«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№1(32), 2015

Экономика зарубежных стран

Иранская экономика в условиях санкций

М.Мамедова к.э.н., с.н.с.

В статье дана характеристика экономического положения Ирана, негативного влияния экономических санкций на иранскую экономику. Рассмотрены задачи и основные положения плана построения «экономики сопротивления», основной целью которой является противостояние санкционному режиму.

Ключевые слова: темпы роста ВВП, исламская экономика, санкционный режим.

N.Mamedova. Iranian economy under sunctions

The article is focused on the characteristics of the economic situation of Iran, the negative impact of economic sanctions on the Iranian economy. The author analyzes the tasks and basic provisions of construction of the "Resistance economy", whose main aim is to confront the sanctions regime.

Key words: GDP growth, Islamic economy, the sanctions regime.

Ужесточение санкционного режима, особенно эмбарго на импорт иранской нефти и отключение иранских банков от системы SWIFT, стали оказывать решающее влияние на экономику, несмотря принимаемые государством меры. Они были самыми различными — от либеральных в виде проведения широкой приватизации и отмены субсидирования товаров до усиления государственного контроля над валютным рынком страны, расширения роли государства в национальном инвестиционном процессе. Отражением негативных тенденций стало не только падение темпов ВВП Ирана в целом, но и ненефтяной экономики. Темпы прироста впервые за двадцать лет стали отрицательными. Общее падение ВВП (в постоянных ценах) за 2012/13год[1] составило до -5,8%, по нефтяному сектору на -34%. Рост обрабатывающей промышленности замедлился на -8,1%. По европейскому календарю падение ВВП за 2012год составило — 6,6%.[2] В таких условиях лидеры страны стали говорить о курсе на создание «экономики сопротивления». Именно в это время, когда темпы роста ВВП сократились вдвое, в Иране начал внедряться термин «экономика сопротивления»(Resistance Economy), напоминающий ситуацию военного времени и необходимость противостояния внешнему давлению. Стали проводиться научные и практические конференции, посвященные задачам построения экономики, способной противостоять ужесточающемуся санкционному режиму. Состоялось несколько заседаний парламента, посвященных необходимости определения целей и параметров нового экономического курса. До 2012 года в своих выступлениях руководители страны, включая и президента и рахбара (лидера страны), всячески отрицали влияние санкций на экономику, а если и признавали, то заявляли, что это станет стимулом повышения уровня экономической независимости. Однако отечественный капитал не смог адекватно заменить инвестиционный потенциал европейских компаний, а после сокращения доходов от экспорта нефти (и из-за эмбарго, и из-за сложностей с оплатой поставок) сократился импорт компонентов, необходимых для работы производственных отраслей. Все большие темпы набирала милитаризация экономики, усилились экономические позиции КСИРа. При этом все свои направления экономической политики, которая стала включать в себя самые разнонаправленные инструменты- от запретительных импортных пошлин до отмены субсидирования товаров и приватизации, правительство М.Ахмадинежада согласовывало с рахбаром страны. В обстановке разразившегося экономического кризиса обострились и противоречия между различными фракциями политической элиты, значительная часть которой добивалась уменьшения политического влияния сторонников Ахмадинежада. В ходе президентской кампании главной причиной экономического коллапса стала называться экономическая политика правительства М.Ахмадинежада, а не его внешнеполитический курс, приведший к ужесточению санкционного режима. Несмотря на приход к власти Х.Роухани, относящегося к более либеральному крылу политической элиты и начавшему переговоры с «шестерской» по ядерному вопросу, снижение динамики ВВП продолжилось и в 2013/14г. Отрицательными оказались темпы прироста и ВВП (-1,9%), и нефтяной отрасли (- 8,9%), и обрабатывающей промышленности (-3,6%).[3] Хотя темпы падения ВВП замедлились уже в январе—марте 2014года (до — 1,1%), главным образом, за счет увеличения доходов от нефти (+3,6%) из-за смягчения санкций на танкерные перевозки и страхование нефтяных поставок, экономическая ситуация оставалась на начало 2014 г. крайне тяжелой. Переговоры в конце 2013-начале 2014года по отмене санкций проходили тяжело, ожидаемой отмены наиболее тяжелых для экономики санкций взамен согласия Ирана на переговоры не произошло.

В этих условиях руководство страны предприняло конкретные шаги по составлению программы построения «экономики сопротивления». Она, как и долгосрочный план развития до 2025года была разработана и одобрена в Ассамблее по целесообразности[4], получила одобрение всех трех ветвей власти. Уже 11 марта 2014года Лидер страны, назвав санкционный режим экономической войной против Ирана, выступил с программным заявлением, поставив главной стратегической целью страны реализацию долгосрочной программы построения «экономики сопротивления» начиная с 21 марта 2014 г.[5] Речь была произнесена на собрании, где присутствовали высшие должностные лица, представители бизнеса, научных центров и средств массовой информации. В этом своем обращении лидер страны отметил, то Иран не собирается отказываться от связей с мировой экономикой. Но «мы подвергаемся атакам из-за нашего стремления к независимости, нас подвергают обструкции, создают проблемы и препятствия для экономического развития. Следовательно, мы должны сделать нашу экономику стойкой, не подверженной влиянию политике держав».[6] Характеризуя «экономику сопротивления», как комплексную программу развития, Хаменеи назвал десять ее особенностей.

