«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№2(29), 2014

Материалы из будущего учебника по мировой экономике и международным экономическим отношениям

Развитые страны как группа

А.Булатов, д.э.н., проф.

Развитые страны до сих являются ядром мирового хозяйства, хотя в них живет лишь 1/7 часть человечества: здесь производится половина мирового ВВП и достигнут такой уровень экономического, политического, социального и культурного развития, который является ориентиром для большинства остальных стран. Еще значительнее роль развитых стран в глобальной экономике: на них приходится более 60% мировой торговли, почти 75% мирового экспорта капитала, подавляющая часть экспорта знаний, они являются местом притяжения основной массы мигрантов в мире.

Три центра развитого капитализма

Внутри группы развитых стран можно выделить три центра, так называемую триаду — это НАФТА, ЕС, развитые страны Восточной Азии (некоторые включают в этот центр также Австралию и Новую Зеландию). Входящие в триаду страны демонстрируют разные модели современного капитализма и разные подходы к глобализации (особенно к региональной экономической интеграции).

НАФТА и ЕС объединяют страны в рамках этих интеграционных объединений плюс имеют свою периферию, состоящую из экономически и политически тесно связанных с ними стран: у НАФТА это Центральная и Карибская Америка и часть южноамериканских стран, у ЕС — часть стран Ближнего и Среднего Востока (прежде всего средиземноморских), большинство стран Африки и некоторые государства Азии.

По-другому дело обстоит с третьим центром триады — развитые страны здесь не объединены в интеграционное объединение и сложно говорить об их экономической периферии. Интеграционную группировку они не создали потому, что в их внешнеэкономических связях не преобладают взаимные связи, т.к. в этом регионе по своему экономическому весу доминируют не развитые страны, как в Северной Америке и Западной и Центрально-Восточной Европе, а менее развитый, но огромный и динамичный Китай. В результате в 2012 г. у Японии, наиболее крупной развитой экономики этого региона, 18% ее экспорта направлялось в Китай (в 2005г — 13,5%), еще 18% — в США (в 2005г. — 23%), 10% — в ЕС (в 2005г. — 15), а на все развитые страны Восточной Азии, Австралию и Новую Зеландию приходилось лишь 24% (в 2005г. — 27%). Если Китай в будущем превратится в развитую страну, то он и будет возглавлять этот центр триады, притягивая к себе потоки товаров, капитала и знаний из других стран этого региона.

Основные тенденции, проблемы и вызовы в развитых странах

Глобализация продолжает быть ведущей тенденцией в экономике развитых стран, однако после последнего мирового экономического кризиса ее темпы прогнозируются более низкими, чем до кризиса. Это тормозит динамику развитых стран, главных бенефициаров глобальной экономики.

Постиндустриализация развитых стран означает, что они перешли на такую стадию экономического развития, на которой главным драйвером их экономического роста становятся инновации. Однако эффективность инноваций снижается, вероятно, из-за того, что развитые страны находятся сейчас на ниспадающей части цикла Кондратьева. Нет большого набора новых радикальных открытий, а предыдущие во многом освоены.

Во многих развитых странах достигнут такой высокий уровень экономической либерализации, радикально повышать который дальше сложно. Более того, возможно усиление госвмешательства в экономику (например, более активное госрегулирование финансового сектора). А в результате этот драйвер экономического роста развитых стран, стимулирующий предпринимательство, может приносить меньший, чем раньше, эффект.

Наконец, на темпах ВВП развитых стран сказывается также растущее старение их населения, что ограничивает приток в экономику рабочей силы и сбережений (пожилые люди не только не работают, но и «проедают» свои сбережения, а не превращают их в инвестиции).

В результате ОЭСР прогнозирует в среднесрочной и долгосрочной перспективе более низкие темпы экономического роста развитых стран.

