2012 г. Российская Федерация продолжила лидировать и по этому показателю среди всех стран, при этом ее доля составляла 92% общего объема (51 млрд. долл.).

Несмотря на 7%-ное снижение притока ПИИ в 2012 г., объемы входящего капитала находились на высоком уровне. Иностранные инвесторы были привлечены прежде всего быстро растущим внутренним рынком, что отразилось на увеличении капиталовложений. Наблюдался процесс реинвестирования прибыли в автомобильную промышленность и финансовый сектор. Другим фактором, положительно повлиявшим на принятие решения по инвестированию в некоторые секторы экономики со стороны западных ТНК, явилось вступление России в ВТО. Развитые экономики, в основном страны Европейского Союза, стали главным источником притока ПИИ в Россию.

Значительная доля прямых инвестиций в Россию поступает и из оффшорных финансовых центров — таких как Кипр, Голландия, Люксембург, Британские Виргинские острова, Бермуды и Багамы. Как было сказано ранее, международные инвесторы классифицируют их как «round-tripping», т. е. оффшорный капитал, собственниками которого выступают российские резиденты, возвращается обратно под видом иностранных инвестиций. Феномен «round-tripping» в России характеризуется очень сильной корреляцией входящих и исходящих прямых инвестиций между реципиентом и финансовым центром. По данным ЮНКТАД, в 2011 г. финансовые индикаторы показывают следующее: Кипр, Голландия и Британские Виргинские острова являются самыми главными инвесторами в Россию, так и лидируют по оттоку капитала из России, при этом объем одинаковый в обоих направлениях. Также доля этих трех стран составляет 60% и по притоку и по оттоку ПИИ. Наибольший объем ПИИ в Российскую Федерацию до 2011 г. приходил из Кипра, в основном в сфере топливно-энергетического комплекса, экспорта металлов, телекоммуникации и др., хотя ухудшение экономической ситуации в этой стране в 2012—2013 гг. заставило многих российских инвесторов использовать другие мировые оффшорные центры для инвестирования в Россию. В 2012 г. ПИИ из Кипра равнялись приблизительно 6% всех иностранных инвестиций, тогда как в 2011 г. они были на уровне 28%, а в 2010 г. — 25%.

В подтверждение этого можно привести данные о сделках по слияниям или поглощениям свыше 3 млрд. долл. за период 2011—2012 гг.- в основном это сделки между российскими компаниями и оффшорными центрами Кипра, Голландии, Джерсей и Бермуда в секторе телекоммуникации и металлургической промышленности [8]. Можно провести и следующий расчет: в 2012 г. из общего притока ПИИ в Россию в размере 51,4 млрд. дол, специалисты ЮНКТАД выделяют только 18,5 млрд. долл. (или 35%) как гринфилд-ПИИ проекты, объявленными международными ТНК. При этом наблюдается последовательная негативная тенденция за период 2008 — 2012 г. Так, в 2008 г. стоимость гринфилд-ПИИ проектов составляла 60,3 млрд. долл., в 2009 г. — 31,2 млрд. долл., в 2010 г. — 34,5 млрд. долл., а в 2011 г. — 22,8 млрд. долл. [9]

Таблица 2. Данные о стоимости объявленных гринфилд-ПИИ проектов, по направлениям инвестиций (млрд. долл.) в 2006-2012 гг.

 

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

Итого

Место

Индия

76,8

44,4

79,1

57,1

51,9

48,9

30,9

389,1

1

Бразилия

15,4

18,9

48,2

40,3

44,1

62,9

26,3

256,1

2

Россия

28,1

42,8

60,3

31,2

34,5

22,8

18,5

238,2

3

Мексика

16,8

13,6

34,8

25,1

14,7

18,7

11,8

135,4

4

Турция

14,2

14,6

17,1

23,8

8,9

10,3

9,5

98,3

5

Источник: UNCTAD, WIR 2013, page 226-228
Инвестиции через специальные финансовые центры

Оффшорные финансовые механизмы через ПИИ осуществляются в основном через оффшорные финансовые центры (OFCs) и предприятия специального назначения (SPEs). SPE являются иностранными филиалами компаний, которые открываются только для специальных внешнеторговых операций (администрирование, управление валютными рисками, облегчение финансирования инвестиций и др.) или имеют специальную юридическую структуру (образование холдинговой компании), при этом они открываются в странах, которые предоставляют преференциальный налоговый режим. И OFC и SPE используются для перевода финансовых активов в третьи страны.

Финансовые потоки через OFC все еще близки к пиковым уровням 2007 г. перед началом мирового финансового кризиса. Потоки через эти центры достигли суммы в размере 80 млрд. долл. в 2012 г., снизившись на 10 млрд. долл. (-14%) по сравнению с 2011 г. Средняя годовая величина потоков за период 2007–2012 гг. через эти центры достигает 75 млрд. долл. Значительная часть потоков ПИИ не задерживается на счетах финансовых центров, а перенаправляется обратно (round-tripping) в страны, откуда первоначально поступили средства. Для примера, прямые инвестиции из Кипра, Нидерландов и Британских Виргинских островов совпадают с тремя крупнейшими инвесторами в России. Такие потоки можно считать внутренними инвестициями российских компаний под предлогом ПИИ. Т.е. большая масса притоков в оффшорных финансовых центрах состоит из транзитных прямых инвестиций, которые далее перенаправляются в другие страны.

Также растет количество стран, предлагающих облегченные налоговые условия по осуществлению торговой и финансовой деятельности через SPE. Финансовые потоки через SPE в Люксембурге, Нидерландах и Венгрии не включаются в базу данных ЮНКТАД. Несмотря на это, потоки ПИИ через SPE играют важную и все более возрастающую роль в некоторых странах. Так, Люксембург и Нидерланды являются типичными примерами стран, которые предоставляют облегченные налоговые условия компаниям из SPE — накопленная величина ПИИ по притоку в Люксембурге в 2011 г. составила 93% всех инвестиций, а по оттоку — 94%., в Нидерландах соответственно 83% и 77%.[10]. Нет точных данных о том, какая доля инвестиций в SPE направляется на деятельность внутри принимающей экономики, а какая — на осуществление деятельности в другие страны, но практика показывает, что большая часть реинвестируется за рубежом. Для примера, австрийские холдинговые компании в режиме SPE, где аккумулируется 1/3 накопленного притока ПИИ, используются для инвестиций в Центральную и Восточную Европу.

Принятие решения по локации инвестиций в страны, предоставляющие образование компаний в режиме SPE продиктовано налоговым законодательством SPE, а также Договором об избежании двойного налогообложения. Для примера, Маврикий, который заключил такой Договор с Индией, привлек большое количество иностранных компаний — преимущественно владельцев из Индии. Они создают холдинговые компании в Маврикии специально для осуществления инвестиций в Индию. По этой причине Маврикий стал одним из крупнейших источников прямых иностранных инвестиций в Индии.

В других исследуемых странах ситуация похожая — по данным Центрального банка Турции, крупными прямыми инвесторами являются Нидерланды и Люксембург.[11]
Ниже в табл.3 представлены данные о притоке прямых иностранных инвестиций в мире, по отдельным регионам и пяти исследуемым странам — Бразилии, России, Мексике, Индии и Турции за период 2002–2012 гг.:

Таблица 3. Данные о притоке и накопленных ПИИ в мире, по отдельным регионам и Бразилии, России, Мексике, Индии и Турции (млрд. долл.) в 2002-2012 гг.

 

2002-2006

2 007

2008

2009

2010

2011

2012

Итого

FDI Stock

Рейтинг стран по накопл. ПИИ

Весь мир

4 432

2 003

1 816

1 216

1 408

1 652

1 351

13 878

22 813

-

Развитые страны

2 864

1 320

1 027

613

696

820

561

7 901

14 220

-

Развивающиеся страны

1 410

589

668

530

637

735

703

5 272

7 745

-

Ю. Азия

71

35

57

42

29

44

34

312

307

-

З. Азия

151

80

93

72

59

49

47

551

660

-

Ю. Америка

175

72

93

57

92

129

144

762

1 290

-

Ц. Америка

130

39

36

21

28

30

22

306

397

-

СНГ

131

78

107

64

70

88

82

620

754

-

 

 

 

 

 

 

 

 

     

Бразилия

78, 7

34,5

45,1

25,9

48,5

66,0

65,3

364,7

702,2

1

Россия

69,3

56,9

75,1

36,5

43,2

55,1

51,4

397,9

508 , 8

2

Мексика

111,6

31,3

27,8

16,5

21,4

21,5

12,6

243,5

314,9

3

Индия

43,6

25,3

47,1

35,7

21,1

36,1

25,5

234,4

226,3

4

Турция

35,7

22,0

19,5

8,6

9,1

16,1

12,4

123,7

181,1

5

Источник: UNCTAD, FDI/TNC database (www.unctad.org/fdistatistics); WIR 2013

Рассматриваемые страны можно ранжировать и по признаку «чистый приток накопленных прямых инвестиций» за период 1990–2012 гг. Данные анализа приведены ниже в таблице 4.

Таблица 4. Сравнение стран по разнице между накопленными притоком и оттоком ПИИ (млрд. долл.) в 1990–2012 гг.


Страна

Накопленный приток ПИИ

Накопленный отток ПИИ

Разница

Место

Бразилия

702

233

+469

1

Мексика

315

138

+177

2

Турция

181

30

+151

3

Индия

226

118

+108

4

Россия

509

413

+96

5

Источник: UNCTAD, WIR 2013, page 217-220

Страны, которые попали в данное исследование, можно проанализировать и по их условному участию в разных мировых экономических группах. Если Бразилия, Россия и Индия входят в группу BRICS (вместе с Китаем и Южной Африкой), то Мексика и Турция (вместе с Индонезией и Нигерией) провозглашены как новые перспективные экономики в так называемой группе MINT. Рассмотрим их более подробно.

В 2001 г. британский финансист, экономист и доктор философских наук Джим О’Нийл в своем докладе перед Goldman Sachs объединил четыре быстрорастущие и фундаментальные мировые экономики в звучном акрониме BRIC (bric-корпич, англ.), при этом первоначальной целью было просто указать, куда клиенты банка могут наиболее выгодно вложить свои капиталы. Немного позднее он добавил туда и Южную Африку, и группа превратилась в BRICS. Несмотря на то, что группа этих стран достаточно условная со всеми внутренними противоречиями и отсутствием общих стандартов, с течением времени они формируют альтернативный экономический мировой центр и активно начинают развивать взаимное сотрудничество.

Страны BRICSпродолжают не только держать лидирующие позиции по притоку ПИИ в мире, но и выступают как важные инвесторы. Потоки из этих пяти стран выросли с 7 млрд. долл. в 2000 г. до 145 млрд. долл. в 2012 г., что составляет приблизительно 10% всего мирового движения прямых инвестиций. В ранге 20 топ мировых инвесторов, Китай поднялся с шестого на третье место в 2012 г., оставив впереди только США и Японию. Внешние инвестиции стран BRICS направляются преимущественно в развитые страны (42%, из них 34% — в страны ЕС) и в соседние страны в контексте региональных цепочек поставок — Латинскую Америку и Карибы; страны с переходной экономикой; Южную Азию; Юго-Восточную Азию и Африку.

