«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3(30), 2014

Материалы из будущего учебника по мировой экономике и международным экономическим отношениям

Международное движение капитала

А.Булатов, д.э.н., проф.

Эта форма международных экономических отношений сопоставима по объему с внешней торговлей: в 2013г. экспорт товаров и услуг оценивался в 24 трлн.долл., а экспорт капитала — примерно в 10 трлн.долл., отставая от внешней торговли потому, что сильнее сократился и медленнее восстанавливается после последнего мирового экономического кризиса.

30.1.Основы международного движения капитала

Международное движение капитала (трансграничное движение капитала, экспорт и импорт капитала, вывоз и ввоз капитала, отток и приток капитала) — это инвестирование и последующее функционирование капитала за рубежом.

Формы

Вывозимый за рубеж ссудный капитал представлен прежде всего займами, кредитами и ссудами, а также банковскими вкладами (в их число включают и банковские вклады инвестора на родине в иностранной валюте). В ссудный капитал включают и помощь зарубежным странам, идущую как напрямую, так и через международные организации. Из-за многообразия ссудного капитала статистика именует его прочими инвестициями. Обратим внимание, что эта форма международного движения капитала в большинстве случаев оборачивается возвратом на родину вывезенного капитала и внешним долгом для страны-реципиента.

Портфельными инвестициями называются вложения в иностранные ценные бумаги и причем такие, которые не дают иностранному инвестору возможность участвовать в управленческом контроле над объектом вложения. Эта форма представлена облигациями, векселями и другими долговыми ценными бумагами, а также одиночными акциями (паями) или их небольшими пакетами.

Статистика выделяет в отдельную форму международного движения капитала финансовые деривативы (финансовые производные), которые являются производными ценными бумагами от ранее выпущенных ценных бумаг и контрактных обязательств, а также включают опционы работников компаний на получение бонусов в виде акций этих компаний. Дабы избежать двойного счета финансовые деривативы идут в статистике международного движения капитала со знаком, противоположным портфельным инвестициям.

К прямым инвестициям статистика относит те, которые позволяют инвестору участвовать в управленческом контроле над объектом вложения (как правило, для этого требуется не менее 10% акционерного капитала или паев). Эти инвестиции остаются надолго, если не навсегда, в стране приложения капитала и не генерируют для нее внешний долг, а иностранным ТНК позволяют создавать аффилированные с ними фирмы в зарубежной стране и на этой основе часто строить производственные цепочки (см. гл.9).

Иногда в отдельную форму международного движения капитала выделяют государственные резервные активы и прежде всего официальные золотовалютные резервы (см. 35.3), так как они состоят главным образом из запасов иностранной валюты. Часть ее вложена в депозиты в иностранной валюте, но основная часть, как правило, инвестирована в надежные иностранные ценные бумаги (преимущественно государственные облигации США и других ведущих развитых стран).

Фактически, но не в статистике международного движения капитала, выделяют и такую форму, как международную помощь. Она представлена льготными займами, безвозмездными ссудами, помощью капиталом в виде товаров и услуг, причем в основном по государственной линии (см. гл.31).

Кроме того, следует учитывать, что капитал вывозится как в легальной, так и нелегальной форме (это главная причина, по которой в статистике зарегистрированный в целом по миру вывоз капитала меньше его ввоза — см. табл.30.2). Нелегальный вывоз капитала осуществляется с нарушением законодательства стран происхождения этого капитала. Так, из России вывоз капитала во многом осуществляется через фирмы-однодневки (т.е. зарегистрированные через подставных лиц для осуществления одной или нескольких операций). Действующие в нашей стране и большинстве других стран мира требования обязательного возврата в страну выручки от экспорта товаров и услуг также часто нарушается (опять же фирмами-однодневками) и эта выручка остается за рубежом, превращаясь фактически в экспорт капитала. Кроме того, капитал вывозится контрабандно в виде наличности без всякой регистрации на родине. Наконец, нелегальный вывоз капитала осуществляется через трансфертные цены, когда стоимость экспортных товаров занижается и часть полученной от их продажи выручки можно оставить за рубежом. На нелегальный вывоз капитала приходится очень большая часть российского экспорта капитала (в платежном балансе — см. гл.34 — он проходит по статьям «Сомнительные сделки» и «Чистые ошибки и пропуски»).

