«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№4(35), 2015

Материалы IX Конвента РАМИ (27-28 октября 2015 г.)

Формирование санкционного режима как института воздействия мирового рынка на национальную экономику (на примере Ирана)

Н.Мамедова, к.э.н.

В статье рассматриваются особенности формирования санкционного режима в отношении Ирана, который оказался своеобразным институтом экономического воздействия разных стран на иранскую политику. Результатом этого воздействия стало резкое сокращение Ираном ядерной программы

Ключевые слова: Иран, санкционный режим, ядерная программа, экономическая политика

Build-Up of Sanctions as an Institute of World Market’s Impact on National Economy (Iran as an example)

The article features the aspects of sanctions formation process against Iran, which in their turn have become an economic leverage for many countries to influence Iran’s government policy. International sanctions enforcement resulted in Iran significantly limiting its activities on nuclear program.

Keywords: Iran, sanctions against Iran, the nuclear activities, economic policy.

Влияние санкций, как различного рода ограничений на экономические связи ,  может быть различной из-за степени взаимосвязи страны, на которую накладываются санкции, с мировым рынком или с экономикой страны- инициатора санкций. Зависимость  экономики Ирана, располагающего крупнейшими запасами газа и нефти, от мирового рынка весьма значительна.  Внешнеторговая квота Ирана в 2010г., т.е. до начала  широкого применения санкций,  составляла 50%, в т.ч. экспортная  -свыше 30%.  80% валютных поступлений обеспечивается экспортом нефти. Поэтому экономика Ирана зависит и  от объемов экспорта нефти и  от уровня ее добычи, так как добыча ее ведется с использованием закупаемых технологий и на поставляемом из-за рубежа оборудовании.

Кроме того, Иран зависит от мирового рынка не только как экспортер энергоресурсов, но и как импортер товаров, главным образом, производственного назначения. В структуре иранского импорта наибольший уд. вес занимают полуфабрикаты для промышленности(40%) и оборудование (30%).

Очевидно, что экономическое давление по этим проблемным для Ирана сегментам экономики могло быть использовано для решения различного рода претензий ведущих мировых стран к Ирану. А Иран поводы для претензий давал, начиная с захвата американских дипломатов уже в первый год исламской революции,  поддерживал действующих против Израиля организаций, организовывал взрывы, применял жесткие меры против диссидентов и пр.

Формой  давления на Иран стали санкции, хотя периодически рассматривался и военный вариант, на котором настаивал Израиль. Конечно, Иран считает, что главной причиной санкций является установленный в Иране исламский режим. Вероятно, это и так. Но в данной статье мы говорим не столько о причинах санкций, сколько о них как о средстве воздействия на Иран.

Санкции начали практиковать  отдельные страны сразу же после установления в Иране исламского режима, который в первое десятилетие фактически до нуля ограничил деятельность иностранных компаний внутри страны. Первыми санкции ввели США в ответ за захват заложников в ноябре 1979г. США на всем протяжении существования ИРИ сохраняли разного рода санкции и под различными предлогами. Иногда они смягчались, например, после избрания президентом Мохаммада Хатами, но в целом тренд был ужесточающий. Но легитимность наложения санкций  не всегда была очевидной для других стран, например, :

– из-за позиции Ирана к обеспечению прав человека,

– из-за позиции по палестинской проблеме,

– из-за подхода к правам женщин в мусульманской стране,

– в связи с  реализацией программы развития атомной энергетики и др.

Круг стран, то вводивших санкции, то отменявших их, менялся. Образовался своеобразный клуб государств, пытавшихся с помощью санкций решать определенные проблемы в отношениях с Ираном. Участниками этого неформального объединения были и государственные органы некоторых стран, и коммерческие компании, и политические, и общественные организации. Стержнем этого своеобразного санкционного института стали США.

Наиболее последовательной в применении санкций, кроме США,   была Великобритания, правда, иногда соглашаясь на применение санкций,  чтобы не был применен силовой вариант воздействия на Иран, который долгие годы был значительным экономическим партнером английских компаний.

Но до середины  2000-х санкции не носили сколько-нибудь систематического всеобъемлющего характера. Они не носили характер режима, который бы сформировался вокруг центральной проблемы. Такой проблемой и болевой точкой в отношениях Ирана с мировым сообществом со второй половины 2000-х годов стала ядерная программа.