Транснациональные компании из стран BRICS в последние несколько лет ведут активную инвестиционную деятельность в странах Африки. Несмотря на то, что Африка получает только 4% из всего объема оттока прямых иностранных инвестиций, осуществляемых BRICS в мире, все равно страны BRICS становятся лидирующими инвесторами в Африке. В 2010 г. доля стран BRICS по накопленным прямым инвестициям в этот регион составила 14%, а доля по притоку — 25%. Доля пяти стран BRICS в общей стоимости гринфилд-ПИИ проектов в Африке выросла с 1/5 в 2003 г. до почти ¼ в 2012 г., при этом большинство проектов реализуется в производственном секторе и в секторе услуг. Бразильские ТНК инвестируют в основном в производство этанола (Ангола, Гана и Мозамбик), индийские ТНК традиционно концентрированы в Маврикий (производство одежды, оффшорный финансовый центр), а российские ТНК — в добычу полезных ископаемых. [12]

Несмотря на это, в последние несколько лет наблюдается снижение темпов развития этих экономик, и они уже не выглядят так стабильно, как в 2001 г., что напрямую отражается на настрое инвесторов.

Исследование Bloomberg Global в IV квартале 2013 г. показало, что в настоящий момент наименьшую привлекательность для инвесторов представляет Индия, далее следуют Бразилия, Россия и Китай. Вместе с этим растут ожидания инвесторов на развитых рынках — США (51% респондентов выбрали этот регион как наиболее перспективный для новых инвестиций) и Европейский Союз (34%, или самый лучший результат с 2009 г.). [13]

В 2013 г. тот же Джим О’Нийл, выступая на трибуне BBC, выносит свое следующее предложение по объединению в группу четырех стран, называя их новыми актуальными экономическими тиграми — MINT (от англ. Мята), а именно Мексики, Индонезии, Нигерии и Турции Несмотря на продолжающийся кризис в развитом мире, не все развивающиеся страны могут полноценно воспользоваться своим шансом выйти на мировую сцену. Это откроет дорогу небольшим странам, но с большим потенциалом развития, которые в той или иной форме ищут пути найти свое место в мировом производстве.

Но аргументы О’Нила, побудившие его выбрать именно эти вышеуказанные страны, не выглядят убедительно для других анализаторов — эти страны крайне отличаются друг от друга и несоизмеримы по своим экономическим показателям. Единственные показатели, которые в какой-то степени могут их объединить, — это традиционно сильное англо-американское влияние в каждой из этих стран, а также благоприятное геостратегическое расположение, которое они занимают. Если их сравнивать по темпам экономического развития, то в Индонезии и Турции он составляет 6 и 10% соответственно, при этом в Мексике и Нигерии он более умеренный (3,9% и 7%), по сравнению с их соседями в собственных регионах.

В последние несколько лет экономические новости из развивающихся стран показывают, что некоторые страны вряд ли смогут рассчитывать на значительные капиталовложения и рост национальной экономики. В Турции, помимо политической нестабильности, правительство испытывает и давление из-за значительного ослабления курса турецкой лиры за последний год, что выразилось в росте цен на импортные товары. [14] В Мексике продолжаются реформы, начатые в 2012 г. Президентом Енрике Пеня Нието. Политика направлена на привлечение иностранных инвестиций, один из примеров — это реформа энергетического сектора. Однако в других секторах — таких, как образование, новые реформы привели к массовым недовольствам среди населения. [15]

Перспективы притока ПИИ в период 2013—2015 гг.

Ожидается, что потоки ПИИ в 2013 г. будут на уровне, близком к 2012 г., достигая примерно 1,45 трлн. долл. Как только инвесторы почувствуют в среднесрочную перспективу, по оценкам потоки должны достигнуть 1,6 трлн. долл. в 2014 г. и 1,8 трлн. долл. в 2015 г. [16] Этот сценарий опирается на базе прогноза различных мировых экономических индикаторов, а также на данных, полученных из опроса UNCTAD’World Investment Prospects Survey 2013–2015 (WIPS, Эконометрическая модель прогнозирования притока ПИИ) [17] и отчетных величин по слияниям и поглощениям и гринфилд-инвестициям за первые 4 месяца 2013 г.

Результаты опроса WIPS в 2013 г. показывают следующие данные: 50% респондентов отзываются нейтрально об инвестиционных перспективах на 2013 г., а 21% настроены оптимистически. В 2014 г. 53% придерживаются нейтральной позиции, но оптимистические настроения показывают уже 40% респондентов; соответственно в 2015 г. — 43% и 54%. [18]

Несмотря на эти положительные настроения в среднесрочной перспективе, сохраняется значительный риск выполнения этого сценария. Такие факторы, как структурные недостатки в мировой финансовой системе, возможное ухудшение макроэкономической среды, а также слабое развитие инвестиционной политики в тех регионах, которые наиболее важны для инвесторов, могут привести к дальнейшему падению потоков ПИИ.

Среди принципиальных факторов, которые будут влиять на положительное решение прямого инвестирования в среднесрочной перспективе, руководители ТНК в опросе UNCTAD ставят на первое место прогнозы экономического роста стран Европейского союза, стран BRICS и США. Далее идут политические факторы (например, принятие политики жесткой экономии), рост торгового протекционизма в мире и состояние обслуживания государственного долга в некоторых странах.

Перспективы привлечения ПИИ по секторам промышленности повторяют основной тренд в опросе WIPS. Руководители ТНК практически всех секторов с пессимизмом смотрят на перспективы международного инвестиционного климата в 2013 г., но более оптимистичны в среднесрочной перспективе — период 2014–2015 гг. К 2015 г. почти половина ТНК во всех секторах промышленности ожидают роста их прямых инвестиций, вместе с возрастающими ожиданиями перспектив развития мировой экономики. Так, взгляд на перспективы притока прямых инвестиций со стороны национальных агентств по привлечению инвестиций (IPA) в разных регионах следующий: африканские эксперты ожидают дальнейших поступлений прямых инвестиций в агропромышленный комплекс, латиноамериканские — в добывающие секторы, туризм и услуги, азиатские — в широкий спектр секторов для привлечения ПИИ, в основном в сельское хозяйство, добычу нефти и газа, производство продуктов питания, строительство и транспорт. В странах с переходной экономикой ожидают рост ПИИ в машиностроении и текстильной промышленности, при этом местные производители будут позиционированы как основные поставщики западноевропейских ТНК.

Как видно из таблицы 5, потоки ПИИ будут исходить как от развитых стран, так и от развивающихся. Несмотря на неопределенность положения в 2013 г., более половины (или 57%) респондентов из развивающихся стран и около 40% из развитых стран прогнозируют увеличение их прямых инвестиций в период 2013—2015 гг., превосходя уровни 2012 г. Различия между двумя группами инвесторов сохраняются при сравнении среднесрочной перспективы инвестирования. В частности, менее 4% ТНК из развитых стран ожидают уменьшения бюджета на прямые инвестиции в 2015 г., по сравнению с ТНК из развивающихся рынков, где эта цифра составляет 12%. Отсюда можно заключить, что ТНК из развитых стран будут доминировать в своих инвестиционных намерениях в указанный период. Также 60% респондентов ставят Китай на первое место как источник прямых инвестиций на ближайшие годы, ссылаясь на рост потоков ПИИ за последние нескольких лет. Далее следуют инвесторы из развитых стран мира — таких как США, Германия, Великобритания, Япония и Франция, которые еще раз подчеркивают свою важную роль в мировом движении прямых инвестиций. С другой стороны, Индия, Р. Корея, Россия, ОАЭ и Турция (первый раз попадает в этот рейтинг), также будут выступать как главные источники прямых инвестиций среди развивающихся стран. Из-за слабой активности в инвестиционной сфере Бразилия выпала из рейтинга наиболее перспективных стран по оттоку прямых инвестиций.

Перспективы привлечения прямых инвестиций в мировом масштабе и по отдельным странамследующие: развивающиеся страны и страны с переходной экономикой продолжат получать значительные потоки прямых инвестиций в среднесрочный период (2013—2015 гг.). И этот оптимизм не беспочвен — мировые ТНК в последние годы выбирают эти регионы как наиболее важные для инвестиций. Рейтинг стран за период 2013—2015 гг. повторяет предыдущий опрос в 2011 г., при этом Китай лидирует с 46% по мнению респондентов. Далее следуют США — 45% и Индия — около 32%. Из таблицы 5 отчетливо видно, что в первой пятерке наиболее привлекательных стран по притоку ПИИ находятся 4 развивающиеся страны, а в десятке стран-лидеров — 6 развивающихся стран (Китай, Индия, Индонезия, Бразилия, Мексика и Таиланд). Так, Индия находится на третьем месте по привлекательности (32% респондентов поставили эту страну как перспективное направление инвестиций), далее следуют Бразилия (около 20%), Мексика (17%), Россия (12%) и Турция (5%).

Таблица 5. Наиболее перспективные страны по оттоку и притоку ПИИ на базе опросов национальных агентств по привлечению инвестиций за период 2013-2015 гг. (по проценту респондентов)


Номер

Топ стран по притоку ПИИ

Место в рейтинге (приток ПИИ)

Топ стран по оттоку ПИИ

1

Китай

-

Китай

2

США

-

США

3

Индия

1

Германия

4

Индонезия

-

Великобритания

5

Бразилия

2

Япония

6

Германия

-

Франция

7

Мексика

3

Индия

8

Таиланд

-

Канада

9

Великобритания

-

Р. Корея

10

Япония

-

Россия

11

Россия

4

Италия

12

Вьетнам

-

Голландия

13

Австралия

-

ОАЭ

14

Польша

-

Турция

15

Ю. Африка

16

Канада

17

Франция

18

Малайзия

19

Гонк Конг

20

Филиппины

21

Турция

5

Источник: 1) Figure I.24. IPAs’ selection of most promising investor economies for FDI in 2013-2015 (percentage of IPA respondents selecting economy as top source of FDI), p.21; 2) Figure I.25. TNCs’ top prospective host economies for 2013-2015 (percentage of respondents selecting economy as top destination of FDI), p.22

Как видно из таблицы 4, на первом месте по чистому накопленному притоку инвестиций стоит Бразилия, на втором — Мексика, на третьем — Турция, на четвертом — Индия и на пятом — Россия. Как было описано ранее, автор проанализирует четырнадцать международных исследований (включающих двадцать рейтингов стран мира). Главный вопрос, на который должны ответить результаты исследования, будет следующий: в таком ли порядке распределятся страны, исходя из мнения международного бизнес-сообщества?

В ежегодном обзоре Всемирного экономического форума (WEF) «Доклад о мировой конкурентоспособности 2013–2014» (TheGlobalCompetitivenessReport 2013–2014), на основании статистических данных и опросов нескольких тысяч менеджеров высшего звена оценивается конкурентоспособность мировых экономик. Специалисты Всемирного Экономического форума рассматривают конкурентоспособность как набор учреждений, политик и факторов, которые определяют уровень производительности экономики. Уровень производительности, в свою очередь, устанавливает уровень процветания, который может достигнуть данная экономика. Страны оцениваются на основе 12 показателей, а именно: государственная среда, инфраструктура, макроэкономическая среда, здравоохранение и среднее образование, высшее образование, эффективность продовольственного рынка, эффективность рынка труда, развитие финансового рынка, технологическое развитие, объем рынка, деловая среда, инновации. Все вышеперечисленные показатели входят в общий индекс.

Швейцария является самой конкурентоспособной страной в мире, на втором месте — Сингапур, за ней следуют Финляндия, Германия, США и Швеция соответственно. Рейтинг замыкают такие страны как, Чад, Гвинея, Бурунди, Йемен и Сьерра Леоне. [19]

В соответствии с экономической теорией этапов развития стран авторы доклада также распределяют все страны мира по трем уровням: 1) factor-driven экономики, 2) efficiency-driven экономики и 3) innovation-driven экономики. Результаты исследования показали, что Индия находится на первой стадии развития, а Бразилия, Мексика, Россия и Турция — на переходной стадии между вторым и третьим этапом.