Нелегальный экспорт капитала нередко называют термином «бегство капитала». Но это узкое значение данного термина, а его широкое определение охватывает как нелегальный, так и такой легальный экспорт капитала, приложение которого в самой капиталоэкспортирующей стране могла бы увеличить ее ВВП (например, более активное кредитование бизнеса в самой России за счет внутренних ресурсов капитала). По принятому в МВФ широкому определению бегства капитала его можно подсчитать так: прирост внешнего долга страны + ее сальдо движения прямых инвестиций + сальдо текущего платежного баланса страны — изменения в ее официальных золотовалютных резервах. Данная формула базируется на двух предпосылках: а) стабильно положительное сальдо текущего платежного баланса — это косвенный показатель неспособности страны превратить в накопления внутри страны поступающие из-за границы сбережения от ведения внешней торговли (сальдо текущего платежного баланса является составной частью валового сбережения), ведь в противоположном случае рост этих накоплений (инвестиций внутри страны) обернулся бы ростом импорта инвестиционных товаров и отсутствием систематически положительного сальдо текущего платежного баланса; б) вовне эти сбережения используются не для сокращения внешнего долга страны-экспортера капитала и наращивания ее прямых зарубежных инвестиций, которые являются основой глобальных стоимостных цепочек. Суммируя на основе этой формулы ежегодные данные по России за 2000-2011гг., получим следующий результат (в млрд. долл.): 412 + 10 +737 — 477 = 682. Сравнивая это с объемом вывезенного за этот период капитала из России (818 млрд.долл.), придем к выводу, что более 80% вывоза капитала из России можно отнести к бегству капитала по широкому определению.

Масштабы, география и статистика

Для географической структуры международного движения капитала характерно доминирование в ней развитых стран как в вывозе, так и ввозе капитала. Но внутри этой группы стран ситуация различна. США, оставаясь крупнейшим после Западной Европы экспортеров капитала, превратились в устойчивого нетто-импортера капитала. Япония продолжает быть крупным экспортером и небольшим импортером капитала. Западная Европа сохраняет свое положение главного экспортера и импортера капитала в мире, однако преимущественно за счет взаимных инвестиций.

Доля менее развитых стран в международном движении капитала растет: в экспорте капитала — с 5,5% в 2002г. до 11% в 2007г. и 31% в 2011г., в импорте — с 8% в 2002г. до 15% в 2007г. и 33% в 2011г., что происходит прежде всего за счет стран БРИКС и офшоров. Все еще невысокая, хотя и быстро растущая доля менее развитых стран объясняется прежде всего их уровнем (стадией) экономического развития. Здесь еще не накоплены достаточные ресурсы капитала, особенно реального, а главное — на стадии индустриализации потребность внутреннего рынка в капитале огромна. Что касается импорта капитала, то недостаточный уровень развития этих стран (обычно коррелирует с инвестиционным климатом — см. ниже) также мешает их импорту капитала.

Для участия России в международном движении капитала характерны следующие черты. Во-первых, это вышеупомянутое преобладание бегства капитала во всем вывозе капитала из России (впрочем, схожая ситуация и в других странах БРИКС). Во-вторых, Россия систематически вывозит больше капитала, чем ввозит (в остальных странах БРИКС этого не наблюдается). Так, Банк России систематически дает сведения об объемах вывоза и ввоза частного капитала в нашу страну (причем с учетом нелегального вывоза), сводя это в сальдо под названием «чистый ввоз/вывоз капитала частным сектором», из которых следует, что только в 2006-2007гг. это сальдо было положительным для России, что было следствием наблюдавшегося в эти годы бума в российской экономике, усилившего приток иностранного капитала во всех формах.


Таблица 30.1
Чистый ввоз/вывоз капитала частным сектором России, млрд.долл.

 

1994

1997

2000

2003

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Ввоз капитала

2,2

6,7

3,2

33,4

74,7

112,3

216,3

107,0

- 7,8*

43,0

66,7

73,1

129,6

Вывоз капитала

— 16,6

— 10,5

— 28,0

- 35,3

- 74,8

- 68,6

- 128,4

-240,6

- 49,7

-73,7

- 148,2

- 127,7

-192,4

Чистый ввоз/вывоз капитала

- 14,4

— 3,9

- 24,8

— 1,9

— 0,3

43,7

 

87,8

- 133,6

-57,5

- 30,8

- 81,4

-
54,6

- 62,7

*Знак «-« при ввозе капитала означает уменьшение стоимости накопленных за рубежом активов Источник: http://www.cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/capital_new.htm&pid=svs&sid

Основным источником статистики по масштабам и структуре ввоза и вывоза капитала являются платежные балансы стран мира, которые обобщаются МВФ в его ежегодниках Balance of Payments Statistics Yearbook.


Таблица 30.2
Масштабы и структура международного движения капитала в 2011г., млрд.долл.

 

Экспорт капитала

Импорт капитала

В мире, всего

- 3055

4022

в т.ч. развитые страны и международные организации

- 2101

2681

менее развитые страны

— 954

1341

из них Россия

— 145

69

По формам, всего

- 3055

4022

в т.ч. прямые инвестиции

- 2014

2067

Портфельные

— 106

1128

финансовые деривативы

1488

- 1476

Прочие

- 2423

2303

Источник: IMF. Balance of Payments Statistics. Yearbook. Part II.Wash., 2012. P.1045-1056.

