«Мировое и национальное хозяйство»

Издание МГИМО МИД России


Архив

№4(35), 2015

Материалы IX Конвента РАМИ (27-28 октября 2015 г.)

Экономическая роль международных институтов

А.Олейнов, д.э.н.

В статье проводится обобщение методологии экономического анализа международных процессов с целью выявления общетеоретического экономического содержания и функционального значения международных институтов. Дан краткий обзор методологии ключевых направлений экономического анализа международных процессов - международной экономики и международной политэкономии. Сформулированы общие теоретические допущения в экономическом видении международных институтов. Раскрыта экономическая роль международных институтов.

Ключевые слова: международные институты, экономический анализ международных процессов

A.Oleynov. Economic Role of International Institutions

The article generalizеs the methodology of the economic analysis of international processes to reveal the theoretical nature of international institutions from the economic point of view. A brief review of the methodology of the key areas of economic analysis of international processes - the international economy and international political economy – is done. A formulation of general theoretical assumptions in the economic view of international institutions is given.

Key words: International Institutions, International Economics, International Political Economy

В экономической науке понятие «институт» может быть признано одним из наиболее используемых теоретических инструментов. Следствием этого является как доминирование институциональных теорий в экономической методологии, так и популярность институциональной экономической картины мира. Формализм экономической теории не позволил допустить идеологической окраски данному явлению. И, более того, своей логической непротиворечивостью и универсальностью смыслового наполнения превратил данный инструмент в широко используемый за пределами предметного поля экономической науки.

Институциональная природа социальных процессов как ключевая методологическая доктрина в аналитическом инструментарии современных экономистов нашла свое применение и в исследованиях международных процессов. В данной работе предпринята попытка определить аксиоматику экономического анализа международных институциональных процессов. В первой части рассмотрены основные методологические особенности ключевых направлений экономического анализа международных процессов - международной экономики и международной политэкономии - с целью обобщения их формальных аспектов. Во второй – формулируются общие теоретические допущения в экономическом анализе международных процессов с целью раскрыть экономическое содержание и роль международных институтов.

Направления и специфика методологии экономического анализа международных процессов

В последние десятилетия попытки обобщить методологию экономического анализа процессов на международной арене привели к формированию двух направлений академических исследований: международной экономики (international economics) и международной политэкономии (international political economy). С одной стороны, оба направления характеризуются использованием разных теоретических предпосылок и моделей при исследовании международных процессов. С другой - имеют общие теоретико-методологические основания, использование которых формирует целостный экономический взгляд на международную институциональную среду.

Рассмотрим кратко каждое из направлений.

Международная экономика (international economics) – направление экономического анализа, сформировавшееся во второй половине XX в. как результат методологических обобщений экономических исследований согласования макроэкономической политики государств[1]. В работах американских и европейских экономистов международная экономика традиционно подразделяется на теории международной торговли (или международные торговые отношения) и международные финансы (или международные денежно-кредитные отношения).[2] В российской академической литературе чаще встречаются такие субнаправления международной экономики как международные экономические отношения и международные валютно-кредитные отношения (реже международные финансовые отношения)[3], которые де-факто выступают аналогами теорий международной торговли и международных финансов в зарубежных работах, но имеют менее выраженный теоретический характер[4]. Подобные деления позволяет определить объектом исследования международной экономики международную торговлю и финансы, а методологической базой – теории согласования различных направлений макроэкономической политики: торговой, денежно-кредитной, валютной, фискальной, инвестиционной, интеграционной и т.д.

С формальной точки зрения международной экономике присуще те же математические методы, которые используются и для теоретического обоснования традиционных для экономической науки предметов исследования: методы оптимизации, теория вероятностей, математическая статистика, имитационное моделирование и др. Однако, специфика международных процессов как предмета исследования внесла коррективы в «популярность» тех или иных инструментов анализа. Самым популярным инструментом в международной экономике может быть признан теоретико-игровой подход.