Таблица 13.1
Развитые страны: прогноз ОЭСР среднегодовых темпов роста ВВП, в процентах

 

1995-2004

2012-2017

2018-2030**

США

3,4

2,5

2,1

Зона евро

2,2

1,2

2,0

Япония

1,1

1,2

1,1

ОЭСР в целом

2,8*

2,2

2,3

Мир

3,6

3,8

3,6

*Только развитые страны-члены ОЭСР
**Потенциальные темпы роста, т.е. без учета спадов и бумов
Источники: OECD Economic Outlook. October 2013. P.199; IMF. World Economic Outlook. October 2013. P.154.

Ситуация усугубляется тем, что ряд менее развитых стран благодаря своему высокому экономическому росту превращается во все более сильные экономики и в результате, по прогнозу ИМЭМО РАН, развитые страны в 2030 г. будут производить лишь 38% мирового ВВП.[1] Правда, группа развитых стран к этому времени может пополниться за счет некоторых стран ЦВЕ, Латинской Америки и Азии и тогда ее вес снизится не так сильно.

Таким образом, недостаточно высокие темпы экономического роста (а, значит, и модернизации) являются, вероятно, главным вызовом для всей группы развитых экономик.

Реальный сектор

Постиндустриализация продолжает сдвигать отраслевую структуру развитых стран в сторону услуг. Если в 2000 г. на этот сектор приходилось 70% их ВВП, то в 2012 г. — уже 74%. Подобный сдвиг происходит не столько за счет первичного сектора, уже давно мало весящего в развитой экономике, сколько за счет вторичного сектора (его доля сократилась с 28 до 25%), особенно обрабатывающей промышленности. Хотя в ведущих европейских странах, Японии и почти всех остальных азиатских развитых странах это компенсируется ростом доли производства машин, оборудования и транспортных средств (т. е. наиболее наукоемких производств) в выпуске готовых изделий, но в США и Канаде сокращается и эта доля. Проблема деиндустриализации в этих двух странах «семерки» особенно актуальна. Тем не менее США и Канада пока что компенсируют это активным развитием современных услуг, в результате чего они продолжают опережать ЕС и Японию по темпам экономического роста.

Во многом это происходит потому, что в этих двух странах, особенно в США, удается сохранять неплохие темпы повышения производительности труда — в прошлом десятилетии в Америке они были выше в два раза, чем в еврозоне и Японии. Отчасти это происходит потому, что в современных услугах — финансовых, деловых, консультационных — выработка на одного занятого очень велика и продолжает расти. Но прежде всего это следствие более активной, чем в других развитых странах, инновационной деятельности в США (пусть она и приносит меньшую, чем в прошлые десятилетия, отдачу). А в результате Америке, судя по прогнозу ОЭСР, удастся и в будущем десятилетии сохранить самую высокую среди крупных экономик производительность труда.

Уровень либерализации реального сектора по разным направлениям хорошо отражают разработанные ОЭСР индикаторы регулирования рынка продуктов (PMR indicators). Их 18, они рассчитываются статистиками и экспертами в диапазоне от 0 до 6 по степени тяжести госвмешательства в то или иное направление хозяйственной деятельности и имеют разный вес. Замеры этих индикаторов в 1998 г. и 2008 г. зафиксировали дальнейший сдвиг в сторону либерализации — средний интегральный индекс PMR в целом по ОЭСР снизился с 2,2 до 1,8. Ниже среднего этот индекс в США, Канаде, Японии, Испании, выше — во Франции, Южной Корее и особенно высок в Польше, Турции и Мексике (1,8 — 2,4). Для сравнения укажем, что ОЭСР оценивает величину этого индекса в России в 3,1 (примерно такова же оценка для Китая) и прежде всего из-за высокого значения индикаторов, показывающих уровень контроля со стороны государства (прежде всего это размер госсобственности и вовлеченности государства в хозяйственную деятельность) и уровень открытости страны для импорта иностранных продуктов и иностранных инвестиций.

Финансовый сектор

Величина накопленного финансового капитала в развитых странах всюду велика (см. табл.11.1). Однако его структура в разных странах отличается.