Таблица 6. Рейтинг стран по конкурентоспособности экономики

 

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Место

Индия

48

50

49

51

56

59

60

4

Бразилия

72

64

56

58

53

48

56

3

Россия

58

51

63

63

66

67

64

5

Мексика

52

60

60

66

58

53

55

2

Турция

53

63

61

61

59

43

44

1

Источник: The Global Competitiveness Reports 2007–2013

Россия находится на 64 месте в рейтинге, улучшив свои показатели на три позиции по сравнению с предыдущим периодом. По мнению авторов доклада, макроэкономическая среда продолжила улучшаться — с 44 места два года назад до 19 позиции в прошлом году, при этом главными причинами являются низкий государственный долг и профицит бюджета. Другими сильными сторонами России выступают ее высокий процент посещаемости учебных заведений, сравнительно хорошая инфраструктура и большой внутренний рынок (8 место среди всех стран мира по этому показателю). Все эти факторы напрямую улучшают конкурентоспособность России на мировой арене. С другой стороны, страна продолжает получать низкие оценки в связи с качеством государственных услуг (118 место) и показывает низкие темпы инновационного развития (78 место). Россия теряет баллы и из-за неэффективности товарных рынков (126 место), рынка труда (72 место) и финансового рынка (121 место). Причинами низкого уровня конкуренции в России (135 место) являются неэффективность антимонопольного законодательства (116 место), значительные ограничения и запреты в сфере международной торговли и защиты частной иностранной собственности, а также отсутствие доверия в финансовой системе (132 место). По мере того, как страна движется к последней стадии экономического развития, неразвитая бизнес среда (107 место) и низкая технологичность производства (127 место) серьезно повлияют на экономический рост России в долгосрочном периоде.

По мнению респондентов, основными негативными факторами, влияющими на развитие предпринимательской деятельности в России, являются коррупция, высокие ставки по налогам и налоговое регулирование.

Опустившись на одну позицию, Индия заняла 60 место, продолжив свой негативный тренд с 2009 г. Страна находится в рейтинге на 4 позиции выше России и на 31 позиции ниже Китая. Индия продолжает терять баллы по всем основным экономическим категориям, что подрывает ее конкурентоспособность в мире и задерживает на первой стадии развития. Транспортная и энергетическая инфраструктуры получают недостаточное финансирование и остаются неадаптированными к нуждам экономики (85 место). Низкий уровень образованности населения и неразвитость государственного здравоохранения (102 место) также негативно сказываются на уровне производительности. В стране наблюдается отсутствие реформ в государственном секторе и неспособность правительства их начать (72 место). Озабоченность вызывает и другой немаловажный фактор — технологическое обновление (98 место). Ситуация ухудшилась и по показателю «эффективность рынка труда» (99 место).

Индийское бизнес-сообщество в очередной раз определяет неразвитость инфраструктуры как основной негативный фактор для развития предпринимательской деятельности в Индии. По мнению респондентов, далее следуют неэффективность государственных институтов и коррупция.

Бразилия в 2013 г. опустилась на 8 позиций и заняла 56 место. Причиной этому стало ухудшение некоторых макроэкономических индикаторов (75 место), затягивание условий по выдаче кредитных ресурсов, а также отсутствие достаточного прогресса в осуществления некоторых государственных реформ. Более точно, это неэффективность функционирования государственных учреждений (80 место), рост коррупции (114 место), низкое доверие политической сфере (136 место). Имеются и другие негативные факторы, которые тормозят усиление конкурентоспособности Бразилии на мировой сцене, — низкое качество общей инфраструктуры (114 место), неэффективность реформ в образовательной сфере (121 место), сложные административные процедуры для вхождения иностранных компаний с целью увеличения внутренней конкуренции (144 место).

Несмотря на это, Бразилия имеет и сильные стороны, которые в обозримом будущем могут значительно усилить ее позиции, — это большой объем внутреннего рынка и благоприятная бизнес-среда (39 место), высокое развитие инноваций (39 место) во многих высокотехнологичных областях. По мнению экспертов, страна не должна замедлять темпы проведения многих реформ, которые помогут повысить ее конкурентоспособность.

По мнению респондентов, основными негативными факторами, влияющими на осуществление предпринимательской деятельности в Бразилии, являются неразвитость инфраструктуры, высокие ставки по налогам и налоговое регулирование.

Мексика показала устойчивое развитие конкурентоспособности и заняла 55 место в рейтинге за 2013 г. Страна выигрывает по следующим показателям: сравнительно стабильный макроэкономический климат (49 место), устойчивый банковский сектор (30 место), крупный внутренний рынок (11 место), хорошо развитая транспортная инфраструктура (39 место), а также привлекательные условия для ведения бизнеса (55 место). В то же время после подписания политического документа Pacto for Mexico, в стране начались массовые долгосрочные реформы в сфере образования и на рынке труда. Более того, намеченные реформы в сфере услуг и на товарных рынках еще в большей степени должны повысить уровень конкуренции в ключевых стратегических секторах — таких, как энергетический. Эффективное внедрение в полной степени этих реформ, должно улучшить положение в некоторых секторах экономики, где страна сталкивается с проблемами, а именно — внутренняя конкуренция (100 место), образовательная система (119 место) и неразвитость рынка труда (99 место). Все усилия и принимаемые меры будут направлены также на улучшение качества предоставления государственных услуг, особенно на борьбу с коррупционными практиками (99 место), а также на повышение уровня безопасности (135 место). Для перехода к следующей стадии развития экономики по производству продуктов с большей добавленной стоимостью, стране необходимо будет повысить и уровень инноваций.

По мнению респондентов, основными негативными факторами, влияющими на предпринимательскую деятельность в Мексике, являются коррупция, криминальная обстановка и неэффективность государственных институтов.

Несмотря на то, что Турция опустилась на одно место в рейтинге до 44 места, за последние два года она значительно улучшила свои позиции — с 59 места в 2011 г. поднялась до 43 в 2012 г. Макроэкономическая ситуация немного ухудшилась, при этом возрос фискальный дефицит и инфляция достигла двухзначных значений. Несмотря на это, экономическое положение страны осталось значительно лучше, чем во многих странах Евросоюза. Турецкий бизнес-сектор смог воспользоваться всеми выгодами от быстрорастущего внутреннего рынка (находится на 16 месте среди 148 стран по фактору «Объем рынка»), который характеризуется насыщенной внутренней конкуренцией (15 место). Турция также получает хорошие оценки из-за развитой инфраструктуры (49 место), особенно дорожного строительства и воздушного транспорта. Другие секторы, по мнению авторов, требуют дополнительного финансирования для обновления — это снабжение электричеством и развитие морских портов. Для того, чтобы и в будущем наращивать свои конкурентные преимущества, Турции необходимо фокусировать свои усилия на повышении качества трудовых ресурсов в сфере школьного образования и здравоохранения (59 место), высшего образования (65 место), улучшить эффективность рынка труда (130 место), а также укрепить эффективность и прозрачность своих государственных институтов (58 место).

По мнению респондентов, основными негативными факторами, влияющими на осуществление предпринимательской деятельности в Турции, являются высокие ставки по налогам, недостаточный уровень образованности рабочих кадров и неэффективность государственных институтов.

Как отмечает авторы доклада, полученные данные подтверждают, что устойчивость и последовательность государственной политики имеют наибольший вес в определении позиции страны в рейтинге.

Рейтинг инвестиционной привлекательности стран (ForeignDirectInvestmentConfidenceIndex 2013) консалтинговой компанией A. T. Kearney оценивает первые 25 страны по политическим, экономическим и законодательным принципам, которые могли бы повлиять на поступление прямых иностранных инвестиций. Рейтинг отражает настроения инвесторов и их намерения, представляя коллективное мнение более 300 руководителей крупнейших корпораций мира из 28 стран, контролирующих около 80% мирового потока прямых инвестиций. [20]

Первую позицию в рейтинге занимают США, на втором месте — Китай, на третьем — Бразилия, затем — Канада, Индия, Австралия и др., а на 11 месте — Россия. В конце списка находятся Аргентина (23 место), Индонезия и Малайзия. По итогам 2013 г. Турция не вошла в рейтинг, при этом в 2012 г. находилась на 13 месте.

Таблица 7 . Рейтинг инвестиционной привлекательности стран 2013 ( FDI Confidence Index and 2007-2013 comparison )

 

2007

2010

2012

2013

Место

Индия

2

3

2

5

2

Бразилия

6

4

3

3

1

Россия

9

18

12

11

4

Мексика

19

8

-

9

3

Турция

20

-

13

-

5

Источник: A.T. Kearney Foreign>

Бразилия второй год подряд занимает третью позицию в рейтинге, привлекая инвесторов своей благоприятной демографической ситуацией, богатством природных ресурсов и растущими доходами населения. В 2012 г., приток ПИИ составил 65,2 млрд. долл., чуть ниже рекордных значений в 2011 г. — 66,7 млрд. долл. Примечательны некоторые крупные сделки в период 2011—2012 гг.: выкуп доли в бразильской телекоммуникационной компании VIVO со стороны испанской Telefonica за 9,8 млрд. долл., а также приобретение за 2,6 млрд. долл. второй по величине пивоваренной компанией в Бразилии Schincariol со стороны японской Kirin. В ожидании решения правительства страны об открытии авиационного рынка для иностранных инвесторов китайская компания LAN приобрела бразильского авиаперевозчика TAM за 3,5 млрд. долл., создавая вторую по величине в мире авиакомпанию по показателю рыночной стоимости.

Производственный сектор привлек почти половину всего притока ПИИ в Бразилию. Многие крупные иностранные транснациональные компании открыли центры научных исследований (R&D) для интернационализации своей деятельности — это Fiat, IBM, Motorola, Siemens и Volkswagen. Сектор природных ресурсов также не отступал от общей позитивной тенденции — инвестиции в совместном предприятии Royal Dutch Shell составили 12 млрд. долл. (производство этилового спирта), норвежская Norsk Hydro ASA приобрела алюминиевый бизнес за 4,9 млрд. долл., а китайская Sinochem вошла в нефтегазовый сектор (вложила 3,1 млрд. долл.).

После выхода в 2012 г. из рейтинга, Мексика вновь вернулась в него в 2013 г. и заняла 9 место среди 25 стран. По итогам 2012 г. прямые иностранные инвестиции в эту страну упали почти вдвое, достигнув 12,7 млрд. долл. Для повышения конкурентоспособности мексиканской экономики новое правительство страны рассматривает законопроект об увеличении максимальной доли собственности, которой могут владеть иностранные компании в таких ключевых секторах экономики, как энергетика, транспорт и телекоммуникации. По мнению экспертов, этот шаг ускорит развитие экономики и облегчит ее выход из рецессии. Уровень спроса со стороны США, на который приходится 80% мексиканского экспорта, также является важной составляющей для ускорения темпов развития. Компания General Motors намеревается инвестировать 540 млн. долл. в ее мексиканское подразделение по производству двигателей для обеспечения североамериканского автомобильного рынка. Другие американские компании также планируют расширить производственные мощности, так как такие факторы, как уровень заработной платы, логистика и низкие колебания курсов валют, превращают Мексику в низкозатратное направление для американских производственных компаний.

Позитивно смотрят на перспективы развития и расширяют свою деятельность в Мексике такие транснациональные компании, как Alcoa, Nestle, Audi, Bombardier, Eurocopter, Honda, Mazda и Volkswagen.

Индия находится на 5 позиции, результатом чего послужили бурный рост экономики за последнюю декаду, а также молодое и быстрорастущее население. В 2012 г. Индия получила 25,5 млрд. долл. прямых иностранных инвестиций, на чем инвестиционный потенциал не исчерпался. Особенно стоит отметить несколько крупных сделок: британская компания Diaego купила за 2 млрд. долл. индийского производителя спиртных напитков United Spirits; компания Starbucks открыла свои первые кофейни; шведская IKEA объявила о намерении инвестировать около 2 млрд. долл. в открытие 25 магазинов по всей стране.