Положение коренным образом изменилось с  середины  2000-х годов. К этому времени высокие цены на нефть, проведение ряда  экономических реформ, отказ от монополизма государства в экономике повысили экономический и военный потенциал Ирана, усилили его влияние в регионе, особенно в шиитских анклавах.  В этой ситуации резкие внешнеполитические заявления М.Ахмадинежада (2005-2013гг) усилили конфронтационные отношения Ирана с рядом стран региона, особенно  Саудовской Аравией, претендующей на роль лидера в мусульманском мире, но, главным образом, с Израилем и США. Форсирование ядерной программы в условиях конфронтации давало повод усомниться в ее мирном характере, учитывая богатые энергоресурсы Ирана. Добавились и другие факторы, например,  в 2005г. Иран вышел из режима моратория на  ядерную конверсию,  в 2006г. иранский меджлис отказался ратифицировать Дополнительный протокол к Соглашению с МАГАТЕ и  отказался заморозить работы по ядерному обогащению.

Формировавшийся вокруг Ирана санкционный режим стал приобретать легитимность для большинства стран. В результате круг стран-участников санкционного режима расширялся, а сам санкционный режим приобрел характер международного. СБ ООН в июле 2006г. принял резолюцию, которая еще не носила санкционного характера, но являлась предупреждением о возможных негативных последствиях, если Иран будет продолжать развитие ядерной программы. И уже в декабре 2006г. была принята первая санкционная резолюция (1737), в 2007г.- вторая (1747), в 2008г.(1803)- третья, (резолюции 2008г. №1835 и №1887 в 2009г. не были санкционными), и в 2010г.  -четвертая санкционная резолюция №1929. США и страны ЕС настаивали на более жестких мерах в отношении Ирана, но из-за позиции России и Китая эта резолюция оставляла Ирану возможность взаимодействовать с мировым рынком по ряду направлений. Поэтому США и ЕС решили изменить структуру института санкционного режима в сторону усиления санкций, инициированных не ООН, а отдельными странами, или группой стран.

К этому времени, т.е. к 2010-2011г.,  Иран  в ответ на санкции попытался перестроить экономику за счет усиления роли государства, ужесточив валютный контроль, ограничивая импорт товаров, аналогичных производимым в Иране,  используя нетарифные методы в торговле (запрет на импорт автомашин и т.п.), пытаясь перевести расчеты с долларов на евро, явно в пику США, а затем на национальные валюты.

Однако введение высоких импортных пошлин на готовые товары  не оказало значительного влияния на местный бизнес, которому больше нужны были комплектующие для открытия новых и поддержания работы действующих производств. Надежды и на оживление частного бизнеса не оправдались, особенно в условиях регулирования цен на ряд товаров. Например, после введения санкций на поставки в Иран бензина руководство страны даже разрешило участие частного сектора в нефтеперерабатывающей промышленности. Но массового притока частного капитала в эту отрасль не произошло, бензин дотировался, и его производство не было выгодным для частного предпринимателя. Поэтому государство стало быстро достраивать крупный государственный НПЗ «Сетарее Халидж», переводить на производство бензина даже часть мощностей нефтехимических комбинатов. В условиях регулирования цен на ряд товаров такая же ситуация сложилась при попытках привлечения частного капитала в электроэнергетику, пищевую промышленность. В целом тренд на усиление роли государства в экономике проблем наполнения внутреннего потребительского и производственного рынка не решил.

Поэтому государство даже в условиях нахождения у власти консервативных сил пошло с согласия рахбара, занимающего по Конституции высший государственный пост и одновременно являющегося религиозным лидером страны,  на проведение либеральных реформ.

Одна из них-  сокращение субсидий на поддержание низких цен на хлеб, топливо, электроэнергию, транспорт, лекарства. Эта рыночная по характеру реформа была одобрена МВФ и Всемирным банком. Но отмена субсидий, чтобы не вызвать вновь подъема оппозиционного движения, которое удалось с большим трудом подавить в 2009г., сопровождалась выплатой значительных компенсаций малоимущим слоям населения. Такие выплаты обеспечивались  доходами от нефти, цена на которую росла до середины 2014г. Из-за сокращения валютных доходов от сокращения экспорта нефти после 2011г.  реформу пришлось затормозить, главным образом, из-за необходимости уменьшить компенсационные выплаты.

Санкции заставили  руководство страны пойти на еще более существенную, с точки зрения либерализации экономики, реформу - на проведение крупномасштабной приватизации, чтобы сократить нагрузку на бюджет и активизировать частный бизнес. Но в условиях жестко контролируемой сверху политической и экономической системы  значительная часть приватизируемых активов оказались в руках либо полугосударственных структур, либо компаний КСИРа. Приватизация проводилась с учетом интересов тех лиц, которые были тесно связаны с административной и религиозной элитой семейными и прочими узами, что, в свою очередь, привело к упрочению экономических и политических позиций отдельных семейных кланов.