Первые теоретико-игровые экономические модели международного взаимодействия были сформулированы в 1970-1980х гг.[5] Их основным предметом теоретического обоснования стали вопросы координации макроэкономической политики суверенных государств. Второе поколение теоретико-игровых экономических моделей международного взаимодействия появилось в 1980-х гг., получив свое развитие в 1990-2000-х гг.[6]  Основным отличием новых моделей стал широкий спектр охватываемых ими факторов (например, инерционность принятия решений), условий (например, монополистическая конкуренция) и субъектов (например, международный терроризм, домашние хозяйства и др.).

Благодаря теории игр одной из ключевых идей международной экономики стало то, что некооперативное поведение национальных правительств ведет к неэффективному взаимодействию государств, а проведение независимой внутренней макроэкономической политики – к преимущественно отрицательным внешним последствиям для других участников международных отношений. Как следствие, важным условием минимизации внешних последствий внутриполитических решений в международной экономике признается координация этих решений между государствами (такая координация не всегда является наилучшей стратегией, однако в целом ведет к повышению благосостояния в координирующих политику государствах). Теоретические модели международной экономики, при этом, имеют оптимизационный характер, а основное внимание в них уделяется международным препятствиям на пути наднационального согласования макроэкономических мер.

Параллельно формированию международной экономики как отдельной дисциплины, во второй половине XX в. можно было наблюдать попытки интегрировать теоретические наработки экономистов в политологические парадигмы международных отношений. С 1970-х гг. экономические вопросы стали все чаще выходить на первый план в международной политической повестке дня (распад мировой системы золотовалютного стандарта, мировой нефтяной кризис, экономический спад в развитых странах в 1974-1975 гг. и т.д.). Работы экономистов, посвященные вопросам координации макроэкономической политики, позволили заполнить тот вакуум, который образовался между традиционными концепциями международных отношений и теми изменениями на международной арене, с которыми мир столкнулся во второй половине XX в.

К концу 1980-х гг. использование экономических моделей в рамках политологических парадигм международных отношений привело к появлению нового направления в международных исследованиях – международной политической экономии (international political economy; global political economy). Помимо возникших противоречий между теорией и новыми экономическими реалиями ключевой предпосылкой появления данного направления стало широкое использование экономического инструментария для исследования внутренних политических процессов, а также возрождение самой политэкономии как отдельной общественнонаучной дисциплины.

Тот факт, что в формировании современной международной политической экономии как отдельной научной дисциплины можно наблюдать взаимные процессы методологического обмена экономической и политической наук, предопределили ее широкое междисциплинарное содержание. С одной стороны современная международная политэкономия – это изучение политических предпосылок экономических процессов на международной арене (или того, как политические факторы влияют на международные экономические отношения и мировую экономику в целом). С другой – это исследование экономических предпосылок международных политических процессов (или того, как внутренние и внешние экономические факторы ограничивают внешнеполитические процессы). Обе части дополняют друг друга в политэкономии, а политика и экономика здесь находятся в постоянном взаимодействии.

Современная международная политическая экономия охватывает самые разные сферы исследования: от процессов централизации и децентрализации принятия решений на международной арене до взаимосвязей между экономической и политической интеграцией. Как следствие, спектр формальных предпосылок и инструментов политэкономических моделей международных отношений весьма широк. Отличия в политэкономических моделях касаются преимущественно способа моделирования процесса международного взаимодействия. Выбор подхода к моделированию здесь во многом зависит от того какой аспект или процесс международного взаимодействия является предметом теоретического  исследования.

Наиболее часто акцент в политэкономических работах делается либо на роль интересов негосударственных субъектов (граждан, групп давления, бизнеса и т.п.) в международных процессах (например, в процессах международной экономической интеграции), либо на распределение ответственности между различными уровнями принятия политических решений: национальным, региональным, международным, глобальным. Основным тезисом обычно выступает то, что выгоды и издержки международного взаимодействия распределяются между их субъектами неодинаково: всегда будут «проигравшие» и «выигравшие» (если не среди самих субъектов, то как минимум внутри них). В итоге, экономическая эффективность внешнеполитического или внешнеэкономического решения для конкретного субъекта может быть недостаточной в силу недостаточной политической поддержки такого решения внутри самого субъекта.