Несмотря на это, есть и некоторые негативные факторы, охлаждающие пыл иностранных инвесторов, что отражается и на рейтинге Индии (с 2 места в 2012 г. опустилась на 5 в 2013 г., см. табл. 7). Правительство страны замедлило реформы, и иностранные инвесторы пока не уверены, что они продолжатся в ближайшее время. Большая работа проводится для привлечения иностранных ритейлеров на втором по величине населения рынке, таких, как Wal Mart, Carrefour, Tesco, но пока эта политика не приносит результатов.

Принимаются и другие меры по улучшению инвестиционного климата: например, открытие пенсионных фондов для привлечения инвестиций, облегчается процедура по согласованию крупных инфраструктурных проектов, идет усиленная борьба по снижению коррупции.

Машиностроительный сектор Индии составляет только 15% всей экономики, но все больше крупных производственных компаний стремятся попасть на быстрорастущий внутренний рынок. Производство высокотехнологичных товаров расширяется, и соответственно растет экспорт таких продуктов. Этот процесс подтверждается и тем фактом, что несколько крупных иностранных инвесторов вложили значительные капиталы в машиностроительный сектор Индии — например, крупнейший южнокорейский производитель энергетического оборудования Doosan Heavy Industries & Construction инвестировал более 220 млн. долл. в строительство ТЭЦ; подразделение шведской аэрокосмической и оборонной фирмы инвестировало в 2012 г. 38 млн. долл. в индийскую кораблестроительную компанию Pipavav; швейцарский производитель оборудования для текстильной промышленности Rieter и японская фирма Nihon Tokushu совместно инвестировали 15 млн. долл. в предприятие по выпуску товаров для автомобильной промышленности.

Россия поднялась на одну позицию по сравнению с рейтингом 2012 г. и заняла 11 место. Среди позитивных моментов авторы рейтинга A. T. Kearney отмечают продолжающийся процесс диверсификации и модернизацию экономики, а также успешное присоединение страны к Всемирной Торговой Организации в 2012 г. Последний шаг позволяет расширить географию российского экспорта, интегрирует страну в мировую экономическую систему и уменьшает ограничения для иностранных инвесторов во многих секторах промышленности. После присоединения к ВТО большой интерес для иностранных прямых инвесторов представляет и рынок услуг, при этом это поддерживается низкими затратами на оплату труда и быстрорастущим внутренним рынком. В 2012 г. UNILEVER приобрела российского производителя косметических продуктов «Калина» за 800 млн. долл. Также правительство одобрило программу частичной приватизации крупных российских компаний к 2016 г., включая Аэрофлот, Сбербанк, Роснефть и др.

Доклад «Ведение Бизнеса — 2014» (DoingBusiness 2014) — одиннадцатый из серии ежегодных докладов, в которых исследуются нормы регулирования предпринимательской деятельности, как способствующие, так и препятствующие развитию бизнеса.[21] В докладе представлены количественные показатели, характеризующие нормы регулирования предпринимательской деятельности и степень защищенности прав собственности; эти показатели могут использоваться для сопоставления условий ведения бизнеса по 189 странам и для анализа изменения этих условий с течением времени.

В докладе приводятся оценки норм регулирования 11 аспектов жизненного цикла предприятия, а именно: создание предприятия, получение разрешений на строительство, подключение к системам электроснабжения, регистрация собственности, получение кредитов, защита прав инвесторов, налогообложение, ведение внешнеторговой деятельности, обеспечение исполнения контрактов, решение проблем неплатежеспособности предприятий, наем рабочей силы.

В докладе «Ведение бизнеса — 2014» данные приводятся по состоянию на 1 июня 2013 г. Показатели используются для анализа экономических результатов и позволяют судить о том, какие реформы в сфере регулирования предпринимательской деятельности оказались эффективными, в каких областях и странах, и почему. [22]

Россия наивысший рейтинг получила по критерию «обеспечение исполнения контрактов» (10 место), а наихудший — «получение разрешений на строительство» (178 место). Положение остальных критериев следующее (по возрастанию): ведение внешнеторговой деятельности (157 место), подключение к системам электроснабжения (117 место), защита прав инвесторов (115 место), получение кредитных ресурсов (109 место), создание предприятия (88 место), налогообложение (56 место), решение проблем неплатежеспособности предприятий (55 место), регистрация собственности (17 место).

В докладе отмечаются также некоторые позитивные тенденции в законодательном плане, принятом в России: отпала необходимость предоставления нотариально заверенной карточки образцов подписей при открытии счета в банке; облегчен процесс получения разрешения на строительство из-за уменьшения количества согласований в государственных органах; упростилась процедура подключения к системам электроснабжения и унифицированы тарифы; облегчилась процедура при покупке-продаже недвижимости; улучшились документооборот и регистрация внешнеторговых сделок, так как была введена новая электронная система передачи документов.

Турция наивысший рейтинг получила по критерию «защита прав инвесторов» (34 место), а наихудший — «получение разрешений на строительство» (148 место). Положение остальных критериев следующее (по возрастанию): решение проблем неплатежеспособности предприятий (130 место), создание предприятия (93 место), получение кредитов (86 место), ведение внешнеторговой деятельности (86 место), налогообложение (71 место), регистрация собственности (50 место), подключение к системам электроснабжения (49 место), обеспечение исполнения контрактов (38 место). В докладе отмечаются также некоторые позитивные тенденции в законодательном плане, принятом в Турции: снизилось время, необходимое для получения и согласования документов на строительство; принят новый торговый кодекс, облегчающий для инвесторов решение конфликтных ситуаций и повышающий их защиту; снизились некоторые административные затраты на подключение к системам электроснабжения. Однако отмечаются и негативные решения со стороны турецких властей, а именно: увеличился лимит уставного капитала для создания новой фирмы; повысились сборы при покупке-продаже недвижимости.

Бразилия наивысший рейтинг получила по критерию «подключение к системам электроснабжения» (14 место), а наихудший — «налогообложение» (159 место). Положение в остальных критериях следующее (по возрастанию): решение проблем неплатежеспособности предприятий (135 место), получение разрешений на строительство (130 место), ведение внешнеторговой деятельности (124 место), создание предприятия (123 место), обеспечение исполнения контрактов (121 место), получение кредитов (109 место), регистрация собственности (107 место), защита прав инвесторов (80 место).

Индия наивысший рейтинг получила по критерию «получение кредитов» (28 место), а наихудший — обеспечение исполнения контрактов (186 место). Положение в остальных критериях следующее (по возрастанию): получение разрешений на строительство (182 место), создание предприятия (179 место), налогообложение (158 место), ведение внешнеторговой деятельности (132 место), решение проблем неплатежеспособности предприятий (121 место), подключение к системам электроснабжения (111 место), регистрация собственности (92 место), защита прав инвесторов (34 место).

В Индии в ходе одного исследования было установлено, что в результате постепенной отмены системы «license raj» (системы, регулирующей как вопросы создания новых предприятий, так и производство в отрасли), число новых зарегистрированных предприятий возросло на 6%. Еще одно исследование показало, что в результате реформы лицензирования средняя производительность компаний, затронутых реформой, выросла на 22%. [23]

Мексика наивысший рейтинг получила по критерию «решение проблем неплатежеспособности предприятий» (26 место), а наихудший — «регистрация собственности» (150 место). Положение остальных критериев следующее (по возрастанию): подключение к системам электроснабжения (133 место), налогообложение (118 место), обеспечение исполнения контрактов (71 место), защита прав инвесторов (68 место), ведение внешнеторговой деятельности (59 место), создание предприятия (48 место), получение кредитов (42 место), получение разрешений на строительство (40 место).

В докладе выделяются также и некоторые позитивные тенденции в законодательном плане, принятом в Мексике: упростилась процедура по подключению к системам электроснабжения; введена новая электронная система «одного окна» внешнеторговых сделок; созданы небольшие арбитражные суды, которые ускорили процесс вынесения решения по торговым и гражданским спорам и улучшили обеспечение исполнения контрактов.

В Мексике анализ эффективности программ по упрощению процедур выдачи лицензий в муниципальных органах показал, что в результате таких мер количество зарегистрированных предприятий увеличилось на 5%, а численность наемных работников — на 2,2%; наряду с этим, благодаря конкуренции со стороны вновь созданных предприятий, цены снизились на 0,6%, а доходы действующих предприятий — на 3,2%. [24]

Таблица 8. Рейтинг стран по степени благоприятности условий для ведения бизнеса

 

2010

2011

2012

2013

2014

Место

Индия

135

139

132

132

134

5

Бразилия

124

120

126

130

116

4

Россия

116

124

120

112

92

3

Мексика

41

54

53

48

53

1

Турция

60

73

71

71

69

2

Источник: Doing business 2014, Executive Summary, page 3

К числу наиболее известных западных систем оценок инвестиционного климата экономик относится рейтинг BusinessEnvironmentRiskIndex (BERI). Как и в других международных индексах по оценке рисков для стран в рамках принятия инвестиционных решений, в основе рейтинговых моделей лежат экспертные оценки.

Рейтинг BERI состоит из трех основных разделов: индекс операционного риска (Operational Risk), который включает взвешенные рейтинги 15 экономических, финансовых и структурных переменных; индекс политического риска (Political Risk), учитывающий 10 политических и социальных факторов, и рейтинг R-Factor (Remittance & Repatriation Risk index) — взвешенный рейтинг, включающий оценки качества и эффективности законодательства, объем золотовалютных резервов, состояние валютного баланса и внешнего долга. [25]

Результаты за период 2009—2013 гг. и сравнение стран приведены в табл. 9–11.

Таблица 9. BERI — Индекс операционного риска (в баллах)

 

20 09

201 0

201 1

201 2

201 3

Место

Индия

48

49

50

46

46

1

Бразилия

38

40

41

40

41

2

Россия

36

40

43

42

40

3

Мексика

37

38

38

39

40

3

Турция

37

38

41

44

46

1

Источник: BERI Business Risk Service
Таблица 10. BERI –Индекс политического риска (в баллах)

 

20 09

201 0

201 1

201 2

201 3

Место

Индия

41

42

41

38

36

4

Бразилия

43

43

42

44

40

2

Россия

43

42

43

40

39

3

Мексика

38

38

36

34

36

4

Турция

43

42

43

46

46

1

Источник: BERI Business Risk Service

Таблица 11. BERI — Индекс R - factor (в баллах)

 

20 09

201 0

201 1

201 2

201 3

Место

Индия

49

47

45

41

40

2

Бразилия

44

43

43

40

39

3

Россия

54

58

63

61

59

1

Мексика

39

39

35

32

34

5

Турция

35

33

31

37

38

4

Источник: BERI Business Risk Service

Таблица 12. BERI –Общий Индекс (в баллах)

 

20 09

201 0

201 1

201 2

201 3

Место

Индия

46

46

45

42

41

3

Бразилия

42

42

42

41

40

4

Россия

44

47

50

48

46

1

Мексика

38

38

36

35

37

5

Турция

38

38

38

42

43

2

Источник: BERI Business Risk Service

«Индекс восприятия коррумпированности 2013» (Transparency International Corruption Perceptions Index 2013) показывает восприятие инвесторами коррупции в разных странах. Он представляет собой сводный индикатор, рассчитываемый на основе статистических данных и информации, полученной из экспертных источников, предоставленных международными организациями. Все источники измеряют общую степень распространенности коррупции (количество и/или объем взяток) в государственном и экономическом секторах и включают оценку множества стран. Источники оценивают уровень восприятия коррупции экспертами, живущими как в конкретной стране, так и за зарубежом, и представляют собой набор опросов предпринимателей, аналитиков по оценке коммерческих рисков и специалистов по конкретным странам из различных международных организаций. Индекс 2013 года охватывает 177 стран и основан на данных из источников за последние два года, ранжирует страны по шкале от 0 (самый высокий уровень коррупции) до 100 (самый низкий уровень коррупции) на основе восприятия уровня коррумпированности государственного сектора. [26]

По мнению авторов исследования, коррупция по-прежнему остается одной из основных проблем во многих государствах мира, тем самым ослабляя систему демократических институтов. В этом году более двух третей из 177 государств, охваченных исследованием, набрали менее 50 баллов. Количество баллов, получаемых странами, может повышаться, если в соответствующем государстве обеспечен широкий доступ к информационным системам и сведениям о правовых нормах, которыми руководствуются лица, занимающие государственные должности; в то же время низкая степень подотчетности в государственном секторе и неэффективность государственных институтов негативно отражаются на уровне восприятия коррупции.