1. Экономика должна быть динамичной, т.е. обеспечивать положительные темпы роста, занятости, повышение производительности труда, сокращение инфляции. При этом главным критерием должно быть поддержание социальной справедливости.

2. Одной из черт экономики сопротивления является способность противостоять различным потрясениям — от мировых кризисов, природных аномалий до санкций. «Санкции были и раньше, однако, начиная с зимы 2011 года эти санкции перешли в экономическую войну. Это уже не целенаправленные санкции, а полномасштабная экономическая война, нацеленная на наш народ. Санкции против нас существовали еще до того, как был выдвинут вопрос ядерной энергии, и будут существовать и впредь. В ответ на это давление мы должны сделать сильной экономику». В январе 2015 г. А.Хаменеи вновь в своем выступлении сказал, что единственным путем противостояния санкциям является создание «экономики сопротивления», и «в этом заключается ее подлинный смысл»[7].

3. Опора на внутренние возможности (научные, природные, финансовые, географические).

4. Подход к руководству страной как к джихаду, т.е. как с священной войне.

5. Широкое участие народа в экономическом развитии. Рахбар признал, что обеспечив широкое участие народа в революции и войне с Ираком, руководство страны не уделило должного внимания участия населения в экономике, в формировании экономической политики. Показательно его признание, что проводимая со второй половины 2000-х годов программа приватизации своей цели не выполнила.

6. Создание необходимых резервов продовольствия и стратегических товаров, особенно медикаментов и достижение самообеспеченности по этим товарам. Необходимо в связи с этим отметить, что Иран за последние двадцать лет сделал очень многое для решения проблемы продовольственной безопасности. Практически решена проблема обеспечения населения мясом, молоком, овощами и фруктами. Однако пока полностью не решена проблема обеспечения населения пшеницей, являющейся главной продовольственной культурой страны.

7. Сокращение зависимости от нефтяных доходов. По словам рахбара,«это является одним из главных и важных дел, которое должно быть сделано».

8. Рациональное потребление, отказ от расточительства. По словам А.Хаменеи, экономика сопротивления должна способствовать улучшению жизни всего населения, особенно беднейших его слоев. При этом «мы не призываем людей к аскетизму. Одно дело употреблять, другое дело неправильно употреблять. Не должно быть расточительства в употреблении воды, хлеба, продуктов питания, медикаментов, средств жизни, роскоши и т.п.».

9. По поводу борьбы с коррупцией, которая должна стать одним из условий построения экономики сопротивления, рахбар сказал, что «главным условием борьбы с коррупцией является прозрачность. Необходимо, чтобы образовалась конкурентоспособная экономическая атмосфера, потому что только в такой здоровой атмосфере участники экономического процесса будут чувствовать безопасность, и именно в таких условиях исламский строй признает дозволенным накопление богатства»[8].

10. Очень неожиданным для религиозного лидера является его указание на то, что чертой «экономики сопротивления» должен стать курс на использование научных достижений, на создание инновационной экономики. О необходимости использования научных достижений и создании инновационной экономики Али Хаменеи заявлял еще в октябре 2010 г., т.е. в разгар формирования санкционного режима. По его словам, целью «научного джихада» является устранение всех препятствий, мешающих технологическому прогрессу страны, но в соответствии с исламскими принципами. Нельзя, например, клонировать человека, использовать генетически модифицированные организмы для производства продуктов питания, применять ядерное оружие — на эти действия наложены запретительные фетвы.

Эта речь рахбара, являющегося государственным и религиозным лидером страны, посвященная взвешенному разбору тех критериев, которые необходимы для экономики исламского государства на данном этапе его развития, носит характер фетвы, и является обязательной для исполнения всеми ветвями власти.[9] В последние несколько лет рахбар, выступая по случаю нового года, формулировал лозунг- задачу на каждый новый год, который носил исключительно экономический характер («экономический джихад, продолжение экономического джихада»). В 2014 году, обозначив главной стратегической целью страны построение экономики сопротивления, он для выполнения этой цели призвал к не только к экономическому, но и культурному джихаду.