Таблица 13.2.
Развитые страны: структура финансового капитала (финансового рынка) в 2012г., в процентах от ВВП

 

Капитализация рынка акций

Стоимость долговых ценных бумаг

Банковские активы

Акции, долговые ценные бумаги, банковские активы в целом

США

104

216

93

413

ЕС

63

190

277

530

Япония

61

245

236

544

Источник: IMF.Global Financial Stability Report.October 2013.169.Statistical Appendix.P.11.
Как демонстрирует табл.13.2, в структуре финансового капитала США доминирует рынок ценных бумаг (фондовый рынок), а банки с их активами имеют меньшее значение. Другая ситуация в Европе и Японии — здесь значение банковских активов намного больше. Можно предположить, что более высокий уровень экономического развития страны вызывает в ее финансовой структуре сдвиг от банков к ценным бумагам как главному каналу финансирования экономики. Это осуществляется через более передовую структуру собственности: американские фирмы с их сильной размытостью акционерного капитала активно используют эмиссию акций не боясь и дальше размывать свой капитал, в то время как европейские и японские фирмы с их более высокой внутрифирменной концентрацией капитала активнее используют банковские кредиты, дабы не размывать контрольные пакеты своих акций и к тому же банкам принадлежит ощутимая часть их капитала. Долговые ценные бумаги, не влекущие за собой перераспределение собственности, охотно выпускаются фирмами всех этих стран, а не только их правительствами, в результате чего их накопленная величина огромна.

В свою очередь, большая величина государственных долговых бумаг (в США и ЕС на них приходится 1/3 всех долговых ценных бумаг, в Японии — более 4/5) отражает важную для этих стран проблему — большие размеры госдолга. Нараставшая постепенно в предыдущие десятилетия, проблема госдолга резко обострилась в годы последнего кризиса (в Японии быстрый рост госдолга начался еще в позапрошлом десятилетии после начавшегося здесь кризиса).

Госдолг возникает из дефицита госбюджета, для погашения которого государство выпускает долговые ценные бумаги разного вида, прежде всего облигации. Дефицит госбюджета характерен для подавляющего большинства развитых стран в последние десятилетия, что не было типично для прежнего капитализма, где дефицит госбюджета возникал в основном во время войн и кризисов. Вероятной причиной перехода развитых стран к преимущественно дефицитному госбюджету можно считать сильно возросшие государственные расходы, идущие прежде всего на социально-культурную сферу, т.е. на развитие человеческого капитала. Но были и экономико-теоретические причины длительного существования этого дефицита.

По неоклассическому и неолиберальному подходу к государственному долгу, влияние последнего на экономику в целом негативно — государство, наращивая расходы на обслуживание долга, стимулирует инфляцию, повышает стоимость капитала и вытесняет с финансового рынка частных заемщиков, тем самым тормозя их инвестиции и экономический рост в целом. Однако неокейнсианская теория рассматривает возникающую при этом небольшую инфляцию как позитив — ведь она стимулирует вложение наколенного капитала в экономику для предотвращения его обесценения, к тому же негативное влияние госдолга начинает ощущаться лишь после достижения им больших размеров, точнее — больших платежей по нему.

Таблица
Развитые страны: государственный долг по отношению к ВВП, в процентах

 

1997-2006, в среднем за год

2007

2013

2020 (прогноз)

2030
(прогноз)

США

60,1

64,4

106,0

104,1

69,0

Зона евро

79,1

66,5

95,7

87,6

60,6

Япония

153,6

183,0

243,5

243,0

252,3

Источники: IMF. World Economic Outlook. October 2013. P.165; OECD Economic Outlook.2013. P.210.

