«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№3(34), 2015

Работа научно-исследовательских групп

Cтратегии турецких бизнес-групп в период экономической либерализации

М.А.Воробьева, аспирант МГИМО

Цель настоящей работы – определить место бизнес-групп в экономике Турции в период либерализации (начиная с 1980-х гг), исследовать различные конкурентные стратегии турецких бизнес-групп в условиях глобализующейся экономики. В работе показано, что в соответствии с периодом основания бизнес-группы Турции можно разделить на две волны, имеющие разную степень диверсификации и различные стратегии расширения. Бизнес-группы первой волны, наиболее крупные, контролировали значительные финансовые ресурсы и пользовались поддержкой государства. Они были преимущественно ориентированы на доминирование на внутреннем рынке. Бизнес-группы второй волны, образовавшиеся в семидесятых годах прошлого века накануне либерализации турецкой экономики, были ограничены в ресурсах и возможностях свободной конкуренции на внутреннем рынке. В результате именно эти бизнес-группы стали первыми выходить на внешние рынки, дав начало турецким ТНК. Несмотря на то, что крупнейшие бизнес-группы первой волны вскоре последовали их примеру, успехи бизнес-групп первой волны на мировом рынке оказались менее значительными по сравнению с их ведущей ролью на внутреннем рынке Турции.

Ключевые слова: бизнес-группы, диверсификация, экономика Турции, Коч-групп

M.A.Vorobyeva. Turkish business groups’ strategies amid economic liberalization

The goal of the paper is to define the role Turkish business-groups are playing in the country’s economy and to analyze their competitive strategies in the country’s liberalizing economy (starting from 1980-s). The paper shows that Turkish business groups can be roughly divided into two waves according to their formation period. The difference between the first and the second waves of Turkish business-groups lies in the scale of diversification as well as their expansion strategies. Business groups of the first wave were originally larger and accumulated more financial recourses and government support. Groups that fall into the second wave were established in the late 1970-s just before the 1980-s liberalization started. They enjoyed less resources and were in a weaker position to enter the by-then highly concentrated Turkish market. Therefore, the second wave of Turkish business-groups appeared to be the first to opt for transnationalization. They made up the first Turkish MNCs. A little later business-groups of the first wave followed suit. Still, the achievements of the latter group in the field of transnationalization as reflected in their share in FDI flows remains less significant compared to their greater share in the nation’s local market.

Keywords: business-group, Turkish economy, Koҫ-group

В экономике современной Турции роль крупных бизнес-групп, имеющих широкую отраслевую диверсификацию, трудно переоценить. На их долю приходится около 30% промышленного производства страны и более 60% исходящего потока ПЗИ [1]. Наиболее крупными (от 20 входящих предприятий) являются бизнес-группы «Коч», «Сабанджи», «Зорлу», «Ояк», «Улкер» и др, образованные в период с 1920 по 1950-х гг. Однако в Турции существуют и бизнес-группы «второй волны», например, «Санко», «Текфен», «Фиба», сферы деятельности которых менее диверсифицированы и в основном ограничиваются лёгкой и обрабатывающей промышленностью, финансовыми услугами и банковским сектором.

В период либерализации турецкой экономики и начала полномасштабной интеграции последней в мировую экономику (условно с 1980-х гг.) бизнес-группы первой и второй волны по-разному использовали новые открывающиеся возможности для дальнейшего наращивания активов и расширения бизнеса. Для анализа конкурентных моделей и стратегий турецких бизнес-групп на современном этапе необходимо обратиться к некоторым теоретическим основам сущности бизнес-групп и условиям их возникновения в Турции.

Из множества существующих определений бизнес-групп приемлемо широким является данное в 1978 году экономистом Н.Леффом, согласно которому бизнес-группа представляет собой «группу компаний, которые действуют в различных отраслях, но под единым административным и финансовым контролем, члены которой объединены доверительными личностными отношениями на основе общей этничности или предшествующих коммерческих отношений»[2]. Компаративные исследования в области бизнес-групп показывают, что причиной формирования аморфных и широко диверсифицированных бизнес-структур является несовершенство рыночных механизмов и конкурентной среды при значительном количестве открывающихся бизнес-возможностей. Так, на разных этапах экономического развития бизнес-группы функционировали и нередко играли ведущую роль в экономиках европейских стран (в форме британских, голландских и французских торговых компаний), Японии (дзайбацу), Республики Корея (чеболи), Индии (бизнес-дома), Латинской Америки («группос экономикос»), Турции (государственные экономические организации) и т.д.