Анализ этих общих положений относительно сущности экономики сопротивления дает основание говорить о том, что она не представляет радикально нового экономического курса. Хотелось бы при этом остановиться на нескольких моментах. Показательно, что главное внимание рахбар, как религиозный лидер, уделяет не столько необходимости выявления причин кризиса иранской экономики, значительной корректировке самой экономической модели, сколько необходимости противостояния проискам внешних врагов, используя шиитскую традицию мученичества, или шахадата. Представляется, что и призыв к культурному джихаду, главным образом, нацелен на противодействие возможному влиянию иностранного капитала после урегулирования ядерной программы. Однако, аппеляцию к участию народа в экономике можно расценивать как признание неэффективности сложившейся социально-экономической модели Ирана. Одной из главных ее черт стало усиление роли полугосударственных структур в экономике, в том числе структур, связанных с находящимся у власти духовенством, что увеличило и степень коррупционности. По индексу восприятия коррупции Иран с 133 места в 2012 г. опустился до 144 в 2013 г.[10] Из приватизационного процесса практически были исключены исламские фонды, которые сами стали приобретать акции приватизируемых компаний, и смогли увеличить свою собственность. Положение несколько изменилось в период деятельности правительства нового президента, который стал ограничивать влияние компаний КСИРа, расширившего возможности развития мелкого и среднего бизнеса. В 2014 г. Иран по индексу восприятия коррупции поднялся до 136 мести (как Россия и Казахстан).[11] Согласно рейтинга стран по степени благоприятности условий для предпринимательской деятельности (Doing business), главным образом, мелких и средних предпринимателей, Иран в 2014 г. оказался на 152 месте (из 189стран).[12]

На основе общих положений о экономике сопротивления правительство Х.Роухани разработало пакет мер на 32 страницах, который был представлен на обсуждение в августе 2014 г. Эта программа состоит из 173 пунктов, разделенных на четыре раздела, в которых сгруппированы меры по формированию новой государственной политики в макроэкономической сфере, улучшению деловой среды, финансовой системы, по противодействию кризисным явлениям. Эти меры требуют одобрения парламента, внесения изменений в существующее законодательство, что встречает сопротивление бизнес-элит, контролирующих экономику в настоящее время. Процесс идет с большим трудом. Например, не удается реализовать намерение правительства и части депутатов парламента ввести часть религиозных налогов в государственную налоговую систему. Правительство настаивает на скорейшее принятие законов, которые бы упростили кредитование производственного сектора.[13] Рост капиталовложений в 2014 году был обеспечен в основном государственными структурами. Рост инфляции приостановился, но она все еще велика- свыше 20%. Среди противников новой экономической политики сильные позиции продолжают занимать исламские фонды, практически освобожденные от уплаты налогов, вакфы, число которых за время исламского правления увеличилось многократно, компании Корпуса стражей исламской революции (КСИР), коммерческие компании, принадлежащие членам религиозных семейств, традиционно связанных родственными отношениями.

Пока проблема с отменой санкций не решена, а низкие цены на нефть не могут компенсировать потери от санкционного режима, высшее религиозное руководство продолжает поддерживать экономические инициативы правительства Х.Роухани, выступающего за нормализацию отношений с Западом, за взаимодействие с мировой экономикой. Экономические реформы, предложенные в 2014году, нацеленные согласно принципам «экономики сопротивления» на самое широкое участие в ней народа, пока не привели к повышению уровня экономической либерализации, как основе увеличения в экономике роли мелкого и среднего предпринимательства, искоренения коррупции и теневого рынка. Все более очевидной становится необходимость расширения политической либерализации в Иране для создания эффективно работающей социально-экономической модели.


[1] В Иране год начинается с 22марта. The Central Bank of the Islamic Republic of Iran. Economic Trends. 2012/13. №71.P.3.

[2] IMF. World Economic Outlook. October 2014. Statistical Appendix.P.189.

[3] The Central Bank of the Islamic Republic of Iran. Economic Trends. 1393 (2014/15г.). №77.P.3.

[4] Высший государственный орган, играющий роль арбитра между парламентом (меджлисом) и Наблюдательным Советом, без одобрения которого закон, принятый меджлисом, не может вступить в силу.

[5] Великий лидер Исламской революции прокомментировал политику экономики сопротивления. www.khamenei. www.mehrnews.ir. 11.03.2014.

[6] Полный текст речи А.Хаменеи на сайте www.khamenei.ir. Цитаты в статье приводятся по тексту этой речи.

[7] www.khamenei.ir.07.01.2015.

[8] В Иране даже появился термин «экономическая такия», особенно в отношении формирования бюджетов. Такия, или такийе в шиизме означает сокрытие истины ради высокой цели.Amir Taheri. A Strange Budget for a Strange System. –“Asharq Al-Awsat”. www.aawsat.net/2014/12/article55339408

[9]Мамедова Н.М.Экономическая политика правительства Хасана Роухани. –Иран : история и современность.Москва.ИВРАН.2014. С.212-213.

[10]Transparancy International (Индекс восприятия коррупции).www.gtmarket.ru/news/2012/12/05/5198

[11] www.transparancy.org. 2014.

[12] Ведение бизнеса 2014:понимание регулирования деятельности мелких и средних предприятий. Вашингтон. www.World Bank. DOI:10.1596/978-0-8213-9615-5.

[13] Н.А.Кожанов. Социально-экономическая ситуация в Иране: октябрь – ноябрь 2014 г.www.iimes.ru.7.01.2015.