Если провести концептуальное сравнение теоретических подходов международной экономики и международной политэкономии, то можно выделить три наиболее заметных методологических отличия второй от первой. Во-первых, это попытка интегрировать национальные и наднациональные политические и экономические процессы в концептуальном обосновании современной международной системы (процесс принятия внешнеполитических решений в политэкономической литературе рассматривается как результат трансформации внутренних интересов, с учетом их «понимания» политиками). Во-вторых, это более широкое предметное поле, включающее политические аспекты международной торговли и экономического развития, взаимосвязь демократии и рыночных отношений, вопросы глобального управления и глобальных рынков, различные аспекты межгосударственного сотрудничества в сфере решения наднациональных экономических проблем и изучение позиций негосударственных субъектов относительно тех или иных мер наднациональной макроэкономической политики и др.  В-третьих, это параллельное использование методологии традиционных «политологических» концепций международных отношений и аналитического инструментария экономической науки.

Одновременно, сравнительный анализ методологии международной политэкономии и международной экономики позволяет выделить схожие принципы в теоретических подходах данных направлений. Во-первых, формальная сторона как политэкономических, так и теоретико-игровых экономических моделей международных отношений опирается на выбор участвующими сторонами решений, максимизирующих субъективное благосостояние (т.е. на максимизацию субъективных функций полезности). Во-вторых, основными альтернативами выбора у субъектов международных отношений в процессе их взаимодействия рассматриваются ограниченные и независимые (относительно интересов других субъектов международных отношений) действия[7]. В-третьих, все существующие политэкономические и теоретико-игровые экономические модели международных отношений в той или иной мере характеризуются неравномерностью учета значений параметров и используют либо их усреднение, либо аппарат теории вероятностей в качестве основных  методов разрешения неопределенности. В-четвертых, использование математических инструментов анализа в  рамках обоих направлений ведет к ориентации экономического анализа международных отношений на поиск равновесных оптимумов, при которых международная институциональная система эффективна и стабильна.

Методологические рамки экономического анализа международных институтов

Научное исследование международных отношений осложнено влиянием на изучаемые процессы широкого спектра факторов. Конкретность параметров и предметной ориентации экономических моделей сказывается на необходимости применения разных теоретических инструментов при анализе реальных процессов и явлений. В результате, равное право на существование в экономических работах дных отношений мического анализа международных отношений на  могут иметь отличающиеся по предпосылкам и содержанию теоретические модели. Тем не менее, в методологии современных направлений экономического анализа международных отношений, таких как международная экономика и международная политэкономия можно найти общие методологические основания, которые могут быть применимыми к широкому классу событий на международной арене. Использование данных оснований позволяет выстроить следующее экономическую картину институциональных процессов на международной арене.

С экономической точки зрения, международные отношения представляют собой процессы взаимодействия, характер которых зависит от соотношения преимуществ и издержек имеющихся у участников альтернативных решений. Необходимым условием действий, осуществляемых субъектами международных отношений, при этом, является превышение полезности таких действий над полезностью альтернативных им решений. Другими словами, международные отношения имеют рациональную природу: действия участников направлены на получение результатов, которые максимально соответствуют их интересам.

В экономическом моделировании международных процессов каждый субъект стремится к удовлетворению своих интересов, что находит свое формальное выражение в виде целевой функции его действий. Данная функция часто является многоуровневой. Важным условием для понимания характера международных процессов в экономических исследованиях признается инкорпорирование в теоретические модели уровня внутренних социальных ограничений внешнеполитических действий. Кроме того, современные теоретические построения экономистов учитывают и то, как внешние (международные) факторы меняют картину интересов внутри самих субъектов международных отношений (например, картину интересов в социуме внутри суверенных государств, или интересы негосударственных участников международных отношений).

В целом, если интересы взаимодействующих субъектов международных отношений дополняют друг друга (т.е. объект интересов является частным благом), то отношения между ними будут рыночными, т.е. определяться спросом и предложением на объект интересов (такие процессы в академической литературе принято относить к сфере мировой экономики). Если интересы субъектов международного взаимодействия характеризуются конфликтом, т.е. частичным или полным взаимоисключением (объект интересов является общественным благом), то процесс международного взаимодействия будет требовать согласования интересов взаимодействующих субъектов (такие процессы принято относить к сфере мировой политики).