По данным Индекса восприятия коррупции за 2013 г. первое место в мире разделили Дания и Новая Зеландия (каждое из этих государств получило по 91 баллу), на третьем месте — Финляндия и Швеция (по 89 баллов). Афганистан, Северная Корея и Сомали в текущем году продемонстрировали наихудшие результаты, набрав каждая по 8 баллов. [27]

Ниже в табл. 13 приведены данные по пяти анализируемым странам:

Таблица 13. Рейтинг стран по индексу восприятия коррумпированности 2013

 

2009

2010

2011

2012

2013

Место

Индия

84

87

95

94

94

3

Бразилия

75

69

73

69

72

2

Россия

146

154

143

133

127

5

Мексика

89

98

100

105

106

4

Турция

61

56

61

54

53

1

Источник: Corruption perception Index 2013
В отчете «Свободы прессы 2014» (FreedomofthePress 2014») некоммерческой организациейFreedom Houseговорится, что свобода прессы в мире упала до самого низкого уровня за последнее десятилетие. Несмотря на позитивные изменения в ряде стран, откат назад был доминирующей тенденцией во всех остальных регионах.

Снижение частично было вызвано серьезным регрессом в нескольких ближневосточных государствах, включая Египет, Ливию и Иорданию; отмечено ухудшение ситуации в Турции, Украине, а также ухудшение ситуации в относительно открытой информационной среде в Соединенных Штатах.

На долю населения мира, где средства массовой информации считаются «свободными», приходится только 14 процентов, или только на одного из семи человек. Гораздо большая доля приходится на «несвободные» (44 процента) или «частично свободные» (42 процента) условия, в которых работают средства массовой информации. Основные глобальные выводы следующие:
— Из 197 стран и территорий, которые оценивались в течение 2013 года, в общей сложности 63 (32 процента) были оценены как свободные, 68 (35 процентов) — как частично свободные и 66 (33 процента) — как несвободные.
— Триггеры для снижения рейтингов стран включают явные попытки правительств по контролю новостей-либо посредством физического преследования журналистов, освещающих протестные движения, ведущих другие острые репортажи, либо посредством введения ограничений для иностранных журналистов или ужесточения ограничений, накладываемых на интернет-СМИ и социальные медиа, — а также роль владельцев в формировании медиа-контента через директивы по освещению событий или в увольнении известных журналистов.
— Улучшение ситуации в стране в значительной степени обусловлено тремя факторами: растущей возможностью частных фирм по работе теле- и радио компаний; более широким доступом к различным мнениям через интернет-СМИ, социальные медиа, а также международные ресурсы; повышением уровня правовой защиты прессы.
— Китай и Россия осуществляют жесткий контроль над местными СМИ, в то же время пытаясь контролировать более независимые взгляды, высказываемые либо в блогосфере, либо иностранными новостными ресурсами. [28]

Таблица 14. Рейтинг стран по уровню свободы прессы 2014

 

20 11

20 12

201 3

201 4

Место

Индия

77

80

79

78

1

Бразилия

90

91

91

90

2

Россия

173

172

176

176

5

Мексика

138

139

134

132

3

Турция

112

117

120

134

4

Источник : Freedom of the press 2014

Международный индекс развития розничной торговли 2013 Global Retail Development Index 2013 (GRDI) агентства A. T. Kearney определяет потенциал мировых рынков и их привлекательность для развития ритейл-операторов и ранжирует 30 наиболее привлекательных стран по 100-балльной шкале.

Чем выше рейтинг, тем больше инвестиционная привлекательность и степень развития страны в текущий момент. Страны выбраны из списка двухсот стран мира на основе четырех основных критериев: низкий риск для иностранных инвестиций по версии Euromoney (35 балов и выше); численность населения — более 2 млн. чел.; ВВП на душу населения — более 3 000 долл. в год; уровень современных форматов распространения товаров на душу населения. Оценки GRDI также основаны на следующих 4 переменных (100%): 1) Риски для стран и для бизнеса (25%); 2) привлекательность рынка; 3) насыщенность рынка (25%); 4) фактор времени (25%), (соотношение темпов роста валового национального продукта и современных площадей розничной торговли). [29]

По итогам 2013 года Бразилия заняла первое место, на втором — Чили, затем следуют Уругвай, Китай и ОАЭ. На последних местах находятся Албания, Азербайджан и Македония.

Бразилия в третий раз подряд занимает первое место в рейтинге GRDI среди 30 стран мира. Несмотря на замедление темпов роста ВВП (1% в 2012 г.), потребительские расходы на розничном рынке остаются высокими и ожидается их рост на 11% по итогам 2013 г. благодаря расширению розничных сетей, росту экономики, инвестиций в инфраструктуру и возросшему доверию со стороны потребителей. Самым привлекательным слоем населения для ритейлеров является средний класс в Бразилии (который ожидается достичь 113 млн. чел. в 2014 г., или 56% всего населения), где наблюдаются рост занятости и увеличение спроса на кредитные ресурсы. Ведущие бразильские розничные продавцы все больше расширяют свою сеть сбыта. Так, основные игроки — такие, как Wal-Mart, крупные универмаги Riachuelo, магазины по продаже одежды Hering и Lojas Renner, супермаркеты Pao de Acucar and Polishop, — в настоящее время инвестируют миллиарды в открытие новых розничных точек продаж, в расширение и обновление существующих, а также в развитие передовых технологий продвижения товаров.

Развитию этого сектора в период до 2016 г. помогут и большие потоки инвестиций для проведения Мирового чемпионата мира по футболу в 2014 г. и летних Олимпийских игр в 2016 г.

Мексика находится на 21 месте в рейтинге GRDI, улучшив на 7 позиций свое место по итогам 2013 г. Главными факторами этой позитивной тенденции являются благоприятная экономическая и политическая среда. Потребление на душу населения растет более, чем на 5% в год, что поддерживается сильным песо, низкими процентными ставками, которые, в свою очередь, ведут к росту кредитов и займов, а также сдержанной инфляцией. По оценке экспертов, среднесрочная перспектива выглядит благоприятной благодаря возрастающему населению, ожидаемому росту промышленного производства, продолжающимся реформам на рынке труда и соответственно росту заработной платы. Государство продолжает массировано инвестировать развитие инфраструктуры, проводятся структурные преобразования, что в конечном итоге приведет к улучшению бизнес-климата в стране для привлечения прямых иностранных инвесторов и к дальнейшему росту экономики.

Розничный товарооборот в Мексике составил 211 млрд. долл. Такие гиганты, как Wal-Mart, Soriana, Comercial Mexicana и OXXO, составляют в общем объеме продаж выше 60% и имеют планы по дальнейшему расширению.

По сравнению с 2012 г. Индия опустилась на девять позиций и заняла только 14 место по итогам рейтинга 2013 г. Высокие операционные расходы и низкая переговорная результативность с поставщиками по вопросам ценовой политики негативно отразились на прибыли ритейлеров, а также на их планах по расширению бизнеса. Другими важными негативными факторами, влияющими на развитие розничного рынка, явились высокие цены на недвижимость и отсутствие достаточного количества помещений под торговые точки.

Несмотря на это, присутствуют и позитивные моменты в долгосрочной перспективе, в частности, большое и молодое население, которое следует новым трендам в моде. По оценке экспертов, после 2015 г. ожидается ежегодный 14–15%-й рост индийского розничного рынка. Несмотря на этот прогноз, на данный момент количество современных розничных форматов остается очень небольшим (около 7% в 2012 г.), но ожидается увеличение в связи с продолжающейся урбанизацией и новыми инвестициями со стороны ритейлеров.

В 2012 г. на индийском розничном рынке произошли важные законодательные изменения: правительство разрешило прямым иностранным инвесторам владеть 100% капитала в компании, которой принадлежит свой собственный бренд (single-branded retailers). По этой причине на индийский розничный рынок вошли несколько крупных международных компаний в разных секторах: одежда и косметические средства Brook Brothers, Kenneth Cole, Sephora и Armani Junior; эксклюзивные бутики — Roberto Cavalli и Christina Louboutin; продукты питания — Starbucks и Dunkin Donuts. В самое ближайшее время шведская компания IKEA планирует завершить подготовку к открытию первых торговых центров.

В отношении ритейлеров, владеющими несколькими брендами (multi-branded retails), в начале 2013 г. правительство позволило участвовать в капитале компании с долей, не превышающей 51%. Также имеются и некоторые другие специальные условия, относящиеся к методам инвестирования, источникам финансирования, расположению торговых точек и получению разрешения со стороны правительства. Несмотря на продолжающуюся либерализации рынка, многие крупные иностранные ритейлеры занимают выжидательную позицию.

Турция передвинулась на семь позиций верх и по итогам 2013 г. заняла 6 место в рейтинге GRDI — ее наивысшая позиция с 2003 г.

Турецкий рынок является высококонкурентным, при этом прибыльность ритейлеров остается низкой. Существует проблема с нахождением подходящего места для строительства новых торговых центров, что приводит к росту приобретения уже существующих торговых точек.

По нескольким причинам Турция превратилась в привлекательное место для международных розничных продавцов — растущая экономика, благоприятная целевая аудитория, устойчивая бизнес-среда, низкие административные барьеры. Располагаемый доход населения увеличился на 3,6% с 2005 г., при этом доля домохозяйств с доходом ниже 15 000 долл., снизилась с 53% до 45%. С одной стороны, значительно увеличилась покупательская способность среднего класса, что привело к росту продаж, но, с другой, — турецкое население с большим доходом и иностранные туристы увеличивают продажи товаров высшей ценовой категории (luxury goods).

Современные форматы розничной торговли составляют на данный момент только 40%, но новые торговые центры (malls), продажи через сеть Интернета (e-commerce) и перспективы вхождения на рынок новых международных игроков должны увеличить эту долю.

Россия занимает 23 место, поднявшись вверх на три позиции, но несмотря на это продажи через розничные сети продолжают расти и страна является привлекательным местом для иностранных ритейлеров по нескольким причинам.

Во-первых, по мнению экспертов AT. Kearney, Россия входит в первую стадию зрелости развития рынка, в которой потребители не уменьшают свои расходы во времена с нестабильной экономической и политической ситуацией, но уже начинают тратить свои доходы более разумно. Во-вторых, Москва и Санкт-Петербург уже достаточно насыщены, и ритейлеры постепенно расширяют свои операции в другие регионы страны, а именно в города с населением 500 тыс. чел. и более (42 города).
Несмотря на то, что в последние несколько лет открылось множество новых торговых центров (в 2012 г. было построено на 46% больше, чем в 2011 г.), предложение современных торговых площадей и инфраструктуры остается недостаточным. Возрастают и операционные расходы на открытие новых торговых центров, а также время на согласование и строительство.