Обычно платежный баланс страны в качестве приложения содержит сведения о накопленных резидентами страны активах за рубежом и активах нерезидентов в стране (последние обозначают как обязательства страны перед этими нерезидентами). Подобное приложение называют международной инвестиционной позицией страны, включая в нее и официальные золотовалютные резервы (естественно, в качестве активов).

Международная инвестиционная позиция России на начало 2013г., млрд.долл.
Активы, всего……………………………………………………….1373,3
в т.ч. прямые инвестиции…………………………………….406,3
портфельные инвестиции………………………………48,3
производные финансовые инструменты и опционы
на акции для работников…………………………………5,6
прочие инвестиции…………………………………….375,6
резервные активы……………………………………….537,6
Обязательства, всего…………………………………………1219,8
в т.ч. прямые инвестиции…………………………………….496,4
портфельные инвестиции………………………………270,7
производные финансовые инструменты и опционы
на акции для работников…………………………………4,3
прочие инвестиции……………………………………..448,4
Чистая международная инвестиционная позиция…………..153,5

Источник: http://www.cbr.ru/statistics/?Prtid=svs

Основные участники и каналы

В движении капитала между странами участвуют почти все экономические агенты. В прямых инвестициях доминируют корпорации и банки, в портфельных — банки и институциональные инвесторы, в прочих инвестициях — банки, национальные госорганы, международные организации. А покупка жилья д/х?

Движение капитала в мире осуществляется напрямую, т.е. между инвестором и объектом приложения капитала с минимальным участием посредников (например, кредиты, слияния и поглощения, приобретение зарубежной недвижимости) или опосредованно — через мировой финансовый рынок (см. 11.1)

30.2. Предпосылки, мотивы и детерминанты международного движения капитала

Главными предпосылками международного движения капитала являются:
— неравномерная аллокация (размещение) капитала по миру и происходящее от этого движение капитала из стран, где он обилен, в те страны, где он скуден и поэтому дорог;
— несовпадение сбережений и инвестиций во многих странах и возникающий на этой основе избыток или нехватка средств для инвестиций, стимулирующие нетто-экспорт или нетто-импорт капитала в страну или из страны, т.е. международные дисбалансы (см. 11.1);
— различия между странами в инвестиционном климате, т.е. условиях для приложения капитала (см. 30.4), в т.ч. из-за разной величины налогов и издержек на рабочую силу, сырье, топливо, материалы, полуфабрикаты и заемный капитал;
— разная эффективность использования капитала его владельцами (даже в одной стране в одной и той же отрасли) и стремление владельцев другого капитала, в том числе из зарубежных стран, занять место менее эффективных владельцев капитала;
- традиционно высокая мобильность капитала как экономического ресурса, к тому же растущая вследствие глобализации мировой экономики.

На этой почве у потенциальных участников экспорта капитала появляются конкретные мотивы. Капитал вывозится прежде всего с целью максимизации прибыли, но не только ради этого. Инвестируя капитал за рубежом, его владелец редко хочет только прибыли. Например, помимо прибыли кредитор хочет также надежности размещения своих займов, портфельный инвестор — еще и ликвидности своих активов, а прямой инвестор руководствуется еще большим количеством мотивов. По этим мотивам прямые инвестиции нередко подразделяют на нацеленные на доступ к ресурсам (труда, знаний, сырья), рынкам сбыта, на повышение собственной экономической эффективности.

Одним из самых распространенных мотивов у инвесторов — это диверсификация активов за счет зарубежных. Подобная диверсификация (например, размещение своих активов как в рублях, так и в долларах и других валютах) объясняется еще более глубинным мотивом — желанием минимизировать хозяйственные риски в целом. Отсюда приобретение за рубежом даже менее прибыльных и не всегда менее рискованных активов, которые, однако, могут сбалансировать риски, имеющиеся в капиталоэкспортирущей стране. Примером может быть экспансия российских нефтяных компаний за рубеж в страны с менее богатыми, чем в России, месторождениями, и менее, чем в России, устойчивым политическим режимом.

Почему отток и приток капитала в одних странах больше, а в других меньше? Для ответа на этот вопрос исследуют обстоятельства (факторы, детерминанты) международного движения капитала, разделяя их на притягивающие иностранный капитал и выталкивающие отечественный капитал.

Так, основными детерминантами, притягивающими иностранный капитал в форме прямых иностранных инвестиций, особенно в менее развитые страны с их высокими рисками, являются:
— наличие часто обильных экономических ресурсов;
— большой внутренний рынок, что позволяет иностранным ТНК с помощью сбытовых (магазины) и производственных (например, сборка автомобилей) филиалов на территории такой страны осуществлять большие продажи;
— высокая норма прибыли в зарубежной стране, обычно обусловленная ее неплохими темпами экономического роста.