В Турции формирование бизнес-групп началось с небольших семейных компаний, вовлеченных в разработку богатых природных ресурсов страны. Так, например, крупнейшая турецкая бизнес-группа «Коч» (консолидированная чистая прибыль в 2014 г. превысила 898 млн. долларов США, 51% всех продаж в Турции, 9% турецкого экспорта и 8% – ВВП) [3] начиналась с нескольких предприятий добывающей отрасли и лишь затем диверсифицировалась в машиностроение, а позже - и в отрасль потребительских товаров. Основанная семьей Коч в 1926 году, на протяжении своего существования она традиционно контролирует около 50% рынка нефтепереработки, до 70% рынка автомобилестроения, 20% рынка страховых и финансовых услуг, 30% рынка розничной торговли и бытовой техники [3]. Нередко бизнес-группы первой волны, подобные «Коч-групп», в условиях неразвитости рынков труда и капитала, получали дополнительные преимущества от широкой диверсификации и развивали т.н. «трансотраслевые компетенции», которые позволяли им с наименьшими производственными и управленческими издержками расширять производство в несмежные сектора. Трансотраслевые компетенции, таким образом, становились своего рода конкурентным преимуществом турецких бизнес-групп первой волны. В свою очередь турецкое государство нередко использовало их как зонтичные структуры с целью консолидации промышленных ресурсов и регулирования крупного бизнеса. Получая взамен государственные преференции, бизнес-группы «первой волны» продолжали расширение в новые отрасли. Так, с деятельностью этих бизнес-групп связано становление национальных автомобильной и легкой промышленности в 1950-60 гг.

 Вторая волна бизнес-групп появилась на заре либерализации турецкой экономики в конце 1970-х- начале 1980-х гг. Бизнес-группы второй волны имели меньшие финансовые ресурсы и сталкивались с необходимостью конкуренции в условиях высокой концентрации рынков. Так, в середине 1970-х гг. индекс промышленной концентрации в Турции, подсчитанный методом Герфиндаля-Гиршмана (как сумма квадратов долей крупнейших компаний отрасли) для десяти крупнейших компаний составил более 5000 пунктов[4]. Помимо высокой концентрации капитала, для турецких бизнес-групп первой волны были характерны такие «серые» практики, как перекрестное владение долями акций в аффилированных компаниях, а также «туннелирование» - схема, позволяющая осуществлять контроль даже в тех предприятиях, в которых головная фирма не имеет контрольного либо значительного пакета акций за счет многоуровневого перераспределения собственности. Эти экономические и финансовые средства, а также нередко и прямые политические «рычаги» позволяли крупнейшим турецким бизнес-группам первой волны успешно функционировать на протяжении нескольких десятилетий развития экономики страны, не опасаясь ни внутренней, ни внешней конкуренции.

Во время либерализации 1980-х гг. основным отличием первой волны бизнес-групп Турции от второй стали стратегии реализации возможностей глобализующейся экономики. Так, бизнес-группы первой волны имели большие ресурсы и были склонны к приобретению крупных активов внутри страны, которые в этот период подверглись приватизации. Вследствие этого, отраслевая диверсификация бизнес-групп первой волны с 1980-х гг. возросла, а их конкурентные преимущества на внутреннем рынке расширились. Примером выкупа государственных предприятий частной бизнес-группой может служить приобретение конгломератом «Коч холдинг» крупнейшей государственной нефтяной компании «Тупраш».

При этом бизнес-группы первой волны использовали и возможности, возникавшие при либерализации внешнеторговой системы за счет увеличения экспортных продаж. Их доля в экспорте готовых товаров и услуг с 1970-го года по настоящее время возросла с 25% до более 55% [1]. Именно предприятиям этих бизнес-групп удалось занять лидирующие позиции в экспорте текстильной, нефтехимической, целлюлозной и агропромышленной продукции.

Бизнес-группы второй волны, не так широко специализированные, сталкивавшиеся с несовершенными условиями конкуренции и не имевшие достаточного капитала для приватизации государственных предприятий, выбрали альтернативную конкурентную стратегию. Имея значительные размеры и аккумулируя финансовые, трудовые и менеджерские ресурсы, они начали активную внешнюю экспансию. Выход на внешний рынок этих компаний сочетался с их агрессивным расширением внутри страны за счет создания совместных предприятий с пришедшими в это время в Турцию ведущими мировыми ТНК. Таким образом, бизнес-группы второй волны вступили в процесс всесторонней интернационализации. Вступая в альянсы с ведущими мировыми гигантами, став их проводниками на турецкий рынок, эти бизнес-группы получили доступ к передовым технологиям и практикам управления, дававшим конкурентные преимущества. Одним из примеров может служить покупка турецкой «Фиба груп» у крупнейшей транснациональной компании «Марк энд Спенсер» франшизы на изготовление текстильной продукции на территории Турции.

 С другой стороны, бизнес-группы второй волны активно участвовали в процессе выхода турецких компаний на региональные и мировые рынки. Эта «двухвекторная» интернационализация подтверждается долей бизнес-групп второй волны в движении ПЗИ (см. таблицу ниже).[5,6].

Название

Совокупный экспорт ПЗИ

(млн. долларов США), 2013 г.