Значительно растет рынок продовольственных товаров. Так, французская сеть Auchan, которая уже имеет 52 магазинов на территории России, планирует утроить их количество в ближайшие пять лет. В 2013 г. компания открыла в Москве свой первый специализированный магазин (Auchan Drive Outlet), в котором покупатели могут заказывать товары заранее через Интернет и забирать их в магазине не выходя из автомобиля.

Эксперты ожидают рост и в другом секторе розничных продаж — на рынке электроники, где рост должен составить около 30% в период 2013—2016 гг.

Таблица 15. Рейтинг стран по индексу развития розничной торговли (место в рейтингах за 2009-2013 гг.)

 

2009

2010

2011

2012

2013

Место

Индия

1

3

4

5

14

3

Бразилия

8

5

1

1

1

1

Россия

2

10

14

26

23

5

Мексика

12

25

22

28

21

4

Турция

20

18

10

13

6

2

Источник: Global Retail Development Index 2013, Page 2

В рейтинге 2013 года A.T.Kearney в четвертый раз опубликовала и Индекс розничных продаж одежды (Retail Apparel Index) на основе трех ключевых категорий: привлекательность рынка одежды (60%), развитие современной розничной торговли (20%), страновой риск (20%). Результаты сравнительного анализа среди пяти исследуемых стран представлены в таблице 16:

Таблица 16. Рейтинг стран по индексу розничных продаж одежды (место в рейтингах за 2010-2013 гг.)

 

2008

2009

2011

2013

Место

Индия

3

4

6

-

5

Бразилия

1

1

7

5

1

Россия

9

8

4

7

2

Мексика

-

-

-

9

3

Турция

4

10

8

10

4

Источник: Global Retail Development Index 2013, page 21

Таблица 15. Рейтинг стран по индексу развития розничной торговли (место в рейтингах за 2009-2013 гг.)

 

2009

2010

2011

2012

2013

Место

Индия

1

3

4

5

14

3

Бразилия

8

5

1

1

1

1

Россия

2

10

14

26

23

5

Мексика

12

25

22

28

21

4

Турция

20

18

10

13

6

2

Источник: Global Retail Development Index 2013, Page 2

В рейтинге 2013 года A.T. Kearney в четвертый раз опубликовала и Индекс розничных продаж одежды (Retail Apparel Index) на основе трех ключевых категорий: привлекательность рынка одежды (60%), развитие современной розничной торговли (20%), страновой риск (20%). Результаты сравнительного анализа среди пяти исследуемых стран представлены в таблице 16:

Таблица 16. Рейтинг стран по индексу розничных продаж одежды (место в рейтингах за 2010-2013 гг.)

 

2008

2009

2011

2013

Место

Индия

3

4

6

-

5

Бразилия

1

1

7

5

1

Россия

9

8

4

7

2

Мексика

-

-

-

9

3

Турция

4

10

8

10

4

Источник: Global Retail Development Index 2013, page 21

Индекс экономической свободы 2014 (Index of Economic Freedom 2014) — это комбинированный показатель и сопровождающий его рейтинг, оценивающий уровень экономической свободы в 186 странах мира. Выпускается американским исследовательским центром The Heritage Foundation совместно с газетой The Wall Street Journal. В 2014 году исследование охватило 185 государств, однако количественные показатели получили только 178. Восьми странам аналитики не смогли присвоить цифровые показатели, сославшись на недостаток информации. Индекс экономической свободы рассчитывается по среднему арифметическому десяти контрольных показателей, выделенных в 4 главные группы, а именно:

  1. Право закона (права собственности, свобода от коррупции).
  2. Государственные ограничения (фискальная свобода, государственные затраты).
  3. Эффективность законодательства (cвобода предпринимательства, свобода труда, денежная свобода).
  4. Открытые рынки (свобода торговли, свобода инвестиций, финансовая свобода).

Для каждой из десяти категорий экономической свободы в таблице приводится рейтинг — от 0 до 100, который указывает место страны среди других государств. Соответственно, чем ниже рейтинг, тем хуже показатель страны в данной категории. [30]

В целом за минувший год ситуация с экономической свободой в мире незначительно улучшилась, отмечается в докладе. Среднемировое значение Индекса экономической свободы в 2014 году выросло на 0,7 пункта и составило 60,3 балла, что является самым высоким показателем за всю историю наблюдений (с 1995 года). За минувший год 114 стран увеличили свои оценки экономической свободы на 1 пункт или более, тогда как в 59 странах зафиксировано её снижение. На первом месте в рейтинге 2014 г. находится Гонконг, на втором — Сингапур, на третьем — Австралия.

Таблица 17. Рейтинг стран по индексу экономической свободы 2014

 

20 1 1

20 1 2

2013

2014

Место

Индия

124

123

119

120

4

Бразилия

113

99

100

114

3

Россия

143

144

139

140

5

Мексика

48

54

50

55

1

Турция

67

73

69

64

2

Источник: Index of Economic Freedom 2014

Если рассматривать позиции исследуемых стран по региональному признаку, то результаты следующие:

  1. Регион Северной Америки (3 страны) — Канада находится на первом месте (6 место в мировом масштабе), США — на втором (12), Мексика — на третьем (55).
  2. Европа (43 стран) — Швейцария находится на первом месте (4 место в мировом масштабе), Ирландия — на втором (9), Дания — на третьем (10), Турция — на 30 (64), а Россия — на 41 (140).
  3. Южная и Центральная Америка (29 стран) — Чили находится на первом месте (7 место в мировом масштабе), Сент-Люсия — на втором (33), Колумбия — на третьем (34), Бразилия — на 20 (114).

Авторы доклада дают следующие комментарии и оценки по некоторым странам нашего исследования:

Индия остается страной с низким уровнем экономической свободы (120 место). Несмотря на высокие темпы роста экономики, в долгосрочной перспективе экономическое развитие может замедлиться ввиду отсутствия эффективно функционирующей законодательной базы. Прогресс в проведении рыночноориентированных реформ не является достаточно устойчивым, при этом политические интересы часто изменяли курс реформ.

Мексикенеобходимо продолжать либерализацию рынка и его открытие для внутренних и внешних инвесторов. Недавние реформы в сфере трудового законодательства и в энергетическом секторе явились важным шагом в правильном направлении. Положительные результаты этих и дополнительных реформ могут привести к значительному притоку частных инвестиций, что откроет новые рабочие места для мексиканцев, снизив эмиграцию. Достойный похвалы является объединение стран Alliance of the Pacific, в которое входят Чили, Колумбия, Мексика и Перу (с потенциальными членами Коста-Рика и Панама) и является примером успешной модели региональной экономической интеграции, что ускорит процветание и развитие стран-членов.

Бразилия, несмотря на свое шестое место в мире по размеру экономики, набрала всего лишь 57 баллов и заняла 114 место в рейтинге. Авторы отмечают ее склонность к защите местных производителей высокими импортными пошлинами, чрезмерному регулированию и сложности бюрократических процедур.

Россия является самой большой страной в мире, обладает значительными природными ресурсами, включая углеводороды, полезные ископаемые и древесину, а также образованной рабочей силы. Но, как отмечают авторы доклада, ее экономическое развитие тормозится по некоторым причинам: коррупция, несоблюдение законов, низкая защита прав собственности, неразвитая инфраструктура. В последние годы отток капитала превосходит приток прямых иностранных инвестиций. Россия заняла 92 место в Индексе Всемирного банка «Doing business 2014» и 127 место в рейтинге Transparency International’s 2013 CorruptionPerceptionsIndex.

По мнению авторов доклада, российская экономика в значительной степени зависит от экспорта природных ресурсов, при этом фактически делается ставка на добывающие отрасли. Среди слабостей российской экономики эксперты отмечают следующие: чрезмерное государственное присутствие во многих отраслях экономики, что ведет к удорожанию инвестиций; нетарифные барьеры, которые значительно увеличивают торговые издержки; бюрократические барьеры; непоследовательность в выработке законодательства, которая препятствует росту инвестиций; отсутствие конкуренции, что приводит к росту цен тарифов; коррупционная нагрузка. [31]

Авторы доклада рекомендуют России продолжить процесс очистки банковского сектора для усиления конкуренции; правительство должно провести необходимые реформы для улучшения бизнес-климата посредством стабилизации курса рубля; Россия должна провести крупномасштабные реформы в законодательной сфере, ужесточить выполнение законов и продолжить борьбу с коррупционной нагрузкой.

Индекс 2014 года еще раз показал, что страны с высоким уровнем экономической свободы существенно опережают остальные страны в следующих показателях: экономический рост, доход на душу населения, здравоохранение, образование, защита окружающей среды, снижение бедности. В нашем рейтинге больше всего баллов набрали Мексика и Турция, и они находятся в группе «Умеренно свободные», остальные страны — Индия, Бразилия и Россия — включены в группу «По большей части не свободные».

Не менее показательный и объективный рейтинг — это исследование швейцарского Международного института развития менеджмента (IMD) «Ежегодник мировой конкурентоспособности 2013 (IMDWorldCompetitivenessYearbook 2013), который проводит исследования в 60 странах мира.

По итогам рейтинга 2013 года, опубликованного в мае 2013 г., США вновь возглавили список крупнейших стран мира, экономика которых является наиболее конкурентоспособной. На втором месте — Швейцария, на третьем — Гонконг. В докладе отмечается, что лидирующие позиции США заняли благодаря сохранению позиции мирового финансового центра, стабильной банковской системе, сильному бизнес-сообществу и росту инвестиций в технологическую и инновационную сферы.

Общий индекс состоит из четырех компонентов: оценка макроэкономического климата в стране; эффективность государственной политики, направленной на повышение уровня конкурентоспособности страны; эффективность ведения предпринимательской деятельности (степень использования в работе компаний новаторства, способность генерировать прибыль и поведение на рынке); развитость инфраструктуры (оценивается, как бизнес-сообщество использует технические, научные и человеческие ресурсы в своей деятельности). Данные по пяти странам представлены в табл.18:

Таблица 18. Рейтинги стран по четырем компонентам Индекса мировой конкурентоспособности

 

Макроэкономическая деятельность

Государственная политика

Предпринимательская деятельность

Развитость инфраструктуры

Индия

27

46

32

54

Бразилия

42

58

37

50

Россия

34

43

53

39

Мексика

14

29

33

49

Турция

41

28

29

43

Источник: https://www.worldcompetitiveness.com/OnLine/App/Index.htm

Общий рейтинг стран показан в табл. 19.:
Таблица 19. Рейтинги стран по индексу мировой конкурентоспособности

 

20 1 0

20 1 1

2012

2013

Место

Индия

31

32

35

40

3

Бразилия

38

44

46

51

5

Россия

51

49

48

42

4

Мексика

47

38

37

32

1

Турция

48

39

38

37

2

Источник: IMD World Competitiveness Yearbook 2013

Авторы доклада выделяют несколько золотых правил конкурентоспособности страны: производство, диверсификация, экспорт, инвестиции в инфраструктур и образование, поддержка малого и среднего бизнеса, усиление финансовой дисциплины, а также единство общества. [32]

Рейтинг «Риск размещения центров обработки данных 2013» The Data Centre Risk Index 2013, проведенный международными компаниями Cushman and Wakefield, Source8 и hurleypalmerflatt, на основе определенных факторов риска, ранжирует страны по степени их привлекательности для переноса центров обработки данных. Результаты индекса должны помочь иностранным компаниям оценить коммерческие возможности, бизнес-требования и уровень риска перед принятием стратегического решения о начале инвестирования в конкретную страну. Индекс The Data Centre Risk Indexвыделяет риски на макро (для страны) уровне, которые в наибольшей степени могут повлиять на успешное функционирование центра обработки данных. Риски делятся на три основные категории, при этом каждая из них имеет свой вес: категория 1 (60%) включает такие переменные, как стоимость 1 kw/ч электроэнергии, скорость передачи данных и условия для осуществления предпринимательской деятельности (источник: Доклад Всемирного банка Doing Business); категория 2 (30%) включает такие переменные, как ставка по налогу на прибыль, стоимость труда в час, политическая стабильность, процент альтернативных источников энергии, природные бедствия, уровень образованности населения и безопасность энергетики; категория 3 (50%) включает ВВП на душу населения, уровень инфляции и доступность водных ресурсов на душу населения. [33]

По итогам рейтинга 2013 г., в котором участвуют 30 стран, на первом месте находятся США, на втором — Великобритания, на третьем — Швеция. Результаты стран нашего исследования представлены в табл. 20, при этом Турция не попала в рейтинг:

Таблица 20. Рейтинг стран по риску размещения центров обработки

 

2012

2013

Место

Индия

29

29

3

Бразилия

30

30

4

Россия

24

24

1

Мексика

27

27

2

Турция

-

-

5

Источник: Data Centre Risk Index 2013

Рассмотрим подробнее каждую страну:

Бразилия — меньше всего баллов и соответственно худшие рейтинги страна получила в следующих переменных индекса: стоимость электроэнергии, условия для осуществления предпринимательской деятельности, ставка налога на прибыль, образование и инфляция. Больше всего баллов Бразилия набрала в субкатегориях: скорость передачи данных, стоимость рабочей силы, альтернативные источники энергии и доступность водных источников. Авторы доклада дают следующие комментарии: в период 2013—2015 гг. должны быть закончены несколько проектов (например, проект WASAGE) по прокладке подводных линий передачи данных, что ускорит скорость обращения информации.