Подобные обстоятельства значат для иностранного капитала много, часто перевешивая недостатки инвестиционного климата. В результате Россия с ее посредственным инвестиционным климатом является одним из мировых лидеров по притоку прямых инвестиций, превосходя, например, Японию с ее явно лучшим инвестиционным климатом, если его оценивать только по рискам, без учета получаемой прибыли.

Из факторов, выталкивающих прямые инвестиции из менее развитых стран, выделим следующие:
— зрелость отечественных компаний в ряде отраслей, как, например, в российской энергетике, добывающей промышленности, металлургии;
— недостатки местного инвестиционного климата, подталкивающие отечественные компании ориентироваться на вывоз капитала, а не на его приложение внутри страны.

30.3.Теории международного движения капитала в приложении к России

Обобщая предпосылки, мотивы и детерминанты международное движение капитала, экономисты пытаются его теоретизировать. Однако единой теории международного движения капитала не существует, а разные направления экономической теории уделяют разное внимание отдельным формам перемещения капитала между странами и к тому по-разному их теоретизируют. Попробуем приложить эти теории к России.

Неоклассическое и неокейнсианское направления

Впервые начал исследовать международное движение капитала один из классиков экономической теории Дж.С.Милль (1806-1873). Хотя в своем знаменитом, неоднократно переиздававшемся учебнике «Основы политической экономии» (1848) вывозу капитал он посвятил лишь параграф, высказанные им мысли оказались плодотворными. Милль исследовал прежде всего два вопроса: воздействие вывоза капитал на внешнюю торговлю и связь международного движения капитала с нормой прибыли и нормой накопления капитала.

В первом вопросе, опираясь на рикардианскую теорию сравнительных преимуществ, Милль пришел к выводу, что, предоставляя кредиты зарубежным странам или налаживая там с помощью капиталов своих предпринимателей производство экспортных товаров, вывозящая капитал страна содействует расширению своей внешней торговли. Широкое кредитование зарубежных покупателей разумно, если их платежеспособность ограниченна, а создание за рубежом производственных мощностей для удовлетворения потребностей капиталоэкспортирующей страны смягчает в ней дороговизну сырья, материалов и полуфабрикатов, уменьшает нехватку недорогих готовых изделий. Данный тезис можно подтвердить активными покупками в прошлом десятилетии российскими ТНК мощностей по добыче бокситов и урана за рубежом, т.к. их месторождений в самой России недостаточно для нужд страны.

Что касается второго вопроса, то Милль указал, что капитал движется между странами из-за разницы в норме прибыли, которая в наиболее богатых капиталом странах имеет тенденцию к понижению, как доказывал еще Рикардо. В этом вопросе Милль предвосхитил те часть теории соотношения факторов производства Хекшера –Олина, где речь идет о движении капитала как фактора производства (см. ниже). Причем Милль подчеркивал, что перепад в нормах прибыли должен быть существенным, чтобы покрыть еще и риск, который иностранный капитал имеет в чужой стране. Так, он писал, что « в страны, до сих пор считающиеся варварскими, или такие, как Россия и Турция, где процесс цивилизации лишь начинается, капитал мигрирует только при перспективе получения очень высокой сверхприбыли».

Одновременно Милль высказал идею, что инвестирование капитала за рубежом противодействует понижению нормы прибыли в стране-экспортере капитала и тормозит рост избыточного (с точки зрения прибыльного помещения) капитала. Перенакопление же капитала (в виде избыточных производственных мощностей, избыточных запасов товаров, очень низкого ссудного процента) представляет собой угрозу для экономического кругооборота. Эта весьма дискутируемая впоследствии идея частично приложима к России, где из-за высокой монополизации экономики и больших рисков предприниматели из отраслей с относительно избыточным капиталом (например, добывающих) предпочитают вкладывать свой капитал за рубежом, а не в другие отрасли экономики России.

Теория Хекшера-Олина наряду с международной торговлей посвящена международному движению факторов производства, прежде всего капитала. Эли Хекшер (1879-1952) сформулировал тезис о тенденции к международному равновесию цен на факторы производства, которая пробивает себе дорогу как косвенным образом — через международную торговлю, так и прямо — через международное движение факторов производства, чья стоимость и количественное соотношение в разных странах неодинаковы. Бертиль Олин (1899-1979) доказывал, что международное движение факторов производства объясняется неодинаковым спросом на них в разных странах: они движутся оттуда, где их предельная производительность низка, туда, где она высока. Для капитала (точнее, для капитала в ссудной форме) предельная производительность определяется процентной ставкой (ссудным процентом), разница в которой регулирует движение капитала. Но при этом Олин указывал на многочисленные дополнительные моменты, которые воздействуют на международное движение капитала: таможенные барьеры (мешают ввозу товаров и тем самым подталкивают зарубежных поставщиков к ввозу капитала для проникновения их товаров на рынок, например, через автосборку на авторынок России), стремление фирм к гарантированным источникам сырья, к географической диверсификации инвестиций, а также политические разногласия или хорошие отношения между странами (в качестве стимула для притока капитала из Франции в дореволюционную Россию Олин приводил пример их политического союза с конца XIX в.), вывоз капитала в целях ухода от высокого налогообложения и при резком снижении безопасности инвестирования на родине.