Процесс согласования интересов в международных отношениях имеет своим конечным результатом международные соглашения - правила, ограничивающих действия их участников. В экономической науке правила, по которым происходит взаимодействие тех или иных субъектов принято обозначать термином «институт»[8]. При этом, с точки зрения экономической науки, институты как правила будут эффективны только тогда, когда эти правила являются действующими (т.е. выполняемыми). Поэтому необходимым составляющим элементом любого института являются механизмы, обеспечивающие соблюдение установленных правил взаимодействия.

В международных отношениях правила, по которым происходит взаимодействие субъектов международных отношений, и механизмы, обеспечивающие их выполнение, формируют систему международных институтов. Международные институты как правила предусматривают закрепление прав и ограничение свободы действий участников международных отношений в отношении определенных благ (например, ресурсов). Как механизмы, обеспечивающие выполнение согласованных правил взаимодействия, международные институты предусматривают дополнительные ограничения свободы действий тех участников, которые нарушают положения достигнутых соглашений.

Экономическое видение международных институтов не сводится к некоему единственно возможному их набору. В экономической картине мира формы и содержание международных институтов зависят как от международной роли его участников, так и от их внутренних социальных условий (экономических, политических, исторических, культурных и пр.). Как следствие, международные институты могут представлять собой самые разные правила взаимодействия на международной арене, а международная институциональная среда быть уникальной в каждый конкретный период времени.

В то же время, не являясь жестко фиксированным с концептуальной точки зрения, экономический взгляд на международные институциональные процессы вполне конкретен относительно роли институтов в международных отношениях. Прежде всего, здесь можно выделить три основные функциональные задачи, закрепляемые за международными институтами. А именно: координация действий субъектов международных отношений, мотивация действий субъектов международных отношений и перераспределение благ между субъектами международных отношений.

Первая из упомянутых задач - координация взаимных действий субъектов международных отношений – имеет своей предпосылкой взаимные ограничения свободы их участников, подразумеваемые международными институтами. Данные ограничения делают действия субъектов международных отношений предсказуемыми друг для друга. И, таким образом, позволяют им снизить издержки взаимодействия, связанные с непредсказуемостью и сопутствующими ей рисками.

Вторая задача - мотивация действий участников международных процессов -  реализуется благодаря появлению связи между их выбором и получаемым в результате этого выбора результатом. Вектор этой мотивации направлен на оптимизацию общих результатов. При ее отсутствии каждый субъект международных отношений стремиться к оптимизации индивидуального результата.

Третья - перераспределение благ между субъектами международных отношений – следствие регламентации возможных действий каждого. Достижение международного соглашения, с экономической точки зрения, ведет к перераспределению материальных и/или нематериальных благ между его участниками в сторону, соответствующую их интересам (предпочтениям). Международные институты не являются соглашениями о распределении каких-то благ между отдельными участниками международных отношений. То распределение благ, которое получается после создания международного института, является следствием закрепления этим институтом набора взаимных ограничений субъектов международных отношений. В рамках этих ограничений они могут достигать более эффективных (соответствующих их интересам) распределений благ между собой[9].

Реализация обозначенных функций международными институтами ведет к снижению издержек взаимодействия на международной арене (т.е. трансакционных издержек)[10]. Данная роль международных институтов часто выступает методологическим инструментом экономического обоснования институциональных процессов на международной арене. При этом признается, что на практике ее реализация в своем исходе неоднозначна. Многообразие международных процессов ведет к существованию разных издержек, возникающих при взаимодействии субъектов международных отношений, что требует создания разных международных институтов. Другими словами, международные институты обладают разной результативностью с позиций экономии одних и тех же трансакционных издержек. Следовательно, их содержание на практике может быть разным.