Как видно из таблицы 13.3, ОЭСР прогнозирует смягчение проблемы госдолга в нынешнем и следующем десятилетии в развитых странах, опять же кроме Японии. Если, как полагают аналитики ОЭСР, основной причиной скачка госдолга в последние годы было падение темпов роста ВВП (что влекло за собой снижение госдоходов в условиях, когда сокращать экономические и социально ориентированные госрасходы сложно), то прогнозируемое восстановление экономической динамики, пусть и не до прежних размеров, может вернуть госдолг за счет роста госдоходов в рамки, близкие к маастрихтским критериям госдолга (60% и менее от ВВП). В Японии, где темпы экономического роста прогнозируются на уровне немногим более 1%, прогнозируется стабилизация величины госдолга по отношению к ВВП.

Сложность ситуации в том, что по мере старения населения будет необходимо наращивать госрасходы на пенсионные и медицинские нужды. Поэтому возможно, что придется использовать не только рост доходов от восстановления экономического роста, но и прибегнуть к повышению налогообложения. Однако при нынешнем высоком уровне налогообложения это тяжело: если в 2012 г. в среднем в мире фирма платила в виде различных налогов и обязательных платежей 43,1% от своей прибыли, то в Японии это было 49,7%, США — 46,3%, Европе — 41,1% (для сравнения: в ЮАР — 30,1%, России — 50,7%, Индии — 62,8%, Китае — 63,2%, Бразилии — 68,3%)[2]. Попытки повысить налоги с физических лиц, как показывает опыт Японии, также проходят с трудом.

Внешнеэкономический сектор

Глобальная экономика состоит прежде всего из потоков продукции, капитала и знаний между самими развитыми странами. Так, развитые страны весят около 60% в американском экспорте товаров и немногим менее 50% — в американском импорте. Поэтому проблему замедления темпов глобализации эти страны пытаются решить через усиление взаимных связей. Для ЕС с его тремя десятками участников это прежде всего форсирование европейской интеграции, для НАФТА и развитых стран Восточной Азии — расширение интеграционных связей с другими центрами триады. Трансатлантическая зона свободной торговли могла бы ускорить темпы экономического роста ее участников, однако спорными моментами остаются высокие защитные пошлины в ЕС на ввоз сельхозтоваров и недостаточная защита здесь американской интеллектуальной собственности, а также разные стандарты. В переговорах о создании Транс-Тихоокеанского партнерства как зоны свободной торговли участвуют 13 стран, 7 из которых — развитые экономики (США, Канада, Япония, Тайвань, Сингапур, Австралия, Новая Зеландия). Главной экономической причиной этого проекта является неспособность АТЭС создать такую зону, хотя существует и политическая причина — желание ослабить связи стран-участниц с Китаем.

Другой существенной внешнеэкономической проблемой для развитых стран являются международные дисбалансы. Так, у Германии и Японии с их стабильно положительным сальдо текущего платежного баланса это вызывает рост избыточных золотовалютных резервов и большой вывоз капитала, вероятно, тоже избыточный. Сложнее эта проблема для стран со стабильно дефицитным текущим платежным балансом и прежде всего потому, что они чрезмерно зависят от притока иностранного капитала, который должен компенсировать через финансовый счет платежного баланса дефицит текущего платежного баланса.

Особенно актуально это для США, где дефицит текущего платежного баланса, в основном за счет дефицита торгового баланса, в 2005–2014 гг. колебался от 3 до 6% ВВП. Он компенсировался притоком иностранного капитала в американскую экономику, однако это потенциально опасная ситуация. Ведь основная часть ввоза капитала состоит из покупок нерезидентами американских ценных бумаг и новый кризис в американской экономике может остановить этот приток. Конечно, резервный статус американского доллара позволит и в будущем рассчитываться долларами, а не товарами и услугами за импортируемую иностранную продукцию, однако это среднесрочное, а не долгосрочное решение. Поэтому Америке, вероятно, придется поднять норму валового сбережения. По прогнозу ОЭСР, в 2015–2018 гг. она составит в среднем 19,3% от ВВП против 17,3% в 2007 г., и на этой основе США смогут уменьшить разрыв между потребностью в инвестициях и недостаточными для этого отечественными сбережениями — с 5 до 3% ВВП. Однако повышение нормы валового сбережения в США будет означать заметные изменения в экономической политике и, прежде всего, потенциальное ослабление темпов спроса.