Одна из ведущих современных школ неоклассического направления — монетаристская — выступает за максимальную либерализацию международного движения капитала. Базируясь на количественной теории денег, монетаристы считают, что отток и приток капитала в страну вызван избытком или нехваткой денег, т.е. неравновесием на денежном рынке этой страны. Отсюда их главная рекомендация правительству: не вмешиваться радикально не только в денежное обращение, но и в международные расчеты страны. Ведь если в стране в обращении находится больше денег, чем нужно, то от них стараются избавиться, в том числе инвестируя за рубежом. Монетаристски настроенные российские Минфин и ЦБ фактически разделяют такой подход.

Неоклассическое направление дает теоретическую базу для анализа международного движения ссудного капитала, позволяет исследовать некоторые аспекты портфельных инвестиций, дает подходы к изучению бегства капитала. Однако для прямых инвестиций это направление малопригодно: одна из ее главных предпосылок — преобладание в мире совершенной конкуренции — не позволяет последователям неоклассической теории анализировать те фирменные (монополистические, с точки зрения экономической теории) преимущества, на которых во многом базируются эти инвестиции.

Неокейнсианское направление оинтерес проявляет к связи между движением капитала и состоянием платежного баланса. Еще Леон Вальрас (1834-1910) указывал, что в стране дисбаланс внешней торговли должен компенсироваться движением капитала — если внешнеторговый баланс положителен, то будет наблюдаться экспорт капитала, и наоборот (правило Вальраса). Джон Мейнард Кейнс (1883-1946) пошел дальше: он исходил из того, что само международное движение капитала возникает из неравновесия платежных балансов разных стран, прежде всего из состояния сальдо текущего платежного баланса. В отличие от неоклассиков Кейнс считал, что при некоторых обстоятельствах вывоз капитала может быть выгоден фирме, но не национальной экономике в целом, из чего последователи Кейнса выводят возможность капитального контроля, т.е. государственного регулирования участия страны в международном движении капитала.

Российская ситуация и ситуация в ряде других стран с систематически положительным сальдо текущего платежного баланса говорит в пользу идеи Кейнса. США с их систематически отрицательным сальдо этого баланса имеют постоянный перевес ввоза капитала над его вывозом, а Россия, Япония, Германия, Саудовская Аравия, Малайзия, Нигерия, Венесуэла с их систематически положительным сальдо текущего платежного баланса — наоборот, ввозят меньше капитала, чем вывозят. На этой кейнсианской идее основана и вышепреведенная формула МВФ подсчета бегства капитала. Однако данная идея срабатывает не всегда. Некоторые страны с систематически положительным сальдо текущего платежного баланса имеют и положительное сальдо движения капитала — это прежде всего Китай с его жестким капитальным контролем.

Теория транснациональных корпораций

Ближе к практике международного движения капиталаоказалась теория ТНК, которая представлена различными моделями прямых инвестиций. Каждая из этих моделей отражает те или иные важные черты прямых инвестиций.

Модель монополистических преимуществ была разработана Стивеном Хаймером (1939-1974) и позже развита Чарльзом Киндлбергером (1910-2003). Она базируется на идее, что иностранный инвестор находится в менее благоприятной ситуации по сравнению с местным: он хуже знает рынок страны и правила игры на нем, у него нет здесь обширных связей, он несет дополнительные транспортные издержки и больше страдает от рисков. Поэтому ему нужны дополнительные (специфические), так называемые монополистические преимущества (см. теорию монополистической конкуренции — гл.12 учебника «Микроэкономика») по сравнению с местными конкурентами, за счет которых он мог бы получить более высокую прибыль. Для иностранного инвестора монополистические (специфические, фирменные) преимущества возможны за счет использования имеющейся у него оригинальной продукции, передовой технологии, легкого доступа к дешевому кредиту, большого предпринимательского опыта, большого масштаба, особых льгот для иностранного каптала и др. Многое из этого есть у российских ТНК.

Модели территориального развития ТНК базируются на теории фирмы. Так, используемая в теории международной торговли модель жизненного цикла товара применяется и для объяснения причин организации фирмами производства в зарубежных странах: по мере роста спроса на новый товар за рубежом фирма начинает не только экспортировать туда этот товар, но и со временем налаживать там его производство. Это делается для преодоления торговых барьеров, использования более низких местных издержек, для опережения местных конкурентов-имитаторов этого товара. В результате производство этого товара за рубежом может стать для фирмы основным. Выдвинутая японским экономистом Канаме Акамацу модель «летящих гусей развития» предлагала три стадии развития обрабатывающей промышленности страны: импорт готовой продукции, ее импортозамещение, ее экспорт. Развивая эту модель, Киеси Кодзима и Итиро Озава добавили в нее фактор прямых инвестиций (используя пример японской текстильной, автомобильной и электронной промышленности): фирмы размещают производство за рубежом для облегчения доступа к зарубежным потребителям их продукции или снижения издержек производства. В модели интернационализации фирмы, выдвинутой в шведском Уппсальском университете, эта интернационализация также идет в несколько этапов, включая этап организации вначале сбытовых, а затем и производственных зарубежных филиалов. Эта модель наиболее применима к ТНК обрабатывающей промышленности, но среди российских ТНК таких мало.