Доля от экспорта ПЗИ Турции

Совокупный импорт ПЗИ

(млн. долларов США), 2013 г.

Доля от экспорта ПЗИ Турции

7 лидирующих групп I волны (Коч, Сабанджи, Зорлу, Ояк, Улкер, Банкаси, Анадолу)

 0,375

15%

0,175

7%

5 ведущих бизнес-групп II волны: (Санко, Текфен, Фиба, Синер, Санко)

1,521

60%

75, 297

70%

 

Результатом различных конкурентных стратегий турецких бизнес-групп первой и второй волны явилось то, что они приобрели некоторые существенные отличия в организационных структурах. На этапе формирования структура большинства турецких бизнес-групп, вне зависимости от периода формирования, была высоко иерархизированной. Большинство из них представляли собой пирамиды со многими уровнями подчинения, осуществлявшегося за счет формальных (собственность) и неформальных (перекрестное владение акциями входящих в группу компаний, перекрестное представительство в советах директоров и др.) механизмов. Для бизнес-групп второй волны выход на внешние рынки привел к необходимости адаптации организационной структуры к новым реалиям: началось формирование мультидивизионной системы управления (multidivisional structure), предполагающей децентрализацию управления, коллегиальность в принятии стратегических решений у подразделений, сохраняющих значительную финансовую независимость. При этом отличием современных турецких ТНК являются наличие четкого планирования и отсутствие собственного бюджета подразделений. Все управление в таких ТНК построено на внутреннем финансовом и бюджетном контроле. В процессе транснационализации большинство турецких бизнес-групп принимают западные модели управления, осуществляемого на двух уровнях: совет директоров и топ-менеджмент. Сегодня большинство успешных местных и ставших транснациональными бизнес-групп привлекают наемных топ-менеджеров, включая иностранных, а представители основавшей группу семьи сохраняются лишь в Совете директоров и в числе акционеров, хотя еще в середине 1950-х гг. доля семьи и в топ-менеджменте крупнейших бизнес-групп достигала 90%[5,6]. Все большее количество турецких бизнес-групп приобретают форму акционерных обществ, однако многие из них все еще не поддерживают открытого обращения своих акций (в том числе, и «Коч»). Головная структура большинства бизнес-групп остается закрытой, семьи продолжают владеть до 70% пакетов акций входящих в группу предприятий [1], а удерживать контроль в бизнес-группе им помогают не только формальные, но еще и скрытые механизмы, как-то: репутация, причастность к бренду и т.д.

Подведем итоги. В зависимости от времени образования бизнес-группы Турции можно условно разделить на две волны. До начала либерализации 1980-х гг. бизнес-группы обеих волн принципиально не отличались по структуре, а различались лишь степенью диверсификации и масштабами. С началом экономической либерализации бизнес-группы первой волны, имевшие и ранее бесспорное конкурентное преимущество на внутреннем рынке, продолжили свое расширение за счет скупки обанкротившихся и приватизируемых государственных предприятий. Бизнес-группы второй волны, напротив, научились использовать преимущества, возникающие при всесторонней интеграции в глобальные экономические процессы, и стали активными импортёрами и экспортерами капитала в форме ПЗИ. Представляется, что в силу большей открытости, именно вторые имеют более гибкую конкурентную стратегию, основанную, в том числе, на тщательном мониторинге показателей финансовой эффективности своих предприятий. Сегодня именно бизнес-группы второй волны, ставшие ТНК, наиболее активно используют механизмы кредитования и страхования, принятые на европейском финансовом рынке, в то время как бизнес-группы первой волны зачастую продолжают делать ставки механизмов государственной поддержки и внутригруппового кредита.

 

Источники:

  1. Colpan A.M. Business Groups in Turkey/ Colpan A., Hikino T., Lincoln J.R. (eds.) The Oxford Handbook of Business Groups. Oxford: Oxford University Press, 2010, рp.486-526, p. 488
  2. Leff N.H. Industrial Organization and Enterpreneurship in the Developing Countries: The Economic Groups/ Economic Development and Cultural Change, 1978, Vol. 26/4, рр. 661-75.
  3. http://www.koc.com.en/en-vs/investor-relations/corparate-overview-and-governance/company-profile.
  4. Taymaz E., Lenger A. Multinational Corporations as a Vehicle for Productivity Spillovers in Turkey/ DRUID Working Paper, Ankara, 2009, No 04-09, pp.20.
  5. Vardar N. Turkish MNCs in 2012 and 2013 - Some Possible New Research Areas. Paper for final conference of COST Action IS0905, «The Emergence of Southern Multinationals and their Impact on Europe». Reykjavik, University of Iceland, May 19-20, 2014, pp. 4-7.
  6. Inward and Outward Foreign Direct Investment stock, annual, 1980-2013 report. UNCTADSTAT. http://unctadstat.unctad.org.