В докладе отмечается, что в Бразилии имеются значительные возможности для дальнейшего развития телекоммуникационной сферы, но есть и некоторые негативные факторы — стоимость электроэнергии, высокая инфляция, неудовлетворительные условия для ведения бизнеса. Большие надежды возлагаются на предстоящие крупные спортивные мероприятия — Мировой чемпионат по футболу и Олимпийские игры, которые могут ускорить в значительной степени инвестиции в инфраструктурные проекты.
Индия — так же, как и Бразилия, находится в конце рейтинга 2013 г. (29 место). Меньше всего баллов и соответственно худшие рейтинги страна получила в следующих переменных индекса: природные бедствия, образование, безопасность энергетики, ВВП на душу населения, инфляция. Больше всего баллов Индия набрала в субкатегориях: стоимость рабочей силы и альтернативные источники энергии. В докладе отмечается, что у страны имеются большие возможности и перспективы роста, но главный барьер — это условия ведения предпринимательской деятельности. Настороженность вызывает безопасность энергетического сектора, связанная главным образом с отсутствием альтернативных источников энергии и их низкой диверсификацией, а также высокая зависимость от импорта нефти. Несмотря на эти проблемы, в долгосрочной перспективе Индия будет являться привлекательным местом для инвестиций.

Россия находится на первом месте в рейтинге среди пяти исследуемых стран, но на 24-м среди всех 30 стран в Индексе. Меньше всего баллов и соответственно худшие рейтинги страна получила в следующих переменных индекса: политическая стабильность, природные бедствия, процент альтернативных источников энергии, инфляция и ВВП на душу населения. Больше всего баллов Россия набрала в субкатегориях стоимость рабочей силы, ставка по налогу на прибыль, образование, безопасность энергетики и доступность водных источников. В докладе отмечается, что такие факторы, как изобилие энергоресурсов, энергетическая безопасность и низкая стоимость электроэнергии, все еще возмещают некоторые негативные факторы, а именно сложности в осуществлении предпринимательской деятельности, политическая нестабильность и высокая инфляция.
Мексика также сохранила свою позицию по сравнению с прошлым отчетом 2012 г. и заняла 27 место. Меньше всего баллов и соответственно худшие рейтинги страна получила в следующих переменных индекса: политическая стабильность, природные бедствия, ВВП на душу населения и инфляция. Больше всего баллов Мексика набрала в субкатегориях стоимость рабочей силы и энергетическая безопасность. Авторы доклада отмечают, что низкая конкуренция и отсутствие инвестиций в модернизацию телекоммуникационного сектора Мексики приводят к высокой стоимости услуг для потребителей, при этом с низким качеством. Несмотря на медленные темпы модернизации инфраструктуры, такие положительные факторы, как значительный экономический потенциал, ее стратегическое расположение между США и Латинской Америкой, и продолжающаяся либерализация телекоммуникационного сектора, могут дать толчок к её дальнейшему экономическому развитию.

Корнельский университет, школа бизнеса INSEAD и Всемирная организация интеллектуальной собственности (WIPO) ежегодно публикуют «Глобальный инновационный индекс 2013» (GlobalInnovationIndex 2013), а нынешнее издание «Глобального инновационного индекса — 2013» является шестым по счету.

Основная цель отчета — составить рейтинг мировых экономических систем с точки зрения потенциала для инновационной деятельности и ее результатов. С учетом признания того, что инновации играют главную роль в качестве движущей силы экономического роста и процветания в развитых странах и странах с формирующейся экономикой, в отчете Индекса используются показатели, выходящие за пределы традиционных измерений — такие как, уровень НИОКР. Рейтинг 2013 г. подсчитывается исходя из средней величины двух субиндексов, а именно: 1) cубиндекс инновационных затрат позволяет оценивать элементы национальной экономики, в которых воплощена деятельность в сфере инноваций, разделенные на пять основных групп (институции; человеческий капитал и исследования; инфраструктура; развитость рынка и развитость бизнеса);
2) cубиндекс инновационных результатов отражает фактические результаты такой деятельности в разбивке до двум основным группам (результаты в области знаний и технологий и результаты в области творчества). Каждая группа состоит из трех суб-групп, а каждая суб-группа — из отдельных показателей.

В Глобальном Индексе инноваций 2013 дается оценка ситуации в 142 экономических системах мира на основе 84 показателей, представляющих 94,9% населения мира и 98,7% мирового ВВП. [34]

Согласно последнему рейтингу, Швейцария заняла первое место и сохранила свое лидирующее положение, Швеция заняла вторую позицию, на третье место поднялась Великобритания, на четвертой позиции — Нидерланды. США вернулись в пятерку ведущих стран по уровню развития инноваций. Мексика входит в десятку стран-лидеров, которые больше всего улучшили свои позиции — с 79 места в Рейтинге 2012 г. до 63 в рейтинге 2013 г. С другой стороны Россия опустилась на 11 позиций по сравнению с рейтингом 2012 г. (см. табл. 20).

Несмотря на экономический кризис, инновационная деятельность продолжает развиваться. В большинстве стран расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы превысили показатели 2008 г., и успешные местные центры процветают. Группа динамично развивающихся стран с низким и средним уровнем дохода, в том числе Китай, Коста-Рика, Индия и Сенегал, опередили своих партнеров по группе, однако не попали в число лидеров ГИИ 2013. Такие страны, как Китай, Аргентина, Бразилия, Польша, Индия, Россия, Турция и Южная Африка показали очень высокие годовые темпы расходов на НИОКР за период 2008—2013 гг.

Отчет этого года проливает больше света на динамику инноваций на местном уровне, которые остаются недооценёнными в глобальном масштабе. В нем говорится о появлении оригинальных инновационных экосистем и отмечается необходимость отхода от общепринятой тенденции, заключающейся в стремлении воспроизвести ранее реализованные успешные инициативы.

Среди обнадеживающих признаков, отмеченных в Индексе 2013, можно выделить тот факт, что 18 государств с формирующейся экономикой «новаторы-ученики» опережают по показателям другие соответствующие им по уровню доходов страны: Республика Молдова, Китай, Индия, Уганда, Армения, Вьетнам, Малайзия, Иордания, Монголия, Мали, Кения, Сенегал, Венгрия, Грузия, Черногория, Коста-Рика, Таджикистан и Латвия (страны указаны в соответствии с темпами опережения). Все они демонстрируют повышение уровня инновационной деятельности по сравнению со своими партнерами. Хотя прогресс неравномерен, он является результатом усилий по разработке эффективного комплекса мер в области политики во всех важных сферах: институты, формирование навыков, инфраструктура, интеграция с глобальными рынками и взаимодействие с деловыми кругами. В целом из всех регионов наиболее значимые улучшения показателей в рейтинге ГИИ продемонстрировала Латинская Америка, причем лидирующее положение в регионе занимает Коста-Рика.

В отношении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) ГИИ-2013 выражает умеренный оптимизм: несмотря на неблагоприятную ситуацию и ужесточение бюджетной политики, расходы на НИОКР выросли по сравнению с 2010 г. Так, расходы на НИОКР первой тысячи ведущих компаний с наилучшими показателями, осуществляющих инвестиции в НИОКР, увеличились на 9 — 10% в 2010 и 2011 гг. Эта тенденция сохранилась и в 2012 г.

Самым удивительным здесь является то, что масштабы НИОКР в странах с формирующейся рыночной экономикой расширялись быстрее, чем в странах с высоким уровнем доходов. В последние пять лет наиболее заметные проявления этой тенденции можно было наблюдать в Китае, Аргентине, Бразилии, Польше, Индии, России, Турции и Южной Африке (в таком порядке). Страны с формирующейся рыночной экономикой, особенно Китай, также с большим отрывом лидируют по числу поданных заявок на патенты. [35]

По региональному признаку авторы Глобального Инновационного индекса 2013 г. дают следующие комментарии по некоторым странам нашего исследования:

  1. Центральная и Южная Азия (10 стран) — Индия находится на первом месте среди стран этой группы и на третьем — среди стран с низким уровнем дохода. В 2013 г. страна показала очень хорошие результаты в шести из семи ключевых индикаторов — количество научных статей (23 место), средний балл 3 лидирующих университетов в QS World University ranking of 2012 (27 место), затраты частных компаний на НИОКР как процент к ВВП (42 место), логистика (46 место), и количество патентов, зарегистрированных не менее, чем в трех зарубежных патентных офисах (59 место). С другой стороны, Индия имеет слабые результаты в следующих индикаторах: эффективность государственных органов (102 место), человеческий капитал и исследования (105 место).
  2. Латинская Америка и Карибы (23 страны) — Бразилия заняла 64 позицию по итогам 2013 г. (в 2012 г. — 58 место, в 2011 г. — 47 место), 21 место среди стран с доходом выше среднего уровня (12 038 долл. на душу населения) и 8 место среди стран данного региона. Бразилия является одной из пяти стран, которые снизили свой рейтинг в 2013 г. Страна показала хорошие результаты в категориях «бизнес климат» (42 место), «инфраструктура» (51 место) и «результаты в области знаний и технологий» (67 место). Высокие баллы Бразилия набрала и в таких категориях, как «количество научных статей» (22 место), «средний балл 3 лидирующих университетов в QS World University ranking of 2012» (24 место), «роялти и лицензионные сборы как процент всего экспорта услуг» (29 место), «затраты частных компаний на НИОКР как процент к ВВП» (36 место) и др. Низкие оценки Бразилия получила по индикаторам «институции» (95 место), состояние рынка (76 место), «человеческий капитал и исследования» (75 место) и др.
  3. Европа (39 стран) — Россия заняла 62 позицию по итогам 2013 г. (в 2012 г. — 51 место), 19-е место — среди стран с доходом выше среднего уровня, 35-е место — среди европейских стран и второе место — среди стран группы BRICS. В 2013 г. Россия значительно улучшила свои позиции по «субиндексу инновационных затрат» (с 60 места в 2012 г. до 52 места в 2013 г.) — в частности, больше баллов страна получила в ключевых категориях «институции» (с 93 до 87 места), «человеческий капитал и исследования» (с 43 до 33 места), «инфраструктура» (с 54 до 49 места) и «состояние рынка» (c 87 до 74 места), при этом индикатор «бизнес-климат» снизился на 9 позиций — (с 43 до 52 места).