Модель интернализации опирается на идею Коуза о том, что внутри большой корпорации между ее подразделениями существует особый внутренний (англ. internal) рынок, регулируемый руководителями корпорации и ее филиалов. Создатели модели интернализации — прежде всего Питер Бакли, Марк Кэссон, Алан Рагмэн — считали, что значительная часть формально международных операций являются фактически внутрифирменными операциями между подразделениями больших хозяйственных комплексов, называемых ТНК, которые размещают элементы своих глобальных цепочек в наиболее выгодных для них местах мира, в результате чего снижают свои издержки. Эклектическая модель (модель OLI), выдвинутая Джоном Даннингом (1927-2009), стала одной из наиболее популярных, потому что вобрала в себя проверенные временем положения вышеописанных моделей. Согласно модели Даннинга, фирма начинает производство товаров и услуг в зарубежной стране (т.е. осуществляет прямые инвестиции) потому, что у нее одновременно есть три предпосылки (сокращенно OLI):
— фирма обладает преимуществами по сравнению с другими фирмами в этой стране (специфические преимущества собственника, англ. ownership-specific advantages);
— фирма использует за рубежом некоторые экономические ресурсы более эффективно, чем при производстве экспортных товаров у себя дома, например, из-за дешевизны местной рабочей силы и сырья, больших размеров местного рынка, хорошей местной инфраструктуры, наличия смежных производств (преимущества места размещения, англ. location-specific advantages);
— фирме выгоднее создавать производственные цепочки по всему миру, чем только экспортировать товары и услуги или продавать свои знания местным фирмам через лицензии (преимущества интернализации, англ. internalization advantages).

Вероятно, больше всего отвечают этой модели российские телекомовские ТНК.

Гипотеза инвестиционного пути развития, также предложенная Даннингом, описывает стадии участия страны в международном движении прямых инвестиций. На первой стадии (характерна для наименее развитых стран) приток в страну прямых инвестиций незначителен, кроме случаев стран с богатыми природными ресурсами и большим внутренним рынком. На второй стадии (характерна для большинства менее развитых стран) приток в страну прямых инвестиций возрастает и у нее начинается вывоз прямых инвестиций, преимущественно в соседние менее развитые страны. На третьей стадии местные производители начинают конкурировать с иностранными и поэтому приток в страну прямых инвестиций даже замедляется, но экспорт прямых инвестиции растет все быстрее. На самых высоких стадиях размеры импорта и экспорта прямых инвестиций примерно сравниваются. Если основываться на статистике участия России в международном движении капитала и при этом постараться вычесть из него «круговое движение» прямых инвестиций (см. 9.1), то можно придти к выводу, что Россия находится на переходе от второй к третьей стадии.

В теории ТНК их делят на разные типы. Наиболее известно деление ТНК на три следующие типа:
— ресурсоориентированные, которые создают филиалы за рубежом для использования зарубежных экономических ресурсов. Так, ведущий отечественный производитель алюминия «Русал» имеет большую сеть зарубежных предприятий, которые поставляют в Россию бокситы — один из немногих видов сырья, которого в самой России недостаточно;
— рыночноориентированные, которые используют прямые зарубежные инвестиции для расширения своего сбыта на местных рынках. Из российских ТНК к таким можно отнести «ВымпелКом»;
— ориентированные на минимизацию издержек, для чего они размещают звенья производственной цепочки в тех странах, где издержки на них ниже всего. Вероятно, к таким российским ТНК можно отнести ряд производителей одежды, некоторые из которых имеют свои предприятия в Китае.

Теоретические аспекты портфельных инвестиций

Согласно неоклассической теории выбора портфеля, поведение инвестора определяется его желанием диверсифицировать свой портфель ценных бумаг (в том числе за счет иностранных ценных бумаг) для понижения риска в условиях сохранения или даже повышения доходности всего портфеля. Действительно, географическая диверсификация лежит в основе большинства международных потоков портфельных инвестиций.

Неокейнсианцы в своих исследованиях экспорта портфельных инвестиций также использовали идею Кейнса о предпочтении ликвидности. Так, Киндлбергер высказал предположение, что в разных странах для разных рынков капитала характерно неодинаковое предпочтение ликвидности и поэтому возможен активный обмен капиталами (особенно портфельными инвестициями) между странами одинаково высокого уровня развития.