По данным Всемирного банка (в 2011г.) только 14% предприятий, выставленных на приватизацию, попали в руки частного сектора[1]..Компания КСИРа «Хатам-оль-Анбия» в результате приватизации превратилась в мощную корпорацию, использующую государственные кредиты в строительстве и разработке нефти и газа, через акции приобретаемых компаний. [2]

Проводимый в период президентства М.Ахмадинежада курс на милитаризацию экономики в определенной мере поддерживал рост ВВП, особенно за счет роста таких оборонных отраслей, как ракетное производство, космическая отрасль.  Однако милитаризация экономики, вызывавшая  введение новых санкций против закупок военных и двойных технологий и товаров, не смогла стать сколько-нибудь долговременным фактором развития экономики, а главное, ослабив давление на безработицу, породила новые диспропорции в структуре и потребительского и производственного рынка.

В результате стал расти не столько частный, сколько теневой бизнес. Коррупция превратилась в системообразующий фактор. По индексу восприятия коррупции позиция Ирана в 2014г.  опустился до 136 места[3].

Борьба с ней сводилась, по существу, к борьбе между различными  религиозными, экономическими и  политическими кланами. В декабре 2014г. новый президент страны Хасан Роухани  признал, что  "продолжение, углубление и расширение коррупции ставит под угрозу ... исламскую революцию»[4] и призвал рассматривать проблему коррупции как вопрос национальной безопасности. 

 Ко времени завершения срока президентства М.Ахмадинежада, т.е. к началу 2013г. США и ЕС применили санкции, которые оказались наиболее тяжелыми для Ирана. Особенно сильно ударило по экономике отключение иранских банков от системы СВИФТ, а также  введенный ЕС запрет на импорт иранской нефти. К ним в  разной степени добровольно или вынуждено присоединились многие страны. Главным образом, именно из-за этих санкций иранская экономика оказалась в  кризисе. Причем, кризис проявился  сначала в падении динамики ВВП, а затем и в снижении в 2013г. темпов роста до отрицательной величины. В Иране произошла перестановка во власти политических сил, они были вынуждены пойти в обмен на отмену санкций на сокращение ядерной программы. Иранские религиозные лидеры смогли уже дважды пойти на компромиссы с ООН из-за сложной экономической ситуации, которая грозила политическими потрясениями. Хомейни согласился пойти на завершение войны с Ираком[5], которая после революции стала объединяющим общество фактором, и Хаменеи в обмен на отмену санкций согласился на сокращение ядерной программы, также ставшей общенациональной идеей.

Уже в процессе переговоров позиция многих стран в отношении Ирана стала меняться, некоторые санкции были смягчены, другие просто не применялись. В результате в стране активизировался отечественный частный и иностранный бизнес. Конечно, в условиях тренда на замедление роста в развивающихся странах постепенное ослабление санкций не дало сразу значительного эффекта, но он достаточно отчетливо проявился. Уже в 2014г.  динамика ВВП стала положительной, рост продолжился и в 2015г. В октябре иранский меджлис большинством голосов одобрил закон о выполнении  программы по ядерному соглашению ( за ратификацию соглашения проголосовал 161 депутат из 250). 

Иран  обязывается не производить оружейный плутоний, в течение 15 лет, иметь в распоряжении не более 300 кг обогащенного до 3,67% урана, эксперты МАГАТЭ смогут  проверять ядерные объекты в течение 25 лет. Эмбарго ООН на закупки вооружения сохранится в  течение пяти  лет, а на закупку ракет и связанных с ними технологий - на восемь лет.

Таким образом, своеобразный институт- неформальное  объединение разных государств, в различной степени участвовавших в формировании санкционного режима, и преследовавших иногда разные цели, смогло предотвратить реализацию военного сценария и возникновение на Ближнем и Среднем Востока еще одного военного очага.  С 18 октября с.г. Соглашение, не имеющее аналогов с точки зрения международного права, вступило в действие. Оно и называется не Соглашение, а долгосрочный план действий. Вероятность его выполнения пока оценивается как высокая, несмотря на то, что оно одобряется не всеми политическими силами и стран шестерки, и в самом Иране.

 

[1] The regime tightens its belt and fist.  The Economist,13.01.2011. http:www.economist.com/node/17900396.

[2] http://www.farsnews.com.

[3] Transparency International. The Corruption Perception index 2014.

[4] president.ir

[5] На принятие без предварительных условий Резолюции 598 СБ ООН.