С течением времени картина интересов субъектов международных отношений может меняться, что  отражается на эффективности действующих международных институтов. Следовательно, может возникнуть необходимость в пересмотре, создании новых или ликвидации каких-то старых институтов. Ключевым фактором, при этом, будут являться издержки процесса реформирования: если данные издержки слишком высоки, существующие международные институты будут поддерживаться, несмотря на снижение их эффективности. Кроме того, вопрос эффективности международных институтов во многом определяется интересами субъектов, позиции которых являются определяющими в рамках действующей международной институциональной системы. Если даже функционирование определенных международных институтов не эффективно, но при этом ведет к перераспределению благ в пользу тех или иных доминирующих в международных отношениях субъектов, эти институты будут сохраняться. Из-за высоких трансакционных издержек проигрывающие в рамках существующей международной институциональной архитектуры субъекты международных отношений могут оказаться не способными инициировать процесс их реформирования. В такой ситуации вполне вероятно, что данные субъекты могут «подстроить» свои интересы к интересам доминирующих в международных отношениях субъектов. А сама перестройка системы ценностей, в свою очередь, может привести к изменению баланса сил в международных отношениях и к модификации институциональной системы[11].

Квинтэссенцией институциональной деятельности субъектов международных отношений является создание международных организаций. С теоретической точки зрения, международные организации могут быть рассмотрены как частный случай международных институтов, подразумевающий наряду с ограничениями прав и свобод участников, наличие механизма принятия коллективных решений. Благодаря накладываемым институциональным ограничениям и существованию механизма принятия решений, международные организации позволяют своим участникам выявлять общие интересы и более эффективно добиваться совместных целей за счет объединения усилий и экономии на издержках по взаимодействию друг с другом. При этом, в отличие от остальных международных институтов, международные организации могут быть признаны самостоятельными субъектами международных отношений, поскольку могут принимать решения (коллективные в рамках организации) и осуществлять самостоятельные действия на международной арене.

Деятельность международных организаций в международных процессах может быть кратко охарактеризована как про­цесс выражения агрегированных интересов (предпочтений) определенной группы субъектов в форме общих политических, экономических и иных целей. Их достижение происходит самыми разными способами и средствами, выбор которых зависит от специфики участников международной организации. Создание международных организаций позволяет не только разрешать противоречия и согласовывать интересы между субъектами международных отношений на определенный момент времени, но и ограничивать поведение членов организации на длительную перспективу, благодаря наличию постоянно действующего механизма контроля согласованных правил взаимодействия. Объединяя субъектов международных отношений, международные организации делают их поведение предсказуемым как для членов организаций, так и для любых других участников международных процессов. Все это сокращает издержки по взаимодействию и для самих членов организаций, и для остальных субъектов международных отношений.

*     *     *

Обобщение методологии ключевых современных теоретических направлений экономического анализа процессов на международной арене - международной экономики и международной политэкономии – позволяет констатировать, что несмотря на имеющиеся отличия (предметное поле, вопрос междисциплинарности и ряд других), использование теоретического инструментария экономической науки при обосновании международных процессов демонстрирует ряд общих фундаментальных свойств у такого предмета исследования как международные отношения. Во-первых, международные отношения характеризуются неравным положением взаимодействующих субъектов, что ведет к формированию разных интересов на международной арене. Во-вторых,  международные отношения являются процессами  перераспределения благ между взаимодействующими субъектами. В-третьих, действия субъектов международных отношений ограничены достигнутыми между ними договоренностями (международными институтами).  Таким образом, с точки зрения экономической науки, международные отношения могут быть определены как институционально ограниченные процессы перераспределения благ между субъектами, последствия решений которых выходят за рамки границ отдельных государств.

Имея  перераспределительную природу, международные отношения могут принимать одну из двух форм: рыночного или «экономического» процесса или институционального или «политического» процесса. Строго экономический характер принимают те процессы международного взаимодействия, в которых интересы взаимодействующих сторон комплементарны. Строго политический характер могут принимать процессы международного взаимодействия, в которых, интересы субъектов международного взаимодействия характеризуются частичным или полным взаимоисключением. В последнем случае взаимодействие субъектов международных отношений будет тогда политическим, когда возникают процессы согласования интересов взаимодействующих сторон, конечным итогом которых является создание новых или изменение существующих международных институтов.