Судя по практике российских инвестиций в иностранные ценные бумаги, эта теория вполне работает в России.

30.4. Инвестиционный климат и его рейтинги

Инвестиционный климат — это условия для приложения инвестиций. В узком значе­нии — это климат для приложе­ния ино­странного капитала, в широком значении — как для ино­стран­ного, так и национального капитала. Данный параграф базируется на узком значении термина.

Инвестиционный климат опре­деляется прежде всего экономическими условиями, но важное значение имеют политические, социальные, культурные и этические ус­ловия, в ко­торых действует инвестор (угроза войны, забастовки, культурные традиции, коррупция и т.д.).

Основа для оценки инвестицион­ного климата — соотноше­ние при­были и риска, причем по преимуществу прогнозное, так как сегодняшние ин­ве­стиции наце­лены в основном на по­лучение при­были в будущем. Именно это будущее соотношение при­были и риска оп­реде­ляет для инвестора перспек­тивы для вложения ка­пи­тала в ту или иную компанию, ре­гион, страну, то есть их инвестици­он­ную при­влека­тельность. Однако на практике при измерении инвестиционного климата часто обращают внимание только на риски, опуская при этом прибыльность, а в результате создается однобокая картина инвестиционного климата страны (так, Россия с ее большими рисками оказывается формально непривлекательной для иностранного капитала страной, что не соответствует реальности).

Инвестиционный климат оценивается прежде всего с точки зрения двух основных групп инвесторов:
— осуществляющих прямые инвестиции и портфельные (в виде акций), т.е предпринимательские;
— осуществляющих прочие инвестиции и портфельные (в виде долговых ценных бумаг), т.е. ссудные.

Для этих двух ка­тего­рий инвесторов существуют различные методики оценки инве­стицион­ного кли­мата. Количественная оценка (в бал­лах или по степеням) инвести­ционного климата по той или иной методике на­зывается рейтингом. Для первой группы ин­весторов эти оценки называются инвестиционными рейтингами, а для второй — кредитными рейтингами.

Выставлением рейтин­гов занимаются специа­лизирую­щиеся на этом компании (рейтинговые агентства), которых в мире около 200. Не­которые из них работают по всему миру и поэтому называются между­народными рей­тинговыми агентствами. Это прежде всего Standard &Poor’s (S&P), Fitch, Moody’s.

Кредитные рейтинги выставляются рейтинговыми агентствами обычно крупным компа­ниям и целым странам (рейтинги для стран называют суверенными рейтингами). Методики расчета кредитных рейтингов различны у разных рейтинговых агентств, но эта разница не ради­кальна и отражается похожими буквен­ными сочетаниями от А до D или С. Так, в начале 2011г. кредитный рейтинг «Газпрома» оцени­вался международными рейтинговыми агентст­вами Standard&Poor’s и Fitch по их схо­жим шкалам как ВВВ, а агентством Moody’s по своей шкале как Ваа1. Что касается суверен­ных кредитных рейтингов (по версии S&P), то осенью 2011г. высшие рейтинги (ААА) были у Германии, Франции, Великобритании, рейтинги США и Японии были ниже прежде всего из-за их большого государственного долга — соот­ветственно АА+ и АА-, у Китая, Индии, России, Бразилии и ЮАР как стран с формирую­щимися рынками эти рейтинги были непло­хими (на инвестиционном уровне), но не отлич­ными — соот­ветственно АА-, ВВВ-, ВВВ, ВВВ- и ВВВ+. Заметим, что правилом является то, что кредитные рейтинги компаний не могут быть выше суверенных рейтингов их стран (отсюда рейтинг «Газпрома» имел макси­мальное для российской компании значение).

Важно отметить, что кредитные рейтинги оценивают только риск, а не соотноше­ние риска и прибыли. Фактически кредит­ные рейтинги оценивают риск дефолта государства (если рейтинг выставляется государственным облигациям) или банкрот­ства компании (если рейтинг выставляется облигациям компании). Поэтому показателями инвестиционного кли­мата они, строго говоря, не являются, потому что характеризуют лишь одну сторону инве­сти­ционного климата. Более того, они не всегда являются прогнозными, так как нередко оценивают текущую, а не будущую ситуацию.