Социальный сектор

Численность населения развитых стран в целом растет медленно и по прогнозу ООН к 2050 г. увеличится лишь на насколько десятков млн.чел. (во многом за счет иммиграции — см. ниже). Здесь низкая рождаемость (1,7 ребенка на женщину), и хотя ООН прогнозирует ее небольшой рост, она не достигнет в будущем нужного для сохранения численности населения коэффициента — 2,1 ребенка на женщину. Причем в ряде стран ситуация еще хуже — к 2050 г. прогнозируется сокращение численности населения в Японии, Германии, Италии, большинстве стран ЦВЕ. В то же время население США, Канады, Франции, Великобритании будет расти неплохими для развитых стран темпами. А ведь динамика прироста рабочей силы во многом определяют темпы роста ВВП.

Одним из способов решения этой проблемы является широкомасштабная иммиграция — 5 млн. в 2011 г. Но если страны переселенческого капитализма с их большим опытом иммиграционной политики — США, Канада, Австралия — смогли адаптироваться через контролируемую иммиграцию к тому, что в отличие от прошлых веков мигранты приезжают в основном из менее развитых стран, то миграция в Европу, ранее не наблюдавшаяся и поэтому слабо контролируемая, создает проблему недостаточной адаптации многих мигрантов (особенно из мусульманских стран) к местным экономическим, культурным и психологическим требованиям. О большом значении иммиграции для развитых стран говорит доля их населения, родившегося за рубежом — в 2010 г. в Канаде, Австралии и Новой Зеландии она составляла 21–22%, в США — 13,5%, в Германии и Испании — примерно столько же, около 7% — в остальных ведущих европейских странах и лишь 1–2% в Южной Корее и Японии.

Другой проблемой является старение населения развитых стран. Увеличение продолжительности жизни привело к тому, что доля лиц достигших 60 лет в их населении постоянно растет и в 2013 г. составляла уже 23%, а к 2050 г. ожидается ее увеличение до 32%. В результате уменьшается прирост рабочей силы. Если в 2000—2007 гг. занятость в странах ОЭСР росла среднегодовыми темпами в 0,9%, то в 2012—2017 гг. прогнозируется ее рост темпами в 0,6%, в 2018—2030 гг. — 0,4% (при этом особенно невелик этот рост будет в еврозоне, а в Японии численность занятых будет продолжать сокращаться).

К тому же основная масса пожилых людей уже не работает и, более того, получает существенные социальные трансферты от государства. Так, в США примерно 2/3 федерального бюджета тратится на пенсионную систему и медицинскую помощь престарелым. Поэтому рост числа пожилых граждан оборачивается для бюджета еще большим напряжением в условиях, когда госдолг и так достиг критических размеров. Но если люди живут дольше, то, вероятно, они могут выходить на пенсию позже. Поэтому основным способом решения этой проблемы будет постепенное увеличение возраста выхода на пенсию. Во Франции планируется увеличение пенсионного возраста до 62 лет (против нынешних 60 лет), Германии — 67 лет (65–67 лет), США — 69 лет (65 лет) и т. д.

Безработица является существенной проблемой, но преимущественно для европейских стран с их низкими темпами экономического роста и жесткой система найма и увольнения. Если в 2014 г. в США безработица составила 7,4% экономически активного населения (перед кризисом — 4,5–5%), то в еврозоне — 12,2% (7,5–9%). Японии же с ее сокращающимся экономически активным населением и системой пожизненного найма во многих компаниях удается держать безработицу на уровне 4–5%, также как другим развитым странам Восточной Азии с их неплохими темпами экономического роста.



[1] Стратегический глобальный прогноз 2030. Расширенный вариант. Под ред. А.А.Дынкина. М., 2011. С.462.

[2] PWC. Paying Taxes 2014.