Процесс создания и реформирования международных институтов является ключевым процессом, определяющим динамику международных отношений. Основными факторами в данном процессе выступают эффективность, издержки процесса реформирования и перераспределительные особенности действующих институтов. Последние два являются главными факторами стабильности существующих международных институтов, независимо от их эффективности. В результате, любая инициатива по институциональному реформированию может столкнуться с сопротивлением даже тогда, когда создание нового института или изменение старого должно вывести участников международных отношений на более эффективный уровень взаимодействия.

 

[1] За последние десятилетия предметом изучения в рамках международной экономики становились разные направления макроэкономической политики: вопросы торговых отношений и платежного баланса в 1950-1960 гг.; проблемы согласования денежно-кредитной и валютной политики в 1970-1980-х гг.; вопросы открытости национальных экономик и регулирования международных потоков капитала, а также реформирования международной финансовой системы в 1990-2000-х гг. В целом, в течение второй половины XX – начале ХХI вв. актуальность конкретных сфер международного взаимодействия в работах по международной экономике напрямую определялась экономическим развитием мира.

[2] См.: Kindleberger C.P. International Economics (1-5th Editions). Homewood, IL: Richard D. Irwin, 1953-1973; Kindleberger C.P., Lindert P.H. International Economics (6-7th Editions). Homewood, IL: Richard D. Irwin, 1978, 1982; Krugman P.R., M.Obstfield. International Economics: Theory and Policy (1-10th Editions). London: Pearson, 1988-2014; Salvatore D. International Economics - Theory and Problems (1st-4th Editions). NY: McGraw-Hill, 1976-1996.Salvatore D. International Economics (1st-11th Editions). NY: Macmillan; Prentice-Hall; Wiley & Sons, 1983-2013 и др.

[3] Международные экономические отношения / под ред. И.П.Фаминского. М.: Юристъ, 2004; Международные экономические отношения / под ред В.А.Рыбалкина. М.: Юнити-Дана, 2008; Международные валютно-кредитные и финансовые отношения / под ред. Л.Н.Красавиной. М.: Финансы и статистика, 2008; Мировая экономика и международные экономические отношения / под ред. А.С. Булатова, Н.Н. Ливенцева. М.: Магистр, 2008 и др.

[4] Исключения: Киреев А.П. Международная микроэкономика. М.: Международные отношения, 2013; Киреев А.П. Международная макроэкономика. М.: Международные отношения, 2014; Колесов В.П., Кулаков М.В. Международная экономика. М.: ИНФРА-М, 2014; Холопов А.В. Международная макроэкономика : теория и политика : учебник / А.В. Холопов ; Моск. гос. ин-т междунар. отношений (ун-т) МИД России, каф. эконом. теории. — М. : МГИМО-Университет, 2014 и др.

[5] Примеры: Hamada K. A Strategic Analysis of Monetary Interdependence // Journal of Political Economy 1976. N 84; Barro R. J., Gordon D. B. Rules, Discretion and Reputation in a Model of Monetary Policy // Journal of Monetary Economics. 1983. N 12 (1); Oudiz G., Sachs J. Macroeconomic Policy Coordination among the Industrial Economies // Brookings Papers on Economic Activity. 1984. N 1; Currie D., Levine P., Vidalis N. International Cooperation and Re­putation in an Empirical Two-Bloc Model // Bryant R., Portes R. (eds.). Global Macroeconomic: Policy, Conflict and Cooperation. Lon­don: Macmillan Press, 1987; McKibbin W. The Economics of International Policy Coordina­tion // Economic Record. 1988. N 6 (187)) и др.

[6] Примеры: Lapan H.E., Sandler T. To Bargain or not to Bargain: that is the Question // American Economic Review. 1988. N 78; Obstfeld M., Rogoff K. Exchange Rate Dynamics Redux // Journal of Political Economy. 1995. N 103; Dixit A. A Repeated Game Model of Monetary Union // The Eco­nomic Journal. 2000. N 110; Lai E. Theory of International Policy Coordination in Protection of Ideas // K.E. Maskus (ed.). Intellectual Property, Growth and Trade. Elsevier, 2008).