Инвестиционные рейтинги рассчитываются обычно на уровне ре­гиона и страны (рейтин­гом компании фак­тически служит курс ее акций). Например, рейтин­говое агент­ство «Экс­перт РА» при российском журнале «Эксперт» ежегодно опре­деляет рей­тинг инвести­ционной привлекательности каждого российского региона за предыдущие годы, рассчитывая его как со­отношение инте­грального инвестиционного потенциала региона и его интеграль­ного инвестицион­ного риска. Так, в 2013гг. наибольшим инвестицион­ным потенциалом обладали Москва (15,3% всего инвестиционного потенциала России), Мо­сковская область (6,1%), Санкт-Петербург (5,5%), Краснодарский край (2,7%), Свердловская область (2,6%), Татарстан (2,5%), Краснояр­ский край (2,4%), а наименее рискованными были Ленинградская, Белгородская, Липецкая области, Санкт-Петербург и Краснодарский край. По итогам 2013 г. «Эксперт РА» присвоил рей­тинг 1А (максимальный потенциал — ми­нимальный риск) пяти регионам — Московской области, Москве, Санкт-Петербургу, Краснодар­скому краю и Татарстану; рейтинг 2А (средний потенциал — мини­мальный риск) был у Белгородской и Ростовской областей; рейтинг 3А1 (пониженный потенциал — минимальный риск) был у Воронежской, Ли­пецкой, Тамбовской и Ленинградской областей; рейтинг 3А2 (незначительный потенциал — минимальный риск) не был присвоен ни одному из регионов, а рейтинг 1Б (высокий потенциал — умеренный риск) был у Свердловской области. Остальные регионы России имели бо­лее низкие рейтинги.

Из суверенных инвестиционных рейтингов наиболее извес­тен рей­тинг агент­ства Busi­ness Environment Risk Intelligence (BERI). Он рассчи­тыва­ется сотней экспертов трижды в год для 50 стран на теку­щий мо­мент, на год вперед, на пять и в некоторых случаях — на де­сять лет впе­ред. Рас­считы­ваемые для каждой страны несколько десятков показателей группиру­ются в три со­ставных субиндекса (суб­рейтинга) — а) операцион­ного риска (риска хозяйственных опера­ций), б) поли­тиче­ского риска, в) риска репат­риации иностранными инвесторами прибы­лей и капи­тала, которые вместе взятые дают итоговый индекс (рейтинг) страны.

Схожую методику использует компания Political Risk Ser­vices Group (PRS Group) в своих публикациях под названиями Po­liti­cal Risk Services (сокр. PRS) и International Country Risk Guide (сокр. ICRG). Рейтинговое агентство The Economist Intelligence Unit (EIU), являющееся частью известной The Economist Group, обес­печи­вает прогнозы инвестиционных рейтингов по 60 странам.

Не менее известен рейтинг для прямых зарубежных инвестиций компа­нии A.T.Kearney, которая называет его индексом доверия прямых иностранных инвесторов (FDI Confidence Index). Так, по опубликованным в середине 2013г. оценкам 300 топ-менеджеров ведущих компаний из 28 стран мира, их прямые иностранные инвестиции будут направляться прежде всего в США (1-е место), Китай (2-е место) и Бразилию (3-е место), а Россия займет 13-е место в мире по притоку этих планируемых инвестиций (в 2007г. — 9-е место, в 2010г. — 18-е).

Обратим также внимание на то, что разные формы инвестиций по-разному приспособлены к преодолению рисков. Наиболее рискованными оказываются прочие инвестиции из-за нередких трудностей с возвратом кредитов и процентов по ним. Менее рискованными являются портфельные инвестиции из-за их высокой ликвидности, т.е. возможности быть быстро проданными. Но, как ни покажется странным, наиболее приспособлены к рискам прямые инвестиции — с одной стороны, при чрезмерных рисках они вообще не осуществляются, а во-вторых, они могут смягчать эти риски на месте, лоббируя там свои интересы, как и остальные местные экономические агенты.

Однако любой инвестиционный рейтинг не может охватить все аспекты инвестицион­ного климата, осо­бенно те неформальные отношения в деловой среде, которые вызваны раз­личиями в куль­туре вследствие принадлежности разных стран к разным цивилизациям. Так, иностранный предприниматель, привыкший к традициям и неписанным правилам одной среды, с трудом воспринимает ино­странную деловую среду не столько потому, что в ней действует другое гражданское право (оно не так уж отличатся в подавляющем большинстве стран), сколько потому, что в чужой стране, особенно принадлежащей к другой цивилиза­ции, действуют другие неписан­ные традиции и правила, чем те, к которым он привык у себя в стране. Для преодоления подобного цивилизационного барьера иностранному инвестору требу­ется самые верные средства преодоления рисков — стабильно большая в данный момент и в долгосрочной пер­спективе прибыль, а также активная политика поощрения притока ино­стран­ного капитала, как, например, это имеет место в быстрорастущем Китае с его также ярко отличной от За­пада цивили­зацией.

Можно сделать минимум два вывода. Во-первых, нельзя забывать, что рейтинги предна­значены для разных категорий инвесторов и поэтому разнонаправлены. Во-вторых, рейтинги не до конца отражают все аспекты того инвестиционного климата, который они рассматривают. И дело здесь не столько в недостатках того или иного рейтинга, а в том, что ника­кая схема, никакой рейтинг не в состоянии абсолютно точно и адек­ватно отразить всую глубину и сложность хозяйственной жизни. Поэтому рейтинги полезны, но не стоит их абсо­лютизиро­вать.