Отчет показывает, что Россия показала лучшие результаты в новых ключевых индикаторах рейтинга, а именно: «количество научных статей» (20 место), «средний балл 3 лидирующих университетов в QS World University ranking of 2012» (25 место), «роялти и лицензионные сборы как процент всего экспорта услуг» (28 место), «затраты частных компаний на НИОКР как процент к ВВП» (30 место), «количество патентов, зарегистрированных не менее, чем в трех зарубежных патентных офисах» (47 место). Результаты сравнения представлены в табл. 21:

Таблица 21. Рейтинг стран в индексе инноваций

 

2009-20 1 0

20 1 1

2012

2013

Место

Индия

56

62

64

66

4

Бразилия

68

47

58

64

3

Россия

64

56

51

62

1

Мексика

69

81

79

63

2

Турция

67

65

74

68

5

Источник: The Global Innovation Index 2013, Rankings

В рейтинг 2013 года введены три новых показателя: «количество научных статей», «средний балл 3 лидирующих университетов в QS World University ranking of 2012» и «количество патентов, зарегистрированных не менее, чем в трех зарубежных патентных офисах». Авторы рейтинга подготовили сравнительный анализ 10 лидирующих стран со средним уровнем дохода на основе трех новых показателей. Результаты представлены в табл.22:

Таблица 22. Качество инноваций (сравнение 10 стран-лидеров со средним доходом по трем показателям)


Номер

Страна

Рейтинг качество инноваций 2013

Место по рейтингу качества инноваций

Общий рейтинг 2013

Место по общему рейтингу

1

Китай

19

-

-

-

2

Бразилия

25

1

64

3

3

Россия

26

2

62

1

4

Индия

31

3

66

4

5

Аргентина

34

-

-

-

6

Мексика

35

4

63

2

7

Южная Африка

36

-

-

-

8

Малайзия

39

-

-

-

9

Чили

40

-

-

-

10

Турция

45

5

68

5

Источник: The Global Innovation Index 2013, WIPO, Page 26

Компания Economist Intelligence Unit совместно с журналом The Economist периодически публикуют рейтинг операционного риска на основе данных RiskBriefing среди 180 стран мира по шкале от 0 до 100 (100 балов — самый большой риск). Общий балл формируется на основе десяти категорий риска, а именно: риск безопасности страны (риск военных конфликтов и безопасность граждан), политическая стабильность; эффективность государственных органов (проводит ли правительство открытую и либеральную политику, нацеленную на развитие местного и иностранного бизнеса); законодательная сфера (выполняют ли свои функции законодательные органы и предоставляются ли всем одинаковые условия для работы); макроэкономические риски (является ли экономика стабильной и прогнозируемой); международная торговля и движение капитала (оцениваются риски притока и оттока капитала, изменения в таможенной политике, валютные риски для прямых инвесторов и др.); рынок труда (влияние рынка труда на осуществление предпринимательской деятельности); финансовые риски (оцениваются риски деноминации валюты и доступность финансирования для внутреннего рынка), налоговая политика (является ли налоговый режим прозрачным и прогнозируемым), инфраструктурный риск (оценивается отражение нехватки инфраструктурных объектов на бизнес-деятельности). Модель операционного риска предоставляет стандартную платформу для анализа по результатам рейтинга Risk Briefing. Рейтинг, в свою очередь, определяет количество рисков для доходности бизнеса в каждой конкретной стране. В этом подсчете авторы доклада принимают во внимание текущее состояние и ожидания на следующие два года. Промышленный риск в семи секторах экономики (энергетика, здравоохранение, туризм и транспорт, новые технологии, автомобильный сектор, потребительские товары и финансовые услуги) включает дополнительные 24 индекса, в которых индикаторы отражают настроения инвесторов и предоставляют более полную картину для оценки общего риска. [36]

Согласно последнему рейтингу от 01 Мая 2014 г., Швейцария заняла первое место, на второй позиции — находится Лихтенштейн, на третьем — Сингапур, далее Норвегия, Швеция и Гонконг. Ниже в табл. 20 представлены результаты за I квартал 2014 по пяти исследуемым странам нашего рейтинга: [37]

Таблица 23. Рейтинг стран по операционному индексу 2014

 

IVQ 2013

IQ 2014

Место

Индия

52

52

3

Бразилия

46

47

2

Россия

54

54

4

Мексика

44

44

1

Турция

47

47

2

Источник: Economist Intelligence Unit — Risk Briefing 2014

Выводы: Как видно из таблицы 24, Бразилия, Мексика и Россия расположились в таком же порядке, как и в рейтинге «Накопленный чистый приток ПИИ». Этот результат дает все основания полагать, что есть прямая взаимосвязь между мнениями иностранного бизнес-сообщества об экономике конкретной страны, опубликованными в международных рейтингах, и реальными данными поступления прямых иностранных инвестиций.

Таблица 24. Сравнение стран по чистому накопленному притоку ПИИ и результатами исследования

 

Чистые накопленные ПИИ
(табл.4)

Исследование
(табл.25)

Бразилия

1

1

Мексика

2

2

Турция

3

4

Индия

4

3

Россия

5

5

Таблица 25. Рейтинг стран по мнению международного бизнес-сообщества, Часть 1

Номер

Показатель

1

Таблица 2. Данные о стоимости объявленных гринфилд-ПИИ проектов, по направлению инвестиций (млрд. долл.) в 2006-2012 гг.

2

Таблица 3. Рейтинг стран по накопленным ПИИ 2002-2012 гг.

3

Таблица 4. Разница между накопленным притоком и оттоком ПИИ

4

Таблица 5. Наиболее перспективные страны по оттоку и притоки ПИИ за период 2013-2015 гг.

5

Таблица 6. Рейтинг стран по конкурентоспособности экономики

6

Таблица 7. Рейтинг инвестиционной привлекательности стран 2013

7

Таблица 8. Рейтинг стран по степени благоприятности условий для ведения бизнеса

8

Таблица 9. BERI — Индекс операционного риска (в баллах)

9

Таблица 10. BERI –Индекс политического риска (в баллах)

10

Таблица 11. BERI — Индекс R-factor (в баллах)

11

Таблица 12. BERI –Общий Индекс (в баллах)

12

Таблица 13. Рейтинг стран по индексу восприятия коррумпированности 2013

13

Таблица 14. Рейтинг стран по уровню свободы прессы 2014

14

Таблица 15. Рейтинг стран по индексу развития розничной торговли (место в рейтингах за 2009-2013 гг.)

15

Таблица 16. Рейтинг стран по индексу розничных продаж одежды (место в рейтингах за 2010-2013 гг.)

16

Таблица 17. Рейтинг стран по индексу экономической свободы 2014

17

Таблица 19. Рейтинги стран по индексу мировой конкурентоспособности

18

Таблица 20. Рейтинг стран по риску размещения центров обработки

19

Таблица 21. Рейтинг стран по глобальному инновационному индексу

20

Таблица 23. Рейтинг стран по операционному индексу 2014

ИТОГО, БАЛЛЫ

МЕСТО В РЕЙТИНГЕ

-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 25. Рейтинг стран по мнению международного бизнес-сообщества, Часть 2


Россия

Бразилия

Индия

Мексика

Турция

3

2

1

4

5

2

1

4

3

5

5

1

4

2

3

4

2

1

3

5

5

3

4

2

1

4

1

2

3

5

3

4

5

1

2

3

2

1

3

1

3

2

4

4

1

1

3

2

5

4

1

4

3

5

2

5

2

3

4

1

5

2

1

3

4

5

1

3

4

2

2

1

5

3

4

5

3

4

1

2

4

5

3

1

2

1

4

3

2

5

1

3

4

2

5

4

2

3

1

2

66

48

60

56

61

5

1

3

2

4

 


[1]Сноски: По данным организаций, представивших статистическую отчетность (без учета органов денежно-кредитного регулирования, коммерческих банков), включая рублевые поступления, пересчитанные в доллары США)
Накопленный организацией иностранный капитал — общий объем иностранных инвестиций, полученных (или произведенных) с начала вложения с учетом погашения (выбытия), а также переоценки и прочих изменений активов и обязательств).

[2] 1. Включаются инвестиции в банки и прочие секторы; 2. Данные разработаны в соответствии с методологией шестого издания "Руководства по платежному балансу и международной инвестиционной позиции" МВФ (см. пресс-релиз Банка России от 27.06.2012); 3. Данные представлены в соответствии с принципом активов/пассивов; 4. Географическое распределение инвестиций произведено на основании непосредственной инвестирующей страны.

[4] UNCTAD FDI-TNC-GVC Information System, FDI Database (www.unctad.org/fdistatistics), Chapter I, p. 3

[5] WIR 2013, Chapter II, page 57.

[6] WIR 2013, Annex Tables 1 and 2, page 61.

[7] WIR 2013, Annex Tables 1 and 2, pages 213-219.

[8] (WIR 2013, Annex Table 5. Cross Border M&A deals worth over 3 billion USD completed in 2012; WIR 2012, Annex Table 1.7. Cross Borders M&A deals worth over 3 billion USD completed in 2011)

[9] WIR 2013, Annex Table 6. Value of green field FDI projects, by source/destination, 2006-2012.

[10] WIR 2013, Figure I.17, page 16

[11] http://evds.tcmb.gov.tr/yeni/cbt-uk.html

[12] UNCTAD, WIR 2013, Chapter I, Global Investment Trends, pages 5-6

[13] http://www.investor.bg/bulgaria-on-air/462/a/djim-oniil-ne-briks-a-mint,164896/

[14] http://www.investor.bg/centralna-i-iztochna-evropa/335/a/mint-t-kato-turciia,167270/

[15] http://www.investor.bg/bulgaria-on-air/462/a/mint-m-kato-meksiko,165224/

[16] WIR 2013, Figure I.20, p. 19

[17] Цель опроса WIPS — изучить перспективы движения ПИИ с среднесрочном периоде. Опрос проводился среди 5000 руководителей нефинансовых ТНК и сотрудников 245 национальных и международных агентств по привлечению инвестиций (IPAs). В 2012 г. участвовали 159 руководителей ТНК и 64 представителей IPA.

[18] WIR 2013, Figure I.21, p. 19

[19] http://www.weforum.org/reports/global-competitiveness-report-2013-2014

[20] http://www.atkearney.com/research-studies/foreign-direct-investment-confidence-index

[21] Ведение бизнеса 2013, Содержание

[22] http://www.doingbusiness.org/reports/global-reports/doing-business-2014

[23] Ведение бизнеса 2013, Разумных подход к регулированию, стр.21

[24] Ведение бизнеса 2013, Разумных подход к регулированию, стр.21

[25] http://www.beri.com/Publications/BRS.aspx

[26] http://www.transparency.org/research/cpi/overview

[27] http://www.transparency.org/news/pressrelease/Corruption_Perceptions_Index_2013_RU

[28] http://freedomhouse.org/article/fotp-2014-release-russian-version#.U2FZ41diIqI

[29] http://www.atkearney.com/consumer-products-retail/global-retail-development-index

[30] http://www.heritage.org/index/

[31] http://gtmarket.ru/news/2014/01/14/6575

[32] http://www.imd.org/news/World-Competitiveness-2013.cfm

[33] http://www.cushmanwakefield.com/en/research-and-insight/2013/data-centre-risk-index-2013/

[34] http://www.globalinnovationindex.org/content.aspx?page=GII-Home

[35] http://www.wipo.int/pressroom/ru/articles/2013/article_0016.html

[36] http://www.eiu.com/landing/risk_analysis

[37] http://viewswire.eiu.com/site_info.asp?info_name=VW2_RISK_nib&page=rk&page_title=Risk%20table