[7] Основное отличие теоретико-игровых экономических моделей от политэкономических заключается в том, что первые акцентируют внимание на внешних факторах, а именно, исходят из того, что действия субъектов международных отношений при их взаимодействии (или иными словами: процесс принятия решений в международных отношениях) ограничены интересами других субъектов международных отношений, а вторые ставят на первый план внутренние факторы, т.е. исходят из того, что действия субъектов международных отношений, так или иначе, определяются (или ограничены) общественным мнением, внутриэкономическими интересами и т.п.

[8] Следует, тем не менее, отметить, что «институт» – это традиционно используемый в российской экономической литературе аналог и перевод английского слова “institution”, основной понятийной категории в зарубежной институциональной экономической теории. Некоторые экономисты призывают переводить термин “institution” на русский язык как «институция», а понятие «институт» применять при переводе термина “institute”, который редко используется в научных текстах, разделяя понятия «институция» (обычай, заведенный порядок) и «институт» (порядок, закрепленный в форме закона) (см.: Иншаков О. Экономические институты и институции: к вопросу о типологии и классификации // Вопросы экономики, 2008, № 4; Фролов Д. Институциональная эволюция постсоветского институционализма // Вопросы экономики, 2008, № 4; Иншаков О., Фролов Д. Эволюционная перспектива экономического институционализма // Вопросы экономики, 2010, №9). В данной работе автор не видит принципиальной необходимости разграничения понятий институций и институтов и придерживается точки зрения, аналогичной следующей: «Что касается семантики, термином «институт» могут обозначаться как правила, так и результирующие форматы (patterns) поведения. Рынок является таким примером. Но с точки зрения выбора политики представляется логичным, что именно правила могут быть подвержены намеренным изменениям, в то время как изменение поведения в рамках этих правил является следствием. В силу этого мы склоняемся к рассмотрению институтов как правил, нежели институтов как форматов поведения» [Hurwicz L. Implementation and enforcement // W.A. Barnett, M. J.Hinrich, N.J.Schofield (eds.). Political Economy: Institutions, Competition, and Representation. Cambridge, UK: Cambridge University Press, 1993; цит. по: Измалков С., Сонин К., Юдкевич М. Теория экономических ме­ханизмов // Вопросы экономики. 2008. №1. С. 23], а также того, что «нельзя забывать и о том, что в конечном итоге все институции и институты выражаются в системе правил и норм…» [Иншаков, Фролов, 2010, с. 68].

[9] Перераспределительные процессы в международных отношениях могут быть результатом захватнической деятельности, которая обычно имеет место в форме военных конфликтов. Однако в конечном итоге любой конфликт интересов в международных отношениях решается путем достижения конфликтующими сторонами определенного согласия о взаимных правах в отношении каких-то благ и свободе действий в отношении этих благ. Институциональные ограничения на взаимные действия субъектов международных отношений позволяют им снизить остроту существующих разногласий (степень конфликта интересов) и перейти на более эффективный уровень взаимодействия.

[10] Данная экономия часто всего принимает (особенно в политэкономических моделях) форму экономии издержек предоставления общественных благ. При этом, как международных, так и внутри государств.

[11] Институциональные изменения в международных отношениях происходят постоянно и на современном этапе обычно затрагивают лишь отдельные институты в определенные моменты времени. Однако в истории международных отношений можно найти много примеров того, как институциональные изменения носили не эволюционный, а скорее революционный характер. Изменения подобного рода происходили одномоментно и затрагивали целые уровни международных институтов или всю институциональную систему международных отношений (Вестфальский мир, создание Лиги наций и др.). Такие изменения являются результатом возникновения конфликта интересов в процессе международного взаимодействия, разрешение которого невозможно в рамках функционирующих институтов. Во всех остальных случаях процесс реформирования институтов будет проходить в рамках, совместимых с существующей институциональной структурой.